Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Рассказы на сайте «Русские традиции»

Новогодняя ночь

вкл. . Опубликовано в Рассказы Просмотров: 2352

В курене донского казака Петра Георгиевича Колобродова сегодня суета. Вся его большая семья готовится к встрече Нового Года. Уже поставили ёлку, привезённую кумом Сергеем Ивановичем Винохватовым. Ёлочка оказалась самая, что ни наесть удачная. Не велика, и не мала, пушиста и с толстым комлем. Установили её в зале между окон и всей семьёй пол дня наряжали. Кумавьёвья Анна Петровна Сивохина принесла гирлянду лампочек, которые она купила ещё летом в Москве. Увешанная, хотя и стареньким, но целыми стеклянными игрушками, конфетами в блестящих обёртках, гирляндой разноцветных лампочек она была похожа на юную, стройную входящую в пору молодую казачку, когда всякое украшение ей к лицу. Небольшой Дед Мороз и Снегурочка устроились удобно под ёлкой между двух толстых ветвей и с удовольствием наблюдали за всей этой предновогодней суматохой.

Толстый кот Василий, тоже решил принять участие в предновогодней суете. Забравшись под ёлку, он не спеша обнюхал её и осторожно ударил лапкой ветку с весящей на ней игрушкой. Уколов лапку об иголки, он фыркнул и отскочил в сторону. Однако на этом кот Василий не успокоился. Обойдя ёлку, он подкрался к Деду Морозу и попытался свалить его. Затем, обнюхав его, замурлыкал, и, щуря от удовольствия свои рысьи глаза, улёгся между ним и Снегурочкой.

Двое внуков, близнецов от сына, Ваня и Коля двух лет от роду, увидав кота Василия возле Деда мороза, решили достать его и на коленях полезли под ёлку. Добравшись до кота, они попытались его схватить и вытащить из-под ёлки. Однако, кот переваливаясь с боку на бок, ловко уворачивался от их маленьких ручонок. Наконец эта игра Василию надоела и он решил дать Коле с Ваней отпор. Привстав, кот изогнул спину, распушил хвост и ударил лапкой по ручке Коли. Тот от неожиданности оторопел. Посмотрев друг на друга, малыши молча стали пятиться задом. Вылезя из-под ёлки, они бросились за защитой к бабеньке, которая в это время месила тесто для пирога и сладких ватрушек. Увидав тесто, они забыли и о коте Василии и своих страхах, и тот час же попытались засунуть свои ручки в кастрюлю с тестом, чтобы оторвать кусочеки теста и засунуть его к себе в рот. Бабенька же не могла допустить такого беспорядка. Сняв с плеча полотенце, она легко хлопнула им по ручкам вымазанных в тесте и повела неслухов мыть вымазанные в тесте их ручки и носики.

В это время, Петр Георгиевич с сыном и Сергеем Ивановичем на базу зарезав поросёнка, и опалив его соломой, стали разделывать. Поросёнок оказался очень хорош.

В курене зазвонил мобильный телефон. Жена сына, стройная черноглазая казачка Валентина, вышла на крыльцо и крикнула свёкору, что звонила дочь Наталья, и что они скоро будут.

Короткий предновогодний день подходил к концу. Стало смеркаться. Лёгкий морозец пощипывал руки и щёки. Со степи налетел ветерок и из низко нависшей над куренём синей тучки, посыпался мелкий снежок, забелив крышу куреня, баз и все постройки на базу. Сразу стало чисто и нарядно, словно Дед Мороз выбелил всё вокруг, напоминая хуторцам о том, что сегодня наступает Новый Год.

Было уже около десяти часов вечера. Вот вдали сверкнули фары, и раздался короткий автомобильный гудок. Вскоре на баз въехала легковая машина. Это приехала дочь Петра Георгиевич Наталья, с мужем Анатолием и сыном Серёжей пяти лет.

