Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Стихи Галины Григорьевны Нечаевой

Сказки для брата

вкл. . Опубликовано в Нечаева Галина Просмотров: 16

Сказка 1.

Архитектурны, как рычанье туров,
Восторги туч,
Рокочущих над торгом,
И взблёскивают 
Весело мгновенно
Все золотые – в пальцах, как земля.
И никого… томление всхолмлений,
Паденье птицы,
И в глазнице впадин –
Безмолвных гадин тусклый солнцепёк.
О, сколько нам даровано затмений
И откровений у страны-страницы,
Внезапно отворённой, словно дверь:
Полыни запах во поле пыли,
И в вихре стон невидимого брата,
И Каинова судорога ножа…

Дрожа и в дрёме,
И верхом, и пешью,
В протянутой руке, и под стопой,
Под языком
Криничный поцелуй
И взор темным-темно и сокровенно,
И каждому – улыбка из ковша.
…Как ни гроша, блеснувшего
Под блеском,
Мгновенным треском вдоль
Небесного шатра,
Разодранного разом –
Меркнет разум,
И всё забывчивость младенца,
И с утра
Младенчество всех связей несвершённых,
И ласка несмышлёного щенка,
Которому уже несут верёвку.
…И ни гроша разгарчивого, как
Румяная у тех платков смеётся,
Кто перстень сохранит и кто спасётся
В незримом море, что летит насквозь?
…И будто бы мне снова удалось,
Зажав в руке свой леденец и сказку,
Быть среди них –
Пунцовый этот свет
Разгарчивого к вечеру светила.
Когда не врозь мы сменим на невроз –
Как горько плачем…
Чтобы жизнь простила…


Сказка 2.

Тот, кто найдёт,
Не скажет никому,
Не по уму блескучая находка,
Но по душе – и тряпку развязав,
Всё лучики пускать среди полыни…
Но уж вздохнёт, и холод ощутит,
И всё начнёт натягивать на плечи
Не греющую милоть – 
Но причину
Себя уговорит не замечать:
И ни луча пекущую печать,
Ни из-за гор –
Ответный отсвет  взгляда.


Сказка 3.

Белый сполох,
Белый пух,
Белый свет один на двух,
Бело платье нашивали,
В белый саван зашивали…

Куда же ты, белая лебедь моя,
В ночи растворилась,
В беде-окияне,
Окно растворилось – 
И мир окаянный,
И коршун, и страх,
И чужие края…

Ах, не высказать тоски,
Что не познана,
Пересчитывать пески 
Ноне поздно нам,
Светлых звёзд не перечесть,
В ливне – капелек,
Старых книг не перечесть,
Пишем набело!

Ах, тепло ль тебе, красавица,
В темноте тебе бело,
Много ль пёрышек оставила
На пиру, миру – в чёрной зависти?

О, и заметь та – коловерть,
Не забудь, душа, помереть,
Всё бела просила, тьмой брезговала,
Вот – нечистая сила,
Где та – крестная?

Бела – белая, беламуть,
Белены – болезни –
Испить – хлебнуть.
Захлебнуться,
Вот тебе,
Искала болот,
Заря белая
Тихая взойдёт…

Куда же ты, белая лебедь моя,
Я помню…Приснилось…
Забыл и не помнил
Мечты – расстелилась
Заснеженной поймой,
Лишь ворон и страх,
И чужие края…

27.12.1987

Сказка 4.

Когда накатит квадрига луны –
Небо, вода, душа – и бледность того,
Кто рядом –
Каждый, как воин, её отразит,
И как дева, воспримет…

Влажный песок удивится и всхлипнет,
/И/ ступни целуя,
Следом возьмётся бежать –
Но ревнивая пена,
Древние гребни втыкая
В безмерные пряди,
Шёпот любовный сотрёт
И сама – поцелует.

Ближе и ближе луна,
Посейдоновы кони
(что за сюжет завтра утром
Прочтёт любопытный
Здесь, на песке,
И вдуше моей долгохранимый,
Грозноранимый, а дальше –
Не выскажем слова)

Снова накат –
Я-то знаю их белые гривы,
Спицы блестят,
И стекает вода,
И солёной
Стала одежда – надежда
Моей Навзикаи…

Что ж, Одиссей, 
Видно дорого платят царицы
Женской сути своей,
И спадают железо и злато –
Ваши, о доблестный муж,
Продолженья игрушек
Детских – на этом песке,

Что вдохнёт, не тоскуя,
Примет равно –
И вино, и кровавый напиток –
Что ему, вечному пьянице
Волн своевольных,
Наши волненья
Ревущее море заглушит…

Как, о, пустыня, 
Твоей обжигающей сушью
В кости играешь –
И белозубы улыбки
Там, где шумела вода,
И война, и торговля…

19.01.1988


Сказка 5.

