Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Статьи на острые темы

Народное искусство против культуры постмодерна. - Артём Сериков

вкл. . Опубликовано в Полемика Просмотров: 5997

При слове «русское народное искусство» все представляют пресловутые лапти и валенки, старый Арбат, заставленный грудами цветных побрякушек, дежурную хлеб-соль при визите какого-нибудь жирного должностного лица, – в общем, традиционную музейно-туристическую индустрию. И в чем-то они, конечно правы. За народным творчеством действительно стоят предприниматели и туристы, люди, которым в целом безразлично, на чем зарабатывать: будь то продажа глиняных Будд или африканских стеклянных шариков. Народные промыслы превратились в придаток туристической индустрии.

В лучшем случае они остаются достоянием музейной касты, которая тихо сдувает с них пыль для ведения учета. Элемент псевдонародности еще больше отделяет нас от подлинного национального творчества. Все это начинает напоминать дешевую бутафорию, выглядит ненатурально, натянуто, плоско и приводит к тому, что псевдонародной темой начинают пользоваться псевдопатриоты. Частенько народными мотивами у нас играют высокопоставленные лица, эксплуатируют их в качестве антуража для своих политических акций. Ореол русской народности так же притягивает всех болящих патологической формой русского национализма, расхожего с реальными действиями, склонного к словоблудию и крикливости. Выходит, что народной темой у нас оперируют только циничные либералы и псевдопатриоты с капустой в бороде. Первым она нужна в качестве стеклянных бус для обмана местных аборигенов: дескать, я надел ваши бусы, – значит я ваш. А вторые надевают эти бусы, чтобы продемонстрировать свою причастность великой национальной идее, на алтарь которой они не положили ничего созидательного.

Пора изъять русское народное искусство из рук этих варваров и взглянуть на него по-новому. Традиция – это великая воинствующая сила, которой предстоит бороться с уродливым и бездарным миром постмодерна. В этом свете народное творчество – это школа здорового мировоззрения, школа вменяемости, когда вся действительность страдает болезнью Дауна – это модель мира, лишенного психических паталогий и дебильных фобий, насаждаемых глобальным рынком. Мир современного искусства разорвал связь между первообразом и символом, пал жертвой политтехнологов и экономистов, он стал частью рыночной системы и утратил связь с вечностью. Разумного и доброго в нем тоже, к сожалению, мало. В этом отношении этническое искусство выступает просто как великолепная схема идейной войны с глобальными миром и постискусством, которое он производит в недрах своих, руками лукавых интеллектуалов. Главным постулатом этих лукавых интеллектуалов является «полная свобода искусства от злостных форм традиционализма, которые раньше ему мешали». Дух творчества не должен зависеть от стереотипов красиво–некрасиво. Красота – относительное понятие, и каждый вкладывает в него свое видение. Творческая традиция – это диктатура и пережиток прошлого, который нужно подвергнуть осмеянию и стебу, чтобы освободиться.

Народное искусство против культуры постмодерна

Результатом этого процесса стало постепенное дрейфование всех видов искусства в сферу извращенного инстинкта, состояние мистической болезненности и полный духовный аутизм: то есть неспособность различения красоты от зловонной мерзости. Дух творчества, который провозгласили теоретики постмодерна, все больше похож на демона. Этот демон опасен тем, что он очень любит выстраивать смысловые лабиринты. Каждая пошлость постмодернистского искусства, таким образом, снабжена заумной теорией. Этим достигается иллюзия глубины. Народное искусство, напротив, является наглядным опровержением постмодернистского подхода. Оно предельно просто и символично, в нем настолько явственна связь знака с первообразом, что зачастую она даже не умозрима, а видна воочию. Примером тому может быть славянский орнамент, где простейшими знаками пишется небо, земля, вода, солнцеворот…

Подчинение традиции и следование проникновенному чувству прекрасного, наивный поиск красоты в прямом подражании – все это делает этническое искусство просто бельмом на черном глазу творческих извращенцев. Недаром этнические стили переживают новый всплеск популярности. Людей невольно тянет все живое и неоскверненное похабной рукой воспаленного бездаря. Дерзким вызовом в глазах постмодерниста выглядит и стремление народного искусства быть полезным. Большая часть вещей, сделанных руками народных умельцев – вещи домашнего обихода. Это в наше время они стали декоративными, а раньше они просто использовались в быту, а желание сделать их красиво объясняется стремлением наших предков жить благообразно. Лепесточки на глиняном горшке, красные петушки на краю скатерти – это просто укус в самое сердце постмодерниста, это вызов его содомскому сознанию, жало, которое будет переполнять его ум ядом и интеллектуальными испражнениями.

Народное творчество это детство русского творческого сознания. Многое в нем выглядит как будто неумело и грубовато, но стремление впервые сделать тонко и хорошо искупляет это неумение, это великое косноязычие, за которым скрывается подлинная любовь к Божьему миру, человеку и отечеству. Как поется в одной русской песне: «Как по матушке по Волге разгулялася погода. Ничего в волнах не видно. Только лодочка чернеет. Паруса на ней белеют». Когда вы будете в состоянии постичь скудную красоту вот этого белеют–чернеют, тогда вы можете считать, что проникли в тайну русского народного искусства. Как будто икона. Икону делают три линии, минимум цветовой гаммы и отсутствие теней. Народное творчество пользуется минимальным набором технических средств. Русское творческое сознание питается той самой нищетой духа о блаженстве которой говорил Христос.

Артем Сериков

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 295 участников
Присоединиться к группе