Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Памфлеты Вячеслава Родионова

Дежа вю (эзотерический памфлет)

вкл. . Опубликовано в Памфлеты Просмотров: 2390

От автора. Единая Европа – это детище глобалистов, стремящихся весь мир привести к единому знаменателю – бездуховности и человеческому неравенству. Демонстрация единства в лоскутной Европе не раз прерывалось грозными симптомами непонимания одних народов другими. Вот и сегодня в связи с банкротством Греции и предбанкротством Испании и Португалии внутри Европейского союза с сожалением ведутся разговоры уже о том, что не прописано в общей Конституции возможности выхода той или иной страны или её исключения из Евросоюза. Первый кризис евродрузей был отмечен бойкотом Общей Конституции, в котором главную роль играла хитромудрая Британия. Именно тогда и был написан предлагаемый посетителям сайта памфлет «Дежа вю».

* * *

Deo volente [1] (вместо вступления)

Когда я спросил трехлетнего ребёнка, что есть Бог? – он ответил – это мир вокруг меня, добрый. Я удивился глубине его понимания сакрального и задал другой вопрос:

– А кого ты больше любишь, папу или маму?

Вопрос, естественно дурацкий, но почти все взрослые задают его детям. Ответ не только поразил, он ошеломил:

– Папу. А маму как папу!

Такого мироощущения у ребёнка, его понимания любви и Бога я ещё не встречал. Это, безусловно, не значит, что другие дети не могут сказать ничего подобного, говорят, наверное. Но это был конкретный ответ конкретного человека, со своим внутренним сложившимся миром. И второй ответ прямо вытекал из первого. Ясно, что для ребёнка не может быть один родитель лучше другого. Они оба – лучше!

Но люди взрослеют, их мироощущение расширяется, они обзаводятся различными стереотипами мышления и поведения. И в один прекрасный момент, на вопрос о том, кто из двух людей лучше, следует уничижительный ответ взрослого мужчины – оба хуже!

Какую же жизненную квазишколу нужно пройти, чтобы в сознании человека произошли такие качественные сдвиги, свершились необратимые изменения? Что такое может привнести в чистую детскую душу столько черноты и чёрствости? Что может сделать из человека либо говорящего, либо действующего манекена. Конечно власть и деньги или, наоборот, деньги и власть.

И это будет правдой. Но есть ещё и третья составляющая – политика, которая и является прабабкой первым двум. Без этих трёх «кровных, или кровавых, родственников» мир был бы, без сомнения, добрым вокруг людей.

Но такого не может быть, потому, что быть не может. Понимая эту диалектику, автор постарался памфлетами надрезать язвы тех, кто входит в круг поражённых политикой, властью и деньгами. Homo proponit, sed dues dispnit[2]

* * *

Неизбежные заморочки

Учёные и богословы давно подозревают, что в мире всё устроено таким образом, что каждая тварь или нетрварь обязательно имеют пару. В прямом смысле - это мужские и женские особи, у которых тоже больше парных органов, чем непарных. Ну, две руки там, две ноги, голова, хоть и одна, но с двумя полушариями, пальцы парные, глаза и уши тоже, легких две части, почек тоже две. Нос, правда, один, но по нацеленности соваться куда не следует вполне может претендовать на раздвоение. А сердце вообще одним оставаться не может, всегда стремится к другому – опять же пара получается. Словом в Божественном мире парность – основа основ.

А вот в другом мире, как? Не станем обзывать его людьми заклейменным дьявольским, ни уфологически искусственно деланным, ни научно, будто бы, выявленным. Примем на веру все, так или иначе совпадающие друг с другом, теории о существовании параллельного осязаемому миру, такому же точно, но отраженного, а стало быть – зазеркального. Если кому-то нравиться, можно назвать его «закулисным миром», правда, это не совсем точно отражает суть вопроса. И вот почему.