Пётр Григорьевич уже успевшего второй раз снять пробу с самогона собственного приготовления, в папахе, в шароварах с красными лампасами, голубой косоворотке, подпоясанной кавказским ремешком, и начищенных до блеска сапогах вышел из куреня на крыльцо и, не спеша, спустился по ступенькам.

- Што то это вы припозднились – проговорил он, обнимая и целуя дочь с зятем и внука.

- Склизость - ответил зять. – Никак не разгонишься. Тово и гляди слетишь с дороги. Да вы никак поросёнка резали? – спросил зять, глядя на крюк.

- Так вы, поди, в своей Москве уже и забыли когда свеженькую свининку то ели? - засмеявшись проговорил Пётр Григорьевич.

- Слышь, Анатолий! Закрывай-ка ты свою машину, да пойдём со мной. Ты мне нужён. Тут мне братья казаки с Кубани порошок из высушенных и размолотых разных ягод собранных в горах привезли и посоветовали в самогон насыпать. Вот я в три четверти энтот порошок насыпал и в летник поставил. И по вкусу и по цвету мне энтот напиток дюже понравился. Вот только меня что-то сомнение берёт. Цвет у него стал ну прям как у коньяка, да и запах совсем не самогонный. Так что, прежде чем на стол ставить, сыми ка и ты с него пробу - говорил Пётр Григорьевич, таща зятя за собой.

- Да погодите вы со своей пробой – воспротивилась дочь Наталья. – Вначале помогите мне багажник открыть, да подарки из него достать.

Открыв багажник машины, и нагрузившись пакетами с подарками, они все вместе поднялись по поскрипывающим на морозе ступенькам в курень. В курене их уже ждали. Ваня и Коля с визгом кинулись к любимой тете. Начались объятия и поцелуи. Когда все успокоились, стали накрывать новогодний стол. Были там мочёные огурчики с мочёными помидорчиками, яблочками и солёными арбузами. Была там и рыбка, и квашеная капуста. Был там и холодец, и поросёночек под хреном. По всему куреню разнёсся запах пирога, печёного хлеба и пирожков с печёнкой. И это, не считая городской закуски привезённой дочерью. В центре стола стояла водка, вино и самогон, настоянный на ягодах. Накрыв стол, все пошли наряжаться. До Нового Года оставался ещё один час.

Через пол часа все собрались за столом, чтобы проводить Старый Год. Во главе стола сел Пётр Григорьевич. По одну сторону от него села его жена, дородная и ещё нестарая Нина Владимировна, затем дочь с зятем и внуком Серёжей. По другую сторону от него сел сын с невесткой, на коленях которых примостились Ваня и Коля, а за ними кум с кумой. Первую чарку выпили за прошедший год. Зять Анатолий, стал объяснять, что этот год надо провожать четырежды. Никто против этого и не возражал. Выпили ещё три чарки. В это время раздался громкий петушиный крик. Все удивлённо стали оглядываться, старясь понять, откуда в курене петух. Дочь, Наталья засмеялась и, взяв лежащий возле неё пакет, достала из него петуха, изготовленного из папье-маше и оклеенного настоящими петушиными перьями. Стоило его тряхнуть, как он начинал кукарекать.

– Вот подарок сам себя и выдал - засмеялась Наталья, ставя петуха на стол. За столом все дружно рассмеялись.

До Нового Года осталось 15 минут. Включили телевизор. На экране появился президент в наряде «вольного каменщика», стол любимой новой демократической российской элитой. В чёрном пальто, в чёрном костюме, чёрном галстуке, и с уныло сосредоточенным лицом. Его речь, была тусклой, бесцветной и малопонятной настолько, что никто из сидящих за столом, так и не смог понять, что он хотел сказать, кроме как его последней фразы «с Новым Годом». Раздались хлопки открываемых бутылок и шампанское разлили по фужерам. Часы пробили двенадцать раз.

- С Новым 20005 Годом! С новым счастьем! – встав со своего места, произнёс Пётр Григорьевич. И все, дружно сдвинув фужеры, выпили. Затем, все сидевшие за столом, приступили к взаимным поздравлениям с поцелуями и обменом подарками.

