Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Статьи на острые темы

Всё гаже, и гаже, и гаже… - 2

вкл. . Опубликовано в Полемика Просмотров: 3112

Содержание материала

ВЫДЕРЖКИ ИЗ ПРОТОКОЛЬНОЙ ЗАПИСИ ЗАСЕДАНИЯ КОМИССИИ ГЛАВНОГО ВОЕННОГО СОВЕТА РККА ОТ 4 МАЯ 1940 г.

- Шапошников: Конструктора работают плохо ... Конструктора должны тщательно обрабатывать чертежи и больше шевелить мозгами.

- Ворошилов: Правительством принимались все меры, чтобы заинтересовать конструкторов. Им платили за каждую машину 1,5 млн. рублей, т. е. в 1,5 раза больше, чем стоит самолет.

- Павлов: Если столько будем платить конструкторам, то у нас машин не удет. Нужно другие методы применять - пожестче.

- Мехлис: А конструктора все-таки зажирели.

- Павлов: Не заболели конструктора, а саботажничают.

- Шахурин: Поликарпова, Архангельского и Ильюшина перехвалили. Между отдельными конструкторами и летчиками существовала спайка, которая мешала двигать вперед самолетостроение.

- Павлов: Сколько времени М Каганович (нарком авиапромышленности, в январе 1940 г. был заменен на А.И. Шахурина - В.Ш.) обманывал товарища Сталина о моторах. Боюсь, как бы и сейчас некоторые товарищи этим не занялись.

- Кулик: Мы идем на поводу у конструкторов, то, что нам они дают, то мы и берем, а мы должны требовать то, что нам нужно ... Каждый конструктор - феодал, что хочет, то и делает. Они на текущем счету имеют миллионы, а работать не хотят.

- Ворошилов: Все авиационное руководство сменено. Поставлены новые люди. Старые методы работы осуждены. Новые люди берутся за работу хорошо. С помощью ЦК ВКП (б) и товарища Сталина все поставлены на ноги... У нас теперь больше машин, чем нужно, и стоят они на уровне самолетов передовых капиталистических стран. Стоит сейчас проблема - это выбрать наиболее лучший образец и пустить его в производство. Все это создано, это результат большой работы коллектива. Правительства, Центрального Комитета и лично товарища Сталина ...

Вождь народов еще на стадии проектирования полюбил Миг -3. В своей книге «Я истребитель» генерал Захаров вспоминал: «На совещании, состоявшемся в начале сорок первого года, Сталин много говорил об этом истребителе, о необходимости как можно быстрее освоить его.

- Я не могу учить летчиков летать на этих машинах. Вы мои помощники. Вы должны учить летчиков. Полюбите эту машину!

Прозвучало это как личная просьба... »

А теперь еще раз приведем выдержку со страницы 63 книги Степана Микояна: «В конце зимы 1941 года на Качу приезжали мой дядя Артем Иванович Микоян и Степан Павлович Супрун, и с ними специалисты, которые должны были провести испытания запущенного в серийное производство МиГ-З, самолета, как теперь говорят, «нового поколения».

Если бы не проговорился Иван Евграфович о том, что МиГ - это машина конструкции Поликарпова, я бы не так критически стал штудировать книгу Степана Микояна и труды других авторов. Кстати истребитель И-200 (будущий МиГ-3) даже после занятия Микояном должности главного конструктора в приказах НКАП 1940 года продолжал именоваться «истребителем Поликарпова». Однако война показала несостоятельность Микояна как конструктора, позаимствовавшего у Поликарпова непригодный для поля боя МиГ-3. Уже в середине июля 1941 г. надежды И.В. Сталина на МиГ -3 лопнули как мылный пузырь.

Вот «Записка начальника ГУ ВВС КА наркому авиапрома Шахурину» (архивные реквизиты опубликованы в книге – В.Ш.) : № 259584 от 11 июля 1941 г. совершенно секретно

«С фронта поступают сведения о недостатках вооружения на самолете МиГ-З: имеются случаи, когда в бою отказывают и ЕС, и ШКАС и летчики вынуждены были таранить противника.

Фронтовики сообщают, что самолет МиГ-З является легко уязвимым и легко воспламеняется.

Прошу Вас обратить внимание главного конструктора самолета на указанные недостатки и, прежде всего, на должную отладку вооружения серийных самолетов.

Начальник ГУ ВВС Красной армии, генерал-майор авиации (Петров)».

Непонятно к какому главному конструктору обращается здесь генерал Петров: к опереточному главе фирмы Артему Микояну или к разработчику модели И-200 Николаю Поликарпову, который еще два года назад отказался от этого самолета, поняв его ненужность в предстоящей войне.

Зря полагался Сталин на своего соратника Анастаса Микояна. Не получилось из его брата Ануша конструктора «самолета нового поколения». А эксперименты обошлись в сотни жизней наших лучших летчиков.

Поэтому еще в 1941 году пришлось снять «микояновскую машину» с производства на самом большом в стране авиазаводе № 1.

А Степан Анастасович факт позора своего дяди Ануша через 60 лет пытается объяснить нехваткой моторов. Получается какой-то детский лепет по поводу несерьезного поведения самого товарища Сталина: то он дает команду перестроить самый большой в стране первый авиазавод на выпуск МиГов, то через год в срочном порядке отменяет свое решение.

Но читая труд СА. Микояна, поражаешься его черной неблагодарности товарищу Сталину, подарившему его семье всемирно известное КБ Поликарпова. Из книги получается, что Иосиф Виссарионович был для этой семьи удавом, гипнотизирующим Микоянов-кроликов. Только непонятно, почему удав-Сталин за вынужденный во время войны перевод авиазавода №1 на выпуск другой продукции ничего не оторвал дяде Анушу? Скорей всего потому, что все Микояны были по-настоящему преданы вождю народов, а он такими людьми не разбрасывался. Наоборот, Артему Ивановичу дали несколько лет, чтоб он исправил свои детские ошибки.

«Дома у Ануша я видел чертeжи самолет(ик)а» - эта фраза как раз и выдает с головой Степана Анастасовича, пытающегося внушить читателю, словно малолетнему соседу по песочнице, очередную наивность о конструкторском опыте дяди Ануша.

Как любил говорить Йозеф Геббельс, чем чудовищнее солжешь, тем скорее тебе поверят. Особенно рядовые люди, которые способны солгать в малом, а в большом постесняются. На всем протяжении своей толстой книги, СА. Микоян вслед за папой Анастасом Ивановичем и его идейным другом Н.С. Хрущевым изощряется в чудовищной неблагодарности к бывшему благодетелю своей семьи Иосифу Сталину, сделавшему семью Микоянов через КБ МиГ известной всему миру.

ДОРОГОЙ НИКИТА СЕРГЕЕВИЧ

Помню это страшное послевоенное время, когда солдаты-калеки возвращались домой в прожженных у костров шинелях. А в рюкзаках - две банки «второго фронта» и бутылка водки. Генералы же везли на восток эшелонами награбленное добро ...

Из интервью с И.Е. Федоровым

Про ... , проворонили
Промотали империю.
Виноваты, конечно же –
Ленин, Сталин и Берия!

Из песни уличного барда

В книге С. Микояна все негативные стороны вождя народов по сути даны из закрытой речи Хрущева на XX съезде партии. Но сегодня, согласно заявлению многих влиятельных историков «документом эпохb - докладом Хрущева на XX съезде как историческим источником пользоваться нельзя. Историчности в нем не более, чем в произведениях нашего широко читаемого фантаста Б. Акунина.

Предполагалось, что, прочитав этот базовый для партии «документ» любой читатель должен прийти к выводам: во-первых, вся вина за репрессии 1937-1938 годов лежит исключительно на Сталине; во-вторых - сталинское слово уже в 1937 году было настолько всесильным, что вождь мог при желании запустить или остановить любые процессы.

Из характеристик, данных Никите Сергеевичу знавшими его людьми, можно сделать обобщение, что это был импульсивный человек, который врал легко, не задумываясь, поэтому и все его речи в России никогда не воспринимались всерьез. Уже в начале 60-х даже простой народ понял, что Хрущев сознательно опошляет историческую правду, одновременно скрывая собственную ответственность за ошибки, просчеты и преступления ...

К тому же (на сегодня это досконально известно), в стране на самом деле существовал реальный антиправительственный заговор и шла реальная работа по его обезвреживанию. И реальными фигурантами этого настоящего, а не декоративного заговора были секретарь ЦИК Авель Енукидзе, первый заместитель наркома обороны М.Н. Тухачевский, умерший в 1936 году С.С. Каменев, начальник политуправления Гамарник, нарком внутренних дел Ягода, которые опирались на своих людей в действующих властных структурах. Но эти люди второго уровня так и остались неизвестными. Имелись в стране и агенты иностранных разведок, и среди них будущий нарком внутренних дел Ежов, которому полностью доверял Сталин.

При этом, воспользовавшись заговором военных, чекисты начали изготавливать фальсифицированные дела, по принципу: «чем больше сдадим, тем лучше». Было при этом и сведение с помощью НКВД личных счетов между гражданами, устранение конкурентов в научной, чиновничьей и творческой среде.

По Московской области в «тройку» входили первый секретарь Московского обкома партии Н.С. Хрущев и начальник управления НКВД по Московской области Реденс, которые послали запрос в Политбюро: «к расстрелу: кулаков - 2 тысячи, уголовников - 6,5 тысяч, к высылке: кулаков - 5869, уголовников - 26936».

