Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Памфлеты Вячеслава Родионова

Вальпургиева ночь (мифологический памфлет)

вкл. . Опубликовано в Памфлеты Просмотров: 2759

Содержание материала

Памятники стояли не некотором отдалении друг от друга, и должны были уравновешивать плац как его доминанты. Надо сказать, у Мелехова кроме памятника бывшему Донскому атаману Краснову, были выставлены ещё и мемориальные доски другим погибшим донским атаманам. Однако они не составляли основы архитектурного ансамбля, а лишь оттеняли величие установленного в Еланской памятника бывшему Донскому атаману. На плацу барона Менделеха ничего подобного не было. Плац, он и в Африке плац. Но два балансирующих пространство памятника, барон, по натуре креативный концептуалист, решил соорудить необычные. Кому они будут, знало очень ограниченное число посвященных. Поэтому каждый прибывший cossacknn гадал об этом в силу сформатированного у них бароном интеллекта. Впрочем, по поводу одного памятника cossacknn догадывались – эсэсовцу Краснову, потому, что в пику Мелехову, изобразившему SS gruppenführerа в виде Донского былинного героя с Перначом в правой руке. А вот по второму догадок ни у кого не было.

Открытие намечалось в два часа, к этому времени все cossacknn должны были преодолеть кордоны местных казаков. Потом внизу на берегу Дона намечался банкет и мистификации в традициях Вальпургиевой ночи. А поскольку на cossacknn - мероприятии женщин, тем более старух, быть не должно, то изображать ведьм станут сами cossacknn. Около небольшого затона были выставлены столы и армейские палатки, дабы перебравшие SS могли и отдохнуть перед тем, как переодетые в косматых старух, с песнями и плясками разыграли бы огненную Вальпургиевою ночь. Дело ведь происходило с 30 апреля в ночь на 1 мая.

Наконец, SS - Truppfuehrer Плюгавов доложил барону, что в основе своей cossacknn собрались и можно приступать к намеченной процедуре.

- Вот тут мы и начнём обходить Мелехова в борьбе с большевизмом. Собери их к корыту, - потер руки Менделех.

- Господа! – крикнул SS - Truppfuehrer. – Прошу всех подойти к ритуальному корыту.

- Точнее будет - herr, - поправил Плюгавова барон.

- Herr, так herr, мне всё равно, - пожал плечами SS - Truppfuehrer.

- Дисциплина с идеологией превыше всего! - в несвойственной себе манере, рявкнул Менделех.

- Не извольте беспокоиться, herrбарон. Всё будет исполнено в лучшем виде, - и, подражая голосу шефа, Плюгавов подал команду:

- Herr cossacknn, к корыту бегом!

Спустя минуту все уже стояли перед бароном, позади которого виден был стол, накрытый из разноцветных лоскутов сшитой скатертью. На ней лежала в окладе икона, книга в яркой обложке, куски мыла и несколько рушников. А рядом стояло выдолбленное из цельного куска дерева старинное корыто, наполненное водой, а на цепи к нему была привязана алюминиевая солдатская кружка. За неимением немецкой, повесили советскую.

- Herrбарон, руки будем мыть перед обедом?

- Скорее мозги, - усмехнулся Менделех и взял в руки книгу. – Эта книга – большевистская пропаганда, имеющая цель уничтожить в сознании cossacknn правду, подменив ее ложью. Но я точно знаю: cossacknn - народ, из которого вымываются его герои, и которые уничтожаются в его нравственной основе, не способен ни существовать, ни развиваться.

- Так никто ж книгу не читал, - робко возразил один из cossacknn.

- Лучше не её читать, а выданные вам три экземпляра, право не знаю, как их назвать. Мелехов величает творение Наумова фельетоном, а сам неиссякаемый мыслитель – рецензией. А впрочем, хрен редьки не слаще.

- Yavol, - оптимистично отозвались приговоренные к ритуалу.

- Вы можете, возразить мне – если умный и грамотный cossacknn прочитает эту мерзкую книгу, то сразу же сделает вывод, прямо противоположный написанному в ней.

- А не кажется ли вам, herr барон, что cossacknn - дурак думкой богатеет?

