Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Рассказы на сайте «Русские традиции»

Донская Голгофа

вкл. . Опубликовано в Рассказы Просмотров: 2526

Дверь магазина хлопнула, и вошёл сержант милиции Витя.

– Здравствуй Наталья - сказал он. - Мне как всегда.

Наталья молча достала и подала ему бутылку водки и достала батон колбасы.

– Чего ж ты тут околачиваешься Витя? Никак опять сидишь в засаде. Всё тебе денег мало.- с досадой произнесла Наталья, пиля колбасу. - Ты же сегодня не дежуришь. Шёл бы домой к жене, Витя. Она с детишками, поди, тебя заждалась.

- Да не нужна она мне. По тебе сохну, цветок ты мой лазоревый - расплылся в улыбке Витя, пытаясь обнять Наталью.

– Знаю я тебя кабеля – отмахнулась Наталья. - Ты хотя бы бати постыдился.

- А чего мне стыдиться, я с серьёзными намерениями. Вот скоро разведусь, и свататься приду - осклабился сержант.

Наталья с досадой хлопнула завернутой в бумагу колбасой по прилавку и в сердцах добавила – Шёл бы ты лучше на свою «охоту» за частниками, жених, мать твою!

Засунув в один карман, из которого торчал полосатый жезл, бутылку водки, а во второй нарезанную колбасу, сержант милиции и неудачливый ухажёр Витя, загребая ногами, направился к своим подельщикам, ждущим водку и закуску в патрульной машине ГИБДД, напевая при этом:

Прости, я ошибался круто, когда тебя ещё не знал.
Я говорил, люблю кому-то, а сам тебе тогда я врал….

- Так почему вы считаете, что они всё делают специально во вред казачеству? – возобновила разговор Наталья. - Может быть, они просто глупы и жадны, вот и выходит у них всё так, как и выходит. А почему вы молчите, когда Путин последним своим законом о службе казаков забил последний гвоздь в гроб так называемого возрождения советского казачества. Он осмелился сделать то, о чём не мечтал даже Троцкий и вся международная коммунистическая банда. Троцкий с Лениным и Свердловым своим постановление разрешали безнаказанно уничтожать казаков и их семьи, захватывать их имущество и землю, но им и в голову не приходило объявить, что казаки не существуют. Теперь же по Путинскому закону казаком считается лишь тот, кто является членом зарегистрированной соответствующей общественной организации. Теперь всякий человек с улицы, кто вступил в эти организации, считается казаком, а кто не вступил, тот уже не казак.

И не важно, сколько поколений казаков у него в роду. По закону он уже не казак, а хер с бугра. Выходит, что теперь кремлёвская власть будет плодить своих казаков «без закорузлых традиций» набирая всякий зарегистрированный сброд и отбросы из советских казаков, готовых за деньги на всё. Нет теперь уже потомственных казаков, так как «всякие потомки несут тлен средневековья» вещает доверенное лицо Президента по казачьим делам генерал Трошев. «Знамя казачества должно быть отнято у этих кичливых потомков. Строится новое государство и всё будет новое из нового. Старое казачество не только не нужно, но и опасно». А раз нет казаков, то нет проблемы с казачьей землёю. Сели на ней кого хочешь. Нет теперь и проблем с репрессированным народом, так как нет теперь и такого народа как казаки.

Одним махом Путин уничтожил не только всё многовековое казачество и отправил его в небытие, но и украл его имя, как крадут одежду с мертвеца, назвав казаками сброд из наёмников. И никто из войсковых атаманов голоса даже не подал. Где же вы были, когда такой закон готовился? Почему казаков не подняли, почему войсковых атаманов не обличили? Как могли вы допустить, чтобы с казаками власть обошлась как с безмозглой и безропотной скотиной. Так вот я вас и спрашиваю вас образованных казаков. Как так случилось, что из казачки я превратилась в россиянку - российскую скотинку неизвестной породы. Я была и буду казачкой, несмотря ни на какие президентские законы и если потребуется, буду защитить своё казачье происхождение и казачий присуд с оружием в руках не жалея жизни, как всегда поступали казачки.

