Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Памфлеты Вячеслава Родионова

Вальпургиева ночь (мифологический памфлет)

вкл. . Опубликовано в Памфлеты Просмотров: 2775

Содержание материала

Вячеслав Родионов

«В принципе нет особых проблем купить казачий курень».
С.Сазонов

Его и купил вместе с усадьбой барон В.Ф.Менделех
для устройства плаца с памятниками.

(Прошу не путать с владениями и делами В.П.Мелехова
в станице Еланской. Любые совпадения - случайны).
Автор.

I

Как известно, зависть бывает разная – чёрная и белая. Барон Вальтер Францевич Менделех, казачий деятель – cossacknn то есть, и сторонник выдвинутой Адольфом Гитлером теории о готском, то есть, германском происхождении Донских казаков, никак не мог успокоиться тому, что его духовный друг успел сотворить себе имя борца с большевизмом, а барон отстал. Завить у барона, любившего иногда позлобствовать, из белой перешла в черную. Он решил на приобретенном неподалеку от станицы Еланской и потерявшем навсегда свое имя хуторе форсировать создание, и не музея вовсе, как Мелехов, а настоящего плаца с двумя памятниками, казармой и кирхой, чтобы обратить cossacknn - аборигенов в достойную лютеранскую веру. Работа закипела и была закончена аккурат накануне Вальпургиевой ночи. Но пока работа кипела, барон успел собрать около себя профанирующих около cossacknn деятелей, которые готовы были за любые подачки исполнить для барона любую его прихоть.

Более того, вокруг него кучковалась и часть простоватых cossacknn, истории не знающих, но которые беспрекословно верили каждому слову борона и считали его страдальцем. А все потому, что некими структурами было организовано его преследование и за неуплату налогов, затаскала прокуратура по разным доносам о его фашистской сути и по другим вопросам. В этом они совпадали полностью с Мелеховым. Так обычно поступают, чтобы создать вокруг той или иной персоны образ гонимого властью человека, несущего народу истину и только истину, как исторический поп Гапон, например, или известнейший провокатор Азеф. Пройдя через горнила «доброжелательных» органов, Менделех не только сохранил непосильным трудом нажитые средства, но и приумножил их за 1990-годы. Особенно во время дефолта 1998 года, так как был вовремя предупреждён и снял со счетов свои долларовые накопления. Нет нужды пояснять, что снятый накануне дефолта один доллар стоил шесть рублей, а после дефолта уже более двадцати. И таких долларов у барона была не одна сотня тысяч. Так что навар оказался жирным. А потом к нему потекли и миллионы рублей, которые он тоже, соревнуясь с Мелеховым, стал вкладывать в мифическую борьбу с большевизмом, но не с тем, который перекрасился в либеральных демократов, а с давно сгинувшим.

Предки Вильяма Францевича Менделеха имели темное происхождение. Грамоту на баронство он получил от Кембриджского биографического института, который за соответствующую плату разыскал его предков среди вольных каменщиков Её Величества королевы Елизаветы II, имевшей династический псевдоним Виндзорская, хотя на самом деле это была германская Саксен-Кобург-Готская династия на Английском троне. Именно этот коктейль – два в одном, и привлек покупателя дворянства с германскими корешками. Теперь знатностью он, несомненно, превосходил Мелехова, который был всего лишь нуворишем. А потом барон, частично принадлежавший ещё и к избранному народу, был принят в казаки сначала Кубанским войском, а потом и Донским. Однако сразу же отделился от обоих и провозгласил себя атаманом все казаков, разделяющих точку зрения Адольфа Гитлера на их готское происхождение. И даже издал приказ примкнувшим к нему «потомкам» готов именоваться на германский лад – cossacknn.

Барон не поддерживал постоянного знакомства с Мелеховым, ибо считал того недостаточно готского происхождения, а ещё отрицавшим единение казаков на этой этнической основе. Потому и расходился с ним в оценке памятника П.Краснову. Мелехов поставил памятник атаману, а Менделех не одобрял такой трактовки и собирался поставить свой памятник, но SS gruppenführeru Краснову, которым он и был в последние годы своей жизни.

