Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Статьи на острые темы

Всё гаже, и гаже, и гаже… - 2

вкл. . Опубликовано в Полемика Просмотров: 2794

Откроем 91 страницу книги С. Микояна: «434-й полк в октябре 1942 г. возвратился в Люберцы на переформирование. Под Сталинградом в результате тяжелых боев, в том числе против знаменитой истребительной эскадры «Удет», в течение трех недель, наш полк асов[1] сбил 82 немецких самолета, но и свои потери были велики - 25 самолетов и 16 погибших летчиков (в предыдущем участии полка в боевых действиях, под Калачом, при 56 сбитых неприятельских было потеряно два самолета и один летчик, а в один из дней сбили 34 самолета без своих потерь)».

А чуть ранее на страницах 87-89 изложено описание самого воздушного боя 434 полка, в котором участвовал и Степан Анастасович. Вот выдержка: «Потом мы увидели бомбардировщики Хейнкель-111. Они шли тройками, их было несколько десятков. Клещев и я подходили к ним первые. Я опять прицеливался по всем правилам и стрелял довольно спокойно. Как только мы открывали огонь, немцы поспешно сбрасывали бомбы (их было хорошо видно), и разворачивались в сторону Дона. Значит, мы не давали им прицельно бомбить и, может быть, бомбы падали на немецкие позиции. Вели огонь и другие самолеты нашей и двух других групп. Мои пулеметы так и не работали, хотя я, как полагалось, еще раз сделал перезарядку. Сбитых перед собой я не видел, но потом выяснилось, что было сбито восемь бомбардировщиков».

Читатель, не веря своим глазам, наверно еще много раз перечитал последнее предложение: «Сбитых перед собой я не видел, но потом выяснилось, что было сбито восемь бомбардировщиков». Далее читаем продолжение этого боя: «Вдруг по радио я услышал кричащий женский голос: «Мессера сверху! Мессера!» - это предупреждал наземный пост наблюдения. Радиостанции тогда стояли не на всех самолетах и не все, которые были, работали, но летчики сами увидели подходящие выше нас немецкие истребители и вошли в оборонительный вираж. Мы сделали несколько виражей, я видел наш самолет впереди и, оглядываясь, с облегчением убеждался, что за мной идет самолет тоже с выкрашенным в красный цвет носом - это было отличие машин нашего полка. Вдруг метров на сто ниже меня почти поперек проскочил самолет с желтыми полосами на крыле. Ме-109! Я понял, что он пытался атаковать меня. Довернуть на него я уже не мог.

Один Як вышел вверх и стал энергично качать крылом - это командир полка призывал летчиков к себе. Необходимо было прекратить вираж и начать активный бой. Летчики, наконец, одумались и начали маневрировать по вертикали, а я пристроился ведомы к одному из них. У нас уже кончалось топливо, и «мессера» тоже стали уходить. На аэродроме летчики не смотрели друг другу в глаза - таким опытным, обстрелянным не к лицу было пассивно виражить»[2].

То есть, сбив 8 Хе-lll за один вылет, летчики не смотрели в глаза друг другу?! И это пишет человек, который в заглавии книги называет себя военным летчиком! Я думаю, историки военной авиации по достоинству оценили этот шедевр воспоминаний боевого летчика: «я видел наш самолет впереди и, оглядываясь, с облегчением убеждался, что за мной идет самолет тоже с выкрашенным в красный цвет носом - это было отличие машин нашего полка».

Такой «ас» просто не может воздержаться от критики «шуточника» Вани Федорова, о котором много лет рассказывали С. Микояну «какие-то летчики».

И самое интересное, что Степан Анастасович издал свое про изведение сначала в Англии, а уже потом в России. При этом без тени смущения заявил на весь мир, что их 434 полк в сентябре сбил 82 немецких самолета, а месяцем раньше 56 при двух потерянных со своей стороны. Добавлю к этому, что с 13 июня по 6 июля 1942 г. по сводкам, поданным «наверх» 434 полком было сбито 35 самолетов противника. Приведем документ из архива ЦАМО:

434 ПОЛК в ИЮНЕ 1942 г.

«Доклады ген-инспектора ВВС КА и особого отдела НКВД 84 РАБ об итогах боевой работы и аморальных проявлениях личного состава 434 ИАП; боевые донесения и оперсводки 150,434 и 484 истребительных авиаполков»:

Нач. инспекции ВВС КА при ЗАМНАРКОМА ОБОРОНЫ

Полковнику Тов Сталину Спецзаписки

О боевой работе 434 ИАП с 13 июня по 6 июля 1942 года и

антиморальных проявлениях личного состава

13. V/.42 г. с а/э Люберцы 434 ИАП вылетел на выполнение б/заданий на Юго-Западный фронт. За этот период сделано 880 вылетов, сбито по данным командования полка 35 самолетов противника, из них 16 бомбардировщиков и 19 истребителей. Наши потери 5 самолетов Як-1 и раненых 4 человека летного состава.

