Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Статьи с описанием заметных событий

Библиографическая редкость. О книге Вячеслава Родионова «Загадки и тайны атамана Краснова»

вкл. . Опубликовано в События Просмотров: 1953

Говорить об этой книге сложно не столько даже в силу моральной тяжести восприятия написанного, сколько из-за её мизерного тиража. До кого дойдут эти 100 экземпляров? Впрочем, если состоится переиздание, то рецензия, хоть и краткая, может его ускорить. Вещь крайне нужная по нынешнему времени. По ожидаемому эффекту она одна стоит 25 таких статей как «Казакобесие» автора этих строк.

Речь идёт о последней книге трилогии «По ту сторону России» нашего станичника Вячеслава Родионова «Загадки и тайны атамана Краснова». Читатель пока знаком лишь с первой книгой – «Тихий Дон атамана Каледина» (вторую, объявление о выходе которой лишь недавно разместили на сайте, посвящённую Л.Г. Корнилову, не читали пока и мы).

Книга в сероватой мягкой обложке формата 18x14 см. вышла в издательстве «Современная музыка». В ней наш автор подробно анализирует происхождение и все этапы биографии П.Н. Краснова, для многих донских казаков остающегося «культовой фигурой».

Аннотация сообщает, что «предлагаемая книга ведёт читателя вослед деятельности имперского генерал-майора, бывшего Донского Войскового Атамана, бывшего группенфюрера СС в нацистской Германии в период её агрессии против СССР. Автору удалось по-новому взглянуть на деятельность Петра Николаевича Краснова, не касаясь его литературного наследия, за исключением книг имеющих мемуарное значение. И это приоткрыло многие загадки и тайны его жизненного пути, загадочных зигзагов, взаимоисключающих заявлений. П.Н. Краснов – разведчик в первую очередь, а уж потом военачальник и политический деятель. Причём разведчик нескольких разведок, что делает его одной из загадочных фигур первой половины XX века. Оппозиция: белые – красные. К нему неприменима, он скрыт в полутонах событий тех лет. И тем интереснее, что автор попытался высветлить эти полутона.

Книга написана доступным для обычного читателя языком, хотя и снабжена научным аппаратом, и её скорее можно отнести к научно-публицистическому жанру. Книга имеет много иллюстраций – фотографий».

«…Автор попытался высветлить…». Что-то давно не припомню такого мрака на душе, после прочтения какого-либо текста. Всё написанное в аннотации - правда. Правда и то, что П.Н. Краснов в первую очередь разведчик. В.Г. Родионов подтверждает этот тезис ссылкой на А. Дерябина.

Для автора этих строк, лично знающего Александра Ильича Дерябина и считающего его одним из наиболее тонких и глубоких исследователей Института военной истории МО РФ, это ключевое положение несомненно. Несомненно и то, что «петербургский казак» был сугубым индивидуалистом и религиозно индифферентным человеком, а этим объясняется всё остальное. В этой связи даже кажется, что некоторые авторские построения просто излишни. Объяснять старообрядством предков можно поведение рядового казака (да и то – не стоит, не сектанты же, есть разница, взять хотя бы Козьму Крючкова), но никак не петербургского интеллигентного генерала. Всему причина – безпринципность. Германофильство, вербовка, влияние жены? Может быть. Вполне могу поверить и в это, особенно после прочтения рассуждений Вячеслава Григорьевича, хотя не всегда и не во всём они выглядят убедительными. Но не всё ли равно!

Впрочем, надо отдать автору должное, он подбросил, кажется, верную линию о ницшеанстве. Вот ещё чем можно (и следует) объяснить кульбиты Краснова! Он считал себя «в праве» поступать так. Ставил себя выше людского суда во имя отвлечённой «идеи казачества». Был борцом за идею? Или просто коньюнктурщиком, говорившим в разных обстоятельствах диаметрально противоположные вещи? А не всё ли равно?!

