Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Статьи на острые темы

Все гаже, и гаже, и гаже…

вкл. . Опубликовано в Полемика Просмотров: 3484

Об ошибках Руденко ни он сам, ни его биографы в послевоенное время не писали, а если и упоминали, то весьма скромно, слишком большие чины он имел и очень высокие должности занимал. Но сколько веревочке не виться…

В последние годы начинают издаваться книги, авторы которых используют материалы, к которым ранее доступа не имели. Назову книгу Виталия Горбача «Авиация в Курской битве» (Москва, ЭКСМО, 2008 г.), сборник «Асы Великой Отечественной. Самые результативные лётчики 1941-1945 гг.» автор-составитель Михаил Юрьевич Быков (Москва, ЭКСМО, 2007 г.), материалы которых в данной статье мною используются.

Повторюсь, для меня не всякий архивный документ есть истина в последней инстанции. Думаю, что и для других исследователей не секрет, что в архивах многие документы пока недоступны или нередко встречаются такие, которые целенаправленно скрывают истину.

Справка командующего 16-й воздушной армии Руденко, содержащая его мнение о вымогательстве звания Героя Советского Союза Иваном Фёдоровым, подлоге при подсчёте сбитых самолётов, далёко ещё не истина в последней инстанции.

Федоров не вымогал звание Героя Советского Союза, а если и требовал, то на вполне законных основаниях. Дело в том, что документы на присвоение звания Героя Советского Союза были подписаны «…командующим 3-й воздушной армией Громовым 27 января 1943 года, о чем сам комдив 256 ИАД майор Федоров был поставлен в известность. … Однако «какой-то доброжелатель из штаба (возможно Папивин – В.Р.) изъял этот документ из почты 3 ВА, и они не попали в Москву в наградную комиссию. Об этом Иван Евграфович узнал лишь в октябре 1943 г. из пришедшего ему ответа на запрос (ОК 6 ИАК, оп.2, д.9, л.364)»[20]. И обратился посредством представления начальника штаба 6-го иак Жильцова к командующему Руденко. В архивах хранятся несколько представлений за подписью Жильцова, которые Руденко не счел нужным рассмотреть. А потом к нему поступила доносная справка за подписью генерала А.Б. Юмашева, в которой тот обвинял Федорова в плохом управлении дивизией. Но справка поступила 27 июля 1943 года, а Юмашев убыл из 6-го иак до 28 июня 1943 года. Кто же тогда фабриковал эту справку? Следом за ней к Руденко поступил наградной лист за подписью командира 6-го иак Е.Н. Ерлыкина. Вот этот документ является ключевым в интриге против И.Е. Федорова[21].

А ещё Иван Евграфович имел право на звание Героя согласно приказу Сталина № 0489 от 17 июня 1942 года. В нем, в частности записано: «На звание Героя Советского Союза представлять таких летчиков-истребителей, которые собьют в воздушных боях 10 истребителей противника или 5 бомбардировщиков». И.Е. Федоров имел нужные победы к 1943 году. И это знали в штабе 6-го иак.

Тут мы сталкиваемся с прямым подлогом и даже служебным преступлением. В книге Вячеслава Шалагинова на цветной фотографии воспроизведен наградной лист на представление И.Е. Федорова к Герою Советского Союза. Лезвием аккуратно подтерто и вместо Героя Советского Союза на другой машинке и другим шрифтом напечатано «к ордену «Кутузова II степени». Кто подтер? Может быть Брайко по указанию Руденко? Но вот еще что поражает. В документах, приложенных Микояном и Щербаковым к своей «телеге» значится резолюция Руденко. А вот на наградном листе красным карандашом поперек всего представления он отписывает командующему 6-м иак генералу Ерлыкину: «Дивизией командует плохо. Ходатайствуете о снятии и одновременно предлагаете о награде несерьезно. А. Руденко». Заставляет Ерлыкина взять инициативу на себя. А раньше резолюции Руденко какой-то аноним с неясной подписью А. Ре и росчерком коротко распорядился «Отложить». Кто же мог до командующего 16-й армией, а точнее вместо него, сделать эту резолюцию. Пока это загадка, но и её разгадаем.

