Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Рассказы на сайте «Русские традиции»

Вой на вой, али как ещё по другому

вкл. . Опубликовано в Рассказы Просмотров: 2674

Содержание материала

Ахмет молча склонил голову.

- А что ты скажешь нам, батюшка? - обратился Степан Тимофеевич к маленькому, худенькому старичку священнику, стоявшему среди хуторян.

Тот выступил вперёд и, перекрестившись, начал говорить.

- Испокон веков у казаков вера в Бога, являлась первым залогом отваги и силы. И не обманывайте себя, что сегодня принятие казаком мусульманства является случайностью. К нашей беде, это стало принимать массовым характер. Уже много молодых казаков, не только из станиц Баталпашúнской и Прохладной, но и к нашей великой скорби и из других станиц, приняли мусульманство. Это наша беда и наша боль. Однако мы должны прямо сказать, что во многом то, что сейчас происходит результат деятельности Московской Патриархии. Она настолько сдружилась с нынешней олигархической демократической властью, что и не хочет даже вспоминать о том, что церковь наша православная не только апостольская, но ещё и воинствующая. А раз она воинствующая, то она должна поднимать христиан на непримиримую и бескомпромиссную борьбу со всеми врагами Православия. Но сегодня священникам запрещено об этом говорить, поэтому подавляющее число верующих не только не борется с врагами церкви, а даже не знает, кто есть эти самые враги православия, с которыми надо вести смертельную борьбу.

Казаки! Воины Христовы! Сегодня вы вновь, как и при генерале Ермолове, покорителе Кавказа, вступаете в открытую борьбу с народом, на котором лежит клеймо Божьего гнева и презрения, с абреками и бандитами, попирающими земные дары, променявшие честный труд на грабежи и разбой. Они сильны только тогда, когда нападают на слабого, а вы сильны верою, славой казачьей. Долг ваш – оружием очистить нашу святую казачью землю, и вы обязаны выполнять этот священный долг с горячим сердцем, честно и неутомимо. Будьте достойны звания казака по долгу христианскому, доблести, мужеству и удальству. А тот, кто предаст веру православную, отступит от дела казачьего, тот есть враг Господу нашему Иисусу Христу, и нет ему на земле меры наказания. Аминь.

- Любо! - дружно закричали казаки. – Жизней своих не пощадим за веру православную и казачий присуд!

- Ну а теперь, братья казаки, какое будет ваше решение? Что заслуживает отступников веры и предателей казачьего братства? - грозно оглядывая казаков, спросил Степан Тимофеевич.

Вперёд вышел старый, всеми уважаемый казак, Александр Георгиевич Удовенко.

- Братья казаки - начал он. - По нашим древним казачьим традициям, для него есть только одно наказание. Посадить этого сукиного сына, отступника от веры Православной и предателя казачьего братства, на кол.

- Любо! Любо! На кол! На кол! – закричали казаки.

- А ну-ка братцы, тащите-ка сюда кол, да только подлиннее, и хорошенько заострите его - скомандовал Степан Тимофеевич.

Казаки мигом приволокли тонкое бревно длиной метра четыре с остро заточенным концом.

На майдане тут же стали рыть яму. Увидя, какая страшная казнь ждёт его, отступник веры и предатель казачьего братства словно потерял разум. То он, вздымая руки к небу, молил Аллаха о спасении, то осыпал всех проклятиями, то, упав на землю, извивался ужом и, хватая казаков за сапоги, молил о пощаде. Закончив рытьё ямы, казаки, молча скрутили Ахмета. Затем, сняв с него штаны, они повалили его навзничь и воткнули ему в жопу острый конец кола. Затем, привязав его ноги к колу, медленно стали его поднимать, опуская другой конец в вырытую яму. Острый конец под тяжестью тела вошёл во внутрь предателя, и по колу потекла кровь и гавно. От боли, сидящий на колу, стал выть и корчиться, вгоняя тем самым кол ещё глубже в своё тело.

***

Покончив с предателем, казаки, вновь собрались в круг.