Человечество пока уверено, что в значительной своей части у людей душа всё-таки есть, хотя растет число бездушных тварей, кому никакая религия помочь уже не в состоянии. Это не относиться к животным, которым в своей гордыне человечество вообще отказывает в существовании души. А вот есть ли души в параллельном мире – это ни одна из теорий не может с уверенностью ни подтвердить, ни опровергнуть. И кто там находится воплоти, а кто всего лишь в отражениях? Существа это самодостаточные или только клоны всех, когда-либо живших и ныне живущих в осязаемом мире людей? Может, незнания и породили на земле дискуссию о клонах – с душой они могут быть или только с телесной оболочкой непонятно для чего. Впрочем, кой-кому мниться, что им все известно о тайнах клонирования, но, по правде говоря, это не более, чем гордыня, Господом нашим непременно наказуемая. Именно люди без души, презрев Божий гнев, и готовы клонироваться в осязаемом мире в надежде, что утраченные ими по разным причинам души возродятся в искусственных телах в первозданной своей святой сущности. Но, как известно из древних времен – «Богу Богово, а кесарю – кесарево!» И понимать следует кесаря не как властителя, а лишь как мясника-хирурга, занимающегося богомерзким клонированием.

Никто не знает, что делается в параллельном мире, но иногда таинственная шторка истории приоткрывается, и ясновидящим удаётся подсмотреть и подслушать, что же там параллельно земным делам происходит или должно произойти в ближайшее время. А уж тем более, если в осязаемом мире одна бездушная глупость накладывается на другую. Тогда понимание грядущего становится просто необходимым.

* * *

I

Параправительственный парасамолёт из Парабрюселя приземлился в Паралондонском парааэропорту Парахитроу…

Впрочем, стоп!

Условимся, что не будем делать приставки «пара» ко всему, что в параллельном мире существует и происходит, а будем держать её в подсознании, понимая, что разговор идёт не о земных делах и разных земных деятелях, а только об этом самом параллельном мире и обитающих там призраках, очень похожих на реальных людей.

Итак.

Правительственный самолёт из Брюсселя приземлился в Лондонском аэропорту Хитроу. Выйдя на трап, как 1938 году безумно гордый собой Чемберлен, потрясавший мюнхенским договором с Гитлером, нынешний не мене гордый собой премьер-министр Великобритании Бони Клер крикнул встречавшему его аристократическому бомонду:

– Я победил их всех в славный день нашей виктории под Ватерлоо!

– Виват, премьер, виват! – разнеслось над летным полем.

И драгоценные бриллиантовые подвески в большом количестве полетели вверх, чтобы потом быть пойманными руками необратимо твердых британцев. С давних известных событий, когда французские мушкетёры во главе с Д,Артаньяном забрали подобные бриллиантовые украшения у герцога Букингемского и переправили своей королеве, несмотря на масонские каверзы герцога Ришелье, английская знать упорно коллекционировала такие же, усматривая в них символ унижения Франции. Сегодня как раз и был день её унижения, поэтому бриллианты рассыпались над проходящим по ярко-красной ковровой дорожке премьером-триумфатором. Даже поражение ныне дружественных французам немцев от британского премьера на саммите Европейского Союза так не возбуждало знать, как сладостная оплеуха, нанесённая заносчивому французскому петуху. Столетние войны так просто не забываются, несмотря на заверения в любви и дружбе любых руководителей в любое историческое время.

Королевский оркестр исполнил гимн «Боже, храни королеву», после чего Бони Клер сел в бронированный «Ролс-Ройс» и отправился на доклад к её Высочеству.

Английская знать ещё долго подбирала на лётном поле драгоценности. К изумлению некоторых особ своих они не нашли. И во всем обвинили аэродромную обслугу, двоих из которой, некстати подвернувшихся под руки, дюжие английские полисмены – «томми» тут же затолкали в «воронок». После чего торжественная встреча премьера закончилась.

Сам же он в этот момент въезжал в ворота королевского Виндзорского замка, благосклонно принимая честь, отдаваемую гвардейцами в красивой форме и мохнатых медвежьих шапках, скрывающих не только их головы, но даже и лица. Иногда у премьера мелькала мысль, что под шапками ничего то и нет, но верить в это не хотелось.