Помолчите в душе вашей,
Стоя у гроба надежды –
Пока вынесут с пеньем покойницу,
Верьте: конец.
А вернётесь – о, кто это там
В колыбели смеётся, как прежде –
Снова маленькой мир подчинён
И назначен венец.

Где хоронят и плачут
И где ударяются комья,
И приходят проститься, проклясть
Или всласть поглазеть,
Из-под старой ограды уже
Поднимаются слишком знакомые
Молодые ростки
Сквозь некрологи жёлтых газет.

Посмотри-ка, ладонь
Как испачкана свежею краской
От ограды моей,
С фотографией вместо креста.
Я потешу тебя, может быть,
Не последнею сказкой,
Продолженье прочтёшь
На зелёных прожилках листа.

Содрогнулось плечо –
Узнаёт мою лёгкую руку –
Ты простился? Пойдём
Между холмиков прежних могил.
Мы к воротам дойдём
По златому пчелиному звуку,
Это липы гудят,
Те, что прадеда дед посадил.

Ты простился? Постой
Там, где, лёжа, кресты догнивают,
Возле в землю ушедших камней и заросших имён,
Оглянись – это я 
Всякий раз здесь встаю молодая,
Только моды меняют на мне
Свою ткань и фасон.

По купцу и товар,
Зацеплюсь за шелка перстенёчком,
Как потуплю глаза –
Я и кожею вижу, не жди,
Не сдержу колдовства,
Подниму: и пошёл по пенёчкам,
Кто споткнулся о взгляд
Или сердцем споткнулся в груди.

Так из них ни одна
Не отправилась в гроб недотрогой,
Мы лишь грешных потомки,
Иначе б  родились не мы.
Но скажи, чья тоска,
Чья мне волчья /всё/ снится дорога,
Что – мой ужас побега,
Срывающий сердце средь тьмы.

Непроглядно, лишь свет
На платке, на атласе узорном,
Только канувший блеск
На руке моей – милых колец,
Но узнаю их всех
В моём норове гибком, упорном,
В своей волюшке больной
Да в том, как споткнётся купец.

Этот вздрог на рыданье,
И рука – каждой боли защита,
Этот бешеный всплеск
На размену/подмену и мелкую страсть…
Шире века – судьба,
В моей вольности – волю ищите:
Её персть, её перст, её крест
Не дают мне упасть.

Не заглянем за край –
Лишь по сердцу лицо угадаем,
По суставам – дыбу,
Переможем их суд и приём.
Руки выкрутит раб,
Но крыла ухватить не дано им,
Шире судорг – свобода,
Я ушла – по крови узнаём.

19.02.1988


Сказка 6.

Уйдём из сказки, нам невмоготу
Держать под ветром этот
Щит фанерный,
Где мы в старинной повести манерной
Душевную скрываем наготу.

Уйдём, по ржавой проволоке дня
И в ночь под ртутным светом беспощадным,
Совал фотограф всех нас беспощадно
В гусара прорезь на спине коня.

Решительно сквозь свалку поползём,
Полюбим недоступное в обломках,
Не знали мы, что в бешеных потомках
«Исход» и «Апокалипсис» прочтём.

Где нет поэта – смерть
Зияет в нас,
И очередью каждый продырявлен,
В очередях, в невежестве и спальнях
От хаоса отгородиться тщась.

О, боже мой, дотянемся рукой
До края наших страшных декораций,
Зовомых жизнью –
Грохота оваций
Не услыхать за мрачною рекой.

Теряя смысл речи и сознанье,
Повёрнутые к Времени лицом,
Вернёмся ли мы вспять перед концом:
Забвение – прозрение – названье!

20.02.1988

Присоединиться к группе на ФэйсБук

Русские традиции - Russian traditions
Общедоступная группа · 1290 участников
Присоединиться к группе

Наш канал на YouTube: