Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

А

вкл. . Опубликовано в Казачий словарь-справочник Просмотров: 5101

Подготовка к атаке шла два месяца. 18 июня зажгли фитили; стены задрожали и рушились от мощных взрывов; Казаки бросились в пролом, ворвались в крепость и начался рукопашный бой. Резались шашками и кинжалами и на второй день преодолели отчаянное сопротивление турецкого гарнизона. Турки погибли почти все, а Казаки потеряли 1100 человек убитыми и многое число раненными. В руки победителей попала богатая добыча и чуть не годовой запас продовольствия. 1670 христианских невольников получили свободу. Сразу же в А. из Монастырского городка перешли все учреждения и Главная Войска с Войсковым атаманом. А. стал столицей Дона.

Валовой Круг, собранный вскоре, постановил просить Московского царя о поддержке припасами, но без присылки войск. Атаман Татаринов, приехав с зимовой станицей в Москву, сообщил там казачий наказ: "Приговорено и утверждено крепко (...) города Азова не отдавать и не покидывать, хотя все они до единого человека помрут. А в помочь себе о воеводе и ратных людях с ним, атаману и Казаком станицы от Войска государю бити челом не наказано и они де того делать не смеют".

Подобно тому, как в Западной Европе все небольшие государства признавали непререкаемый авторитет императора Священной Римский империи Германской нации, хотя и не подчинялись его власти, на нашем Востоке распространялись духовные влияния христианского паря Московского. Единоверные народы ожидали от него бескорыстной помощи во всех тех случаях, когда дело касалось борьбы за христианские идеалы и благополучие христиан. Но сама Москва подходила к вопросу практически, не поступаясь своими частными интересами ради религиозных сантиментов. По отношению к Казакам в этом случае, как и всегда велась двойная политика: с одной стороны для Казаков не жалели ласковых слов, похвал и обещаний, а с другой - султан уверялся, что Москва не отвечает за действия Казаков, их судьбой не интересуется: "Мы за них не стоим, хотя их воров всех, в один час велите побить". Как и всегда реальная царская поддержка в продуктах и припасах была минимальной. Она не покрывала даже трудов, положенных на добровольную и добросовестную охрану южных московских рубежей. На этот счет Казаки уже писали однажды царю: "А милостивое твое государьское жалованье получили и меж собою поделили, а досталось, государь, каждому запасу по зерну, свинцу по пульке, а сукна по вершку ". На этот раз тоже не было исключения.

Взяв Азов, Казаки восстановили и усилили обороноспособность его укреплений, отремонтировали полуразрушенные христианские храмы и объявили повсюду о свободной торговле, приглашая купцов беспрепятственно прибывать в город. Теперь основное население города составляли только они, Донцы и Запорожцы, которые, после небольшого столкновения, окончившегося смертью одного из атаманов, остались жить здесь полноправными гражданами Всего Великого Войска Донского. Из расспросных речей воронежца, сына боярского Трофима Михнеева, ездившего на Дон с царской грамотой, известно о состоянии азовской крепости в 1638 г.: "А в Азове де всех атаманов и казаков живут житьем по смете будет с 5.000... И у города де, у Азова, проломную стену, что взорвало подкопом, заделали. И бои поземные, и всякие крепости поделали, и наряд де по башням и по городу и по нижним боем у них весь поставлен, и осада укреплена. А наряду де у них большого и мелкого будет с 300, а зелья де пушечного и ручного и свинцу у них в Азове есть, только сказывают небольшое: в осадное де время без прибавочного зелья и свинцу пробыць им не уметь". "В Азов к Казакам приезжали торговые люди из Кафы, с Кавказа, из Персии. Шла бойкая торговля дорогими товарами и ясырем". Оставалось старое деление цитадели на три конца: Тапракала, Ташкала и собственно Азов. Западный посад назывался Таняк, сохраняя воспоминание о древней Тане.

Однако, с потерей города не примирились ни Турецкий султан, ни Крымский хан. Мурад поспешил закончить войну с Персией и начал готовиться к походу на Дон. К весне 1641г. приготовления были окончены и войска двинулись к Азову по морю и по суше. От 7-го июня они начали прибывать под стены новой казачьей столицы; во главе их находился силистрийский паша Гуссейя Делия, а главные кадры составляли 46 тысяч янычар, спагов и наемных иноземцев. Общее же число появившихся под Азовом турецких сил, исчисляют в 227 тысяч человек, 6 июня они повели первый штурм, но шеститысячный казачий гарнизон отбил его с громадными потерями для турок. Не принесли успеха султану и последующие атаки, повторявшиеся на протяжении трех месяцев. Малый количественно, но мощный по духу гарнизон держался непоколебимо и в конце концов принудил деморализованные и расстроенные остатки турецкой армии к отступлению (см. Азовское Сидение). У Турок вышло из строя до ста тысяч человек; половина убита во время штурмов, а 20 тыс. взорвано на минах. Они сняли осаду 26 сентября и под ударами, воспрянувших духом Казаков повели погрузку на корабли. Тяжело раненый Крымский хан Бегадырь Гирей умер во время отхода в Крым. Та же участь постигла Гуссейна Делия, отступавшего по суше на Очаков.