Руденко не только не пропустил представление, но еще обесчестил одного из лучших асов Отечественной войны перед потомством. Что касается ответа Новикова на письмо Руденко, то его найти не удалось. Но то, что Папивин, сыгравший прямую роль в замене Командующего ВВС страны П.Ф. Жигарева на маршала А.А. Новикова, был в тесных связях с Руденко, тот, несомненно, знал.

Вот характерная история со снятием командующего ВВС страны генерала Жигарева. Об этом пишет Станислав Грибанов в книге «Василий Сталин»:

«Как-то генерал Жигарев доложил Верховному Главнокомандующему, что куйбышевская запасная бригада подготовила к боям шесть штурмовых авиаполков. Но стало известно, что боевое применение штурмовики не проходили – какая же тут готовность к боям!

Василий послал разбираться с этим делом Морозова. Однако генерал Папивин, командовавший запасной бригадой, опередил выводы инспектора – телеграфировал, что его самого обманули (кто ж мог обмануть командира бригады, если не он сам? Но быстро заложил генерала Жигарева – В.Р.) Тогда-то и было принято решение Верховного отправить генерала Жигарева на Дальний Восток. Вывод у Иосифа Виссарионовича, как всегда, был достаточно категоричен: «Не может командовать!..» Вместо Жигарева командовать ВВС назначили генерала А.А. Новикова»[22].

Себя спасал Папивин или выполнял, как сейчас сказали бы, соцзаказ на замену Командующего ВВС страны? Нечеловеческий фактор, однако!

Новиков наверняка знал и историю с 21-м заводом в Горьком. Не мог отказать Новиков, даже если бы хотел, здесь действует принцип: ты мне, я тебе. И Новиков внял липовой характеристике генерал-лейтенанта С.И. Руденко «…неудовлетворительную работу как командира дивизии…» и снял Федорова с должности командира дивизии, и понизил до подполковника.

Но вот что любопытно. В личном деле полковника И.Е. Федорова, хранящимся в Кунцевском военкомате есть записи о награждениях:

январь 1943 года. Орден Отечественной войны I-й степени «За формирование полка асов».

декабрь 1943 года. Орден Александра Невского. «За отличное выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленную при этом доблесть и мужество».

И «неудовлетворительно работал как командир дивизии»? Почему тогда награждали?

Федоров неоднократно говорил, что его награждали за командование, а не за лично сбитые самолеты, которые ему часто не записывали. А он просил справедливости за сбитые бомбардировщики, которые, согласно приказу Сталина «тянули» на звание Героя Советского Союза. Но если Дагаев и Папивин не указали в своей справке типы сбитых Федоровым самолетов, то дальше можно было вешать на него всех собак, унижать в письме к Новикову и сеять сплетни, отголоски которых будоражат умы твердокаменных «экскремлевцев», и тех, кто до сих пор с неразорвавшейся пулей в голове.

Это ли вымогательство Федорова? Нет, господа написанты, это травля неугодного злопамятными сослуживцами – генералами Папивиным и Руденко при попустительстве Главного маршала Авиации СССР А.А. Новикова. Вы ж подпеваете им и другим заинтересованным фигурантам давних событий. И не борцы вы за чистоту истории, неча на нее кивать.

«Раньше до прочтения переписки между Руденко и Папивиным я считал Ивана Евграфовича замечательным летчиком-истребителем, летчиком-испытателем сталинской поры – одним из многих умных, сильных, смелых и ловких юношей 30-х годов, влюбившихся в авиацию. Но увидев сколько сил, энергии, изощренности тратят два воздушных командарма, чтобы лишить его заслуженной награды, я осознал какой величиной был этот летчик на фоне своей эпохи».[23]

Была она огненным адом

Поскольку об участии «раскрученного» средствами массовой пропаганды Ивана Евграфовича в Курской битве почти ничего неизвестно, остановимся на этом эпизоде его военной биографии, и пусть читатель сам делает выводы.