Взяв бутылочку «Казачьего куреня», и выйдя из магазина, Николай Иванович передумал идти домой, а направился к кафе на берегу Дона, что у пристани. Было совсем темно. Ветер стих и только где-то далеко за Доном, со стороны станицы Бессергеневской, полыхали в пол неба молнии, и ветер доносил далёкие, но грозные раскаты грома. Кафе светилось огнями. Слышалась музыка и женские голоса. Неожиданно всё стихло и вдруг с верхнего этажа кафе, над гладью Дона зазвучала старинная казачья песня на два голоса. Сердце у Николая Ивановича сжалось, и на глаза навернулись слёзы. Он сел на бетонный блок у дороги, откупорил бутылку и прямо из горлышка стал пить водку. По его телу разлилось тепло, мучавшие его проблемы, отошли в сторону, и он негромко стал подпевать. Под эту песню он уходил в армию и под неё он возвращался. Эту песнь напевал его батя и дед.

Это была его песня, часть его души, без которой он не мыслил своей жизни, и чтобы она звучала также вольно, как и прежде он готов был отдать свою жизнь, как отдавали её, его предки, лихие донские казаки. Он вспомнил сегодняшний разговор с «реестровыми», который закончился мордобоем и улыбнулся. – А ничего этот есаул Лебедев. Наивный, но честный казак. Интересно, старовер ли он? Как он мастерски отделал этого войскового старшину. Долго тот его помнить будет. Только вот жаль, что он не понимает, что без насилия и крови в борьбе за казачий присуд никак обойтись не нельзя. Власть казакам без боя никто не отдаст. Вот тут и нужна прекрасная воинская выучка и братская помощь казаков друг другу. Казаки хорошие люди, но как все люди они боятся смерти и поэтому ждут человека, который бы вдохнул в них храбрость, повёл за собой и изгнал из них страх смерти. Это хорошо, что с есаулом заодно и его казаки. Слава богу! Значит я не один произнёс в слух - Николай Иванович. - Побольше бы таких есаулов и мы бы заварили на Дону такую кашу, что никому, в том числе и кремлю, во век не расхлебать. Отучили бы всех этих кровососов, зарящихся на нашу казачью землю, на Дон ходить.

- Так что же такое демократия? – спросил себя в слух Николай Иванович и сам себе ответил. - Это одна из самых хитрых и подлых форм обмана трудящихся и разграбление национальных богатств паразитами общества капиталистами и банкирами, так же транснациональным капиталом отвечает нам священник. Просвещенный же на западный манер казачий полковник скажет, что демократия это как бы власть народа. Но тогда как следует из этого определения универсальной демократии как - бы не существует и каждый народ имеет право на свою, отличную от других народов, форму демократии. Таким образом, демократия казаков, как народа, имеет свои отличия от демократии русского народа и других народов, населяющих Россию. Однако на деле мы имеем по всей стране демократию, которая не соответствует ни одному из народов живущих в России, и которая была навязана Всемирным правительством через американские каналы влияния. Поэтому возникает вопрос. Должно ли казачество признавать такую завозную проамериканскую демократию? Я думаю, что нет. У казаков, как у всякого народа есть своё представление о демократии. Если русским людям нравится такая демократия, то это их личное дело. Казаки же должны начать борьбу об установлении на казачьей земли, своей исконной казачьей демократии и защищать своё право на демократию любыми доступными способами и средствами, вплоть до вооруженной борьбы.

- Хорошо и правильно ты гуторишь - произнёс сторож Петрович, словно тень возникший из темноты. - Ну, а что же русская интеллигенция и молодёжь? Как она борется за свободу своей земли? - спросил он его. Николай Иванович допил бутылку, аккуратно поставив её на землю, и помолчав, ответил.

