Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Памфлеты Вячеслава Родионова

Вальпургиева ночь (мифологический памфлет)

вкл. . Опубликовано в Памфлеты Просмотров: 2611

Прибежал с плакатом SS - Truppfuehrer и развернул его перед строем. Менделех подошёл к напечатанной на нём карте:

- А премия?- напомнил дылдоватый cossacknn.

Менделех через Плюгавого передал дылде сто евро, а сам продолжил.

- Видите, никакого другого государства на территории современной России, кроме родной нам Казакии, не предусмотрено. А это значит, что наше дело правое и мы победим. Люхайл, cossacknn!

- Но так говорил Иосиф Сталин, - донёсся из кустов голос реестрового засланца.

- И что с того? Всё равно мы победим! Люхайл, cossacknn!

- Люхайл!

- Люхайл!

- Люхайл!

- Да, но причём здесь мы как германские cossacknn? Страна то, может, и будет называться Казакией, а поселяться то в ней, скорее всего, одесситы, - снова послышался из- за кустов голос реестрового засланца.

- Вышвырните за забор, - озверел SS Brigadeführer и барон Менделех.

- Обоих? – поинтересовался Плюгавов.

- Нет. Мелеховским летописцем правит неодолимое желание узнать, что же соорудили тут мы. Пусть пока сидит.

В этот момент послышались звуки потусторонних труб и на глазах изумленных cossacknn с неба прямо на плац спускались три ангела с большими черными крыльями и в высшей чёрной эсэсовской форме.

Все cossacknn пали ниц, только чрезвычайно верующий Серж Нахамкин, выскочив из-за кустов на плац, стал креститься со скоростью курьерского поезда. Но кто-то дернул его за обе ноги, и Серж больно шваркнулся об брусчатку.

В этот момент послышался скрипучий голос одного из черных ангелов, обликом напоминавшего SS Reichsführera Генриха Гиммлера.

- Cossacknn, верить, повиноваться, сражаться! Точка! Это все! - отдал команды чёрный ангел. – А теперь пора открыть памятники.

- Yavol! – выкинул вперед правую руку SS brigadeführer и барон Менделех.

- Yavol, - в свою очередь и в одну глотку выдали восторг, стоящие в строю псы cossacknn-изма.

При этом они вскинули правые руки в известном приветствии, от чего папки попадали на плац, раскрылись, и ценнейшая Наумовская галиматья рассыпалась под строевые ботинки cossacknn.

- За утрату секретных документов, - послышался скрипучий голос сверху, - полагается суровое наказание, но мы вас пока наказывать не будем.

- Собрать секретные документы! – распорядился SS brigadeführer и барон. – До листочка.

Вогнанные в дрожь появлением черных ангелов, cossacknn кинулись собирать документы, путая листы, наступая на них, снимая с веток кустов, за которыми сидел летописный засланец. Между тем, он успел спрятать несколько листов, полагая, что раздобыл ценнейшие для своего шефа Мелехова сведения. Возню с непослушными на небольшом ветру документами, наконец, удалось успешно завершить и спрятать снова в папки. Правда, в каком теперь порядке находились три экземпляра Наумовских, то ли фельетонов, то ли рецензий, никто из cossacknn определить бы не смог, поэтому приказное чтение таило в себе не меньше загадок и тайн, чем в книге Родионова о Краснове. И зачем только мыли руки в ритуальном корыте?

- Brigadeführer, - снова раздался сверху скрипучий голос, - командуйте, но учтите, что первым должен быть открыт памятник, нет, не SS gruppenführeru Краснову, а второй. Ибо вклад его прообраза в торжество национал- социализма более значим, да и Краснов вторая здесь величина после него.

- Hail, Hitler! – в унисон прохрипели черные ангелы с очень узнаваемыми лицами.

- Ziqhail! – снова дружно рявкнули псы cossacknn-изма.

Чёрные ангелы SS остались висеть над плацем, словно совесть национал-социализма и древнего готства.

Пришлось подчиниться. SS brigadeführer и барон Менделех сначала скомандовал «вольно», потом приказал cossacknn полукругом выстроиться около левого памятника.

Заиграл марш «Хорст Вессель». Менделех и Плюгавов одномоментным движением рук сорвали с памятника бело-синее покрывало…

От возникшего зрелища все cossacknn окаменели, успев, однако, в приветствии поднять правую руку.