Тайный Надгосударственный совет, в узких кругах известный, как Комитет триста, встретил Бони Клера продолжительными рукоплесканиями. Справедливости ради следует сказать, что этот весьма почтенный по годам и качеству членов орган в полном составе собирался чрезвычайно редко. И всё из-за того, что его председатель – царствующая британская королева предпочитала видеть только своих подданных, не уведомляя при этом зарубежных членов о тех заседаниях, что имели сугубо конфиденциальное значение для судьбы самой большой на земле империи бриттов.

Преклонив колено и поцеловав руку королеве, премьер-министр пристроился около трона слева, ибо справа королевы сидел её ничего не значащий супруг. А около него, не шевелясь, стояла, вроде что-то значащая, американская государственная секретарша Вандализма Прайс с выражением забальзамированной древнеегипетской мумии на лице.

– Мы прочитали в утренних газетах, – начала королева, – что вы, достойнейший сэр, вернулись из этого захолустья – Брюсселя, перепачканные кровью наших врагов. В переносном смысле, естественно. И мы поздравляем вас, что Англия возглавила это сельскохозяйственное стадо европейских стран, и с тем, как вы поддержали вековые принципы нашей неистребимой империи – не иметь друзей, а только использовать всех по мере надобности. Наши временные континентальные попутчики в сложной политической игре за мировое господство, стали проявлять слишком много самостоятельности, и это нас не устраивает. Вы точно определили время, когда этим франциям и германиям, не говоря уже об итальянцах и лично битых нами испанцах, нужно было указать их истинное место, в так называемом Евросоюзе. Не мы должны их содержать, а они нас – это аксиома будущего миропорядка. Рассуждать тут нечего – метрополия должна получать от своих колоний, а не отдавать им.

– А не послать нам «Веселого Роджера», – неожиданно проснулся старейший и наследственный член надгосударственного совета, заседавшего в нем, кажется, что вечно. Во всяком случае, времени появления лорда никто вспомнить не мог, даже королевская контрразведка.

– Лорд Бокнабок, – улыбнулась королева, она отличалась умением производить впечатление демократической и наивной старушки. – Вы не обратили внимания, что наши Соединённые Штаты Америки и являются тем самым мировым «Весёлым Роджером». Весь остальной мир это уже понял, хотя никому не дано знать, что это мы дергаем «Рождера» за верёвочки. Не так ли госпожа Вандализма?

– Вы, ваше высочество, безусловно, правы, – изрекла звуки вдруг ожившая мумия.

– Сэр, – королева снова обратилась к своему премьер-министру, – доложите вкратце, что на саммите произошло и, что мы будем планировать по дальнейшему приручению строптивых союзников?

Бони гордо вскинул голову и, выйдя в центр зала, хорошо отрепетированным голосом «пропел» победную песню.

– Мне удалось провалить бюджет ЕС. И сделал я это потому, что хватит кормить бездельников за счет увеличения британских взносов. Сегодня французы, немцы, итальянцы тратят больше, чем зарабатывают. А присосавшиеся к союзу восточноевропейцы, и особенно карлики-прибалты, только и мечтают поживиться за наш счет. А ещё какие-то хохлы грозят пролезть в Евросоюз и завалить всех салом с чесночным запахом. Этому не бывать, хватит нам надменных польских ляхов, уже не одно столетие просительно протирающих штаны в правительственных кабинетах. Кроме того, я распорядился, чтобы на всех официальных и неофициальных банкетах не использовались бы французские вина и продукты. У нас есть своё вино и свои продукты. Я твёрдый приверженец нашей великой империи и сделаю всё возможное, чтобы метрополия была владычицей мира!

Сначала королева воздушно ударила ладошкой об ладошку, а потом и все члены Госсовета тонко зааплодировали.

