Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Рассказы на сайте «Русские традиции»

Тайный агент Лейбы Бронштейна на Дону

вкл. . Опубликовано в Рассказы Просмотров: 2235

Несколько лет тому назад я с сильным кровотечением я попал в 1 Городскую больницу г Москвы. Соседом по кровати в реанимации оказался мужчина моих лет. Вёл он себя немного странно. На мой вопрос о странности поведения моего соседа медсестра объяснила мне, что странность в поведении моего соседа вызвана его слепотой. И поэтому я взял на себя обязанность помогать ему в мелочах, в которых так нуждается всякий слепой, но ещё не очень старый человек. Лёжа в реанимации и предоставленные сами себе мы довольно быстро познакомились и незаметно сошлись. Как оказалось он был из чекисткой семьи, со староверческим прошлым. Дед его, оренбургский казак, из староверов беспоповцев, в гражданскую войну перешёл на сторону красных. Своего единственного сына Николая, он устроил служить в НКВД. Женив его на иудейке, он тем самым обеспечил ему карьерный рост и службу в Москве. Служил Николай, как и все старообрядцы беспоповцы, Советской власти верно как пёс.

В войну он был в заградительных отрядах и честно стрелял в спины солдат, которые под ударами немецких танков, с намотанными на гусеницы их кишками и истекая кровью, брошенные на истребление коммунистической властью, матерясь пятились к Сталинграду поливая каждый вершок донской земли своей кровью. Выселял он и семьи чеченцев, а так же и семьи тех казаков, которые были в оккупации, но не ушли с отступающими немцам. Благодаря честно выполняемой работе советская власть высоко оценила его старательность и исполнительность. К концу службы Николай имел прекрасную квартиру в Москве и дослужился до полковника НКВД.

После войны он женился, взяв жёны, так же как и его отец, женщину из «избранного народа». Вскоре него родился сын, которого он назвал Игорем. Только вот семейная жизнь у Николая не заладилась. У Игоря по рождению оказалось слабое зрение. Николай во всём винил жену, так как знал, что эта болезнь наследственная у представителей «избранного народа». Скандалы в семье закончились тем, что он свою жену упрятал в дурдом, для лечения. Игорь пошёл по проторенному пути. Служил в войсках КГБ и несмотря на слабоватое зрение с помощью связей отца мог рассчитывать на неплохую карьеру. Однако скандалы в семье и постоянное напоминание матери о том, что он казачий выблядок, заострили его внимание на его казачьем происхождении.Он стал расспрашивать отца о своей родне и деде. Отец отвечал очень неохотно. Однако любознательный Игорёк, окружённый оружием, развешанным на стенах квартиры, от отца не отставал. Это было и дедовское оружие, и оружие которое привёз отец с Кавказа после выселения чеченцев – старинные кинжалы и шашки. Постепенно у Игоря сознание стало раздваиваться. С одной стороны он чувствовал себя казаком, а с другой стороны он возненавидел староверов казаков, и в первую очередь своего деда, переметнувшегося на сторону врагов казачества. А тут ещё его зрение стало стремительно ухудшаться, что он воспринял как кару Божью за предательство его дедом и отцом казачьего дела и служение делу Сатанинскому. В реанимацию от захватил иконы и поутру, по старинному, не спеша молился. Навещали его редко. Обычно к нему приходила тётка с племянником. Приносили фрукты.

Как известно время в больнице идёт не спеша, и так же не спеша проходит день за днём. Так вот в один из жарких июльских дней растворились в палату двери, и я увидел двух знакомых казаков из «Донской станицы». Оказалось, что один из них позвонил мне домой и, узнав от жены, что я в реанимации решил со своим товарищем меня навестить. Как я был я им рад! Они принесли яблоки, апельсины и виноград. Ещё более я был им рад, так как перед своей болезнью выпустил книгу рассказов «Донской характер» и хотел услышать их мнение. Мы уселись на скамеечке и вдоволь наговорились.

Приход казаков произвёл на моего соседа очень сильное впечатление. Он стал меня расспрашивать, откуда были казаки. Узнав, что это были донцы, он прослезился.

– Дон был и остался корнем казачества. Я должен что–то сделать, чтобы хоть немного искупить грех моего деда и отца перед казачеством – сжимая мою руку, проговорил он. – Я услышал, что вы пишите рассказы, так вот я поведую Вам разговор, который я ребёнком случайно услышал у нас в доме между отцом и каким–то НКВДистом. Возможно, то, что я услышал, поможет казакам в той войне, которую вело ЧК и НКВД, против казачества.