Пройдясь за Родионовым, как за Вергилием, по кругам ада красновской души, от посещения Смольного и бесед с Троцким, к устранению Каледина, тихому как мышь в норе сидению над составлением законов будущего «государства» в то время, когда все порядчные казаки восстали с оружием в руках, к внезапному появлению в роли спасителя отечества «с колодой козырей» в руках и т.д. и т.п., начинаешь испытывать усталость. Настолько всё очевидно. Можно бы укорить автора за не разработанные линии. «Многие называли тогда Краснова агентом большевиков». Семилетов собирался его убить. Предложить бы автору: «А вот с этого места по-подробнее!» Но, к сожалению, эта тема осталась лишь обозначенной в виде тезиса.

Уже закончив эту страшную, ни на какое другое произведение не похожую книгу вдруг понял причину своей апатии. Дело даже не в Краснове. Просто стало как-то окончательно ясно, что вся Гражданская война в России начиная с чудовищной ленинской фразы ещё в июле семнадцатого сказанной («Нас пугают гражданской войной, а нам не страшно») оказалась трагедией, поставленной и разыгранной по масонским нотам одной единой командой (отдельных, особо честных использовали в тёмную и быстро убирали) для решения одной простой задачи – обескровливания России, русского народа, выявления в нём активной части, её разделения, стравливания и взаимоуничтожения, для того, чтобы далее проводить свои «социальные эксперименты» уже без помех.

После такого «второе пришествие» Краснова в годы Великой Отечественной кажется уже перебором. Как это объяснить с рациональной точки зрения? Любовью к казачеству?! Какой настоящий политик будет играть судьбой своего народа в «орла» и «решку»?! Если «Хитлер» победит – будем на коне (ага), а если – нет?! Неужели старик выжил из ума. Заигрался, престарелый романтик?! Нет, не похоже. Была поставлена задача на окончательное уничтожение казачества?

К тому, что написано в «Загадках…» В. Родионова многое можно прибавить. Пётр Николаевич был не только плодовитым беллетристом, он был талантливым «военным писателем» в старом смысле этого понятия, т.е. теоретиком. Тринадцатый выпуск Российского военного сборника за 1997 г. обобщающего эмигрантские труды по военной педагогике и психологии назван «Душа армии». В заголовок вынесено название работы Краснова – очерков по военной психологии, написанных в эмиграции, занимающих в сборнике центральное место. Это – лишь пример. П.Н. не был схемой, он был живым человеком, любившим ушедшую Россию, похоронившим, оплакавшим её и, похоже, поставившим на её могиле крест.

Снова без ницшеанства не разобраться. Краснов, как справедливо отметил автор, не был и не мог быть по формальным причинам предателем, как его обзывают. Просто он считал, что его родина погибла, освободив его от присяги казнённому Императору и исчезнувшему государству. Сам по себе народ для этого сверхчеловека ничего не стоил. И в лубянской бане он врал своему внуку, а может быть – как раз наоборот, - свято верил тому, что говорил на этот раз. Но не всё ли равно!! «По делам судите их». И ещё одна библейская цитата, в качестве эпиграфа: «Да будет слово ваше «да» - да, а «нет» - нет».

Книга Вячеслава Родионова вся полемична и позволяет читателям домысливать разные версии самостоятельно. Представляется, однако, что спор о Краснове скоро окажется в прошлом. С выходом её тиражом в несколько тысяч и публикацией в Интернете опрометчиво воздвигнутый кумир с перначом в руке будет низвергнут, и отнюдь не милицией, а самим устыдившимся его хозяином.

Продуктивнее сейчас поднимать вопрос о изучении казачьего восстания в 1942 году, вне какой-либо роли Краснова-провокатора. Оно имело место, а мы почти ничего о нём не знаем, лишь прикрываем факт народного движения фигурой отдельной личности, возлагая на неё слишком много. Между тем, к примеру «казак» с одесскими корнями Владимир Пятницкий в своей книге «Казаки в Великой Отечественной войне», как очевидец тех событий, считает, что, например, на Тереке казачье восстание было почти всеобщим (С. 63). Есть подобное высказывание и по востоку бывшей Области войска Донского (Сальский округ, Калмыкия).

С. Антонов

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 295 участников
Присоединиться к группе