Но лорд Бокнабок этого не услышал. Он давно вообще ничего не слышал, да и видел разве только в подзорную трубу, которую носил с собой, являясь адмиралом флота времен теперь уже неизвестно какой войны. Как удавалось королевскому двору сохранять в неприкосновенности такие дряхлые реликвии, знает только Господь. Хотя Великобритания – страна незыблемых традиций, и равных ей в этом деле не было и вряд ли будет. Одной такой традиции адмирал придерживался неукоснительно, он всегда желал обладать топ секретной информацией, которую выгодно потом продавал заинтересованным лицам, делал это даже для несравненной Хари Маты. И сейчас вмонтированная в подзорную тубу видеокамера бесстрастно фиксировала на цифровую плату все происходящее в Тронном зале.

– А поступим мы следующим образом, – продолжил премьер. – Авторитет руководителей континентальных стран подорван неповиновением их народов, как во Франции и Голландии референдумом или возней недовольных бюргеров вокруг идеи возврата к германской марке. Ещё задумают создать четвёртый рейх, этого только и не хватало. Мы должны, как это не противно, опереться сейчас на сателлитов из восточноевропейских стран и прибалтов, чтобы создать вначале численный перевес по отношению к традиционным державам. А потом мы вообще переведём столицу Евросоюза из Брюсселя в Лондон, сделав ЕС одним из наших доминионов. Таков план. В этом нас поддержат США, которым надоели бесконечные атаки евро на доллар, Так ведь может пострадать и независимый пока наш фунт. Я прав, госпожа Прайс?

В Тронном зале раздались аплодисменты, а Вандализма спустилась с тронного помоста и обняла премьера от имени заокеанских народов, переваренных в магическом плавильном котле в нечто под названием янки.

Лорд Бокнабок проснулся и навёл подзорную трубу на трогательную сцену, запечатлев ее для потомков и денежных клиентов. Надо же как-то содержать старинный, наполненный алчными приведениями, замок. И почти сразу снова впал в дрёму.

Премьер ещё что-то говорил, его слушали не перебивая, а когда кончил, её Величество королева поднялась со старинного трона и произнесла:

– Великобритания была, есть и будет во главе мировой империи. Конечно с опорой на нашу заокеанскую военную мощь. А вы, дорогой премьер наговорите в парламенте какой-нибудь чепухи про братство единой Европы. Да поможет Нам Бог!

Именно с этими словами адмирал встрепенулся, почувствовав необыкновенный прилив сил. Он не беспокоился, что чего-то не услышал – оно ему надо! Видеокамера все запечатлела, так что топ секрет был в его руках, и это трепетно возбуждало.

Члены Государственного совета склонились в гордом полупоклоне, пока королева проходила по залу, опираясь на руку молчаливого супруга. Едва гвардейцы закрыли двери за ней, как три человека, расталкивая всех, прытко кинулись к противоположному выходу. Премьер Бони Клер поспешил к ожидавшим его членам самого первого парламента на земле, чтобы выполнить волю королевы. Госсекретарша Вандализма Прайс поторопилась доложить своему ковбою-Президенту решение в отношении судьбы ЕС и получить от него хоть какие-нибудь вразумительные инструкции. А вот адмирал лорд Бокнабок проявил недюжинную прыть исключительно потому, что наступал час встречи с покупателем записи только что состоявшегося заседания.

К удивлению двух более молодых соперников по взятию дверей, адмирал, словно линкор королевских военно-морских сил, пробил в их ряду брешь, и первый вывалился за дверь.

Вот что значит великобританская военно-морская победная выучка!

II

Понурые руководители рядовых стран-участников Евросоюза – канцлер Германии и Президент Франции – получили шифровку от своих агентов с туманного Альбиона почти одновременно. По всей видимости, доисторический британский адмирал продавал топ секретную информацию всем иностранным агентам, ни сколько не беспокоясь, ни о себе, ни о судьбе будущего миропорядка.

