Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Статьи на острые темы

Всё гаже, и гаже, и гаже… - 2

вкл. . Опубликовано в Полемика Просмотров: 2702

Вячеслав Родионов, Вячеслав Шалагинов

Вводная от Вячеслава Родионова

Я внимательно следил за дискуссиями на разных форумах по моей ответной статье на опус Степана Микояна и Александра Щербакова, и у меня сложилось твёрдое убеждение в том, что против русского аса, Героя Советского Союза, полковника Ивана Евграфовича Федорова участвовало много клонированных небезызвестным Андреем Симоновым манкуртов. Однако главные инсинуации разливали два человека, оба беспредельно мнящие о себе и гордыней преисполненные - это Андрей Симонов и Степан Микоян.

Простите, читатель, я немного слукавил. Степан Микоян от дискуссий уклонился, он всё также звездился на телевидении, причём иногда его даже нетактично прерывали, когда он пытался сказать какую-нибудь банальность. Александр Щербаков молчал, как партизан на допросе, и правильно делал, ибо, по всей видимости, попал в названную компанию, как кур в ощип.

А вот Андрей Симонов размножался простым делением на разных форумах, при том оставался с неизменно железобетонными суждениями о Фёдорове даже тогда, когда его ловили на неправде, подтасовках, незнании исторических фактов и архивных документов, в отсутствии базовых исторических знаний и общей методологии исторических исследований любого факта в контексте происходивших вокруг этого факта событий.

Можно было бы написать пародийный дайджест с комментариями по Симоновским заморокам. Но не интересно потому, что выглядит он на форумах как этакий перпендикулярный мышленец, опоздавший родиться в «славные» предреволюционные годы и потому не успевший свои доносы на реализовать в те благословенный сатаной времена. Пусть себе и дальше растекается по форумам, брюзжа о нехорошем Федорове, словно едет по тундре и поет нескончаемую песню о том, что видит или думает, что что-то видит. Миражи бывают не только в пустынях, но и в тундре и даже в некоторых головах.

Однако остается ещё телевизионный фигурант - звездист, правдюк и моралист - Степан Микоян. О нём я тоже писать не хочу, пусть лучше о себе он расскажет сам с комментариями Вячеслава Шалагинова, выпустившего второе, исправленное и дополненное, издание книги «Боевой королевский разворот» М., «ГОЛОС-ПРЕСС». 2010. – 335 с., с иллюстрациями.

В этой книге есть специальная глава, которая называется: «Степан Микоян и другие…Вместо заключения». Вот эту главу, с согласия автора, я и помещаю во второй статье с предыдущим названием, но с цифрой 2, сохранив подзаголовки главы книги Шалагинова, сделав некоторые купюры в подразделе «Дорогой Никита Сергеевич», которые к теме имеют косвенное отношение.

Я мог бы дать только один подраздел о «боевых» подвигах Степана Микояна, но вспомнил, как на Русской линии один из микояновских адептов написал:

«# Военный пенсионер 03.03.2009 15:26 «Что касается летчиков-испытателей Микояна и Щербакова… - это в своем кругу люди известнейшие и порядочные, а …то, что они из элитных семей своего времени (и это в пролетарской стране, где коммунистической теорией отрицалось даже само понятие элиты – В.Р.), говорит лишь о том ,что тогда не принято было руководством страны пристраивать их на теплые места».

Вот тогда и захотелось опубликовать всю главу В.Шалагинова из его книги. Пусть читатели увидят как «Руководство страны» пристраивало своих не только на теплые места, как это было с семейством Микоянов, но в угоду им гнобило действительно талантливых авиаконструкторов и руководителей авиационных структур. И эта тема ещё ждет своего беспристрастного исследователя.

А написать самому о своей семье панегирик – это уже аморального стоит, Степан Анастасович!

* * *

С фотографии обложки книги Степана Микояна и начинается глава о семействе Микоянов в книге В.В.Шалагинова. Приведенные в главе документы подлинные, но архивные реквизиты можно разыскать либо в архиве, либо в самой книгк В.Шалагинова «Большой королевский разворот» Издание второе, 2010 года. – С.265-282.

* * *

В мае 2005 года в журнале «Авиамастер» появилась статья Героев Советского Союза С. Микояна и А. Щербакова, унижающая человеческое достоинство Героя Советского Союза, летчика-испытателя 1-го класса СССР Ивана Евграфовича Фёдорова.·Этот же компрометирующий героического человека материал был дан и в предисловии к книге А.Драбкина «Я дрался на истребителе». Автор предисловия А. Пекарш при этом даже назвал сайт, на котором сконцентрирована вся грязь в отношении Фёдорова, и порекомендовал всем читателям окунуться в нее.

