Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Памфлеты Вячеслава Родионова

Ракетное нападение (супердержавный памфлет)

вкл. . Опубликовано в Памфлеты Просмотров: 1906

I

В министерстве обороны сверхдержавы, а точнее в кабинете начальника Департамента ракетной техники, у большого, как полигон, письменного стола навытяжку стоял майор Сайман.

Шеф управления полковник Смит из глубин нирваны созерцал модели новейшей миниракеты МР-3 системы спутникового наведения. Перед ним стояли гениальные произведения ракетного искусства разных размеров – от подобия винтовочного патрона до изделия величиной с гаубичный снаряд. Блаженство только что разлилось по его телу от сознания прочитанного секретного распоряжения, изданного озабоченным новым мировым порядком политического руководства сверхдержавы. Распоряжение разрешало уничтожать любыми средствами любого руководителя любой просто державы, если он представлял опасность заокеанским национальным суперинтересам. Лучшего средства, чем только что испытанная миниракета, придумать для такого рыцарского дела в азиатских строптивых странах было просто невозможно.

Майор Сайман, заместитель шефа по связям с общественностью и прессой, ждал момента доложить, что группа комментаторов сугубо частных, но абсолютно национальных, телеканалов, и от всего независимых журналистов ведущих вечерних и утренних сверхдержавных газет, наслышанных о чудо ракете, хотели бы получить информацию из первых рук.

– Что, Сайман? – высунулся из нирваны полковник Смит.

– Они желают увидеть нашего бэби.

– Многого хотят? – чуть больше высунулся Смит.

– Они хотят посмотреть пуск по какой-нибудь цели. Самой маленькой, шеф.

Большая зеленая муха, ни весть какими путями проникшая в строго охраняемое здание министерства обороны, уселась в этот момент на блестящее тело модели, как раз на знаменитую марку "Mаdе in sverhderzava", что мгновенно вырвало полковника из нирваны. Сложив ладошку ковшиком, Смит взмахнул ею над местом, где только что сидела муха.

– Стареет, – подумал майор.

– Мне некогда. Покажите всё сами. Возьмите малый калибр и минимальную цель, хотя бы эту чертову муху. Пусть они... Впрочем, и все ладаны, – отчеканил шеф, обретя в голосе сталь, и махнул рукой в сторону востока, – пусть убедятся в наших неограниченных возможностях.

– Прямо здесь? – несколько удивился Сайман.

– Ничего особенного. Потом распорядитесь заменить стекло. Я буду у генерала. Выполняйте.

Как и все другие офицеры эксклюзивной армии сверхдержавы, механически исполнительный майор, войдя в свой кабинет, обратился к самым демократичным и самым человечным в мире представителям средств массовой информации:

– Джентльмены, шеф предельно занят, но вы все увидите своими глазами. Наш бэби способен на чудеса.

Майор хлопнул в ладоши, и через раскрывшуюся дверь в кабинет вошли три длинноногих белокурых бестии с золочеными подносами в руках. Неотразимой походкой рейнджеров, дивы стали обходить мгновенно осоловевших «самых-самых», которые слаженно расхватали с подносов хрустальные бокалы с шампанским, продемонстрировав тем самым супернациональное единство.

Сайман нажал кнопку селектора и приказал кому-то на противоположном конце провода:

– Заложите в компьютер для системы МР-3 данные кабинета начальника нашего департамента с расчетом на минимальную цель и дайте условия пуска. В кабинете летает большая муха. Как только она окажется неподвижной на каком-нибудь предмете, произведите пуск малого калибра. Но прежде переключите мой телевизионный канал на телекамеру в кабинете шефа.

Майор отпустил кнопку селектора и обратился к гостям ракетного Департамента:

– Джентльмены, сейчас вы убедитесь в широчайших возможностях нашей новой миниракеты, в её беспредельной боеспособности, всепроникаемости и точности.

«Самые-самые» дружно загалдела.

В это время одна из стен кабинета бесшумно раздвинулась, и во всю её ширину засветился телевизионный экран.

– Внимание, джентльмены!

СМИшники с бокалами в руках окаменели. Экран создавал полную иллюзию присутствия. Четко были видны весь кабинет шефа ракетного Департамента, он сам, стоящий у стола и что-то сердито говоривший по телефону, и муха, лениво летавшая над столом.

– Но ведь там шеф! – брякнул кто-то из молодых борзописцев.

Его коллеги в едином порыве зашикали на него.

Майор Сайман снисходительно пояснил:

– Пустяки. Шеф сейчас уйдет. Да и головка ракеты не ядерная. Это просто маленькая болванка, она лишь припечатает муху, и никакого вреда.

– А если, все-таки, ядерная? – пробубнил настырный репортер.

Маститые мэтры СМИ проигнорировали его наивную глупость.

– Вы всё увидите, – отмел сомнения майор. – Обратите внимание, что в момент уничтожения мухи другие предметы на столе и в кабинете останутся невредимыми.

– Ну, а если…? – воскликнул все тот же репортер.

Майор не успел даже среагировать, как в миг умудренные коллеги моментально вышвырнули назойливого писаку за дверь. Причем, кто-то крикнул вдогонку:

– Таких линчевать надо!

Скандал длился не больше секунды, так что заметного замешательства в спаянные ряды представителей самых демократических в мире СМИ не внес.