Из книги В. Горбача мы довольно много узнаём о действиях на Курской дуге 273-й иад (командир полковник И.Е. Фёдоров). Дивизия входила в состав 6-го иак (с 10.07.43 г. командир генерал-майор Е.Е. Ерлыкин) 16-й воздушной армии, которой была поставлена задача завоевать господство в воздухе на Центральном фронте (командующий К.К. Рокоссовский).

В состав дивизии Фёдорова входили три полка: 157-иап, составленный из опытных лётчиков-асов, воевавших на Калининском фронте (тот самый полк асов, который возглавлял Фёдоров после расформирования «небесного штрафбата»), 163-й и 347-й истребительные полки, укомплектованные преимущественно молодыми лётчиками, только что прибывшими после ускоренного обучения и имевшими за плечами 2-3 учебных воздушных боя.

И надо же, едва прибыв в 16-ю ВА, полковник И.Е. Федоров снова, как и в случае с 21-м заводом в Горьком, прямо сталкивается с всесильным А.С. Яковлевым. Об этом случае поведал маршал Руденко в своих воспоминаниях: «Неожиданно случилась неприятность: при тщательном осмотре «яков» 273-й истребительной дивизии (командир полковник И.Е. Федоров – В.Р.) специалисты обнаружили отслаивание фанерной обшивки на плоскостях и некоторых других частях машин. Самолеты нельзя было выпускать в воздух. Почему отслоилась обшивка, и как обстоят дела в других дивизиях? Появилось немало «почему?» и «как?».

Главный инженер воздушной армии инженер-полковник В.И. Ребров пришел к выводу, что обшивку на плоскостях необходимо переклеить. Срочно доложили о своем решении в штаб ВВС, вызвали представителей авиапромышленности, главного авиаконструктора. Совместными усилиями дефект на самолетах удалось устранить за несколько суток»[24].

Если было доложено в штаб ВВС, то главный конструктор А.С. Яковлев безусловно знал в какой дивизии случилось это позорное ЧП и кто там командир. Опять булыжником на гладкой дороге авиаконструктора оказался И.Е. Федоров. В очередной раз ударил по авторитету. «К ногтю его, товарищ Руденко!» И прижали.

Что же стояло за бракованными самолетами, поступившими на вооружение 273 иад? А то, что накануне решающего сражения ВОВ молодые летчики так и не смогли набраться мастерства для ведения воздушного боя, так как летать на отслаивающейся фанере было невозможно. Не отсюда ли самые большие потери летчиков в 273 иад? И не потому ли этими потерями заинтересовался Сталин? Но Руденко, как мы знаем, спасли К.К. Рокоссовский и Новиков. Но никто не собирался спасать И.Е. Федорова, его только топили. Вот вам, и ещё одна зарытая «собака» или «скелет в шкафу» у Микояна.

Ивану Евграфовичу, в отличие от Степана Микояна, видимо, была судьба участвовать в самых трагических и тяжёлых периодах войны. В июле 1942 года сбежав из ОКБ Лавочкина на Калининский фронт, он стал участником проигранной Красной Армией битвы, оказавшейся масштабней и кровопролитней Сталинградской. Очень нехотя рассекречиваются в последний десяток лет архивные материалы и появляются немногочисленные работы, показывающие неудачи 1942 году под Ржевом, Сычёвкой, Калининым, Белым, Духовщиной, Холмом и др. Объективных исследований по результатам действий авиации обеих сторон до сих пор нет. По опубликованным работам наших и немецких авторов можно убедиться, что от пехоты, которая слоями устилала поля боёв, требовать подтверждения сбитых лётчиками Фёдорова самолётов, зачастую было и невозможно и неуместно.