Однако из грязи, вылитой сыном Анастаса Микояна на одного из лучших летчиков-испытателей сталинской поры, я уяснил только одно - ВСЕ ПО РАЗНОМУ СТАНОВЯТСЯ ГЕРОЯМИ: КТО-ТО ЗА СОВЕРШЕННЫЕ ПОДВИГИ, КТО-ТО ЗА ВЫСЛУГУ ЛЕТ, КТО-ТО ЗА СЧЁТ ПОДВИГОВ СВОИХ ПОДЧИНЕННЫХ, КТО-ТО ЗА «ЗАСЛУГИ» ПЕРЕД КЕМ-ТО СВОИХ ПРЕДКОВ.

НО ФОРМАЛЬНО ВСЕ ГЕРОИ РАВНЫ, независимо от степени пользы и славы, принесенных ими отчеству. В этом смысле и Гагарин, и Чкалов, и Федоров приравнены к прилежно ходящему в течение 25 лет на работу, считающемуся летчиком-испытателем Степану Анастасовичу Микояну. Кстати, из-за болезни коленного сустава не совершившему ни одного прыжка с парашютом.

То, что все ГЕРОИ равны только формально, по степени оказываемых им государством льгот и почестей, вовсе не означает, что в равной степени их подвиги выглядят и в глазах народа. А «слово народа - слово Божье», и потому в памяти потомков среди всей плеяды многочисленных героев отечества остаются только единицы. Об этом прекрасно знают и Микоян со Щербаковым.

Не нахожу ничего удивительного в том, что названные два «героя» очень не любят первых, потому этих первых - единицы, и их знает и любит весь народ. Но Микоян со Щербаковым тоже хотят быть в числе тех нескольких, почитаемых и обожествляемых простым людом.

Желание поставить на место неразумный российский народ, заставляет этих двух «героев» подкидывать в печать подметное письмо генерала Руденко маршалу авиации Новикову, которое в наиболее полном дошедшем до нас виде разобрано в главе «Высший пилотаж. История награждений аса». Причем Микояном и Щербаковым подкинут «этот документ» в печать без указания его выходных данных и в урезанном, выгодном для отправителей виде.

Но нельзя оспорить у широких масс их искреннее желание превозносить до небес настоящих героев: Валерия Чкалова, Юрия Гагарина и Ивана Федорова, имена которых давно уже обросли легендами. Причем имя последнего почему-то очень раздражает Микояна и примкнувшего к нему Щербакова.

Вместо того, чтобы спокойно спать, наслаждаться жизнью пенсионера, своим геройским титулом и всеми прилагаемыми к титулу благами, эти герои начинают мутить народное сознание, рассчитывая на доверчивость русских людей к печатному слову.

Но не понимают Микоян и Щербаков, что факт опорочивания других уже говорит сам за себя. Разве всенародные любимцы Чкалов, Гагарин и Фёдоров смогли бы когда-нибудь опуститься до этого?

После прочтения микояновской статьи мне захотелось поподробнее узнать, чем же полковник Федоров так не угодил генералу Микояну? Прослушивая аудиозаписи Ивана Евграфовича 2008 года, я нашел одно место, где летчик-испытатель буднично сообщает, что самолет МиГ -1 и его чуть усовершенствованная модель МиГ -3 - это детище конструктора Поликарпова. «Да, об этом все летчики знают! Только распространять эту информацию нельзя! - в сердцах сокрушается случайно проговорившийся Иван Евграфович. - И писать об этом не надо, а то Микояны ... будут за мной с оглоблей гоняться! Хе-хе! Не любят они этого, ох не любят», - в своем красочном стиле заканчивает мысль старый вояка...

На этому будничному сообщению Фёдорова, о котором я умолчал в предыдущем издании, пришлось искать подтверждение или опровержение в других источниках. Для начала внимательно прочитал книгу Степана Микояна «Воспоминая военного летчика-испытателя). Сразу бросилось в глаза заглавие на обложке (см. фото на предыдущей странице), где слова СТЕПАН АНАСТАСОВИЧ МИКОЯН выделены большими буквами, а название сочинения маленькими. Получается, что НЕ ВАЖНО О ЧЕМ пойдет речь в книге, ВАЖНО КТО нисходит до читателя. Содержание же труда - это по сути панегирик семье Микоянов: члену Политбюро Анастасу Ивановичу, его брату главному конструктору фирмы МиГ Артему Ивановичу и их многочисленным потомкам. Короче, прославление своей фамилии, известной сегодня случилось в мире благодаря самолетной фирме МиГ и мясокомбинату в Москве, носящему имя сподвижника Сталина, Хрущева и Брежнева - Анастаса Ивановича Микояна.