То есть Хрущев с Реденсом по своей личной инициативе решили расстрелять 8,5 тысяч человек. Видимо, «этот грешок» и пытался скрыть от истории наш «дорогой Никита Сергеевич, начиная огульную критику Сталина! Затем после речи Хрущева на хх съезде при поддержке Анастаса Микояна началась огульная реабилития основных руководителей массовых убийств. При этом одними из первых были оправданы Реденс, Эйхе и другие наиболее отличившиеся в уничтожении тысяч неповинных.

Настоящих «бешеных псов, которые в 37-м расстреляли сотни тысяч неповинных, и уничтожил в 1938-м Сталин. Если бы к началу войны эти палачи были живы, неизвестно на чью сторону в Великую Отечественную войну встала бы основная масса населения. А народ увидел в Сталине своего защитника и встал на его сторону.

Вот об этом самом друге своего отца Н.С. Хрущеве и сожалеет Степан Микоян в своей книге. Якобы Никита Сергеевич и Анастас Иванович хотели начать какие-то «демократические преобразования». А Cтaлин, прекpaтивший произвол «ленинской гвардии», получается у Степана Анастасовича «кровавым диктатором». И на похитившего у США «атомную бомбу» Берию как врага семьи Микоянов держит зло Степан Анастасович.. Понятно, что своим масштабом Лаврентий Павлович совершенно затмил «деятельность» Анастаса Ивановича: одно дело стибрить у Поликарпова пусть и нужный Хозяину истребитель, другое дело похитить у Опенгеймера атомную бомбу, по сути предотвратившую третью мировую войну.

Не случайно 25 февраля 1956 года после своего выступления на хх съезде Анастас Иванович Микоян получил поздравительные телеграммы из Парижа от четвертого троцкистского интернационала и из Мексики от вдовы товарища Троцкого. Почему же молчит Степан Анастасович об этом маленьком факте оценки «мировой демократической общественностью» деятельности своего отца.

Откроем 127 страницу книги ШАХУРИНА А.И. «Крылья Победы» (М.,ИПЛ, 1985) о повальном бегстве из Москвы членов Политбюро вместе с семьями: «16 октября 1941 года. Первый звонок. Как ни странно, он не по авиационным делам. Валентина Степановна Гризодубова говорит, что в городе не ходят трамваи, не работает метро, закрыты булочные. Я знал Гризодубову как человека, которого касается все. Однако на этот раз, выслушав Валентину Степановну, спросил, почему она сообщает о неполадках в Москве мне, а не председателю Моссовета Пронину или секретарю Московского комитета партии Щербакову?

- Я звонила им обоим и еще Микояну, - отозвалась Гризодубова, - ни до кого не дозвонилась.

А теперь откроем страницу 138 С.Микояна: «В битве за Москву в 1941 году самолеты МиГ-З составляли основу истребительной авиации и сыграли очень важную роль. А затем, вплоть до конца войны, МиГ-З (с хвостовой частью И-16.- В.Ш.) использовались в ПВО Москвы и Ленинграда и хорошо (вдали от мессеров и фоккеров - В.Ш.) себя проявили».

Подведем итоги. Анастас Иванович Микоян вместе с Хрущевым и другими был причастен к одурачиванию населения Российской империи ради какой-то фикс-идеи всеобщего равенства и братства. Он участвовал в оболгании великого конструктора Поликарпова, «позаимствовав» ради корыстных целей его модель ненужного для предстоящей войны истребителя И-200, чтоб только создать видимость труда «микояновского коллектива». Потом была «конструкторская деятельность» Артема Ивановича Микояна, заключавшаяся, по сути, в умении заставить трудиться на «свое имя» талантливых ученых. Получается: торговых способностей Анастаса Ивановича Микояна хватило главным образом на то, чтоб под шумок «борьбы с зажиревшими конструкторами» захватить фирму Поликарпова и обученных им людей и присвоить фирме свое имя.

Так же как Степан Анастасович Микоян сомневается в боевых победах аса Феедорова, так и я подвергаю сомнению вытекающую из написанной им книги «необыкновенную талантливость семьи Микоянов», поскольку максимум, на что оказался способным автор панегирика - это на защиту всего лишь кандидатской диссертации. Уровень кандидата наук никак не соответствует должности не только генерального конструктора известной в мире фирмы, но и любого из его заместителей, кроме разве что завхоза. Вот завхозами, причем талантливыми завхозами и были все Микояны. Попытка Степана Микояна унизить личное достоинство легенды наших авиаторов Ивана Евrpафовича Федорова - лишнее тому подтверждение.

О «боевых победах» 434 авиаполка по книге

С.А. Микояна «Воспоминания военного летчика-испытателя»

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 295 участников
Присоединиться к группе