В наступившей тишине было слышно, как кувалдой бьется сердце Сержа Нахамкина, никак не ожидавшего такого шедеврального зрелища, к тому же в памятнике человеку, которого ещё недавно проклинал в своих ежегодных публичных выступлениях и летописных записках…

Общая растерянность продолжалась недолго. Почему на плацу оказался установлен памятник Бронштейну (Троцкому) никто понять не мог. Ведь его всегда проклинали в связи с геноцидом казачества, а тут такое. Вопросы роем злобных пчел зудели в головах cossacknn, а в круглой толковой голове Сержа Нахамкина почему- то, как под дугой, звенел колокольчик.

Но дисциплина – есть дисциплина, тем более под надзором черных ангелов в эсэсовской форме.

- Cossacknn, - вдруг с высоты прохрипел с чёрным оттенком голос Гиммера. – Вы должны знать, что herrБронштейн был давним германским агентом, внедренным через друга Парвуса в Германский Имперский генеральный штаб. Он действовал в пользу Германии, а, значит, в нашу будущую пользу, когда отказался подписать Брестский мир. В результате доблестные германские войска впервые пришли на Донскую землю, чтобы помочь свободной Казакии.

- Люхайль, herr Гиммлер! – вдруг крикнул SS brigadeführer и барон Менделех.

- Люхайль, herr Гиммлер! – проскулили псы cossacknn-изма.

Черные ангелы SS вздрогнули. Кроме SS Reichsführera Генриха Гиммлера, который продолжил.

- И не американцы объявили о создании страны Казакии. Нет, это был лучший ариец Лейба Бронштейн через своего агента и cossacknn - атамана и тоже арийца Краснова. Я вам, как нашим последователям, скажу, что Адольф Гитлер прочитал антибольшевистскую книгу Троцкого «Моя жизнь». Фюрер источал восторг: «Блестяще! Меня эта книга научила многому и вас она может научить». Бронштейн так понравился фюреру германской нации, что был им восславлен пожизненно, благодаря возведению в пантеон истинных арийцев. Поэтому честь первым стоять на вашем прекрасном плацу по праву принадлежит именно ему - …истинному арийцу Лейбе Бронштейну - Троцкому.

- Hail, Лейба! - во всю глотку заорал SS brigadeführer и барон Менделех, почувствовав отголосок общей с Лейбой крови.

- Ziqhail! – взвыли псы cossacknn-изма.

- Можете обойти памятник и внимательно изучить надпись на нём, - распорядился Плюгавов, ибо SS brigadeführer Менделех стоял в экстазе с протянутой в нацистском приветствии рукой.

Осмотр длился недолго, потом прозвучали вопросы, правда, без всякой идеологической подоплёки. Никакой подоплёкой никто из cossacknn просто не владел.

- А чего это у Бронштейна памятник слегка наклонился вправо?

- Только потому, что правый сапог тяжелее и символизирует отход Бронштейна от большевизма и приход к национал-социализму, - пояснил Плюгавов.

- Тогда почему два ледоруба?

- Один, как вы знаете, применил большевистский агент Маркадер в Мехико, а второй для симметрии. Вообще оба ледоруба – это символы вечности арийца Лейбы Бронштейна.

- И точно, - выкрикнул кто- то. - Лейба, он и в Берлине Лейба.

- А почему на пьедестале нет его фигуры в полный рост?

- Потому, чтобы прокуратура не могла потребовать сноса, как памятник Краснову на усадьбе Мелехова, - продолжал пояснять Плюгавов.

Менделех, по- прежнему, стоял в затяжном экстазе, пока хриплый голос черного Генриха не вернул его к жизни.

- Brigadeführer, продолжить открытие следующего памятника!

- Yavol, - опустил правую руку барон. – SS truppfuehrer командуйте.

- Yavol, - вскинул руку SS truppfuehrer. - Всем cossacknn перейти к другому памятнику.

Снова Менделех вместе с Плюгавым, согласованно сдернули покрывало со следующего памятника.

- Люхайль! – разнесся над окрестностями Дона разухабистый восторг псов cossacknnизма.

- Лю! Лю! Лю! – опрокинулось сверху на них одобрение черных ангелов SS.

Никто, правда, не обратил внимания на отсутствие дополнения в виде «хайль». Да разве в этом дело!

SS brigadeführer и барон Менделех снова застыл в экстазе с протянутой в нацистском приветствии рукой, провожая неожиданно уплывающих вверх трёх черных ангелов SS.