Наряду с этим имеет место (так в подлиннике - в.ш.) отрицательные явления в боевой работе полка. Взаимодействие лет состава в воздухе, а также тактика в/боя не отработаны. При групповых боях летчики рассыпаются и неорганизованно ведут в/бой, друг друга не прикрывают, как например: 13.VI.42 г. лейтенант Алкидов был сбит самолетом противника вследствие его отклонения от группы. В силу таких причин полк потерял 4-х летчиков ранеными, что можно было избежать при хорошей организации в/боя, т.к. в полет всегда ходили не менее 9-11 самолетов.

После возвращения с б/заданий недостатки в ведении в/боя среди летного состава командиром эскадрильи и полка не разбирались. Имели место случаи, когда лет состав, не усвоив б/задачи, вылетал на его (так в подл. - в.ш.) выполнение: 27 июня 42 г. по приказанию командования полка 9 экипажей должны были патрулировать с отсечением самолетов противника в р-не Тулдянка - Уразово.

Командир 2 АЭ капитан Екимов, будучи ведущим, плохо проработал данное задание с летсоставом, в результате чего перелетели через линию фронта, поставленная задача командованием не выполнена.

24 июня 42 г. замкомандира 1 АЭ л-т Котов вел группу самолетов на прикрытие переправы наших войск на реке Оскол, сам во время выполнения задания отклонился от своих самолетов, в результате чего заблудился и пришел на а/э позже группы на 10 минут.

25 июня 42 г. на а/э Нехаевка член ВКП (б) л-т Котов произвел посадку самолета Як-1 на одну ногу, тогда как дежурный по старту выпустил 4 ракеты о запрещении посадки. В результате Котов погнул винт и сорвал балки «РС».

Командование полка за халатность пообещала (так в подл. - В.Ш.) дать Котову 10 суток ареста, а комиссар полка даже не разговаривал с Котовым.

Приказ Народного комиссара обороны вести огонь только на ближних дистанциях летчиками не выполняется, стреляют на 800 - 1000 метров, о чем неоднократно докладывал ст. л-т Избинский командованию полка, что Парфеенов, Ходаков и Каюк стреляют на больших дистанциях[3].

Со стороны командования полка, и в частности командира полка ГСС майора Клещева, имеет место очковтирательство о количестве сбитых самолетов противника. Это подтверждается тем, что после возвращения летчиков с б/задания майор Клещев не требовал обстоятельного доклада о результатах ведения в/боя, не требовал подтверждения о сбитом самолете других летчиков, участвующих в бою, а также подтверждения наземных войск, а ограничивался докладом летчика, который говорил о сбитом самолете противника. Как, например: 23 июня 1942 г. по докладу командира 1 АЭ Захватаева им был сбит Ме-109Ф, а на самом деле, по имеющимся у нас непроверенным данным, самолет противника ушел невредим. Майор Клещев этот самолет внес в счет сбритых полком.

25 июня 42 г. командованием полка была поставлена задача перед летсоставом, прикрывать г. Валуйки и северный район деревни Александровка. Во время патрулирования в этом районе была встречена группа бомбардировщиков 10-12 Хе-111 и Ме-110, завезали (так в подл.- В.Ш.) с ними бой, во время первых атак с высоты свалились еще 7 Ме-109.

После проведенного в/боя с истребителями противника наши самолеты вернулись на свой а/э. По прибытии командир 1 АЭ ст. л-т Захватаев доложил, что Котовым, Захватаевым и Хользуновым сбито 3 Хе-111, а по докладу летного состава 2 АЭ, которые вместе с ними вели в/бой доложили, что летчики самолетов не сбили, командир полка майор Клещев приказал записать, что сбито 3 самолета противника.

1 июля 1942 г. во время в/боя самолетами соседних авиаполков был сбит л-т Гарам. Который сразу же был помещен в лазарет, а л-т Котов доложил, что он видел, что л-т Гарам сбил Ме-109, а при расследовании уполномоченным ОО НКВД установлено, что л-т Гарам даже и не вел в/боя.

Более того, по заявлению комиссара 2 АЭ Сидорова комиссар полка Стельмащук ругал комиссара 1 АЭ политрука Пелепчука о том, что ими плохо инструктируется летный состав в отношении сбитых самолетов противника. Надо добиться такого положения, говорит Стельмащук: «если 1 АЭ сообщает о сбитых самолетах, то 2 АЭ должна подтверждать».

Таким образом командoвaние полка присвоило себе 6 сбитых самолетов противника.

Весьма сомнительным о количестве сбитых самолетах (так в подл. - В.Ш.) является следующее: 27. Vl/42 г. с 10-ю Ю-88 вели бой 8 Як-l в составе Пруцкого, Клещева, Бабкова, Избинского, Корначенок, Хользунова, Баклана и Савельева. По окончании боя все наши самолеты вернулись без единой пробоины, и засчитали сбитых 6 Ю-88 Бабковым, Клещевым, Пруцковым, Избинским, Савельевым и Хользуновым, хотя подтверждения наземных войск о сбитых самолетах нет, кроме как подтверждения друг друга в различных комбинациях.

Далее по тексту идет глава <<АНИТИМОРАЛЬНЫЕ ПРОЯВЛЕНИЯ» и подпись Василия Сталина красным карандашом: «Правильно». Вот этот текст:

Несмотря на то, что летным составом нарушается дисциплина, со стороны комиссара и командира полка меры не принимаются, как например: 20. Vl.42 г. на а/э Нехаевка часть летного состава Избинский, Захватаев, Корныченок, Ходаков и другие пьянствовали, в котором принимал участие комиссар полка Стельмащук и комиссар 1 АЭ Пелепчук (так в подлиннике - авт.), меры к ним не принимались.

25. Vl.42 г. комиссар полка Стельмащук специально послал интенданта 697 БАО в гор. Валуйки для закупки водки и летный состав перепился: (ст. л-т Захватаев, Избинский, ст. политрук Пелепчук и др.), меры также не приняты.

27. Vl.42 г. кандидат в члены ВКП (б) ст. л-т Захватаев напился пьяным, в результате чего не явился во время на полеты и целый день не летал, в тот же день ст. л-т Избинский тоже напился. Избинского начштаба от первого полета отстранил, т.к. последний заявил, что «голова как дуб, летать не могу». Мер командованием не принято.

5. VII 42 г. при перебазировании с а/э Виктрополь на а/э Капенкина вместо указания о переброске личного состава и имущества майор Клещев дал указание начальнику штаба получить водку от 694 БАО и доставить на а/э Капенкиина, это происходило в присутствии инспектора ВВС КА подполковника Пруцкоого, который также интересовался больше водкой.

6. Vl.42 г. по прибытии на а/э Люберцы летный состав до 2-х часов ночи пьянствовал в общежитии при активном участии помощника командира полка капитана Бабкова.

7. VII.42 г. На а/э Люберцы еще до ужина в большинстве своем летсостав полка напился пьяным, пользуясь тем, что вино свободно продавалось в ларьке Военторга специально для 434 ИАП[4]. Придя в столовую АСН-Люберцы, летсосстав в весьма грубой и нецензурной форме стал требовать вина. В частности ст. л-т Захватаев в летной столовой в присутствии всех столующихся вынул из кобура пистолет и стал им угрожать начальнику штаба полка капитану Лахтенкову за то, что он ему не давал водки.

В то же время в пьяном состоянии явились летчики Парфенов, Ходаков, Баклан и Карныченко к заведующему начсоставской столовой АСН-Люберцы и в самой категоричной, грубой форме с применением нецензурных слов стали требовать выдать им водки, заявляя: «Эй, ты, заведующий, давай нам вина. Мы Сталинский полк приехали сюда на отдых»

Находящийся в это время начальник ОО НКВД 84 РАБ хотел их привести к порядку и установить фамилии, то эти же лица также чрезвычайно грубо обругали последнего с применением угроз, своих фамилий не называли и продолжали требовать водки.

7 июля 1942 г. ст. л-т Захватаев в пьяном состоянии в 23 часа на территории авиагарнизона Люберцы с применением оружия и силы хотел изнасиловать сотрудницу Управления 84 РАБ СЛАБОВУ. Командование полка к Захватаеву мер не приняло.

В силу отсутствия дисциплины в полку, как результат отсутствия требовательности со стороны командования, среди личного состава имеют место 5 случаев венерических заболеваний - ст. л-та Избинского, л-та Алкидова, серж. Коваленко, серж. Поломар и ст. серж. Григорьева.