Но тут некстати появилась книга некоего Родионова, «Загадки и тайны атамана Краснова», о которой пришлось им поговорить, хотя ни тот, ни другой её не читали. Однако Мелехов убедил своего последыша, школьного историка Наумова из Жигулёвска, что в книге нет никакой правды, а одни только версии, и выдал ему задание разнести вредную книгу в пух и прах. Весной 2011 года и подоспел «бред сивого мерина в лунную ночь», или «несуразная красновиада», как написал пронзительный историк Наумов о книге Родионова. Получилось, что Менделеха снова обошел Мелехов с забойно-злобной критикой вышедшей книги.

Однако этого Мелехову показалось мало, и он, обычно думающий, вдруг с пылу с жару выложил на своем форуме в Инете «жалобу турка» в виде версий своей гонимой жизни.

Менделех стал читать их, и его строгая его готская логика дала сбой. В самом деле, Мелехов написал, что:

1-я «версия» - я уклонился от налогов, в результате этой «версии» - 8 месяцев тюрьмы, 4 года уголовного преследования, 36 судов, на которых все действия следователей признаны незаконными и 8 судов, отменяющих постановления следствия о закрытии моего уголовного дела без реабилитирующих оснований. И в соответствии с этой «версией», я уже 5-й год мыкаюсь по судам.

2-я «версия» - я сделал Мемориал в Еланской – для восхваления фашизма и нацизма, в результате этой «версии» - год бесконечных судов, экспертиз и нервотрепки по отстаиванию Мемориала от разрушения, которого требует прокуратура, опираясь на свою «версию».

3-я «версия» - я построил музей и собрал экспонаты для разжигания социальной и национальной вражды – в результате этой «версии» - потоки лживых статей, телепередач и таких высказываний, которые с приведенными Вами, не идут ни в какое сравнение.

4-я «версия» - в станице Еланской я построил детский лагерь для казачат, воспитывая в них экстремизм, в результате этой «версии» - вновь бесконечные суды, экспертизы, снос тех строений, которые были построены и сегодняшняя мусорная свалка на этой земле.

И к ним дописал, что можно и дальше перечислять эти «версии», но они все похожи одна на другую.

- Боже ж мой, что это он таки написал!? - чуть не свалился с кресла барон. – Выходит все его дела неправда, а только версии, придуманные им. Значит, никто его не судил, и никакого уголовного преследования не было. Это ж версия. И музеи, выходит, не его, это только версия, что он их построил. И детский лагерь для казачат, которого нет, выходит тоже только версия. Перетрудился господин Мелехов. Но тогда…

Менделех вскочил с кресла и забегал по большой зале своей Московской элитной квартиры.

- Так таки оно и есть, переработался, бедолага, - барон налил себе рюмку коньяку «Henntssy».

Со смаком откушав заморского напитка, он решил позвонить Мелехову. К телефону подошел сам подольско-еланский атаман.

- Да, - отозвалась трубка.

- Не да, а таки нет, дрогой ты мой, - почти ехидно пропел Менделех. – Привет тебе, привет.

- Это ты, Вильям? – уставшим голосом отозвался Мелехов.

- Я, - Менделех изменил голосовую тональность. - И хочу сказать, что пора тебе подлечится,

- Когда, уважаемый, - вздохнул Мелехов. - Одни суды, да инспекции.

- По этому поводу я и хотел тебя предупредить, - барон налил ещё рюмку «Henntssy».

- Случилось что?

- А ты как думаешь?

- Не тяни, рассказывай.

- Ты зачем про свои мыканья написал в Инете, будто это всего лишь версии? Получается, что неправда твои невзгоды.

- Ты, Вильям, лучше других знаешь, что это правда. А версия – это такой прием, понимаешь.

- Я то понимаю, но другие не поймут, - барон опрокинул рюмку в пока ещё неотреставрированный рот. – Родионов не поймёт. Другие казаки не поймут.

- Это ещё почему? – насторожился Мелехов.

- Да потому хотя бы, что твой историк-жигуленок, кстати, качеством своих рассуждений вполне вписывающийся в волжский автопром, написал, а ты печатаешь, что метод Родионова – версии, которые он выдумывает.