- Братья казаки - начал Степан Тимофеевич. – А что будем делать с нашим хуторским атаманом, который когда чеченцы приехали на хутор, трусливо сбежал?

- Гнать его сукина сына из атаманов и дать ему за трусость тридцать плетей и ещё пять, чтобы из под тишка не гадил – предложил старый казак дед Евсей.

- Любо! Любо! - раздалось со всех сторон.

- Добре! - Пусть так и будет. Тащите сюда энтого сукиного сына – приказал Степан Тимофеевич.

Вскоре притащили хуторского атамана, бывшего секретаря хуторской ячейки коммунистической партии, сняли с него рубаху и, разложив, всыпали ему тридцать, а затем и ещё пять плетей.

- Ну, а теперь братья казаки, надобно нам выбрать походного атамана – сказал Степан Тимофеевич.

- Будяка!- крикнул кто-то.

- Будяка! Любо! Любо! Он сегодня себя уже показал.

- Благодарю я вас за доверие, братья казаки, – сказал Степан Тимофеевич и поклонился. – Однако теперь нам надо ждать как чеченских, так и милицейских гостей. А может быть, повинимся перед ними, братья казаки? Виноваты мол, что живы ещё, что казаками зовёмся, что с земли нашей ещё не сбежали, что на иглу своих детей не посадили и пообещаем им верно служить и в рабах ихних ходить. Али как?

- Не любо! Не любо! - Закричали хуторцы.- Пущай ещё только покажутся. Мы и с теми и с энтими по свойски, по казачьи, управимся-

- Добро!- сказал Степан Тимофеевич.

В это время на майдан прибежал запыхавшийся казачок и громко закричал – Батька атаман, батька атаман! Сын поротого хуторского атамана с женой на своей машине в город убёг и друг их вместе с ними!

- Вот сучёнок, за труса батю чеченскими руками решил с хуторянами рассчитаться - подумал Степан Николаевич, а вслух сказал – Надо послать гонцов в соседние хутора и попросить от них помощи. Казаки всегда черпали силы в неразрывном своём братстве и помогали друг другу. А на ночь выставить дозоры и всем быть готовыми.

- А о каком это друге, гутарил казачок? – спросил Степан Тимофеевич казаков.

- Да недавно появился у нас ту на хуторе один – ответил ему дед Николай. Хочу, мол, на хуторе дачу себе завести. Лет ему этак, шестьдесят пять, маленький, пузатый, лысый, картавый, уши как лопухи торчат и в очках. Звать его кажись Бэней, а фамилия его, толи Мамон, толи Додон. Говорил, что он учёный. Но на учёного он уж дюже не похож. Весь какой-то потный, склизкий. Вылитый проходимец али скупщик краденого, по его роже видно. А что с ворьём связан, то уж наверняка. Такие как он и воры завсегда в друзьях ходють. Да и как же им не ходить? Ведь краденое, они завсегда через таких как он и сбывают.

- Ясно - ответил Степан Тимофеевич. - Рази я теперь атаман, то курени только казакам продавать дозволяю. Вот и весь мой сказ. А кто надумает обманом продать, того пороть будем.

- А что будем делать, когда появиться милиция? – поинтересовались казаки.

- Хоть милиция и карающий орган, но сегодня она покуда нам не явный враг – ответил Степан Тимофеевич.- Поэтому её, как и иногородних, необходимо попытаться перетянуть на свою сторону. Нужно сделать так, чтобы милиционеры сочувствовали и поддерживали нас. Или, чтобы по крайней мере, они были бы по отношению к нам нейтральны. Мы же, в свою очередь, должны помнить, что в милиции служат много честных людей, в том числе и из казаков, которые своей службой кормят семьи. К сожалению, и среди них встречаются предатели, а так же те, кто за деньги служит нашим врагам. Таких надо выявлять и безжалостно уничтожать. Ну, а если же милиция попробует применить к нам силу, то на силу мы ответим силой. Казаки всегда были людьми энергичными, свободолюбивыми, никогда и ни перед кем спины не гнули, не боялись ни лишений, ни сражений. Свобода для казака всегда была и будет дороже жизни.

