Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Авторские сказки Вячеслава Родионова

Под полярной звездой. (романтическая сказка)

вкл. . Опубликовано в Авторские сказки Просмотров: 2082

Была долгая полярная ночь. Кругом простирались ледяные поля, покрытые глубокими снегами, а в них торосами громоздились льды. Кое-где к ледяным полям примыкали полыньи, а иногда поля разрывали большие трещины. В разрывах видна была глубина северного льда. Многометровая толща завораживала и влекла неведомой силой вниз, где черной преисподней таилась океанская бездна.
Маленький белый медвежонок очень боялся таких мест. А когда с мамой-медведицей подходил к ним, то жалобно стонал. Медведица тот час же уводила его и ласково облизывала, успокаивая.

Полярной ночью всякое случается. Но чаще всего разыгрываются снежные круговерти. Небо закрывают тяжелые свинцовые тучи, и жесткие ветры крутят повсюду мириады падающих сверху снежинок. Нет ничего хуже этой круговерти, и медведи сидят в своих ледяных берлогах-укрытиях и терпеливо ждут, когда ветер угомонится. А если ненароком высунуться наружу - снег залепит глаза, набьется в нос, колючками вонзится в густую шерсть. И хотя не пробьет ее, но все равно неприятно.

Маленький медвежонок лежит в непогоду, уткнувшись носиком в теплое мамино брюхо, и сосет густое молочко.
Иногда случается, что холодным огнем замерцает на горизонте северное сияние. Именно в это время морозы давят сильные и от их давления срастаются трещины во льду и уменьшаются полыньи. Мороза белые медведи не боятся, но охота становится скудной, да и мест для нее оказывается немного. И тогда медвежонок устает очень от трудной дороги, глубоких снегов и изнурительных поисков.

Но бывает и прекрасное время. На небе засияют яркие звезды, луна мягким светом зальет все вокруг, ветры успокоятся и морозы умерят свою беспощадность. Именно в это время Арктика преображается. Всякое зверье выбирается из укрытий и отправляется по своим охотничьим делам. Полыньи оживают, и на воде разваливаются усатые тюлени, снуют по ней любопытные нерпы, белые медведи рыбачат.

Маленький белый медвежонок любит эти моменты. Он сидит у кромки льда и ожидает мамину добычу. Море пахнет рыбой, а пойманная рыба пахнет морем. Вкус ее, отличный от молока, будоражит медвежонка и придает ему уверенности в себе. И он скатывается в воду. Но рыба ему не дается, и маленький шалун снова выбирается на лед и снова получает от мамы большую рыбину.
Однажды в такое вот прекрасное время медвежонок лакомился рыбой, а медведица плавала в воде. Рядом с ней тяжело переваливался большущий тюлень и на зверином языке что-то повествовал. Малышу еще был непонятен сложный звериный язык, и он с любопытством ожидал, что расскажет ему медведица.

Но она выбралась из воды и молча пошла за большой торос, медвежонок едва поспел за ней. То, что он увидел за торосом, было непонятно, таинственно, а потому тревожно.
Трещина прошила ледяное поле, захватив край тороса. Огромный кусок льда отпал от него и обнажил остов странного для медвежонка и непонятного своей непохожестью на лед явления. Он прижался к материнской лапе и слегка задрожал. Медведица лизнула его прямо в нос, и медвежонку полегчало.

Медведица раньше видела такие сооружения, когда ходила еще со своими родителями к острову. Там сооружения покоились вмерзшими в лед. Прошлым же летом медведица наблюдала их плывущими по большой воде.
Да, это было морское судно. Каким-то чудом оно не затонуло, а зажатое навалившимся на него торосом, осталось во льдах и теперь манило своими тайнами.

Медведица слегка подтолкнула малыша, и он доверчиво потопал ей во след. А она по ледяным уступам решительно подобралась к судну и, вытянув морду, принюхалась. Людьми не пахло. Тогда медведица позвала малыша. Оступаясь, он с трудом добрался к ней, и они скатились вниз на то, что раньше было палубой.

Видимо люди покинули судно в спешке. Снег и лед заполнили все пространство, и от того судно казалось призраком. Всюду виднелись вмерзшие в лед вещи, а двери были открыты.

Медведи обошли освободившуюся ото льда палубу и, ничего не найдя, собрались возвращаться. Медведица хотела уже перевалиться через борт, как услышала откуда-то снизу жалобный писк своего медвежонка. Она увидела дыру в полу, туда видимо провалился малыш, и стала протискиваться в узкий лаз, что вел в трюм судна. Удалось ей это с большим трудом.
Внизу было темно. Постепенно медведица, обладавшая острым зрением, стала различать очертания наполнявших трюм предметов. Правда первым она увидела медвежонка, он сидел на мешке и ковырял его лапой. Затем она рассмотрела другие мешки и ряды больших банок. Медведи попали в грузовой трюм, хотя этого и не знали.