- Сегодня мы видим, что как русская интеллигенция, так и молодёжь постепенно втягивается в борьбу по освобождению Русской земли от иноземного засилия. Примером может служить уроженец Курской земли, потомок донских казаков, скульптор Вячеслав Клыков, создавший и возглавивший православное движение по освобождению Русской земли, ничем серьёзным не болевший, но внезапно умерший от «продолжительной болезни». Безумная эксплуатация и обнищание русского народа привела к тому, что на русской почве привились скинхеды (бритоголовые), которые повели беспощадную борьбу с иноземцами. Это молодёжное движение в России выросло и рекрутируется из самых низших слоёв рабочего класса, то, что Маркс в своём «высшем и бессмертном творении еврейского духа» «Капитале» называл пролетариатом, то есть отбросами рабочего класса, и который международные еврейские круги использовали в качестве расходного материала для захвата власти во всём мире. Сейчас в России этот расходный материал из молодёжи вышел из под контроля и представляет реальную угрозу власти международного капитала в России. Отсюда такая ненависть к скинхедам.

Вместе с тем, власть не теряет надежды на то, что с помощью коммунистов и фальшивых патриотических организаций удастся это движение поставить по контроль и использовать как и в 1917 году в своих целях. Одновременно с этим она усиливает против них репрессии под разными надуманными предлогами. Каково же должно быть отношение казаков к скинхедам? Как это не странно, несмотря на негативные внешние проявления и тяготение к нацисткой символике движение скинхедов является глубоко патриотичным и близким по своему духу к казачьим традициям и свободолюбию. Не надо забывать, что целью нацистского движение было построение национального социализма в демократической Германии, строительство которое происходило доведённым до отчаяния и нищеты немецким народом, и в первую очередь немецким пролетариатом при жесточайшем терроре и саботаже коммунистов, а так же вредительстве многочисленных еврейских организаций находящихся как в Германии, так и зарубежом, в период правления «так называемой» демократической власти, возглавляемой, в большинстве случаев евреями. Из этой борьбы и проистекла непримиримость и последовательная жестокость со стороны немецкого народа к врагам нации.

Эту традицию непримиримости и последовательности в борьбе к врагам нации после развала СССР занесли в Россию скинхеды, одновременно и принеся с собой нацистские символы и приветствия. Сегодня только скинхеды открыто борются с всякими половыми извращенцами: геями, педерастами, лесбиянками и другими сексуальными уродами избивая их, громя их клубы, в то время как православные и мусульмане только словесно угрожают извращенцам, но физически с ними не борются и ничего не делают по существу, чтобы заставит власть остановить и выкорчевать эту заразу на святой Русской земле. Примером могут служить гейпарады, которые в мае 2006 и 2007 г. провели в Москве эти сексуальные уроды, и перед которыми оказались духовно и физически бессильны как мусульмане, хвалящиеся своей праведностью и непримиримостью к врагам веры, так и православные. Николай Иванович вспомнил одну драку между скинхедами и милицией в Москве, свидетелем которой он был.

Группа скинхедов, человек в 30 вышла из Метро и направилась к митингующим демократам, державшим в руках транспоранты снадписями «Свободу Чечне», «Оккупанты прочь из Чечни» и тому подобные лозунги и окружённых милицейским кордоном. Николай Иванович обратил внимание на то, что возраст так называемых скинхедов был от 12 до 16-18 лет. Это были дети, с маленькими детскими бритыми головками, с тоненькими шеями и в куртках с чужого плеча, висевшими на них как на вешалках. Тем не мене они храбро бросились на милицию. Милиция встретила их во всеоружие. Здоровенные, мордастые, откормленные мужики с дубинками, обутые в армейские ботинки накинулись на них. Они били их палками по головам, пинали ногами, топтали их. Ребятишки же дрались самоотверженно. Залитые кровью, с голыми кулаками они бились как могли и не просили пощады.

Один худосочный малец, с залитым кровью лицом и разбитой головой, зубами вцепился в ногу «защитника демократии» и не отпускал её пока тот мотал его, пытаясь стряхнуть его с ноги, а сослуживцы помогали ему, бив парнишку по почкам.- И Николай Иванович мысленно сравнил этих детей со здоровыми и сильными, но духовно слабыми казаками, которые, прикрываясь разговорами о дисциплине, трусливо прячутся теперь уже не только от милиции, но и от педерастов и гомосеков за атаманские приказы, лозунги и транспаранты. Неудивительно, что Путин «опустил» их до трусливых наёмников. Надо прямо сказать, что советская селекция дала свои плоды, и многие нынешние казаки духовно выродились в обычных трусливых российских граждан. Нужна новая кровь буйная, отчайная. Возможно, скинхеды и дадут ту прививку, от которой возродятся вновь люди храбрые, отчайные, беззаветно любящие свою землю, для которых воля будет важней жизни и которые не склонят головы ни перед кем, даже перед смертью.