Открыв книгу, вначале мы узнаем о семейных преданиях, детстве, юности, дружбе и встречах героя с известными людьми, поступлении им в 1940 году в Качинскую военную авиационную школу. На странице 49 дается коротенькая заметка автора о своем дяде, брате отца Артеме Ивановиче Микояне: «Говоря о некоторых авиационных событиях, людях и фактах, повлиявших на выбор мною профессии, я должен упомянуть и своего дядю, Артема Ивановича. Он в те годы учился на инженерном факультете Военно-воздушной академии РККА им. проф. Н.Е.Жуковского ... Как-то он взял меня с собой на Тушинский аэродром, где должен был летать, кажется, уже четвертый раз, маленький самолет - «авиетка», который Ануш вместе с двумя другими слушателями академии спроектировал и построил.

Артем Иванович, будучи слушателем академии, прыгал с парашютом, занимался в слушательском летном кружке. Он мне рассказывал, как в качестве инструктора с ним несколько раз летал Валерий Чкалов. Дома у Ануша я видел чертежи самолета - его дипломный проект (тогда дипломная работа не была секретной, и можно было работать дома)».

А вот выдержка со страницы 63: «В конце зимы 1941 года на Качу приезжали мой дядя Артем Иванович Микоян и Степан Павлович Супрун, и с ними специалисты, которые должны были провести испытания запущенного в серийное производство МиГ-3, самолета, как теперь говорят, «нового поколения». То есть через 14 страниц дядя Ануш предстает перед читателем уже в качестве главного конструктора самолета МиГ-3, запушенного в серию. Степан Микоян не уточняет, как произошло это интереснейшее событие, обессмертившее фамилию Микоянов.

Известно, что в декабре 1939 года 34-летний дядя Ануш, который вместе с двумя другими слушателями академии спроектировал и построил студенческую «авиетку» и у которого юный Степа видел дома чертежи самолета, вдруг стал главным конструктором ныне известного во всем мире КБ «МИГ». Причем именно это КБ Микоянов и приняло участие в выпуске цитируемой нами книги Степана Анастасовича.

Вопрос первый, что стало с «двумя другими слушателями академии, которые вместе с дядей Анушем спроектировали и построили «авиетку»? Может быть «эти слушатели» тоже в связи с окончанием академии получили в подарок от партии и советского правительства по конструкторскому бюро? Но имена их Степан Анастасович почему-то держит в тайне, словно это не студенты, а засекреченные конструкторы неизвестного КБ.

Попутно возникает вопрос номер два: какова доля участия Артема Микояна в проектировании самого первого запушенного в серию самолета «его фирмы» МиГ -3 (собственно это МиГ -1 с увеличенными топливными баками - В.Ш.)? Ответ на вопрос, что конкретного, кроме самого названия серийной модели «Микоян и Гуревич», внес сам лично Артем Иванович в конструкцию МиГа и по сей день замалчивается летописцами семьи Микоянов! Не нашел я на него ответа ни в одной из семейных хроник. Почему Степан Анастасович подробно сообщает о написании кандидатской диссертации и совсем умалчивает о капитальном труде дяди Ануша? Похоже «это» до сих является государственной тайной.

Чтоб как-то ответить на поставленные вопросы, приходится приводить несколько примеров «творческой» деятельности декабря 1939 года братьев Анастаса и Артема Ивановичей Микоянов, почерпнутых из мемуарных источников, которые до сих пор никто из микояновского семейства даже не попытался опровергнуть...

Артем Иванович Микоян 1905 года рождения в возрасте 20 лет стал членом ВКП (б), в 23 года он уже секретарь парторганизации Октябрьского трамвайного парка г. Москвы. В 1931 году, не имея законченного среднего образования, поступил в Военно-воздушную академию имени Жуковского. (Именно тогда юный Степа и видел какие-то чертежи дома у дяди Ануша). По завершении учебы с 1937 по март 1939 года Артем Иванович работает представителем военной приемки на авиазаводе № 1, который выпускал истребители И-15 фирмы Поликарпова. (Заметим, что это инженерная должность, не имеющая никакого отношения к конструированию самолетов). КБ Поликарпова до этого располагалось на авиазаводе № 156, где был выпушен первый опытный экземпляр истребителя И-180, на котором в декабре 1938 года разбился Чкалов. В марте 1939-го КБ Поликарпова переводят на авиазавод №1 и Артем Иванович переходит в это КБ в качестве конструктора, и сразу получает должность руководителя бригады.