Вечер выдался душным. Рядом с 1 Городской больницей находится Центральный Парк Культуры и Отдыха и там ночами устраивается дискотека. С 11 вечера до 4 часов там раздаются звуки, которые невозможно назвать музыкой. Зато они напоминают хрустящие звуки, издаваемые при катании вагонеток по костям, сдобренные похрюкиванием и хрипом умирающих людей. Вот под эти звуки ада я, с моим соседом, пользуясь тем, что медсестра, заткнув уши, заснула в своём закутке, покинули палату, и перебрались в полуподвал на втором этаже, куда эти звуки почти не проникали.

– Речь пойдёт о Петре Николаевиче Краснове – начал Игорь.

– Вы наверное знаете его биографию и читали, что он учился в Академии Генерального штаба и не закончил её из–за ссоры. Это чистейшая ложь. Академию он окончил, но по второму разряду, как разведчик. Если мне не верите, то подтверждение моих слов вы сможете найти у генерала Бонч–Бруевича, который возглавлял разведку и затем перешёл на службу большевикам. Вы наверно не знаете, что родной брат генерала и был тот самый Бонч–Бруевич, близкий друг и соратник Владимира Ульянова по уголовной кличке Ленин. Как известно, П.Н. Краснов публиковал свои рассказы в «Инвалиде», но мало кто знает, что он был журналом разведки и выпускался на деньги разведки. Вы так же наверное читали о том как Краснов описывает неудавшийся поход с Керенским на Петроград, а затем его посещение смольного. Краснов утверждает, что он ни с кем там не встречался. Хотя точно известно, что он встречался со своим прямым начальником генералом Бонч–Бруевичем, который дано по своим убеждениям перешёл на службу большевикам, а так же с Лейбой Бронштейном по кличке Троцкий, которым он, судя по всему, и был завербован в обмен на атаманский пернач. Чекисты расчищают ему дорогу к атаманству через убийство всех кандидатов на эту должность. Это атаман Каледuн, атаман Назаров, Митрофан Богаевский, красный атаман Голубов и Подтёлков, смерть которого была организована комиссаром Френкелем. Именно с этого времени атаман Краснов через своего адъютанта есаула Кульгавова поддерживает тесный контакт как с немецкой, так и с большевистской разведкой. Однако к концу своего атаманства и после многочисленных военных неудач, особенно под Царицыным, где он положил огромное число казаков и гибели «молодой армии», Краснов в глазах части казаков, войсковой старшины, и в частности генерала Семилетова, приобретает все черты большевика. Его отряд казаков уже был в Ростове на Дону, но не успел захватить Краснова в Новочеркасске, как тот сбежал в Батуми с советом генерала Деникина «не только не возвращаться на Дон, но и даже близко не приближаться к границам Донской области».

Как известно, когда Краснов был выдан англичанами Советским органам, в первую очередь он поинтересовался не о Будённом или Ворошилове с которым он воевал, а о маршале Шапошникове, который в сентябре–октябре 1918г. был начальником разведки Полевого штаба РККА. Вот что пишет атаман Краснов об этом времени в книге «На внутреннем фронте»: «Это время было жестоких и упорных боёв на севере и востоке Войска. …К Войскам приезжал Троцкий; он говорил о том, что красная армия должна очистить Дон от казаков и взять от них хлеб и каменный уголь. Операция этого наступления была задумана в широком масштабе, и самого начала её исполнения казаки увидали, что они имеют дело с регулярной армией, знающими своё дело штабами». Это был период трёх неудачных штурмов Царицына и огромного успеха ЧК по раскрытию заговора инженера Алексеева. Со слов Ленина, раскрытие заговора спасло Царицын. С августа1919 года Шапошников является начальником разведотдела Полевого Штаба РевВоен совета. Это время разгрома Северо–Западной армии под командованием Юденича, при штабе которого находился Краснов и возглавлял отдел пропаганды. Судя по всему, П.Н. Краснов спросив о Шапошникове хотел напомнить о своих заслугах .
– Вы когда ни будь видели лицо жены Краснова? – неожиданно спросил он меня. Я признался, что её фотография мне никогда не встречалась.

– Тогда я вам её опишу– улыбнувшись ответил он.

