Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Статьи по общекультурным вопросам

Молодежное фольклорное движение. - Жуланова Н.И.

вкл. . Опубликовано в Культура Просмотров: 11283

Конечно, фольклорное пение охватило быт сравнительно небольшой части городского населения - той, которая попала в "зону влияния" фольклорного движения, то есть была непосредственно связана с участниками фольклорных ансамблей. Скажем, в Москве, да и в других городах постепенно сложился "свой, фольклорный круг" участников ансамблей, их родственников, друзей и знакомых, а к 1990-м годам этот круг несколько стабилизировался.

Этапными для фольклорного движения стали проведенные по инициативе А. Кабанова фольклорные праздники-гулянья в московском музее-заповеднике "Коломенское" в 1983 году с участием многих молодежных коллективов. 17

В экспериментальной студии при НИИ культуры исследовались социально-психологические принципы образования и функционирования любительского фольклорного коллектива неформального типа - "ансамбля досуговой или бытовой ориентации", 18 "фольклорного клуба". 19 Может быть, научные статьи А. Кабанова и И. Панкратьева, в которых были обобщены эти принципы, и не создали большого резонанса среди участников фольклорного движения, но практическая деятельность студии при НИИК оказала на фольклорное движение немалое влияние: через нее прошло много молодежи, которая впоследствии продолжила занятия фольклором в других коллективах.

Что касается студии при ансамбле Покровского, то ее ценной стороной были поиски методов обучения молодежи фольклорному пению. Созданная для того, чтобы готовить пополнение для ансамбля Покровского, студия перешагнула собственные рамки. Преподаватели студии (Андрей Кабанов, Евгения Костина, Андрей Котов), опираясь на опыт Д. Покровского, вырабатывали собственные оригинальные методики работы с голосом. Е. Костина и А. Котов станут впоследствии руководителями прекрасных ансамблей "Народный праздник" и "Сирин", признанными авторитетами зарождающейся новой - фольклорной - вокальной педагогики.

Не многие из учеников студии вошли в основной состав ансамбля народной музыки, но почти все стали участниками любительских московских фольклорных групп.

1980-е годы можно считать "пиком" молодежного фольклорного движения. Его развитие, разрастание привело к расслоению, поляризации течений внутри самого движения. 20 К одному из полюсов тяготели ансамбли "открытого" типа, наподобие "фольклорного клуба" А. Кабанова при НИИ культуры, ориентированные больше на неформальное общение и бытовую фольклорную деятельность, чем на получение и демонстрацию "качественного" художественного (певческого) результата. Но, при всех своих обаятельных качествах, "кабановская тусовка" (так ее называли в ансамблевой среде) не могла достигнуть (поскольку специально и не добивалась) высокого качества пения, действительно отличающего аутентичную певческую традицию в ее высших достижениях.

Иные установки имели ансамбли, нацеленные на сценическую концертную деятельность. Здесь можно назвать, к примеру, ансамбль "Карагот" при Московском государственном институте культуры (рук. Евгения Зосимова), "Беседы" из Калуги (рук. Галина Козлова) или московский "Круг" (клуб фабрики "Дукат", рук. Борис Базуров).

Если не считать специфических методов освоения репертуара, свойственных почти всем фольклорным (а не стилизованным) ансамблям (экспедиционная деятельность, работа с многоканальными записями и партитурами, консультации ученых-фольклористов, особые вокальные методики и т. п.), коллективы этого рода существовали по законам профессионального искусства, чередуя репетиции с частыми выступлениями на сцене. Не случайно большинство из них тяготело и стремилось к профессионализации. Такие ансамбли тщательнее относились к подготовке программ, заботились о том, чтобы песни "слушались", а костюмы и движения "смотрелись" со сцены. Но желание во что бы то ни стало соответствовать законам сцены и, тем более, стремление к профессиональной артистической деятельности, реализуемое со всей последовательностью, неизбежно, неминуемо уводило в сторону от сути традиционной культуры. Получалась опять стилизация - только на ином, более совершенном уровне, а фольклор оказывался "использованным" в качестве "материала" для художественного творчества.