- Это кто еще смеет такие вопросы задавать? – прошипел Менделех, но вовремя опомнился и заулыбался.

- Я это. Я, - отозвался засланный от Донского реестрового казачьего войска атамана Водолазова казачок щукарского вида.

- Выходит, ты и есть засланец! – указал на говорившего пальцем барон.

- Я передам вашу оценку атаману, - хихикнул щукаренок.

- Не забудь.

Водалазов на Совете атаманов в Ростове принял решение навечно считать дорогого Петра Николаевича Краснова предателем, с чем ни сам Мепнделех, ни его оголтелый соперник по борьбе с большевизмом Мелехов согласиться никак не могли. А решение было принято после того, как Мелехов в Еланской водрузил памятник Краснову, бросившего в гражданскую донских казаков и будущему SS gruppenführeru, но в сепаратистской казачьей форме мифической страны «Казаки».

Барон уже, было, хотел отдать команду SS - Truppfuehreru Плюгавову, чтобы «засланного» немедленно отправили в силосную башню до выяснения - зачем заслан. Но быстро решил, что в деле это станет яснее.

- Да, сделает вывод, прямо противоположный написанному в ней, - елейно повторил Менделех, - кто- то, наверняка, такой вывод и сделает. Но все ли?

- А вдруг поймут, что книга не так уж и плоха? – не унимался засланец».

- Эту гнусную книжонку противно даже мусолить, - продолжил барон, не обратив внимания на последние слова «засланца». - Так противно и мерзко, как если бы ковыряться в дерьме. Книга эта и есть дерьмо, которое cossacknn берут в руки.

- Да не берем, не берем, - послышалось с разных сторон. - Негде взять.

- Оно вам надо?! – воскликнул Менделех. – Есть у нас один экземпляр на всех. Вот мы и решили провести эзотерическое омовение рук, чтобы избавиться от знаков прикосновения к этой книжонке. Разве, что запах может остаться навечно.

- Это как же? – опять встрял дотошный щукаренок. – Что же делать, если запах, как вы сказали, herrбарон, может остаться навечно?

- Думаю, не надо прикасаться к этой книге? Сжечь её, как делал почитаемый нами фюрер нашей германской нации, к которой cossacknn принадлежат, – прошелестел сухими губами округлый SS Stürme.

- Неправы вы, herren, - Менделех оглядел собравшихся cossacknn, все были углублённо хмуры. – После омовения запах навечно останется только у тех, кто не верит моим наставлениям и моим действиям. Если верит – ничего не останется.

- Тогда ладно, - согласились cossacknn.

- Тут такая печаль, - просветил всех барон. – Местные священники отказались принять участие в процедуре, а из зарубежной церкви не успевают приехать. Могут только летом. Так что молитву прочтет наш SS - Truppfuehrer. На колени, cossacknn.

И так получилось, что Плюгавов поднял над головой икону, а барон забыл положить книгу на стол, держа её в руках. И никто не обратил на это внимания. Так и осеняли себя крестным знамением на икону и книгу.

Коротко отчитав молитву, SS - Truppfuehrer положил икону на стол и взял из рук Менделеха книгу.

- Прошу по одному подходить, дотрагиваться до книги или брать её в руки.

- А потом?

- Потом берете мыло и моете руки в ритуальном корыте.

- Вытираться будем одними и теми же полотенцами? – брезгливо скривил губы выпученный глазами SS standartenführer. – А если кому суждено запах навечно носить. Мы же заразимся.

- И то верно, - согласился барон. – Плюгавов, остановите процедуру и принесите бумажные полотенца.

- Будет исполнено, herrбарон!

Через несколько минут процедура продолжилась. Прикасаясь к книге, как к ядовитой гадине, cossacknn затем с особой тщательностью мыли руки и после обтирания их долго нюхали сначала свои, а потом друг у друга.

- Ни у кого не осталось запаха, - доложил Плюзавов Менделеху. – Куда деть книгу?

- Пока положите на стол, а потом мы её во время празднования Вальпургиевой ночи сожжём.

- Yavol, - вскинул правую руку SS - Truppfuehrer.

- Я рад, - заулыбался барон, - что среди нас только преданные арийским идеям германские казаки. Любо,herren!