Ранним утром 5-го июля 1943 года дивизии Ивана Евграфовича Фёдорова пришлось первой встретить многочисленные группы истребителей и бомбардировщиков на северном фасе Курской дуги, на одном из основных направлении наземного удара гитлеровцев.

С 28 июня по 09 июля 1943 года 6-й истребительный авиакорпус не имел командира. Бывший – генерал А.Б. Юмашев, переведен в другую часть. Судя по архивным документам, отмечает В. Горбач, обязанности командира корпуса исполнял начальник штаба полковник Жильцов Н.П.. И только через 11 дней потрёпанное в боях соединение принял новый, опытный командир Герой Советского Союза генерал-майор Е.Е. Ерлыкин. Командующий 16-й ВА Руденко в самый напряжённый момент Курской битвы оставил 6-й корпус без официально назначенного командира.

Но главная ошибка, которую сделал Руденко, заключалась в следующем.

В ночь на 5-е июля в 2 часа 30 минут командующий разослал в корпуса и дивизии приказ, определяющий действия авиаторов на ближайшие часы. В приказе содержалось решение, которое впоследствии, когда действия немецкой авиации приобрели большой размах «…в значительной степени дезорганизовало работу истребительных соединений»[25] Вместо непрерывного патрулирования группами не менее 30-40 истребителей каждая, приказ обязывал осуществить первый вылет к линии фронта три группы 6-го иак общей численностью 40 истребителей.

Конечно же, первый, самый опасный, вылет выпал лётчикам дивизии И.Е. Фёдорова.

Первыми к линии фронта около 5 часов утра подошли 18 «яков» 157-го полка, укомплектованного опытными лётчиками. Вёл асов в бой командир полка Герой Советского Союза В.Ф. Волков. Вскоре пилоты «яков» обнаружили 25 юнкерсов-88, бомбивших расположение наших войск. Весь район действия бомбардировщиков оказался блокированным многочисленными «фокке-вульфами».

Группа «яков» разделилась на 8 (эскадрилья Героя Советского Союза капитана В.Н. Залевского) и 10 самолётов (командир В.Ф. Волков). Лётчики капитана Залевского проявили решительность и смелость, бросившись на прорыв к бомбардировщикам. Четверо «яков» оказались связаны боем, но четырём удалось прорваться к бомбардировщикам, сбить 2 (Н.Ф. Залевский) и два поджечь (лейтенантом Ануфриевым и сержантом Г.Х. Каргаевым). На выходе из атаки Залевский и Ануфриев были ранены, самолёты загорелись, оба пилота выпрыгнули на парашютах. Капитан В.Н. Залевский позднее скончался в госпитале.

В это время десять «яков» майора Волкова вели напряжённый воздушный бой с многочисленной группой «фокке-вульфов». Согласно данным, зафиксированным штабом 157-го иап, удалось сбить 9 «фокке-вульф 190», получив повреждения четырёх своих машин. В бою отличились будущие Герои Советского Союза А.Е. Боровых и И.В. Маслов. Однако командование 6-го корпуса по-иному оценило итоги схватки, засчитав пилотам победы над 3 «юнкерсами» и 2 «фокке-вульфами».

Вот вам и верный счет наших побед. Летчикам просто уполовинили сбитые самолеты. Почему подобное не могло произойти и с И.Е. Федоровым на Калининском и других направлениях, вас я спрашиваю, правдолюбца и исказителя истории, Спепан Микоян?

Воздушный бой вызвал большое воодушевление наблюдавших за ним наземных войск. Документы 6-го иак свидетельствуют, что пехотинцы и танкисты встретили появление и атаку истребителей криками «Ура!», а по окончании боя командующий армией генерал-лейтенант А.Г. Родин прислал авиаторам благодарность[26].