Командир полка ГСС майор Клещев среди летсостава полка пользуется авторитетом, как «свой парень», но отнюдь не как командир полка, в силу того, что Клещев постоянно пьянствует с летсоставом, а работу техсостава полка совершенно не знает. Майора Клещева можно чаще встретить в выпившем виде, чем в трезвом. Отсюда как результат отсутствие дисциплины в полку.

По большинству случаев антиморальных проявлений со стороны летного состава полка проинформировано командование 434 ИАП ГСС - майор Клещев и комиссар полка - батальонный комиссар Стельмащук, но в большинстве случаев командование полка радикальных мер не принимает, а считает наши информации за сплетни. Правда комиссар полка Стельмащук стремится принимать меры, но он со стороны командира полка тов. Клещева и старшего инспектора ВВС КА - подполковника Пруцкого поставлен в такие условия, что сам каких-либо мер принять не может.

В частности, по вопросам безобразий, проявленных летным составом 7. VII/ 42 года Начальник ОО НКВД 84 РАБ 8. VII.42 г. информировал комиссара полка тов. Стельмащука. С целью уточнения фамилий четырех летчиков, учинивших в пьяном виде скандал в столовой, тов. Стельмащук вызвал к себе подозреваемых. Узнав об этом, подполковник Пруцков пригласил Начальника ОО НКВД 84 РАБ зайти к себе, где еще присутствовали комиссар полка Стельмащук, командир полка майор Клещев, старший инспектор ВВС КА - майор Семенов, который занимался тренировкой летного состава 3 АЭ 434 ИАП и ряд других командиров полка.

На информации Начальника ОО НКВД 84 РАБ тов. Пруцков заявил, что «с этим делом я разберусь сам, а Вы, товарищ Стельмащук, сами никаких мер самовольно не принимайте и обо всем докладывайте мне». Командир полка майор Клещев явно в возмущенной форме заявил, что «вы занимаетесь только сплетнями, только пишите, ну и пишите, а толку с этого мало» и при этом сразу ушел.

Вмешавшийся в разговор ст. инспектор ВВС КА майор Семенов с применением нецензурных слов по адресу Начальника ОО НКВД 84 РАБ, стоя на защите лётного состава, в процессе разговора заявил: «Ну и нечего к нам ходить вашими информациями, мы обойдемся без Вас и идите отсюда вон».

Когда Начальник ОО НКВД 84 РАБ заявил, что он информирует командира и комиссара полка, тов. Семенов ответил: «Комиссару некогда заниматься этими вопросами, он прилетел с фронта, устал и ему надо идти спать».

Сам же майор Семенов 6. VI.42 г. по заявлению комиссара полка тов. Стельмащук был в пьяном состоянии и, появившись за ужином в летной столовой, подрывал авторитет комиссара полка, заявляя, что «тебе, комиссар, нечего делать, иди лучше готовь постели для летчиков, а я сам разрешил летчикам по 100 грамм вина, впоследствии по их просьбе добавил еще 50 грамм, завтра за обедом дам по 200 грамм, а мало будет, так по 300 грамм».

Все вышеперечисленные факты говорят за то, что командование полка - майор Клещев - не воспитывает личный состав полка на выполнение боевых задач, на укрепление воинской дисциплины, а наоборот разлагает ее; комиссар же полка батальонный комиссар Стельмащук потворствует этому и в силу созданных ему условий со стороны майора Клещева и подполковника Пруцкова, т.е. ограничения (так в подлиннике - авт.) в его действиях, выполнять функции комиссара полка не может, хотя он иногда к этому и стремится.

Начальник ОО НКВД 84 РАБ, лейтенант госбезопасности - Сурмач Оперуполномоченный ОО НКВД 84 РАБ, лейтенант госбезопасности - Миневич

9.VII.42 г.

* * *

P.S. Думаю, что это ещё не все документы, характеризующие деятельность полка «кремлевских деток». Будут опубликованы и другие. Время ещё придёт. Не так ли Степан Анастасович?


[1] «Наш полк асов…» Степан Анастасович, а где можно посмотреть документы на весь состав полка, в которых против каждой фамилии была бы пометка – «ас на основании приказа № такой-то» - В.Р.

[2] Сказано же, что полк асов был. Так, Степан Анастасович? – В.Р.

[3] Асы, куда не кинь! Не так ли, Степан Анастасович?

[4] Во как! Для выдающихся асов никаких отказов и дисциплины. А военный пенсионер в посте с Русской линии распинался, что руководство для своих деток не делало никаких исключений. Ведь правда не делало, Степан Анастасович? – В.Р.

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 097 участников
Присоединиться к группе