Есть у автора историческое подозрение, что личный секретарь Гитлера Рудольф Гесс перелетел в Англию именно для встречи с адмиралом Бокнабоком. Весь парадокс этого перелёта в том, что посылал Гесса пехотинец Адольф Гитлер, который морского дела не знал. Вот если заданием занимался бы руководитель разведки Вермахта адмирал Канарис, то Гесс отправился бы на встречу с адмиралом на подводной лодке. И смог бы тогда избежать встречи с английскими пастухами, сдавшими неожиданно свалившегося с неба парашютиста перепуганному лорду, который до окончания Второй мировой войны так и не знал, что с германским подфюрером делать, а только держал в своем замке. Но, что случилось, то случилось, теперь уже не исправишь. Уже после войны лорд Бокнабок хотел встретиться с Гессом в тюрьме Шпандау, да только из этого ничего не вышло. А теперь адмиралу иногда сниться, как они с Гессом в фантастическом водолазном снаряжении и верхом на управляемых торпедах встречаются в глубинах вод Ла-Манша, где и ведут дружественный обмен топ секретной информацией, как о союзниках, так и противниках. Но автор может быть и не прав, ведь адмирал слыл неистовым патриотом своего королевства. Гесс, между прочим, тоже был патриотом… рейхнутым, к тому же ещё и официально таковым объявленным.

Прав автор или нет – это никакого отношения к современной политике не имеет. А вот то, что мысль о Гессе и коварстве англичан сразу же пришла в голову германскому канцлеру, едва он прочитал донесение – имеет. И как он рассудил – весьма значительное и срочное, ибо Англия опять обособлялась от вразумительных контактов. Сняв телефонную трубку, канцлер позвонил Президенту Франции, со времен императора Наполеона Бонапарта почти два столетия недружественной Германии. Это в Евросоюзе они, наконец, оказались в одной упряжке, но как оказывается для британской королевской кареты.

Президент Франции только что закончил разговор, когда раздался звонок из Берлина. Ни Канцлеру, ни Президенту не хотелось говорить на английском, и тем более никто не хотел уступать своего языка, поэтому решили вести разговор на русском. Оба были хорошими друзьями российского Президента, да и торговали с Россией успешнее других, потому и язык знали. К тому же была гарантия, что спесивые англичане ни за что не признававшие за равного своему русский язык, ничего из разговора не поймут.

– Господин президент, у меня катастрофическая информация, – с металлическим акцентом сказал Германский канцлер.

– Но у меня тоже, – програссировала трубка. – Нас намереваются слить в канализацию британских островов. Я только, что обсудит ситуацию с премьером Италии. Он считает, что надо бы срочно встретиться, где ни будь в неподконтрольной англосаксам или американцам территории и решить, что делать.

– Мысль стоящая, – согласился Германский канцлер. – Вот только где?

– Есть одно единственное место в Европе, куда мы можем быстро добраться, и где нас не засекут.

– И где же?

– В Белоруссии, herr канцлер. Там есть прекрасное место – Беловежская пуща. Можно сказать – судьбоносное место.

– Кого пригласим из стран Евросоюза?

– Доверять никому нельзя. Только Германия, Франция и Италия могут принять судьбоносное для мира решение.

– Согласен. Когда?

– К вечеру, – твердо заявил президент Франции. – Премьера Италии я предупредил. Сейчас созвонюсь с президентом Белоруссии. Он после бушевской выходки 9 мая, заявившего, что не может быть с ним вместе на праздничном параде, вынужден был уехать из Москвы. А парад, herr канцлер сами, знаете, в честь чего был. Поэтому белорусский президент окончательно стал презирать американцев и англичан заодно. А вы, herr канцлер, позвоните бывшему президенту России. Опытнейший интриган и весельчак. Скрасит трудности выработки решения.

–- Ну, это не проблема, – согласился Германский канцлер и переключил телефон на Кремль.

– У меня канитель с главным электриком страны, – грустно ответил действующий Российский Президент. – Надо выводить его из-под гнева народного.