Затем Степан Тимофеевич обратился к казакам.

- Братья казаки! Пришло время, постоять за веру православную, за братьев казаков. Да не устрашит вас ни вид врагов, ни дела ихние. Разве ваши деды и прадеды не били их? Вспомним славу прадедов, что разнеслась по всему белому свету! Вы с одного дерева ветки. Кто за Бога, за того и Бог!-

- Умрём, друг за друга! – дружно крикнули казаки! Отомстим за обиды наши, освободим от мусульманского ярма братьев наших и землю нашу! Отомстим за кровь христианскую! Да поможет нам Бог!-

К вечеру пришла помощь с хуторов. Приехало полтора десятков казаков, все вооружённые карабинами и кинжалами. Они привезли с собой солидный запас терпкого красного вина своего производства - «чихиря». Атаман тут же им объявил, что «казаки в походе», а, как известно, по казачьим обычаям, за пьянство в походе полагается казаку смерть. Поворчав немного, приехавшие успокоились, выставили дозоры, и хутор затих.

***

Ночь прошла спокойно. Однако часам к десяти утра на дороге к хутору показалась колона машин. Впереди шёл милицейский уазик, затем ГАЗ 66, с брезентовым верхом, а за ними пылили три легковые машины. Поравнявшись с расстрелянными машинами, колона остановилась. Из уазика вылезли два офицера, а из ГАЗ 66 выпрыгнули несколько милиционеров вооруженные автоматами. Из остановившихся легковых машин вывалилась толпа женщин и мужчин, которые окружив разбитые и расстрелянные машины, подняли крик. Приказав им не входить в хутор, а оставаться возле машин, и оставив для поддержания порядка двух вооружённых милиционеров, офицеры сели в уазик и медленно поехали на хутор. Вслед за ними, не спеша, двинулся и ГАЗ 66 с милиционерами в кузове.

- Ишь ты, как вырядились! Ну, прям, карательная акция! Лучше бы за боевиками в Чечне так гонялись. А то воют ни шатко, ни валко и нам не дают. А уж мы бы с ними по Баклановски - секир башка и все дела – ворчали казаки, скрытно наблюдая за тем, как колона из двух машин въезжает в хутор.

Хутор же словно вымер. Ни одной живой души. Доехав до середины хутора, колонна остановилась у столба. Предатель был уже мёртв. Кол прошёл через его тело и вышел из горла. Из уазика не торопясь, вылезли офицеры, а из кузова ГАЗ 66 выпрыгнули вооружённые милиционеры. Построив их, начальник группы отдал приказ прочесать хутор, арестовать вооружённых казаков и собрать хуторян у столба. Милиционеры бодро бросились выполнят приказ.

Но пока они шарили по хутору в поисках вооружённых казаков, те, незаметно окружив майдан, захватили в плен офицеров командовавших операцией. И когда милиционеры, обойдя хутор, вернулись назад, то они увидели, что их начальство окружено плотным кольцом казаков, вооружённых не только карабинами, но и автоматами. Причем казаков было намного больше милиционеров. Что бы ни проливать по напрасно кровь, милиционерам было предложено уехать с хутора. Начальник группы, видя безвыходность ситуации, отдал милиционерам приказ не применять оружие и покинуть хутор. Милиционеры молча залезли в кузов ГАЗ 66, который, не спеша, двинулся вслед за уазиком прочь из хутора.

Казаки понимали, что после неудачной акции по их умиротворению, власть будет пребывать в продолжительном шоке. Однако она не будет спешить сообщать «батьке», о провале милицейской операции и расписываться в своём бессилии и неспособности контролировать ситуацию на месте. Поэтому она будет стараться скрывать свой провал и попытаются использовать в своих интересах конфликт между чеченцами и казаками. Кроме того, зная, что чеченцы сами по себе ни за что не успокоятся, пока не отомстят или не получат такого отпора, что охота мстить у них пропадёт, власть решила подождать и посмотреть что из всего этого получится.

