Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Статьи по общекультурным вопросам

Курс «История и этнография восточных славян»

вкл. . Опубликовано в Культура Просмотров: 11058

Лекция N 3

Мы с вами немного разобрались в отношении к вышивке, льну, прядению, ткачеству, нити. Сакральное отношение было не только к производному, но и к инструментарию, с помощью которого производное получали. Таким инструментом являлась прялка. Можно сказать, что отношение к ней в северорусской традиции, и в общеславянской в целом, было исключительно своеобразным. Реликты особого отношения к прялке, как к полисемантическому символу, сохранились вплоть до начала 20 века. В частности, материалы 30-х годов 20 века одного из уездов Рязанской губернии свидетельствует о том, что на масленицу женщины и девушки катались на донцах прялок с горок, положив в карман передника блин. Это делалось для того, чтобы лен, конопля росли долгими и чистыми, причем садиться на прялочное донце нужно было обязательно обнаженным телом; надо думать, что эта процедура не доставляла особого удовольствия. Общеизвестно, что в Таджикистане, где сохранились остатки арийских подвижек II-I тысячелетий до н.э., считалось, что женщины-оборотни общаются с миром предков (не делая гадостей, а лишь увеличивая плодородие полей) летая в сундуке или на донце прялки. Посему, отношение к прялке должно быть своеобразным.

Прочтению всех этих древних, очень сложных текстов, помогло оформление, внешний декор прялки. В частности, в ГИМе сохранилось несколько вариантов донец, выполненных в виде лежащей полуфигуры мужчины с широко открытым ртом, в который вставлялась ножка прялки, с двумя рядами хорошо прочерченных чистых ровных зубов, своеобразная сардоническая улыбка, борода, усы, то есть все признаки мужественности, руки сложены на груди косым крестом (у покойника руки, сложенные косым крестом, обозначают свастику, то есть благодать), в нижней части живота выполнена шестилепестковая розетка, знак огня, грома, молнии, воспроизводства. Именно на эту розетку садилась женщина, начиная процесс прядения.

В одном из ведических гимнов говорится: "Земля широкая – всех существ мати, женщина ей подобна, а муж ее – Праджиопати (то есть праотец), здесь огненным семя его считают". Поскольку прядение нити было аналогом творения жизни, судьбы, мысли, то есть нить, жизнь, человек – это синонимы, стоят в одном семантическом ряду, то прядение нити должно было быть сакрализированным актом. Арии считали, что все в природе находится в тесной взаимосвязи мужского и женского начала, пассивного и активного, горячего и холодного, и именно эти два первосупруга или единое двуполое существо, которое породило Вселенную, постоянно порождают жизнь в ней. В наше время, кажется, в 7 веке, Калидаса писал:"Вас, прародители живого, я славлю, Шива и Парвати, слиянные как мысль и слово", то есть двое воплотили и вскормили младенца, говорится в гимне Веды. И тут же: "Гимнотворца пряжу вы оба рвете", то есть тот, кто слагает гимны, тоже прядет своеобразную пряжу жизни, судьбы, какой-то семантической наполненности.

Итак, коль скоро женщина выполняет сакральные функции, выпрядая нить, то есть функции, параллельные сотворению жизни, то тут должно быть и задействовано и мужское начало. Это мужское начало олицетворялось прялкой. Прялка считалась лучшим подарком мужчины женщине; прялки дарили мужья женам, женихи невестам, отцы дочерям. Поскольку прялка выполнялась от начала до конца руками мужчины (женщины никогда в этот процесс не вмешивались; ненормальное положение появилось лишь в начале 20 века, когда жизни стали декорировать прялки росписью и создавать удивительные по своей вульгарности бракарные композиции с эдакими пышногрудыми красотками, затянутыми в корсеты), у мужчин была четкая схема, которую они постоянно повторяли.

Это хотелось бы проиллюстрировать образцом 1890 года, внешне ничего особо притязательного нет (фого 1), характерная форма прялок Тарноги. Копыл (то есть лопастка и донце) представляет собой единое целое, выполнены они из одного куска дерева (фото 1е). Лопастка фактически завязывала космический и земной циклы. В нижней части расположены 12 квадратов, пересеченных косым и прямым крестом, косой крест – всегда символ коитуса, то есть символ полового акта, продолжающего жизнь; значит, все 12 – это Земля, 12 месяцев солнечного года (фото 1а). Обратите внимание: здесь треугольничков по 12 штук.