Подумал и спросил:

– А экс хоть куда готов лететь на президентском самолете. Когда вы хотите собраться?

– Сегодня в одиннадцать часов вечера.

– Успехов.

Президент России хотел тут же набрать американского коллегу, чтобы всё ему рассказать, но вовремя одумался. Ещё нападет с воздуха на Белоруссию, воевать придется. А Россия не то, чтобы к войне была готова, она вообще ни к чему не готова последние годы.


III

Руководители трех стран Евросоюза летели в Беловежскую пущу легкими самолетами «Сэсна» на очень низкой высоте и пилотировали их самые преданные пилот, способные не допустить никакой утечки информации. Хотя трудно гарантировать, что в какой ни будь из стран есть свой адмирал с подзорной трубой и что Бони Клеру возможно станет известно о встрече «лесных братьев», как назвал троицу любивший шуточки итальянский премьер. Натовские системы слежения засечь передвижение вёртких «Сэсн» не смогли, и все прошло также благополучно, как посадка Матиуса Руста на Красной площади в Москве летом 1987 года.

По договорённости с белорусским Президентом из-за изнурительной европейской жары все в Беловежской пуще было подготовлено прямо на лесной поляне, но встречать гостей он не приехал. Зато их громогласно встречал бывший российский Президент в сопровождении худощавого остроносого человечка с бутылкой водки «Жириновский» и фужерами на подносе. За этой парочкой торжественно застыл военный оркестр, дирижер которого сидел в Президентском лайнере под присмотром личной охраной российского экса.

 

Весь фокус был в том, что дирижировать оркестром намеревался сам ранее «всенародноизбранный»

Заметим, что за каждым современным западным политиком, неотступно следовали призраки их великих предшественников, пытавшихся или создававших европейскую империю. Именно они, пока президент Франции, премьер Италии и канцлер Германии наслаждались пиршеством, и проделали всё то, ради чего их последователи собрались в Беловежской пуще.

Первой приземлилась «Сэсна» французского Президента, очень огорчённого случившимся «несердечным согласием» с Англией.

Наполеон I Бонапарт, французский император.

А сколько было сделано при «Сердечном согласии»[3], куда даже Российскую империю удалось затащить, да согласно развалить её.

– Глупость была, да и только, – подумал французский Президент, выбираясь их кабины самолёта под нестройную игру военного оркестра.

Заметив в свете прожекторов, что оркестром, взбрыкивая ногами и неестественно дрыгая руками, дирижирует бывший его российский коллега, французский Президент направился туда. И тут же перед ним возник остроносый человечек с подносом и с приветственным клёкотом заставил гостя испробовать из бокала невероятной зловредности жидкости, которую налил из бутылки с этикеткой «Жириновский». Французскому Президенту сразу стало понятно все балетное изящество дирижёра, и он сел на приготовленный стул, рукой нащупав вместо подлокотника два охотничьих ружья. Тут же сзади его обнял российский экс. Они обнялись, и экс сразу всунул в руки французскому Президенту одно из ружей, а другое взял в свои. В это же время из под стражи отпустили дирижера военного оркестра.

Почти сразу же приземлилась вторая «Сэсна», которую вел итальянский премьер.

Гай Юлий Цезарь, пожизненный Римский диктатор.

Выбираясь из кабины, он не заметил, что подогнал самолет прямо к дереву с привязанным кабаном. Едва премьер ступил на землю, как ему навстречу громыхнули два выстрела, и дико взвыл подраненный кабан. Оборвав веревку, он понёсся прямо на государственного деятеля, после чего тому, спасаясь, пришлось сигануть аж на фюзеляж самолёта. Кабан пролетел мимо и врезался в другую сосну, с которой посыпались шишки, две из них угодили в премьера и добавили ему воинственного вида. За всей этой коловертью он не услышал встречного марша и слез с фюзеляжа только когда егеря утащили кабана на разделку. После чего направился к стрелявшим, намереваясь устроить им разнос, но на его пути возник остроносый разливщик жидкости «Жириновской», который сумел и две шишки полить и влить ее в раскрытый от изумления рот главы итальянского правительства. После чего все происшедшее стало казаться пиноккиевской шуткой. Не разбирая дороги, он бросился в сторону освещенного прожекторами огромного красного ковра, но был затискан двумя Президентами – действующим французским и российским эксом. Едва освободился.

