Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Сказки на сюжеты народных песен

Ванька Шандрин

вкл. . Опубликовано в Сказки на сюжеты народных песен Просмотров: 499

Зап. В с. Первокаменка Третьяковского р-на Алт. края

Ивану Овчинникову
Татьяне Капитоновой
Григорию Базлову
Дмитрию Семёнову
Александру Чепурнову
Антону Близневскому
Посвящается

Вечер вечерится, колышется ли да трава,
Выселски да ребята ждут Ваньку Шандрина.

Вот шесть часов пробило, Шандрин идёт домой,
А выселски ребята кричат: Шандрин, постой!

Шандрин остановился, а выселски кругом.
Бейте чем хотите, лишь тлько не ножом!

Двое подскочили и сшибли Ваньку с ног,
И вострыми ножами пронзили Ваньке бок…

Из крови истекает от выселских ножей…
Извозчик, за полтину вези меня скорей!

В больницу подвозили и клали на кровать,
Два доктыря с сестрицей старались жись спасать…

Спасайте, не спасайте! Мне жись не дорога…
Хотел быть атаманом и дрался без ножа…

Ванька Шандрин был рожден атаманом. С самого детства вкруг его собиралась ребятня, и все считали его своим предводителем. Затевалась ли какая-нибудь драка, если выселские ребята к первокаменским девкам пожаловали, собиралась ли бригада в ночное коней пасти, только везде Шандрин был первым, и ребята слушали его. В драке Ванька был беспощадный, но лежачих не бил и дрался до первой крови. Возросши, Шандрин стоял в масленичной стенке, и вместе с ребятами из своей шаечки держал весь левый фланг. Ни одного правила в кулачном бою Ванька не нарушал и никому этого не дозволял. Был один случай, когда Антоха Черкасов («Черкасом» его звали), Ванькин дружок с детства, в рукавицу свинчатку запрятал и пробил одному молодому мужику голову. Так Ванька самолично исхлестал его плеткой при всем масленичном круге. Тот ничо, стерпел. Спасибо, говорит, за науку. И правда, на Ваньку опосля этого зла не держал. А вот с выселскими у первокаменских ребят стычки всегда были. Особливо из-за девок. Как-то из выселок пожаловали трое ребят, в аккурат на Троицу, ну и, конечно, выпимши. А рядом с домом Шандриных жила Танька Капитонова. Ванька когда-то в ранней юности ухаживал за ей маленько, а потом влюбился в одну выселковскую девку, Матрену Черепанову и собирался на ей жениться, покуда была у их любовь. Так вот. Пришли выселковские – Санька Чепурнов, Гришка Базлов и Митька Семенов к Татьяне, а у её как раз девки гуляли. Ну, вызвали их на улицу, конфет посулили, а сами давай девок лапать, да ишо целоваться полезли. А Ванька в это время возвращался из гостей - у дядьки гуляли. Стало быть, тоже навеселе. Увидал он это дело, как выселские девок лапают, и недолго думая, врезал одному, да второму. Те с колес и на землю. Третий (Митька Семенов) схватил кол и на Ваньку. Тут Шандрин рассвирепел, отобрал у Митьки кол и огрел его по спине. Тот только охнуть успел и повалился на землю, как сноп. И вот, все трое лежат на травке, будьто бы спят. Сбегала Татьяна во двор, принесла ведро воды, а Ванька поплескал ей на буйные выселковские головы, да пошел домой спать. Очухались ухажеры и не шибко весело подались в свою деревню. Затаили они лютую злобу на Ваньку Шандрина и решили, во что бы то ни стало, отмстить ему. Однажды Ванька поехал в город, отец послал прикупить кой-чего по хозяйству. Запряг он воронка в легкую коляску и поехал. Возвращался только к вечеру, к шести часам. Едет потихоньку, чо-то задумался. Как вдруг, видит – впереди сосна падает прямо на дорогу. Ванька почуял недоброе и остановился. Слез он с коляски, а из кустов выселские выходют, все те же Санька, Гришка, Митька, а с имя ишо человек пять парней. Молча обступили его, а у битых им парней засапожные ножи из сапогов торчат. А у Ваньки хоть и был «засапожник», но он им никогда не пользовался, кулаков хватало. Понял Ванька, что придется драться. Начал с отвлекающего маневру. Может, говорит, сперва один на один попробуем? Выставляйте, кого хочете. А сам глаз с «засапожников» не спущает. Вышел Антоха Близнёв, на голову повыше Ваньки будет, да и в плечах пошире. Ванька не стал ждать, и первый ударил его по зубам. Сплюнул Антоха зуб и ударил Ваньку. Тот тожать на ногах устоял, хошь и брызнула кровь из рассеченной брови. И понеслась родимая! Ванька с боевым азартом ворвался в круг неприятелей и стал, не глядя, наносить удар за ударом… Парни как снопы валились на землю после Ванькиных ударов, а у Ваньки одна мысль: только бы не достали ножи! Не успел он подумать об ножах, как Митька, Гришка и Санька подскочили к ему с разных сторон, и вонзили в его бока и спину вострые засапожные ножи…Упал Ванька на землю, истекат кровью, а выселские повернулись и также молча ушли…Сколько-то пролежал Ванька в беспамятстве и хорошо, в это самое время возвертался из городу первокаменский прикашшик Иван Афанасьич Овчинников. Увидал он всего окровавлённого Ваньку, погрузил в свою коляску и мигом в город, в больницу. Привёз, поставили ему укол от столбняка, напихали в раны всяких мазей, и Ванька не помер – жив остался. А всёж-таки, думат он, остался я атаманом и дрался без ножа! А выселских опосля этого Ванька Шандрин простил, хошь и заставил их поить свою шаечку водкой цельный год. Вот так.

Вячеслав Асанов

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 097 участников
Присоединиться к группе