Наутро Николай Иванович с внуком отправились в Новочеркасск. Ехать от станицы до Новочеркасска надо почти час, так как ни крути, а путь длинной не мене двадцати девяти вёрст. Промелькнули деревца придонья, и автобус, не торопясь, покатил степью. Вот вдалеке заблестел купол церкви. Переехав два моста, автобус, отдуваясь, полез в гору. А вот и остановка. Это станица Бессергеневская. Здесь многие выходят. Народа в автобус набивается всё больше и больше. Следующая остановка станица Заплавская, а заней уже Кривянская. Можно считать, что и приехали. От станицы Кривянской до Новочеркасска всего две версты. А вот и въезд в Новочеркасск. Автобус делает левый поворот и, переехав мост через Аксай и железную дорогу, натужно ревя, стал взбираться в гору по Герценовскому (Петербургскому) спуску. Быстро промелькнули парадные ворота, и автобус поехал по кругу. Пора выходить. Николай Иванович с внуков вышли из автобуса, и, перейдя на противоположенную сторону проспекта Ермака, оказались в самом конце улицы Московской, на углу которой, в бывшей библиотеке, ютится сам Козицын - генерал - полковник и атаман Всевеликого Войска Донского, со своим штабом и мундироносцем.

Пройдя по Московской Николай Иванович с внуком вышли на проспект Платова и оттуда решили зайти в Войсковой собор. Петя был в соборе первый раз, и поэтому всё ему было интересно. Войдя в Войсковой собор, Петя душой ощутил мощь и размеры собора. Видать ширина души и крепости веры казаков соответствовали и размерам собора. Разглядывая росписи собора, Петя обратил внимание на надпись на куполе. – Дед, а что там написано? - спросил он указывая пальцем на купол. - прочитал Николай Иванович. И тут его словно током ударило. Это же староверческая надпись. Никанианцы пишут . Ошибки быть не могло. Значит, на куполе собора был завет! Казаки, строившие храм, завещали нам держаться старой веры! Теперь всё стало на своё место, подумал Николай Иванович. Наконец мне стало ясно, каков должен быть истинный духовный путь казачества. Это старая вера. Надо жить и воспитывать внуков по старой вере. Быть как они твёрдыми, настойчивыми, отчайными, верными древним заветам казаков, не трусить в борьбе за правду, биться до конца, до победы не жалея ни нажитого, ни своей жизни. Но если казаки соблазнятся соблазнами нынешнего мира и станут жить не как воины, а как все, то они как казаки исчезнут.

К ним подошёл насельник Свято-Донского Старочеркасского мужского монастыря иеродьякон Алиний, с которым Николай Иванович был знаком, посещая службы в монастыре.

- То что происходит в казачестве, то это от того, что люди не понимают истны – у них омрачён ум - начал разговор иеродьякон Алиний. Они не хотят знать истину. И Господь им не открывает. Если бы они желали знать и просили – Господь бы открыл истину. А поэтому они боятся и не хотят расстаться с земным, понимаете. Меняют царство Небесное на земное, временное, лукавое, обманчивое, фальшивое. Вот. Боятся расстаться с дачами, с машинами, с пенсией, с квартирой, а ведь теряют вечное Царство, что уготовил нам Господь – вечное и бесконечное.

- Но ведь выходит так, что в благодаря благословлению самозваных атаманов некоторыми священниками из Ростовской Патриархии и служащих нынешней власти, казаков как бы толкают на путь погибели? – не удержался и спросил Николай Иванович.

- Так. Православная церковь состоит из православного народа. Поэтому иерархи, служители Церкви должны защищать православных христиан. Раньше Церковь была связана с государством, потому что государство было православным. Во главе стоял Царь - помазанник Божий. А теперь во главе стоят богоотступники и не помазанники, а богоборцы и сатанисты. Поэтому церковь не должна иметь с властью никакого сношения. Но официальная Церковь решила защищать государство. Поэтому она гонит православных христиан, выступающих против «нового мирового порядка». Церковь имеет право наказывать народ, за невыполнение церковных уставов, но не за протест против богоборческой сатанинской власти.