Муха вот-вот должна была сесть на письменный прибор, стоящий на столе. Но тут шеф, отдавая кому-то распоряжение, взмахнул рукой, и муха, казалось уже сидевшая на Паркеровской ручке, неожиданно резко взлетела вверх и столь же неожиданно села на его лоб.

Полковник Смит неестественно дернулся и, опрокинувшись на спину, остался лежать на полу…

Демократические и человеколюбивые общественные информаторы в унисон ахнули.

Именно в это мгновение раздались звуки сирены - для компьютера цель оказалась явно больше программной, и он выдал команду общей тревоги.

По всему зданию министерства обороны единственной сверхдержавы, во всех его закоулках ревели сирены и электронные табло оповещали: «Ракетное нападение!» «Ракетное нападение!».

Обезумевшие служивые, забыв боевые расписания, метались по многочисленным и многокилометровым коридорам и подвалам в поисках очага поражения. Столпотворение совершалось поистине вавилонское.

Майор Сайман мгновенно оценил ситуацию и, попросив всех журналистов и комментаторов сменить пустые бокалы на новые с шампанским, благо белокурые дивы не ушли, выскочил за дверь.

Самым демократическим и самым человеколюбивым оставалось лишь догадываться о тотальной панике, которую задала и проводила в здании министерства обороны компьютерная система. Но СМИшники даже не успели допить вино, как невидимой и железной рукой их включили в разворачивающуюся теперь уже под руководством Комитета начальников штабов национальную панику.

Вернувшийся майор Сайман с таинственным спокойствием пригласил всех пройти в прессзал. Там один из пятизвездных генералов зачитал правительственное заявление для печати.

– На нас совершено ракетное нападение, чему вы все только что были свидетелями...

– Но позвольте!? – неожиданно возник в зале всё тот же неразумный репортеришка.

– Не позволю-ю-ю-ю! – под стать сирене, взвыл пятизвездный генерал.

И тут же два дюжих морских пехотинца, несших охрану прессзала, скрутили незадачливого информатора. Уже больше года ходят слухи, что никто не видел его выходящим потом из здания министерства обороны, как, впрочем, и вообще его больше не видели. Заблудился он, что ли, в бесконечных коридорах многоугольного здания военного министерства?

– Не позволю! – уже вдогонку миражом исчезающему репортеру, как из мортиры, бухнул генерал и, убедившись, что никто больше не возражает, с капитолийским спокойствием продолжил. – Только гуманность нашего величайшего государства не допускает немедленного нанесения ответного удара. Так и подчеркните в корреспонденциях для ваших влиятельных газет и рейтинговых телеэкранов. Никому не скажу, только вам. Мы начнем готовить мощный ответный удар уже с этой минуты. Противник нам давно известен, мы изучили даже каждый волос в его усах. Не забудьте также, что возможно и второе, и третье, а может и больше, нападения. Но мы готовы ко всему. Вопросы есть?

– Нет! – на одном дыхании ответили окончательно опат риотившиеся СМИшники.

– Всего доброго, джентльмены!

И, сверкая яростными звездами на погонах, генерал прошел сквозь стену в «святая святых» своего министерства.

Уже все вечерние газеты и телевыпуски, излагая текст "заявления", наперебой обвиняли набившего всем оскомину усатого противника в агрессивных, экспансионистских и захватнических намерениях в отношении безмерно миротворческой страны. Об утренних газетах и телекомментариях и говорить не приходилось, они захлёбывались от беспредельной радости, что вообще встретили утро, выдали тиражи и вышли в эфир, благодаря бдительности, мужеству и самоотверженности доблестных генералов.

Оглушенные потоками газетных и телевизионных сообщений, демократические и республиканские обыватели метались по магазинам, скупая все, что могло понадобиться при новых

ракетных нападениях, и складировали затем в персональных и общественных убежищах, цены на которые подскочили до не мыслимого предела.

А в это время в военных кругах супердержавы готовили актуальный доклад Конгрессу и Президенту. В тысячестраничном тексте сообщалось о коварном ракетном нападении и возможных последствиях новых ракетных нападений в любой день ближней недели. В выводах и предложениях генералы с дубовой твердостью требовали от железной власти обоснованных самой жизнью ассигнований на нужды национальной и наднациональной обороны.

Через некоторое время паника в сверхдержаве улеглась, и конгрессмены утвердили оборонный бюджет даже в большем объеме, чем просили генералы. Оборона надежного оплота мировой демократии – святее Папы Римского!

Квадратные мужественные лики военных, лоснящиеся лысины бизнесменов отраженными волнами прокатились по страницам всех ведущих газет и просияли по всем телеканалам. Каждое средство массового воздействия не преминуло погрозить в сторону усатого востока. Потом всё успокоилось. Только демократические и республиканские обыватели ещё долго подсчитывали убытки.

Служба безопасности министерства обороны сверхдержавы тщательно исследовала систему собственной охраны и, ничего не найдя несоответствующим, оставила все по-прежнему.

Изворотливый же майор Сайман был повышен в звании и назначен начальником Департамента ракетной техники. Правда, он совершенно перестал доверять компьютеру, который больше не включает. К тому же велел убрать из кабинета телекамеру и заблокировать телеканал. Работает только с пышногрудой секретаршей, а подчиненным отдает только письменные распоряжения.

Вячеслав Родионов

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 295 участников
Присоединиться к группе