Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

А

вкл. . Опубликовано в Казачий словарь-справочник Просмотров: 5053

Против горсточки защитников Азова султан двинул лучшие полки своей регулярной армии: 40 тыс. янычар, спагов и 6 тыс. наемного иноземного корпуса; через море на судах было переброшено до 100 тыс. войска и рабочих из М.Азии, Молдавии, Валахии, Трансильвании; наконец по суше подходила татарская и горская конница, 80.000 всадников. Всего действительного боевого состава, не считая моряков, обозников и рабочих, собралось не меньше 150 тыс. В их распоряжении находилось 850 пушек с изобилием боевых припасов. На море перед донскими гирлами легло до 300 линейных кораблей. Командовал войсками Силистрийский паша Гуссейн Делия, конницу вел Крымский хан, Бегадырь Гирей, а флот - Пиал ага. Все эти неисчислимые по тому времени силы имели задачей не только выбить Казаков из Азова, но и совсем "перевесть" их на Дону.

7-го июня турецкая армия стала прибывать под стены Азова и распологаться вокруг него лагерями. 26 июня батареи открыли ураганный огонь демонстрируя свою мощь; после бомбардировки вышли парламентеры и потребовали немедленно очистить город, угрожая в противном случае уничтожить его защитников всех до единого. Угроза не подействовала и мало этого, Казаки отказались в будущем от всяких переговоров. Последовавший затем жестокий приступ встретил твердое сопротивление и был отбит. Турки потеряли не меньше десяти тысяч убитыми и взорванными на минах, а в числе их - кафинского пашу, 6 янычарских голов и двух иноземских полковников. После боя Турки предложили перемирие для уборки трупов, обещая за это заплатить золотом. Казаки согласились, но от денег отказались: "Не продаем убитого трупу ни кому же. Не дорого нам серебро ваше и злато, дорога слава вечная".

После первой неудачи Турки повели регулярную осаду. Вдоль крепостных стен рабочие стали сыпать высокие валы, с которых пушки забрасывали крепость "огненными ядрами", а в то же время, переменные группы свежих войск почти ежедневно лезли на стены, изматывая силы бессменных защитников города. Казаки не имели времени ни для сна, ни для отдыха. Жены и даже дети помогали мужьям и отцам в посильных ролях. Они ухаживали за ранеными, готовили пищу, подносили воду и боеприпасы, тушили пожары, а иногда лили на головы штурмующих Турок кипяток и горящую смолу. Казаки отбивали приступ за приступов взрывали на минах целые колонны неприятеля, но и сами нес ли жестокие потери. Иногда подходили подкрепления извне, прорывались в крепость по воде или обнаружив слабые места сплошного фронта осады. Когда это, однажды, удалось тысячному отряду, до Турок доносились из крепости шумы ликованья и пальба ружейных салютов. Они, вообще, не имели понятия о силах гарнизона, потому что случайных пленников не возможно было заставить говорить никакими пытками.

Двенадцать неудачных атак принесли Туркам большие потери. Продолжая их, можно было остаться и совсем без армии. Гуссейн Делия решил добить полуразрушенную крепость при помощи подкопов. Но 17 турецких минных галлерей были обнаружены и своевременно взорваны Казаками.

Командующий просил подкреплений и получил из Стамбула новые полки янычар, вместе с грозным приказанием султана: "Паша, возьми Азов или отдай свою голову". Успеху предприятия в турецкой столицe придавали большое значение. Московский посол в Константинополе Б. Лыков передал своему царю благодарность в. визиря за то, что тот ничем не помог Казакам и сообщил о необычайных потерях Турок: из ста пятидесяти тысяч после штурмов осталось, может быть 50 тысяч, "всех Казаки побили". В визирь жаловался: "А не взяв дe Азова и нам де николи в покое не быть, всегда на себя ждать гибели. Как де Казаки умножатся и город укрепят и нам де в Царьграде не отсидеться".

Подходила осень, начались дожди и холода, стали распространяться болезни. Турецкая армия таяла изо дня день, а с нею таяла и надежда овладеть городом. В ряды войск стало проникать разложение, татарская конница отказалась итти в пешие наступления, усугублялись нелады между старшими начальниками. Гуссейн Делия пробовал купить Азов: "сулил на Казака по тысяче талеров, чтобы ту многую казну у них взять, а город покинуть". Но защитники "на их бусурманскую крепость не покусилися и им всем отказали".

Однако тяжело было и защитникам Азова. Живыми осталось не больше трех тысяч воинов; в неравной борьбе почти вдвое больше положило уже свои головы. Кончалось продовольствие и боевые припасы. Тело от утомления отказывалось служить, хотя дух бойцов еще не был сломлен. Не смерть, была страшна, а плен. Готовы были на всякую отчаянную попытку, чтобы пробиться или умереть в бою. Приняли предложение атамана Осипа Петрова, ударить на турецкий лагерь и биться до последнего. В повести об азовском "осадном сидении" написанной одним из участников обороны, рассказывается в поэтических образах: "И начали мы, бедные, прощатися. Простите нас, леса темные и дубравы зеленые; простите нас поля чистые и тихие заводи; простите нас море синее и Тихий Дон Иванович. Уж нам по тебе, атаману нашему, с грозным войском не ездити, и дикого зверя в чистом поле не стреливати, и в Тихом Дону Ивановиче рыбы не лавливати."

25 сентября отслужили молебен, попрощались друг с другом и на рассвете следующего дня двинулись в тумане по направлению к лагерям врага. Каково же было их изумление, когда они не обнаружили там ни одной живой души. Только где-то далеко у моря раздавался глухой шум отступающих войск. Осада окончилась.

В результате исключительной по военному искусству и по доблести обороны, Азов остался в руках Казаков. Но над Доном нависла угроза другой подобной осады Турок. Не надеясь выдержать и ее и, не получив поддержки от Московского царя, Казаки оставили город в 1642 г., разрушив в нем все, кроме генуэзской башни. Азов снова перешел в руки Турок, а его защитникам осталась только слава неповторимого Азовского Сидения. И не напрасно русский писатель Н.Г. Чернышевский отметил "дивную храбрость и высокое благородство", которые у Казаков "признавали даже враги их Татары и Турки".

Литература: А.М.Ригельман, История или повествование о Донских Казаках. Москва 1778; С.Байер, Краткое описание всех случаев, касающихся до Азова, в переводе с немецкого И.К.Тауберта. С.Петербург 1782, В.Д.Сухоруков, Историческое описание Земли Войска Донского. Новочеркасск 1903; И.Ф.Быкадоров, Донское войско в борьбе за выход в море. Париж 1937; Воссоединение Украины с Россией, документы и материалы т. 1. Москва 1954.

АЙДАН - косточка из ноги барана; служит казачьим детям для игры в айданчики.

АЙРАН - кисловатый, острый на вкус освежающий напиток, который получается из разбавленного водой "откидного" молока. По татарски "гайран".

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 097 участников
Присоединиться к группе