В оформлении розеток, как правило, – 27, 28, 24 треугольника, то есть все завязано на календарном цикле. Но самое интересное находится в нижней части (фото 1в,г). Вот этот головной убор мы встречаем уже на памятниках эпохи бронзы, он является сакральным знаком царской власти. Под ним – шестилепестковая розетка, символ солнца, огня, жизни. Под ней – еще две розеточки – одиннадцати- и восьмилучевая. Ещё ниже, почти у основания, какой-то странный персонаж. Причем в этой верхней части – 30 насечек. Это ничего не говорит человеку, который ничего с этим делом не имеет. А мы можем говорить, что это женский персонаж, так как в фольклоре многих индоевропейских народов солнце – невеста, муж – месяц, и недаром в свадебном гимне Ригведы говорится: "Мы на солнечной колеснице привезли к тебе Сурью-деву...", "...Первым мужем был тебе Сома..." (Сома – месяц). И в русском фольклоре муж – "ясный месяц", жена – "красное солнышко", дети – "часты звездочки". 30 насечек – количество дней солнечного месяца. Далее, в области груди, помещены 8- и 11-лепестковые розетки: 8 и 11 рудр, то есть символов различных состояний природы и состояний души человека зафиксированы в Ведах. Дальше – своеобразный передник, и в нижней части – мужской этифаллических персонаж, у которого 11-лучевая розетка-голова, весь он состоит из трехгранновыямчатых форм, из косых и прямых крестов.

Если развернуть прялку обратной стороной, то ситуация окажется прямо противоположной (фото 1е). Здесь тот же знак царской власти – головной убор, но уже 13-лучевая розетка; здесь же мы видим зигзагообразную форму – это идиограмма воды, внизу уже 28 насечек и змейка, которая всегда, в любой резной композиции, является фаллическим символом. То есть перед нами мужской персонаж, у которого 13 – количество лунных месяцев в году, 28 - количество дней в лунном месяце и плюс вся атрибутика, связанная с полом. В этой же нижней части прялки помещено небезызвестное всем слово из трех букв, разумеется, не "душ", но так же с буквой "у" посередине. Это слово очень часто выполнялось на донце прялки: на внутренней или даже внешней части лопастки; часто было разбросано или написано слева направо и справа налево; написано старой палеографией, то есть шифрограмма, кодирование надписи, и сама она использована не для эпотажа. Как и все сакральные надписи, она охраняется.

Итак, весь комплекс представлений о Вселенной, Космосе, некоем гармоничном, уравновешанном начале, о временных циклах, вырастает из фигуры прялки, объединяющей женское и мужское начало воедино. Перед нами изображение того проточеловека или двуполого существа, которое порождает всю Вселенную; мы видим женское начало с солярной символикой, в чреве которой помещен сын, мы видим мужское начало, а все вместе порождает этот организованный мир.

Мы не случайно обратили внимание именно на эту прялку, ее орнаментика (вплоть до веточек) абсолютно идентична асуарию 7 века н.э. из Сарыта (Средняя Азия), где все оформление, декор интерьера жилых домов идет только в растительных мотивах – резьба по занчу, и только на асуариях встречается эта трехгранновыямчатая резьба. К ней нужно относится очень серьезно, так как картографирование ареалов трехгранновыямчатой резьбы выявило следующее: в Средней Азии, где очень мало дерева, встречается она, в Гиндукуше – постоянно она (причем на таких деревянных плашках, которые выполняли функцию символа божества; мотивы, исключительно геометрические, воплощали собой Бога). Такая же трехгранновыямчатая резьба характерна для Прикарпатья, Закарпатья, Полесских районов Украины и Белоруссии, Балкан (Югославия, Болгария), Азербайджана и Армении, Ирана, северозападной Индии, Афганистана, частично для Казахстана. То есть весь путь, все подвижки зафиксированы этой орнаментикой. Конечно, можно сказать, что она могла конвергентно возникнуть в тех регионах, где было много дерева. Но, повторяю, в Средней Азии строительного дерева мало, а оформляют именно таким декором. У финно-угорских народов, которые всегда жили в богатом деревом ареале, такой трехгранновыямчатой резьбы нет, она присутствует только там, где фино-угорские этносы находятся в непосредственном контакте со славянскими, балтскими или скандинавскими народами. В одной и той же зоне (скажем, лесной) у одних народов эта резьба есть, у других – нет; значит, резьба выполняет важные этнодифференцирующие функции, которые выразились в таких формах. Эти формы переносились и на металл, и на камень, и не случайно найденные в московском Кремле захоронения 14-15 веков оформлены сверху плитами, на которых нет никаких эпитафий, только трехгранновыямчатая резьба, типа как на прялках.