- Любо! – проскулили одни cossacknn.

- Heil! - гаркнули другие.

При этом барон вскинул руку в нацистском приветствии. Ему ответили остальные поклонники Третьего Рейха.

Тут и появился незнакомый мужчина в гражданском одеянии, очень похожий на архивную крысу. Охрана у арки не пустила его и вызвала начальство. Прибежал Плюгавов.

- Кто таков? Зачем? И почему?

- Нахамкин я, Мелеховский летописец.

Мужчина достал из нагрудного кармана бумагу и протянул её строгому SS - Truppfuehreru.

- Это что?

- Мандат от господина Мелехова, - твёрдым, не терпящим возражения, голосом отчеканил мужчина.

- На кой нам его мандат? - таким же голосом спросил Плюгавов.

- Это выражение дружбы и просьба Мелехова допустить меня как летописца всех деяний по борьбе с большевизмом на ваше мероприятие.

- А почему бумага называется мандатом. Это же большевистский жанр? – поинтересовался Плюгавов.

- К нам просочились сведения, что один из ваших памятников поставлен как раз тому, кто любил такие мандаты выписывать, - Надеюсь на благоразумие господина барона.

- Я должен испросить у herrбарона на это согласие. Ждите.

И Плюгавов без торопливости отправился к Менделеху. Вернулся скоро и любезно пригласил мужчину пройти под арку.

- Кстати, так как ваша фамилия, запамятовал я что- то? – бдительно полюбопытствовал SS - Truppfuehrer.

- А вы разве в мандате не читали? – удивился гость.

- Я мандаты не только не читаю, но и не понимаю, как ими пользоваться. Так как ваша фамилия?

- Нахамким Серж Валентинович, летописец.

- Можете чувствовать себя как дома.

Плюгавов пропустил гостя вперед себя и с удивлением смотрел, как тот вихляющей походкой направился к барону и представился. Причем они не вскинули рук в приветствии, а просто пожали их друг другу. Это несколько обескуражило SS - Truppfuehrera.

После омовения рук все двинулись в сторону памятников. Напомним, что они были покрыты белым с синими каёмками покрывалами. Обогнавший всех Плюгавов поставил перед ними небольшую чугунную крышку, снятую с канализационного люка в станице Вёшенской, на которую по приходу встал барон Менделех. Микрофона не требовалось, ибо круг посвященных был не так уж и многочисленен.

- Achtung! Внимание! Речь будет говорить их высокопревосходительство SS Brigadeführerи барон, herrМенделех.

- Люхайль! – дружно гаркнуло эсэсовское новьё.

Возникла напряжённая пауза, а потом Менделех отозвался.

- Этот клич знаменует новый этап становления «Казакии». Всем cossacknn по сто рейхсмарок. Тьфу, евриков.

- Люхайль!

- Люхайль!

- Люхайль!

Менделех поднял руку, успокаивая готовых разбушеваться от неожиданной подачки форменных cossacknn. Наступила алчная тишина.

- Я должен предварить снятие покрывал с памятников пояснением, - начал речь SS Brigadeführerи барон. – Наши памятники не являются грубо реалистичными, как это делали большевики и делают ныне некоторые борцы с ними. Мы пошли другим путём. Не как Ленин, а именно другим путём. Этот наш путь – дорога к германским предкам и восстановление никогда не существовавшей страны Казакия. Именно восстановление, потому, что она всегда была в сердцах великих наших сынов- арийцев, германской нетрадиционной ориентации, таких как страстный провидец страны Казакия, атаман Петр Краснов, а также продолжатель его дела в эмиграции генерал Быкадоров, и другие…

SS Brigadeführerи барон сделал паузу и отпил чего- то крепкого из стакана. Эсэсовское новьё внимательно наблюдало за его действиями, сглатывая обильно выделявшуюся слюну. Серж Нахамкин поймал себя на мысли, что и он сглотнул.

- Так вот, кроме мной названных великих наших предков, мы решили установить рядом с символическим памятником SS gruppenführeru Петру Николаевичу Краснову памятник ещё одному символическому арийцу, чей вклад в дело борьбы с большевизмом столь велик и несомненен, что его персонально отметил фюрер германского народа Адольф Гитлер.