Азовское сидение стоило и Казакам свыше пяти тысяч бойцов, павших в стенах крепости и в поле. Из гарнизона осталось в живых не больше трех тысяч человек, в большинстве перераненых усталых до полусмерти. Но зато турецкая армия, грозная для Россия и Европы оказалась посрамленной под стенами казачьей столицы, которую все же вскоре пришлось оставить без боя.

Великое Войско Донское, истощенное непосильным напряжением сил, лишенное продовольствия и боевых припасов, готово было передать Азов царю, но тот счел невозможным принять его, так как ожидал, что это вызовет осложнения в отношениях между Москвой и Стамбулом. 28 мая 1642 г. царский посол иа Дону сообщил Войсковому Кругу, что Казакам нечего надеяться на помощь, намекая этим, что лучше отдать город Туркам. Донцы, предвидя новое наступление Турок и не видя возможности ему противостоять, вскоре оставили А., разрушив его до основания. Все жители перешли на остров Махин, ниже Монастырского яра. Турки немедленно заняли руины и возвели новый палисад из бревен, полученных при разборке галер, поврежденных в плавании. Они, по словам автора турецкой хроники, "не застали в Азове не только людей, но даже ни одного животного; там не осталось ни собаки, ни кошки, ни мыши. Уцелела одна генуэзская башня". Вывезли даже железные крепостные ворота и огромное коромысло городских весов. Еще недавно они лежали на площади ст. Старочеркасской.

Таким образом над донской дельтой восстановилась власть Турок и Татар. Началось новое вооружение азовской крепости, возобновились нападения сборных азовских отрядов на запольные казачьи поселения.

Донцы отбивались, как могли и почти ежегодно делали налеты на Азов. Война прерывалась короткими перемириями во время передачи московско-турецких послов, проходящих через казачью землю. При этом азовцы должны были оплатить мир рыболовными принадлежностями, солью, деньгами или возвращением пленников. По миновении надобности наступало "размирье" и тогда снова начиналась напряженная война.

Все надежды владеть Азовом и выходами в море Казаки потеряли. Может быть, поэтому в 1696 г. они помогли завоевать его царю Петру Первому. Теперь под Азовом собралось 75.000 Русских и Казаков. Русский флот блокировал устья Дона. 17 июля Донские и Днепровские Казаки овладели двумя бастионами, а на другой день, не ожидая общего штурма, гарнизон крепости сдался. Город и его окрестности на не которое время стали принадлежать России. По свидетельству современника и русского историка В. Н. Татищева, в район Азова в 1702 г. переселено 15 тысяч служилых Казаков с упраздненной мещерской границы.

Вскоре, однако, северная империя стала надвигаться грозной тучей и на весь вольный Дон. 1708 г. ознаменовался отчаянным сопротивлением нашествию войск царя Петра. При этом атаман Булавин неудачно приступал к Азову, занятом русским гарнизоном. Настало время установления над Доном власти Русского императора и вопрос об Азове перешел в область русской политики, По Прутскому миру (1711 r.) Tyрки получили его обратно. Очевидно, в это время азовские гарнизонные Казаки, выселились из Азова, основали Аксайскую, Грушевскую, Кривянскую и др. близкие к донским низовьям станицы. В 1736 г. Азов снова заняли русские, но через три года, по Белградскому мирному договору, обязались снести его укрепления. Обязательство Россия не выполнила и в 1769 г. в крепости содержался Азовский казачий полк. Договор в Кучук-Кайкарджи (1774) , закрепил право Русских владеть Азовом, но теперь первенство в устьях Дона стало принадлежать молодому Таганрогу и новопостроенной крепости Димитрия Ростовского. Казакам селиться в Азове не разрешалось. В 1775 г. Азовский казачий полк заменен русским гарнизоном. Жители - Казаки и в наше время насчитывались там единицами.

Город, который по своей древности и по значению для Донцов должен был бы обратиться в казачью священную Мекку и Медину, стал незначительным заштатным посадом.

(Литература: Байер Готлиб, Краткое описание всех случаев, касающихся до Азова от создания сего города до возвращения оного под Российскую державу. Переведено с немецкого языка через И.К.Тауберта, Академии Наук Адъюнкта. Издание третье, в Санкт Петербурге, при Императорской Академии Наук 1782 года; И.Ф. Быкадоров, Донское Войско в борьбе за выход в море. Париж 1937; М.Я. Лопов, Азовское Сидение, Москва 1961; Энциклопедический Словарь т. 33 изд: Брокгаус и Ефрон, ст. Торговля, Греков и Якубовский. Золотая Орда и ее падение. М. - А. 1950).