Тут как раз и приземлился самолет с германским канцлером. В стиле асов второй мировой войны, он соскочил на землю и лихо скинул с головы летный шлем. Оркестр так громко бухнул туш, что от неожиданности канцлер чуть было не залег в ближний окоп, оставшийся от оборонительных сооружений, то ли времен русского отступления, то ли времен немецкого во время последней совместной войны.

Карл V, император «Священной Римской империи Германской нации»

Однако вовремя спохватился и направился к группе BIP- персон, красиво расположившейся на ковре в позах римских патрициев, словно напоминая канцлеру о великих временах Священной Римской Империи Германской нации.

Первым навстречу германскому канцлеру поднялся, во всю вставную челюсть улыбающийся, российский экс. Обнимая гостя, он взял из рук остроносого человечка бокал и протянул его канцлеру с возгласом:

– Выпей, Коля, за нашу великую дружбу!

– Но это не Коль, – успел шепнуть эксу остроносый человечек.

– Всё равно хорошо будет, – как от назойливой мухи отмахнулся – бывший российский «всенародноизбранный».

– Это точно, – одноголосо подтвердили итальянский премьер и французский Президент.

Канцлеру ничего не оставалась, как принять дозу жидкости «Жириновского» и прилечь на ковре рядом со своими коллегами.

– Вы пока посовещайтесь, а мы кабаньих шашлычков свар ганим, – неестественно доброжелательно сказал экс и удалился вместе с остроносым человечком.

Как по команде исчез и военный оркестр. Оставшись одни, руководители когда-то великих держав с изумлением уставились друг на друга. Германский канцлер выглядел как император Карл Великий, французский Президент как император Наполеон, а итальянский как Цезарь. Это так всех потрясло, что они не сговариваясь налили себе по бокалу из бутылок «Жириновской» и, не чокаясь, выпили. Видения исчезли, зато появилась непредсказуема ясность мысли.

– И мы должны теперь беспрекословно подчиняться туманным замыслам с Альбиона? – с возмущением сказал итальянский премьер. – Они же бывшая наша провинция. Ишь, чего удумали…

– Вот именно, удумали, – поддержал когда-то бывшего союзник германский канцлер. – Мировой метрополией за наш счет хотят сделаться. Дудки им в виде Большой Берты!

– Вы правы, господа, – в задумчивости произнёс французский Президент. – Евросоюз под пятой англичан – это троянский конь. Ведь для чего-то же они не перешли на евро и не вступили в Шенгенское соглашение. Это точно свидетельствует об их коварных замыслах. Самостоятельная валюта метрополии и общие деньги для провинций, куда уж убедительнее…

– Вот и шашлычки, – облизываясь, крикнул российский экс.

Шедший за ним следом остроносый человечек поставил на ковёр огромный поднос, на котором горой возвышались настоящие фехтовальные шпаги, унизанные прожаренными на дыму кусками кабаньего мяса, а между ними целыми помидорами и луковицами. Аромат был такой, что все сразу схватились за шпаги.

Fundamentliter in re, formaliter in mente[4]

– Надо выпить сначала, – предложил экс.

Жидкость «Жириновского» легко пролилась в BIP-желудки и туда же в спешном порядке опустились куски кабанятины. После опустошения подноса, вести разговор о какой-либо политике расхотелось, и все развалились на ковре, игнорируя стоящие тут же мягкие кресла. Пауза, однако, продлилась недолго. Итальянский премьер, обращаясь к икающему российскому эксу, поинтересовался:

– Твой человек писать может?

– Ещё как!