Разновидностью сценического направления стали "фольклорно - этнографические театры", появившиеся не только в Москве, но и в других городах. Кстати, к этому течению можно отнести не только собственно театры - профессиональные (например, созданный из выпускников театрального училища им. Щепкина, рук. М. Велихова) или любительские ("Братчина" при Московском государственном педагогическом институте им. Ленина, рук. И. Набатова; 21 фольклорный театр на филфаке МГУ, рук. Е. Минёнок 22 ) но также и фольклорные ансамбли, которые строили свои выступления в виде "театрализованных композиций" (например, ансамбль Пермского университета, рук. В. Альбинский и В. Жук). Одним из самых убедительных примеров театрального творчества на основе глубокого знания народных традиций явились спектакли и театрализованные композиции ансамбля Ленинградского университета (рук. Е. Мельник и А. Захаров), 23 особенно созданные в сотрудничестве с Ленинградским театром им. Ленинского комсомола ("Трава-мурава" по рассказам Ф. Абрамова. 1987 г., "Гдовская свадьба" 1988 г.).

Подлинным открытием 1980-х годов стало появление фольклорных коллективов, которые сумели соединить в себе две тенденции - бытовую и сценическую, и таким образом избежать обеих крайностей. Это оказалось возможно лишь в рамках любительства, которое давало необходимую свободу -как финансовую, так и творческую.

Признанными лидерами движения вскоре стали "Ансамбль сибирской народной песни" при Новосибирском ОНМЦ (рук. Вячеслав Асанов, 1981), московские ансамбли "Народный праздник" (рук. Екатерина Дорохова и Евгения Костина, 1982) и "Казачий круг" (лидер Владимир Скунцев, 1986). С деятельностью этих коллективов связаны важные находки, определившие дальнейшие пути фольклорного движения.

Эти ансамбли имели очень ярко выраженное собственное "лицо". Оно определялось, конечно, в первую очередь своеобразием локальных фольклорных традиций, на основе которых работал коллектив. Для "асановцев" (так стали называть сибирских певцов в ансамблевой среде) опорой стали песенные традиции запада и юга Сибири, для "Казачьего круга" -естественно, традиции в основном донских, кубанских, в меньшей степени терских и некрасовских казаков.

Особенно интересно складывался репертуар "Народного праздника". Долгое время этот коллектив называли "ансамблем трех сел", поскольку он формировался с опорой на песенные традиции сначала сел Линово Сумской области (русская этнографическая группа "горюны") и Завгороднее Харьковской области, а несколько позже стал осваивать материал из полесского белорусского села Столбун Гомельской области. И позднее, в 90-х годах, хотя репертуар "Народного праздника" сильно расширился (в него включались песни других сел запада и юга России), основа осталась прежней.

В таком самоограничении был большой смысл. "Народный праздник", как никакой другой из существовавших в это время молодежных ансамблей, достиг той степени погружения в местный песенный стиль (песенно-музыкальный диалект), той локально-определенной певческой специфичности и достоверности, которой не было у народных хоров и к которой стремились новые ансамбли. Лучшие из молодых певиц "Народного праздника" (все они горожанки) в результате многолетней упорной работы приорели особое качество "этнографичность", столь высоко ценимое в молодежной ансамблевой среде.

Лучшие фольклорные коллективы отличает высокий уровень певческо-исполнительского мастерства. В их составе объединились не просто энтузиасты и не только любители пообщаться, не только молодые исследователи-экспериментаторы, но и по-настоящему талантливые молодые певцы, обладавшие хорошими голосами и природной музыкальной одаренностью. В ансамблях велась большая, тщательная, упорная работа над освоением песен, над качеством пения, над приближением к традиции-первоисточнику. Осознавалась необходимость устного обучения фольклорному пению: разучивать песни предпочитали не по нотным записям, а по слуху, с помощью звукозаписей, в частности многоканальных. Кроме того, участники молодежных групп установили прочные, многолетние, по-настоящему тесные и дружеские связи со своими "учителями" - так уважительно называли сельских мастеров народного пения. 24

Лучшим молодежным ансамблям приходилось много петь на сцене, их записывали фирма "Мелодия" 25, радио и телевидение. Но сцена вовсе не была главной целью, не она диктовала условия. Большая часть жизни коллектива проходила вне сцены и не была ориентирована на нее. Поездки в деревни, общение с народными исполнителями, внутриансамблевые "спевки", дружеские встречи с другими коллективами, праздники и гулянья - вот что составляло содержание деятельности молодежных групп этого направления.

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 097 участников
Присоединиться к группе