Поскольку прялка выполняла функцию выражения мужского начала, включённго в процесс прядения нити, который ассоциировался с процессом творения вообще, то, естественно, отношение к прялке было своеобразно по многим параметрам. Прялка была и опотропионом, то есть выполняла функции оберега, охраняла. Почему никогда нельзя было отрубать, отсекать донце от прялки, как это делают часто наши дорогие коллекционеры? Это называлось "охолостить" прялку (как холостили, скажем, быка). Само донце прялки как бы дублировало этот знак: надпись, форма фиксировала определенное начало.

Плюс ко всему, прялка являлась тем инструментарием, при помощи которого осуществлялась связь между предками и потомками. Не случайно на донцах прялок катались в масленицу. Масленица – это праздничный цикл, целиком ориентированный на культ предков, подателей плодородия, и именно в это время ели блины, которые тоже полностью связаны с поклонением предкам. И, опять же обратившись к ведической традиции, находим: Бог-творец, вынув из первичного океана кусок земли, из которого возникла суша, часть этой земли своими клыками (делал он это в облике вепря) отбросил в сторону, и она превратилась в три лепешки, и сразу же эти лепёшки стали невидимы. И сказал: "Как безвидны в мире эти лепешки, так безвидны в мире вечные предки. Как отца, деда и прадеда, чтите меня в этих лепешках". Дальше в тексте говорится: "певец, таков его устав", и что предки почитаются в образе лепёшек.

У всех индоевропейских народов, и у всех реликтов индоевропейских народов такие ритуальные лепешки готовятся: на Навруз обязательно три лепешки для отца, деда и прадеда, умерших. В Гиндукуше в праздник Шумас, который идентичен нашей масленице (то есть там так же дети ходят под окнами, так же просят подачки, так же могут обругать непристойными словами взрослых, так же прыгают через костры), тоже готовят эти три лепешки. В 19 веке Шейн удивлялся тому, что в Витебской губернии, например, считали, что на Воздвижение нужно обязательно печь блины, чтобы мостить Христу дорогу на небо, он не понимал, почему блины называли "христовы онучи" или "христовы лапти". То есть здесь явно прослеживается связь через блины между миром живых и миром мертвых. Так вот, когда катались на донце прялки, то обязательно клали в карман блин.

И еще одна важная деталь: прялка зачастую выполняла функцию календаря. На очень многих образцах мы встречаемся с фиксированным количеством насечек, треугольников, ромбов, которые не выходят за пределы 360 или 365. То есть фиксируется год. И, наконец, еще одна немаловажная деталь: в 18 веке сербский епископ Павел Ненадович требовал от своей паствы, чтобы они прекратили ставить на могилы прялки, а ставили кресты, как положено древним обычаем. То есть прялка еще выполняла функцию надгробия.

Такая полисемантичность инструмента и позволила, видимо, сохранить эту древнюю орнаментику, которая фиксируется вот на этой прялке (фото 2). Перед вами грязовецкая прялка, посмотрите – мистически-загадочное, мрачновато-страшное что-то в ней есть: классическая резьба, которую мы пока прочесть не можем, но явно просматривается антропоморфная фигура (очень условная). Что это такое? Вселенная ли, Земля ли? Трудно сказать. С другой стороны, на ней помещено изображение льва (лев - символ Солнца уже в христианской символике), изо рта которого растет роскошная ветвь, завершающаяся цветком. Над цветком прорезана надпись, идентичная той, о которой мы говорили в связи с предыдущим образцом. На вопрос: "Откуда взялась эта надпись?" хозяйка этой прялки объяснила, что её вырезал муж (а ведь сначала подумали, что это хулиганство), и на вопрос: "Зачем?", старушка ответила: "Чтобы лучше прялась пряжа". Надо сказать, что музейные работники по всей стране, встречаясь с такими прялками и ни разу не обнаруживая никаких других текстов (разве что иногда рядом бывает слово "шиш", но, как вы сами понимаете, это суть одно и то же), выскабливали, стирали эти слова, полагая, что это хулиганство. Как-то не приходило в голову, что хулиганили-то все довольно однообразно, а при обилии различных терминов в нашей профанной (или экспрессивной) лексике, можно найти еще что-либо другое, но за пределы этого текста не выходит.

Мне пришлось недавно работать с последним сборником из серии "Археология СССР", где на изделии эпохи мезолита, найденном у нас здесь, в Присухонье, Ошибкиной среди массы знаков, которые все считают геометрией (не глядя на то, что они разные), есть то же самое сочетание букв. Я не хочу убедить вас в том, что слово это родилось в такой глубокой древности. Огласовка надписи может быть в течение длительного времени совершенно разная. Почему китайцы до сих пор пользуются древней иероглификой? Имея разные диалекты и разную огласовку этих иероглифов, они могут не понимать друг друга, но прекрасно понимают текст написанный, так как иероглиф несет смысл.

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 097 участников
Присоединиться к группе