Кроме дивизии Фёдорова чуть позже к патрулированию линии фронта были привлечены и другие истребительные дивизии 16-й армии. И то же, группами по 6-8 истребителей, выполняя бездумное решение Руденко. Уже на подходе к линии фронта они становились объектами ожесточённых атак многочисленных истребителей врага. Предотвратить массированные налёты бомбардировщиков на боевые порядки наземных войск истребители не смогли. «Командование 16-й воздушной армии упустило момент концентрации сил истребителей для борьбы с бомбардировочной авиацией противника» – делает вывод Виталий Горбач[27]. Только через несколько часов вступил в действие приказ о вылетах группами по 30-40 самолетов. К тому времени в дивизии Фёдорова остался 21 самолёт (в 163-м иап −3, в 243 иап- 4, в 157 иап- 14 самолётов).

Вот тут и зарыта очередная «собака» в отношениях Руденко к И.Е. Федорову.

Комдив писал в отчетах Руденко правду, указывая на природу приписок побед, поощряемую лично командующим 16-й воздушной армией. «Кроме хорошо отлаженного взаимодействия и управления в бою, действия немецкой авиации характеризовались применением различной военной хитрости. Так, согласно отчету командира 273 иад полковника И.Е. Федорова о боевой работе дивизии за период с 5 по 8 июля, для выхода из неудачно складывающегося боя пилотами «фокке-вульфов» часто практиковалось имитирование беспорядочного падения и срыва в штопор Зачастую это создавало у молодых и неопытных советских пилотов иллюзию уничтожения вражеской машины, способствуя безудержному росту заявок на победы.»[28] (выделено мною – В.Р.)

Виталий Горбач отмечает – «. Рассматривая этот весьма щепетильный и болезненный вопрос об эффективности действий истребительной авиации, необходимо отметить, что, признавая многие недостатки в ее работе, документы 16-й воздушной в то же время практически не содержат материалов, критически оценивающих число заявок на воздушные победы. … в результате недели боевой работы с 5 по 11 июля, согласно тому же отчету, в воздушных боях удалось сбить 425 истребителей, 88 бомбардировщиков и 5 разведчиков противника. Таким образом, число, уничтоженных «фокке-вульфов» и «мессершмиттов» даже по сравнению с завышенными разведданными начала месяца составило 140%»[29]. То есть сбили больше, чем немцы имели на этом участке Курской дуги.

Почему бы вам, борцы за исправления Отечественной истории, не раскрутить «дело генерала авиации Руденко» по факту его вопиющего обмана высшего военного руководства. А ведь за приписками стоят незаслуженные звания Героев Советского Союза, орденоносцев, продвижение по службе, деньги и т.п. Хотел Сталин предъявить ему претензию, да командующий Центральным фронтом К.К. Рокоссовский и командующий ВВС Новиков взяли под защиту. Это только известные фамилии. Покопайтесь, может, других выявите? Сталин укрепил руководство 16-й воздушной армии, не выполнившей поставленной задачи: 10 июля бал назначен командир 6 иак генерал Ерлыкин. «На Центральный фронт срочно вылетел первый заместитель командующего ВВС Красной Армии генерал-полковник Г.А. Ворожейкин, получивший категорический приказ Сталина: «Чтобы завтра господство в воздухе было завоёвано!»[30]

Разве пришелся бы к «вельможному» приписному двору командарма Руденко честный командир дивизии И.Е. Федоров? Нет и ещё раз нет! Надо было его дискредитировать и снять с должности, чтобы не лез со своей горькой правдой. Так злопамятный Руденко и сделал. А если учесть, что «вельможа» всё время рос в должностях в авиации, то нетрудно догадаться, что досье И.Е. Федорова было перешито и из него изъяли многие подлинные документы, характеризующие боевой путь аса и его победы. Не сомневаюсь, что их было значительно больше, чем сегодня сохранилось в обрезанном личном деле И.Е. Федорова.

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 097 участников
Присоединиться к группе