Настырность медвежонка привела к тому, что он разорвал мешок. Увидев там вещество похожее на лед, но пахнущее иначе, он лизнул находку. Языку стало сладко-сладко. Слаще родительского молока. Медвежонок заурчал от удовольствия и стал лизать вещество. Медведица тем временем разгрызала другие мешки.

Такого в Арктике не видывал никто из зверей, не то, чтобы пробовать. В одном мешке была курага. В другом - чернослив. В третьем - изюм. В четвертом... Впрочем, во всех мешках лежало что-нибудь этакое. И хотя все смерзлось, так разве это проблема для крепких медвежьих зубов и острых когтей.

Закончив облизывать сахар, медвежонок отведал всего из мешков. Медведица от него не отставала. Насытившись до отвала, медведица стала раздирать большие банки. В них была всякая всякость. Тут тебе компот из алычи. Там - вишневое варенье. Здесь - засахаренные персики. А в этой -сгущенка. И банки, банки... Банки на стеллажах сверху и снизу, слева и справа. Кругом. А все надо попробовать, а все хочется съесть.
Животы у медведей отвисли, ходить им стало трудно. Вот тут медведица и посмотрела вверх. В отверстие падал снег, погода портилась. Она очень хорошо знала, что это значит в Арктике, и заволновалась. Она встала во весь свой исполинский рост, но только дотянулась до края отверстия. Медвежонок все понял и стал скулить. Медведица заметалась по трюму.

На верху подул резкий ветер, а набежавшие тучи заволокли небо. Начиналась пурга и подвижка льдов. Жуткое это дело, все равно, что титаническая схватка. Ледяные глыбы наваливаются друг на друга, давят и крушат еще мгновение назад неколебимый лед, вспучивают его, рушат торосы, разламывают поля.

Медведица ничего не успела сделать, чтобы выбраться из трюма, как судно судорожно вздрогнуло. В животе у медвежонка что-то заныло, весь он задрожал, и в его широко раскрытых глазах медведица увидела, как разрывается борт судна. Она зубами схватила медвежонка за холку и отпрыгнула к противоположной стене.

Трещина разворотила судно, и две его половины разошлись по сторонам. Та часть, что прежде освободилась из ледяного плена, провалилась в широченную трещину льда, а другая, за которую зацепились медведи, и где находилась сладкая провизия, зависла над водой.
Медведица пришла в себя быстро. Она столкнула медвежонка на плавающую льдину и начала сваливать на нее мешки и банки. Да так быстро все делала, что скоро на льдине высилась гора провианта, из-за которого медвежонка едва было видно.
Снова раздался треск раздираемого льда. Остатки судна под медведицей вздернуло краем тороса, и от такого рывка они отлетели на несколько метров и тяжело шлепнулись в воду, покрытую шугой - смесью мелких осколков льда и снега. Медвежонок едва удерживался на прыгающей льдине, когда медведица пролетела над ним. Он видел, как она ушла под воду, но почти сразу же появилась на поверхности и поплыла к нему. Так что испугаться он не успел.

Медведица взобралась на льдину и лизнула своего малыша. И оба они посмотрели в сторону судна, которое уходило под воду. Через мгновение его не стало на поверхности, над местом его исчезновения сомкнулись льды.
Погода совсем рассвирепела. Шум ветра прерывался треском льда, снег валил стеной. Медведи прижались к мешкам и сидели похожие на снежные скульптуры. А их льдину влекло куда-то.

Долго еще продолжалось безумство природы, пока, наконец, она не угомонилась. Выбравшись из-под снега, медведица увидела нависающую над ними ледяную крышу и ровное, покрытое снегом, поле. Их прибило к большому торосу, и он своими уступами создал прекрасное укрытие. Медведица обрадовалась такому ходу событий. Образовалась берлога, а в ней было полным полно разных вкусностей. Живи себе всласть.
Медведица осмотрелась. На горизонте вспыхивало северное сияние. Кругом громоздились торосы и тянулись ледяные поля. Внутри у медведицы разлилась тихая благость. Она наклонилась к медвежонку и стала его облизывать. Он довольный урчал.
Всю долгую полярную ночь медведица с медвежонком охотились, а , возвращаясь в свое укрытие, тешили себя сладостями.
Прошло время. И вот на горизонте появилось большое Солнце. Заканчивалась полярная ночь. И с этим начиналась взрослая жизнь выросшего медвежонка.

Вячеслав Родионов

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 295 участников
Присоединиться к группе