- И что же надо делать казакам, которые хотят стоять в истине – задал затаённый вопрос Николай Иванович.

- Те казаки, которые хотят стоять в истине, должны усилить посты и молитву – ответил иеродьякон. Затем подумав он добавил.

- Наступило время, когда казаки должны уже не ожидать милости от власти, а начать бороться против постановлений этой системы за свои законные права. И стоять насмерть, до конца, как стояли отцы святые, апостолы, пророки и мученики, они ведь не поддавались. Ни одной йоты нельзя уступать дьяволу. То есть Царство Небесное не менять ни на деньги, ни на чины, ни на пенсию, ни на квартиру, ни на машину. Всё это земное и преходящее. За одно стояние в вере православной Господь будет даровать Царство Небесное. Надо бороться, и главное, чтобы было решение на брань, иметь твёрдое решение стоять насмерть и не поддаваться. Просите у Господа помощи. Господь стоит рядом с нами и ждёт нашего призыва к Нему. Без вашего желания и без вопля к Нему, Господь не будет ничего нам давать.

- Спаси Господи, отец Алиний. Да хранит Вас Господь. Милости Вам Божией. Мы с внуком будем молиться за Вас – произнёс со слезами на глазах Николай Иванович.

- В душе каждого из нас бьётся войско небесное с полчищем тёмным, – сказал, обращаясь к внуку Николай Иванович. - Бьётся за душу православную, за веру Христову. А надеяться казачество может только на Бога и на себя. Не можем мы отдать святую казачью землю на поругание. Одолеем врага с Божьей помощью. Только многие не вернутся и останутся в святой земле. Это великая честь внучек.

И это крепко легло на сердце внуку. Вернувшись из Новочеркасска, они, выйдя из автобуса пошли на пристань, Взошли на катер, который тут же отчалил, и, развернувшись не спеша, направился к другому берегу Дона. Зелёные волны, подёрнутые пеной, шумно били о борт. Николай Иванович снял себя башлык и опустил его в воду. – Когда-то казаки, возвращаясь из дальних странствий, всегда приносили подарки «Дону Ивановичу» - пояснил он внуку. Петя тоже развязал узел своего башлыка сшитого из батиного башлыка и снял его. Ему было его очень жалко, так как это была память о погибшем бате, но он пересилил себя. Ведь так всегда поступали казаки, сказал он сам себе, даря Дону Ивановичу самое дорогое. Перегнувшись через борт, он разжал пальцы. И башлык, упав в зелень воды, не потонул, а поплыл. Набежавшая волна высоко подняла его, а следующая за ней волна с высоким пенным гребнем накрыла его, и он исчез в толще зеленоватой воды. - Вот видишь,- сказал Николай Иванович, - Дон Иванович принял от тебя дар.- И словно подтверждая его слова, налетел сильный порыв ветра, вспенивший гладь воды. И почувствовали дед и внук необычную силу, вошедшую в их душу. Словно Тихий Дон подарил им силу духа бесстрашных донских казаков больше жизни ценивших волю. И поняли они, что нет дугой дороги, кроме дороги бескомпромиссной, безжалостной борьбы с врагами и изменниками казачества, даже если это будет им стоить жизни. Петя повернулся к деду и глядя ему в глаза недетским взглядом сказал – Если дед тебе и нынешним казакам не удастся расквитаться с изменниками казачества и нынешними войсковыми атаманами, то когда я и мои друзья подрастём, то расправимся с со всеми изменщиками казачьего дела как когда-то казаки расправились с Подтёлковым, Кривошлыковым и с их красной гвардией. - Аминь( да будет так)- ответил дед. Они сошли с катера и, пройдя по железному мосточку, вышли на песчаный откос по которому, не спеша, направились в столь милую их сердцу родную донскую казачью станицу.

Сергей Гончаров

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 097 участников
Присоединиться к группе