Все cossacknn также застыли с поднятыми правыми руками.

Черные ангелы SS незаметно растворились за набежавшей тучей, из которой пролился на плац слепой дождик.

Сразу очнулись все находившиеся на плаце.

SS brigadeführer и барон Менделех обратился к присутствующим cossacknn.

- Наш памятник не чета тому, что поставил Мелехов, - начал он твёрдым голосом. - Это памятник- символ, это произведение креативное. Мы сознательно остановились на символах. Сапоги – общий символ дорого SS gruppenführera Петра Николаевича Краснова, а шашки – символ его воинских побед. Одна шашка – это личные победы на русской земле в гражданскую, а вторая – это символ побед, как фюрера казаков - готов, ушедших в Третий Рейх и бившихся с большевизмом.

- Люхайль!

- Люхайль!

- Люхайль! – было дружное ему одобрение.

- SS gruppenführer Петр Николаевич Краснов – личность не виртуальная и не вымышленная, он – часть нашей с Вами cossacknn истории. Он представитель той общности людей, которая, находясь Третьем Рейхе в несоизмеримом меньшинстве, подняла знамя борьбы с большевизмом, который уничтожил нашу родину – «Казакию». Именно Краснов, хотел воссоздать такую страну, но ему помешали разные там харламовы, богаевские и другие, не понимавшие кровной связи cossacknn с нашими общими Германскими предками - готами. Только мы это можем сделать! Только нам это под силу, если в очередной раз нам не помешают всякие там мелеховы или водолазкие. Мы цвет современного Донского cossacknn! И вожди наши, увековечены в двух памятниках настоящими арийцами. Один из которых - незабвенный наш отец, SS gruppenführer и атаман Краснов.

- Люхайль!

- Люхайль!

- Люхайль!

От невероятно громкого одобрения с ближайших к плацу деревьев с перепугу сорвалась, до этого с любопытством наблюдавшие за новыми фундаментальными насестами, стая ворон с криками очень похожими на «хайл»- карр!

Плюгавов не выдержал и запустил в них подвернувшимся под руку камнем. Мстительные вороны, сделав круг над плацем, дружно спикировали, словно эскадрилья «Люфтваффе», на выстроившихся cossacknn, осуществив меткое метание тем, чем природа их вооружила.

Пришлось SS brigadeführeru и барону Менделеху отдать команду спуститься всем к Дону и очистить там форму от вражьих меток. И уже вдогонку прытким cossacknn прокричал:

- Затем всех приглашаю на торжественное застолье по случаю открытия столь важного для становления страны Казакии плаца и памятников на нём.

Не знаю, как уж в атаку пошли бы cossacknn, но за столами они оказались ещё до того, как туда пришел их командир - SS brigadeführer и барон Менделех. А, оказавшись, без всякой команды опрокинули по нескольку порций шнапса и вискаря.

Так, что барону, среди общего шума подвыпивших cossacknn, пришлось говорить, как бы, вдогонку. Плюгавов громовым голосом осадил говорливую cossacknn вольницу. В наступившей тишине барон, встав из- за стола с бокалом в руке, произнёс.

- Вот что я ещё хотел сказать вам.

Тишина он возникшего напряжения тут же осоловела.

- Мне удалось с местными властями решить вопрос о наименовании нашего хутора…

- Надеюсь с немецкой этимологией? – встрял, любивший всех перебивать, мелеховский летописец Серж Нахамкин.

- И с гуторной тоже? – добавил интриги несгибаемый борец за cossacknn народ, известный в тесных бароновых кругах, профессор.

- А то, - ухмыльнулся барон. - Куда ж без гутора.

- Это как же вам разрешили?

- Мани, мани, мани…, - барон пропел известный американский рефрен. – Мы же в демократической стране живём. В ней всё можно.

- И как хутор теперь будет называться? - возопили бароновы cossacknn.

- Вот посидим ещё немного и переименуем, - взмахнул рукой и рубанул ею воздух решительный барон. - А иначе, зачем все мы тут сегодня собрались. Впрочем, объявляю приз в тысячу евриков, извините марок нет теперь в природе, тому, кто угадает новое название.

- Как, все же? – дружно гаркнули cossacknn, непривыкшие к самостоятельному мышлению.

- Нет, вы угадайте, - прищурил глаза Менделех.

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 295 участников
Присоединиться к группе