- И что? – затупил Мелехов.

- А то, что если твои версии - правда, то и версии Родионова - правда, - нервно выпалил Менделех.

- Да нет. Мои версии – правда, а версии Родионова неправда, - твёрдо отреагировал Мелехов.

- А если иначе, - стал раздражаться Менделех. – Версии Родионова – неправда, и твои – тоже неправда. Получается, что ты сыграл в свои ворота.

- Вот, что, Вильям, - пастельным голосом проелеил Мелехов. – Ворота мои, как хочу, так и играю.

- В самом деле? И чего я в твои мозги лезу, - вдруг успокоился Менделех. – Они ж у тебя сплошь в извилинах, запутаться можно.

- Ты того…, - учугунел голос Мелехова.

- Извини, больше не буду, – Менделех хлопнул ещё рюмку«Henntssy» и погрузился в блаженное состояние. – Я эту книгу ритуально сожгу во время открытия cossacknn - плаца в хуторе, недалеко от твоей усадьбы на Дону.

- Примешь моего представителя?

- Не вопрос. Будь здоров.

- И тебе того же, - Мелехов первым положил трубку.

На открытие парадного плаца с памятниками, тщательно оберегаемыми от ранней расшифровки накрытым белым с голубой каёмочкой покрывалом, cossacknn пробирались во владения барона Менделеха в безвестном хуторе окольными путями, ибо окрестные казаки пригрозили отлавливать их и препровождать в «холодную», как делали их предки. А потом по решению казачьего Круга принимать соответствующие меры с целью отрезвления зачумленных агрессивной бароньей пропагандой по борьбе с давно сгинувшими большевиками, но никак не с нынешними их внуками, с которыми он вполне уживался.

Вся усадьба была обнесена кирпичным забором, а въезд в неё был как бы двойной. Внешне открытой была деревянная арка, украшенная еловыми ветками, в центре фронтона висел завлекательный плакат с надписью готическими буквами:

«Каждому - своё!»

А по боковым пилонам помещены были её расшифровки, сделанные философом С.Сазоновым. На левом пилоне: «Каждый хорош на своем месте». А на правом: «Это даже хорошо!» Получалась стройная идеологическая концепция, корнями уходящая к Фридриху Ницше любимому философу фюрером германской нации Адольфом Гитлером.

Cossacknn тянулись с раннего утра по одному, реже по двое, трое. Встречал их одетый вформу SS Brigadeführer сам Менделех прямо у арки. На его левую руку была надета повязка.

Процедура встречи каждого прибывшего сопровождалась громкой трансляцией фрагмента гимна СС и СА «Хорст Вессель»:

В последний раз сигнал сыграют сбора!

Любой из нас к борьбе готов давно.

Повсюду наши флаги будут реять скоро,

Неволе длиться долго не дано!

Cossacknn сразу же направляли в каптерку, расположенную в неотреставрированной пока силосной башне, которая, однако, охранялась cossacknn в с автоматом «Шмайсер» в руках.

В башне-каптерке cossacknn переодевали в одинаковую полевую эсэсовскую форму и выдавали папку с установочными документами по образованию германской нации страны «Казакии». А ещё в трех экземплярах выдали определенно и неоспоримо суперталантливую рецензию железобетонного в своих мыслях историка Наумова. Каждый из cossacknn должен был, не отрываясь, прочесть все три экземпляра дивной рецензии, чтобы никогда ни у кого не возникло желания читать всякую родионовщину о божественном Краснове. Так задумано было для торжественного мероприятия, которое должно скоро начаться, да и для ночных мистификаций это тоже подходило.

В промежутках же прибытия cossacknn, SS sturmbannführer Виктор Вантузов, на рукаве немецкого мундира которого красовался стилизованный нацистский орел, воспевал в песнях собственного сочинения SS gruppenführerа Петра Николаевича Краснова и SS gruppenführerа Гельмута фон Паннвица, да почему- то Святую Русь. Что имел в виду барон, поручая барду такой музыкальный компот, было неясно.

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 295 участников
Присоединиться к группе