8 декабря 1939 года менее, чем через 9 месяцев работы в качестве конструктора, (причем конструктора рядового, отвечающего за проектирование и выпуск какой-то отдельной детали! - В.Ш.) Артема Ивановича назначают главным конструктором вновь созданного на базе КБ Поликарпова бюро с переводом от Поликарпова к Микояну 80 лучших сотрудников. Сам Поликарпов в этот момент находится в командировке в Германии и узнает о свершившемся только после приезда.

Трудно поверить, что к этому внезапному возвышению рядового конструктора был не причастен Анастас Иванович Микоян, имеющий доступ в кабинет товарища Сталина. Именно Анастас Иванович и передал 80 лучших конструкторов КБ беспартийного «вредителя» Поликарпова (в том числе и талантливого самолетостроителя М. Гуревича) под надзор своего брата Артема Ивановича, члена большевистской партии с 1925 года. Все это случилось потому, что после гибели Валерия Чкалова на И-180 фирмы Поликарпова в декабре 1938 года сталинское окружение, в том числе и новый выдвиженец авиаконструктор Яковлев, внушило вождю народов, что «старые специалисты», которым он раньше доверял, завели авиацию и его лично в «болото». Отсюда следовал вывод, что во главе «старых КБ» должны быть поставлены «молодые идеологически подкованные специалисты», каковым и был Артем Микоян.

То есть фамилия Микоянов, прославленная на весь мир, благодаря фирме МиГ, своей мировой известностью обязана лично товарищу Сталину.

Не будь этого решения вождя народов о передаче фирмы Поликарпова безвестному авиационному инженеру Артему Микояну, оставаться бы ему одним из трех слушателей академии Жуковского, спроектировавшим и построившим авиетку. Но такое могло быть возможным только при честной игре.

Теперь вернемся к вопросу, почему Анастас Иванович со своим братом Анушем, проконсультировавшись с М. Гуревичем, выбрали для участия в конкурсе на лучший истребитель именно модель И-200, отвергнутую самим Поликарповым, как непригодную к будущей войне? Ниже мы изложим нашу версию.

Во-первых, потому, что «идеологически подкованный конструктор» Микоян на тот момент не мог даже представить себе параметры машины, способной участвовать в будущей войне. Чертежи того самолета, который юный Степа видел дома у дяди Ануша, похоже, были единственной практикой главного конструктора КБ МиГ в создании летательных аппаратов. Единственным параметром, к которому стремился тогда Артем Иванович (также как и все участники детских состязаний авиамоделистов в Крыму), была лишь принципиальная возможность отделения «агрегата» от земли. Но создаваемая машина должна была не только уметь летать, но еще и победить в конкурсе на приз товарища Сталина. И главным консультантом, похоже, здесь уже стал не специалист по аэродинамике Михаил Гуревич, а специалист «по кремлевской кухне» Анастас Микоян, лучше других осведомленный о вкусах Хозяина.

Во-вторых, этим самым главным параметром вождь народов считал только скорость. Именно скорость у истребителя И-200 (который параллельно назывался «изделие К» и «изделие 61»), разработанного под новый мотор АМ-37 конструктора Климова, была. По расчету Поликарпова, завершившему проект к лету 1939 года, максимальная скорость на высоте 7 тысяч метров должна равняться 670 км/час, что на 100 км/час больше скорости серийного Ме-109Е.

Но сам Поликарпов отказался от модели И-200! Потому что: очень длинный тяжелый мотор АМ-37 еще требовал доработки, т.к. создавал плохой обзор из кабины и низкую продольную управляемость, при этом конструкция моторов серии АМ не позволяла установить пушку, стреляющую через полую втулку воздушного винта. Установление же тяжелого вооружения в крыльях снижало точность стрельбы. Не устраивала Поликарпова и хвостовая часть фюзеляжа, скопированная с устаревшего И-16. Но самое главное талантливый Поликарпов из-за плохой маневренности этой тяжелой машины, плохого обзора, невозможности работы с грунтовых аэродромов из-за высокой посадочной скорости и слабого вооружения (расположенные в крыльях два пулемета 12,7 мм) не видел сферы применения этого истребителя в будущей войне, поэтому и не докладывал о проекте «наверх».

Анастасу же Микояну, который вцепился в этот заведомо непригодный для будущей войны проект, было неважно, что будет потом. Главное, было сейчас выиграть конкурс на один единственный параметр - скорость, установленный товарищем Сталиным. В итоге СНК было принято решение: в 1941 году приступить к серийному выпуску МиГ-3, переоборудовав для этого самый большой авиационный завод страны № 1. Поэтому в конце зимы 1941 г. и оказался в Каче на испытаниях «своего» серийного МиГ -3 Артем Иванович Микоян вместе с Супруном С.П.

Версию назначения Артема Микояна на место Поликарпова подтверждают и:

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 097 участников
Присоединиться к группе