– Тогда пусть нацарапает бумагу о нашем решении по роспуску Европейского Союза.

Fugaces labuntur anni[5]

– Пусть, - согласились коллеги итальянца.

– Ты слышал? – не преставая икать, спросил остроносого человечка экс. – Но сначала тащи сюда новые шпаги и добавь «Жириновочки».

С наступлением рассвета три европейских государственных мужа, с трудом понимая смысл написанного, поставили свои подписи и попросили немедленно передать текст принятого заявления через белорусские правительственные каналы связи в их страны.

После этого каждую VIP-персону усадили в самолеты, и отправили восвояси, предварительно загрузив багажные контейнеры оставшимися шашлыками и бутылками «Жириновской». Обратный перелёт Президента Франции, премьера Италии и канцлера Германии прошел также незаметно, как и их отлучка в Беловежскую пущу.

Совместное заявление было обнародовано в трех странах одновременно ровно в семь часов утра.

Евросоюз в параллельном мире приказал долго жить.

Bis repetita placent[6]

* * *

А вот в земном осязаемом мире ничего такого в это утро не произошло. Впрочем, у некоторых руководителей стран Евросоюза произошли небольшие необъяснимые утренние неприятности.

Английскому премьеру, вопреки обыкновению подали не строго традиционную овсянку, а подгоревшую манную кашу.

Польскому Президенту во время утренней молитвы вдруг померещился Карл Маркс, строго так погрозивший пальчиком.

Чешскому Президенту с утра, почему-то пьяный дворецкий доложил, что их хоккейная дружина с неприлично разгромным счетом проиграла туркам на турнире Евросоюза по хоккею с шайбой.

Датской королеве явилась тень отца Гамлета, но так ничего и не вымолвила.

А президенты Литвы, Латвии и Эстонии последовательно увидели, как сквозь стены их столовых промаршировали безупречные выправкой эсэсовцы с полным набором средств для экзекуций.

К удивлению премьера Болгарии в его спальне оказался старинный королевский трон.

Румынский же президент спросонья услышал сообщение по селектору, что по давней нерушимой любви к Румынии желает присоединиться Китай в виде единой провинции.

В штаб-квартире ЦРУ в Вашингтоне вдруг дали сбой все компьютеры, и на их экранах появилась хитромудрая физиономия Бен Ладена на фоне статуи Свободы и изрекла: «Аллах Акбар!». После чего в течение нескольких часов цэрэушники никак не могли справиться с массированной атакой неизвестных хакеров на их базы данных. Что утекло, а что подменили, так и осталось непонятым.

А с президентом Украины чуть не случилось новое необъяснимое отравление. Сначала он поперхнулся чисто украинской юшкой, а потом посинел, пуще прежнего. Едва откачали.

Ничего в это утро не случилось ни во Франции, ни в Италии, ни в Германии, ни в Голландии, ни в Белоруссии.

Да, чуть не упустил. В России бывший «всенародноизбранный», возвращаясь на госдачу опять свалился с моста в обмелевший ручей, едва не утонул. Благо мимо проезжали курсанты одного из военных училищ специального назначения с собаками-водолазами. Они то и спасли российскую историческую реликвию.

Адмирал же лорд Бокнабок, вспомнив, как горячо обнимала его в Тронном зале Виндзорского дворца прекрасная Вадализма, послал ей спецсамолётом, как знак неувядающей любви, огромный букет восковых, необыкновенной красоты, белых роз. Он мастерил их сам на досуге и не знал, кому бы подарить.

А так все на земле шло своим чередом.

Куда только? Ведь неисповедимы пути твои, Господи!


[1]С Божьего изволения (лат.)

[2] Человек предполагает, а Бог располагает (лат.).

[3] Так в прямом переводе называлась «Антанта».

[4] По существу в вещах, формально в уме (лат.).

[5] Быстротечные ускользающие годы (лат.).

[6] Дважды повторённое - нравится (лат.).

Вячеслав Родионов

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 097 участников
Присоединиться к группе