АЗОВСКИЕ КАЗАКИ - древние жители Приазовья и Нижнего Дона. Первое известие о них относится к 10 в., когда Персидская география Гудуд ал Алэм отметила Землю Касак между Азовским морем и Кубанью. По русским летописям, княживший там тогда же. Мстислыв Томаторканский комплектовал свою дружину из местных племен Казаров и Казяг (летописи Никаноровская и Вологодско-Пермская под годом 1023). Старинные русские историки Болтин и Татищев говорят, что в 1282 г. татарский баскак Ахмат вызвал с Кавказа Пятигорских Черкасов или Казаков и поручил им охранную службу в Курском княжестве. После они же основали город Черкасы на Днепре. (Листки Лаврентьевской летописи для этого года почему то исчезли). Эти свидетельства без сомнения относятся к предкам Гребенских и Азовских Казаков. От конца 15 века последние появляются все чаще в русских летописях и в актах, как жители тех же мест. Историк Карамзин; писал о Донских Казаках: "Нет сомнения, что они же назывались прежде Азовскими, которые в течении 15 века ужасали всех путешественников в пустынях Харьковских, Воронежских, в окрестностях Дона." Генуэзский Устав, писаный в 1449 г., говорит о Казаках и их атаманах (оргузиях), проживавших в черноморских колониях Генуи.

После завоевания Кавказа и Крыма Турками, Азовские Казаки оставались в Приазовских степях, а частично селились в Азове. Они продолжали свои кочевые и военные промыслы. Иногда нападали на московские окраины и на посольские караваны. Однако часть их вызвала недовольство султана и 1503 г., спасаясь от карательной экспедиции должна была перекочевать в лесо-степь между Северным Донцом и Десной. Отсюда они вскоре предложили свои услуги Московскому великому князю, с тем, что они будут ему помогать в его войнах с Польско-Литовским королем, а за это никто не должен им препятствовать, "со своими женами прикочевав, жити у Путивля и слугами быти." От этого времени на Москве и в ордах их стали считать слугами или, холопами в. князя Московского, так же, как и всех служилых Казаков. Историк Карамзин говорит: "Ногайский мурза Белек, жалуясь Иоанну на Донских Казаков или Черкасов, пишет: Белого (Российского) князя Черкасы беглые холопы были. "После того, как Азовские Казаки прожили пол века в области Северской, их cтали называть Северюками. Перешедшие в оседлость остались на месте, как Казаки Путавльские, а кочевое племя Сары Азман возвратилось на Дон. К 1549 г. они "утвердились в нынешней своей области, - говорит тот же историк Карамзин, - взяли город Ахас, назвали его, думаю, Черкасским или Козачим (ибо то и другое имя знаменовало одно)". Московские и некоторые сохранившиеся ордынские акты от этого времени называют их и Казаками, и Северюками, и Сары Азманами, и Черкасами, а к Азовским относят только ту часть Казаков, которые остались лояльными по отношению к султану и долго еще не расставались с берегами Азовского моря. В начале 16 в. Матвей из Мехова и Сигизмунд Герберштейн вспоминают их, как Черкасов славянской или русской речи. Язык Азовских Казаков сохраняется на Дону в некоторых чертах диалекта Донских Казаков Низовых или Старых.

Остатки Азовских Казаков после присоединения к России Приазовского края, указом от 9 января 1737 г. помещены в гарнизон крепости св. Анны на Дону под их прежним именем. В 1769 г. они распущены и включились в Донскую общину.

АЗОВСКИЙ ПОЛК - от времен завоевания Азова (1696 г.) составлял казачью часть его гарнизона, после возвращения Азова Туркам, (1711 г.) переведен в укрепление "Транжемент" возведенное по приказу царя несколько выше г. Ростова на Дону; в 1769 г. возвращен в Азов; в 1778 г. расформирован, а Казаки из него расселились по низовым станицам Елизаветовской и Гниловской.

АЗОВСКИЙ ЦВЕТОК (дон.) - сирень.

АЗОВСКОЕ КАЗАЧЬЕ ВОЙСКО - составилось в 1828 г. из возвратившихся под власть России задунайских эмигрантов Запорожцев. После разгрома Сичи в 1775 г., часть ее гарнизона не пожелала покориться и ушла на турецкую землю. Однако жизнь вдали от родины, на новом месте за Дунаем, под властью иноверных турецких чиновников, большинству из них оказалась не по душе. Даже рожденные на чужбине мечтали возвратиться на свои прежние земли и вновь соединиться с братьями по крови - Казаками. В 1828 г., во время Pyсско-турецкой войны, их Кошевой атаман Осип Михайлов Гладкий (1789-1866) перешел на сторону России с частью Задунайских Казаков. Когда война окончилась в их распоряжение был предоставлен юрт земли между Бердянском и Мариуполем. Они считались Азовским казачьим Войском до 1864 г., когда все целиком переселились на Сев. Кавказ и влились в Кубанское каз. Войско.

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 295 участников
Присоединиться к группе