Казаки же днём и ночью стали следить за турками и чеченцами. Постепенно, день за днём, между ними начались мелкие стычки. Не прошло и недели, как объединёнными усилиями казаков из нескольких хуторов, сторожевые посты выставленные турками и чеченцами на курганах, были сбиты. Таким образом, под казачий контроль попали не только все окрестные степные дороги, но и стратегически важные места, стоянки казаков времён Кавказкой войны, которые позволяли скрытно и эффективно контролировать местность. Напряжение между тем всё нарастало. Казаки, используя стоянки и конные разъезды, стали постоянно совершать набеги, не давая ни туркам, ни чеченцам передышки, и тревожа их как днём, так и ночью. Первыми не выдержали турки и стали уходить с захваченных ими хуторов. Чеченцы же решили же оказать казакам организованное вооружённое сопротивление и вернуть утраченные позиции на хуторах. Постоянно следя за ними, казакам удалось узнать, где они концентрируются. Оказалось, что чеченцы собираю силы на одной из заброшенных кошар. Тогда казаки решили ночью неожиданно напасть на них. Понимая, что чеченцы вооружены лучше их, а стены кошары служат естественной защитой, казаки решили сделать ставку на ночь, неожиданность и выкурить их из кошары под огонь винтовок. Для этого они решили применить бутылки с зажигательной смесью, известной в народе как «партизанская граната». Приготовление зажигательно смеси не составляло никакого труда. В стеклянную бутылку клались тонко нарезанные ломтики смолы или битума, которые заливались бензином или керосином. В результате растворения смолы получалась липковатая, горючая смесь. Затем в горлышко бутылки затыкалось смоченной бензином тряпкой. Перед броском тряпка поджигалась и после разбивания бутылки горючая смесь вспыхивала, прилипая к любому материалу, будь то дерево или метал.

Вскоре казачья разведка донесла, что в заброшенную кошару приехало около десятка легковых машин, а число вооружённых чеченцев перевалило за четыре десятка. Казакам стало ясно, что они приготовились, и нападение может произойти уже завтра.

Около двух часов ночи казаки окружили кошару. Сняв охранение, они прокололи шины автомобилей. Затем, подбежав к кошаре, они дружно забросали её бутылками с горючей смесью. Кошара вспыхнула как скирда соломы, превратив ночь в день. Чеченцы, быстро оценив ситуацию, решили пробиваться к автомашинам через двери кошары. Они плотной кучей вывалились из горящей кошары, ведя ураганный автоматный огонь. Казалось ещё немного и они, прорвав кольцо окружения, уйдут. Однако казаки предусмотрели и это. Дав чеченцам, возможность добежать до машин и забраться в них, они тут же забросали их «партизанскими гранатами». Раздались взрывы и большая часть из тех, кто успел сесть в машины, превратились в факелы. Тех же, кому удалось выскочить из огня, стреляли и рубили. Через пол часа всё было кончено. В результате боя у казаков оказалось пятеро раненых. Чеченцы же были уничтожены все.

После этого боя, казаки особо полюбили «партизанскую гранату». – Дюже добра штука - говорили они, рассовывая её по карманам. – Особливо, когда чеченца или турка надо быстро выкурить.

Результатом этого боя стало то, что в след за турками и чеченцы быстро покинули эти места, которые перешли под полный контроль казаков. Таким образом, начало освобождение родной казачьей земли было положено. Местная же власть сделала вид, что всё происшедшее всего лишь разборки между бандитскими группировками. Весть же о победе казаков, быстро разнеслась по окрестным хуторам. И вот уже то в одном, то в другом месте казаки с помощью «партизанской гранаты» стали выкуривать и выпроваживать непрошенных гостей со своей земли. Теперь главное не останавливаться и не давать им передыху, решили казаки. Гнать их и гнать. И пусть наша земля горит у них под ногами. Очистим родную казачью землю! Наше дело правое. И сила за нами и, правда, за нами!

И да поможет Господь казакам в их святом ратном деле!

Сергей Гончаров

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 295 участников
Присоединиться к группе