- Кто это? – послышались голоса. – Мы его знаем?

- Ещё как знаете, - поднял руку Менделех. – А ещё лучше его знал Краснов по гражданской войне и по Германии, куда этот человек неоднократно приезжал, участвуя в информационном обеспечении планов по уничтожению СССР. Он так же добивался у высшего руководства Третьего рейха возрождения никогда не существовавшей Казакии, за это ему особая наша благодарность.

- Кто это? – снова послышались голоса. – Разве мы его знаем?

- Не спешите. Всему своё время. Я должен ещё кое- что сказать. После второй мировой на американский континент перебрались многие видные деятели национал- социализма и продолжили там работу против большевистских поработителей. Благодаря их стараниям в 1953 году американский конгресс своим законом № P. L. 96- 90 объявил о необходимости создания на землях, занятых тогда РСФСР, независимой Казаки, за которую мы теперь и боремся, считая себя казаками- готами, то есть природными арийцами.

- Но позвольте, - вмешался засланец- щукаренок, вытащив какую- то бумагу. – У меня важное сообщение. Совет реестровых атаманов предложил обнародовать его на вашем сборе.

Наступила тишина, а потом SS Brigadeführer и барон Менделех согласился:

- Ну, хорошо говорите. Я пока отдохну.

- Тут вот какое дело, herrбарон. Протоиерей Лев Лебедев вычитал в газете «Московские ведомости» и опубликовал в Интернете следующее. «31 октября 1905 г. в Одессе толпа, уничтожая государственные эмблемы, также захватила Думу и провозгласила «Дунайско- Черноморскую республику» во главе с Пергаментом. Предлагалось «очистить» земли Дона и Кубани от казаков и передать еврейским поселенцам». А какой Казакии вы ведёте тут речь? Немецкой или еврейской?

Для присутствующих наступил замораживающий шок – все занемели. А для самовлюблённого летописца Сержа Нахамкина, привыкшего копаться в «подлинном» историческом мусоре, это был как удар погонщика хлыстом. Он даже упал на колени, потому, что сообщения «Московских ведомостей» пропустил. Однако его быстро поставили на ноги два дюжих cossacknn.

- Убрать в кусты этого засланца, - немедленно отреагировал SS Brigadeführer и барон Менделех. – Всегда реестр ставит палки в колеса. Он и Мелехову житья не даёт. Теперь вот и к нам пожаловал с провокационными текстами. Они, что против Казакии, я вас спрашиваю?

- Конечно, против, - возопили cossacknn.

- Тогда нам с ними не по пути! Люхайль!

- Ziq люхайль! – рявкнули псы cossacknn-изма.

- Теперь внимание. Я хотел рассказать сразу после открытия памятников о том, как неправ этот православный священник, но раз так вышло, то оно и к лучшему. HerrПлюгавов, принесите карту.

Пока тот бегал в силосную башню и обратно, SS Brigadeführer и барон продолжил.

- Чтоб вы знали, cossacknn. 23 апреля 2004 года гроссмейстер конгресса левитов в Брюсселе отдал приказ конкордат- консулам лож «Боним- Ховшим», «Бнай- Брит», «Великий Восток» и «Великой ложе России» приступить к непосредственному осуществлению плана раздела России на восемь независимых государств. Кто скажет, сколько в Российской Федерации федеральных округов? За правильный ответ положена премия в сто рейхсмарок, тьфу ты привязались, евриков.

- В РФ восемь округов, - ответил дылдоватый cossacknn.

- Ну вот, как и требуется. Пусть русские плачут, казакам это решение только в радость, - засмеялся SS Brigadeführer и барон Менделех. – Казаки ведь происходят от казаков, русские тут не причем.

- А обезьяны от обезьян, волки от волков, крокодилы от крокодилов, крысы от крыс, - донёсся из кустов голос выкинутого туда реестрового засланца.

- Уберите его отсюда совсем, - в приказном порядке обратился Серж Нахамким к барону.

- Я тут главный, и мне принимать решения, кого куда выбрасывать. Cossacknn, выбросьте к тому засланцу этого летописного, - раздражённо отреагировал SS Brigadeführer и барон.

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 295 участников
Присоединиться к группе