Зять Петра Григорьевича принёс из машины гармонь и Пётр Григорьевич заиграл.

Было в нашей сотне командир хороший

И все дружно подхватили:

Чернявая моя, чернобровая моя,
черноброва, черноглаза кудрявые голова.
Чернявые кудрявые, кудрявые голова.
Браво, браво Катярина, браво сердце моё.
Браво браво Катярина, браво сердце моё.

Затем зазвучали старинные казачьи песни и ноги сидевших за столом сами пустились в пляс. Застонал, заскрипел под каблуками пол в курене. Нет, не забыли мы ещё свои песни, не разучились мы ещё танцевать.

В дверь куреня громко и сильно постучали. Пётр Григорьевич отворил дверь. На крыльце стояли его сосед, дед Николай, с женой, сыном, невесткой и внучатами.

- Принимай гостей, Пётр Григорьевич. С Новым Годом! - сказал дед Николай.

- Гостям завсегда рады. С Новым Годом и Вас. Проходите - ответил Пётр Григорьевич.

И началась такая казачья гульба, когда самому чёрту и то тошно становится. Пустые четверти со стола не успевали убирать, а полные ставить. Зять Анатолий и сын деда Николая, Виктор, сменяя друг друга, без устали играли на гармони песни и плясовые.

Подойдя к телевизору и взглянув на экран, Пётр Григорьевич плюнул. И изо всех углов телеэкрана глядело «мурло» избранного народа. И судя по всему, так называемый Новогодний концерт предназначен был веселить тех россиян, которые давно уже забыли Бога, чиновников, отупевших от погони за деньгами и неустройства нынешней жизни, а так же полу - уголовный евро-московский средний класс. В концерте приняли участие лучшие представители пошлейшего московского словоблудия, а так же «фанерные попсовые звёзды» изготовленные Пугачёвой на многочисленных «фабриках», и так называемые «заслуженные артисты от избранного народа», окружённые толпою, вихляющих жопами и трясущими грудями, «служительницами целомудрия публичных домов». В перерывах концерта, на экране появлялись, сновали и колдовали картавые провидцы и предсказатели, которые вместе с «кремлёвскими говорунами» предрекали россиянам тяжёлый год. При этом они, захлёбываясь от удовольствия, смаковали всевозможные последствия ожидаемых социальных катастроф, которые явятся результатом разнообразных опытов, проводимых как над пенсионерами, так и над всем населением России. Эти опыты эти были задуманы в тиши кабинетов «Белого дома», и ещё до Нового Года были одобрены послушным Кремлю большинством в Думе. Реализация же программы опытов над населением России по выживанию его в сверх экстремальных условиях, была поручена Президентом духовному наследнику Гайдара, его единоверцу и единомышленнику, ученику одной и той же школы магии и колдовства в экономике – Герману Грефу.

- «Вот поганцы!» - выругался в сердцах Пётр Григорьевич выдёргивая шнур из розетки. Как бы вы не старались, всё равно вам, не удастся навязать нам, казакам, эту поганую, наскрось просатанёную и прожидовлёную жизнь, даже если такие программы придуманы и изготовлены аж в самой преисподней. Ибо, Бог за нас!-

Накинув на себя шубы и полушубки, все вышли на баз и над забелённым снегом хутором зазвучали казачьи песни, шутки и женский смех.

- Вот это и есть наша природная казачья жизнь, наша гульба, наш праздник, а не та смердящая и провонявшая наркотой современная городская жизнь, навязываемая нам властью. Жили мы, живём, и будем жить так, как жили наши деды и прадеды – подумал про себя Пётр Григорьевич, раздвигая плечи.

- А тех, кто будут нам мешать жить по-нашему, по- казачьи, то мы их так окоротим, что охота лезть в нашу жизнь у них навсегда пропадёт.

Сергей Гончаров

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 295 участников
Присоединиться к группе