– А затем вы мне честно ответите, какому народу это лицо могло бы принадлежать. Я согласился. Кроме того о ней я знал, что она была замужем, затем разведена и псевдоним её был Александeр. Я так же знал, что она числилась лютеранкой, но почему – то она представлялась под двумя разными фамилиями, толи немецкими, толи еврейскими.

– Представьте себе женщину среднего роста, с широким тазом, круглым лицом, крупным прямым носом, и с большими выпуклыми глазами, крупным ртом и маленьким подбородком– сказал Игорь.

–Так тож портрет самой чистокровной еврейки ашкинази – вырвалось у меня.

– Вы недалеки от истины. Мать её ашкинази, а отец немец – поправил меня Игорь.

– А что вам известно о такой организации как Братство русской правды? – неожиданно спросил он. Я честно признался, что ничего о ней не слышал.

– Тогда я вам расскажу совсем немного о ней. Так знайте, что Бра?тство Ру?сской Пра?вды это русская организация монархистов, образованная в эмиграции П. Н. Красновым и другими бывшими белогвардейцами для подрывной антисоветской деятельности. Для борьбы против большевизма члены Русской Правды организовали подпольную сеть на территории Советской России, нелегально переправляя своих соратников за границу. В действительности эта организация была создана и полностью контролировалась ЧК, а также использовалась как канал не только для засылки агентов в белое движение, но и как канал по ликвидации особо опасных белогвардейских лидеров. Вспомните о таинственной смерти барона Врангеля, и двух выкраных ЧК генералах, возглавлявших РОВС и вывезенных на пароходе из Марселя.

Мы помолчали. Затем Игорь продолжал.

– Следует так же обратить внимание на тот факт, что после выдачи в Лиенце казаков, Краснов сразу же был отделён от остальных выданных генералов. И не факт, что он был казнён вместе с остальными генералами, так как на это нет достоверных документов. Зная работу чекистов можно с большой долей достоверности утверждать, что Краснов не был казнён, а был взят в разработку и возможно умер от старости, на какой ни будь чекисткой даче в Подмосковье. На такую мысль наталкивает судьба Николая Николаевича Краснова, который чудесным образом сумел проститься с генералом Красновым, хотя они и содержались раздельно. Интересно, как вы думаете, кто бы это устроил им встречу и с какой целью? Удивляет и живучесть Николая Краснова. Всем известно стремление чекистов к поголовному уничтожению всех, кто им опасен. А здесь враг, нацистский пособник, а через 10 лет лагерей живехонек и здоровенький и по вызову преспокойно покидает СССР. Это может быть только в том случае, что он должен был опубликовать оправдательную книгу о П. Н. Краснове, создав тем самым ему ореол героя и быть живым подтверждением легенды о смерти.

Он замолчал. Я был просто ошарашен. П. Н. Краснов – герой атаман, донской писатель, борец с большевизмом и на тебе тайный агент ЧК на Дону (проект Лейбы Бронштейна).

– Придёт время и всё, что я тебе сказал, станет известным. Но помни, всё, что я тебе сказал очень опасно. У них (то есть у тех кто работает на масонов) везде есть уши. Гражданская война продолжается. Они никому ничего не прощают – не громко сказал Игорь.

– Я буду очень рад, если всё, что я тебе сказал, будет полезным казачеству. Чувствую, что вскоре чекисты через продажных и подставных атаманов и своих людей подсунут его фигуру в качестве героя, чтобы очередной раз расколоть казачество. Помоги Вам Господь! – а теперь отведи меня в палату.

Через пару дней его выписали. Прощаясь, он дал мне свой телефон и просил позвонить. Я обещал, но как это обычно бывает после выписки, забегался и забыл. Вспомнил о нём через пару месяцев. Позвонил вечером. К телефону подошла тетка. Я попросил Игоря к телефону. И услышал плач по телефону.

– Умер он – сквозь слёзы произнесла женщина.

– Кто–то задушил его в квартире два дня назад. И кому он нужен был слепой – и опять заплакала.

– У них везде есть уши. Гражданская война продолжается, и они никому ничего не прощают! – вспомнил я его слова.

– Только понимают ли это казаки? – подумал я – Возможно и придёт время, когда казаки освободятся от большевистской лжи и сделают правильный вывод. Тогда казаки увидят истинных, а не подставленных большевистским ЧК героев Гражданской войны?

Сергей Гончаров

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 295 участников
Присоединиться к группе