Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

Г

вкл. . Опубликовано в Казачий словарь-справочник Просмотров: 3956

25 августа 1792 г. Войсковой судья Г. высадпл на берегу Таманского полуострова первую партию Черноморских Казаков. После этого он до самой смерти способствовал благоустройству их жизни в этой древней колыбели казачьего рода, оставался ходатаем по всем делам перед русскими властями и постоянно заменял в сношениях с ними прямолинейного и не привыкшего к дипломатическому обращению кошевого атамана 3. А. Чепигу. При его посредстве устранены препятствия к переселению на Кавказ казачьих остатков с Днепра, из Екатеринославского наместничества, образованного на землях Сичи. Он помогал распределять юрты для поселений, строить школы и церкви. составил, принятое русской властью, Положение об устройстве Черноморского Войска, которое известно под названием «Порядок общей пользы». Вместе с тем ему иногда приходилось и полки вести в бой. Так он стоял во главе казачьей гребной флотилии на Каспийском коре во время русского похода на Персию в 1796 г. В начале следующего года после смерти Чепиги, Черноморцы провозгласили его своим атаманом, но Г. пробыл на этом посту всего несколько дней и скончался 29 января 1797 г.

ГОЛОВИНСКИЙ Григорий Александрович (куб.)— рожд. 1880 г., ст. Ново-Кор-сунской; есаул. После Первой Мировой войны и борьбы за Казачий Присуд ушел в эмиграцию. Умер 12 ноября 1954: года в Белграде (Югославия).

ГОЛОД - в 1922 г. на казачьих землях явился результатом недавней войны и хозяйственной разрухи. В 1933 г. он повторился снова в областях наиболее изобильных на Дону, Кубани и на Украине, но уже созданный искусственный, как мероприятие соввласти для торжества сплошной коллективизации. Введенный недавно колхозный строй не был по душе земледельцам, они работали, как и всякие батраки, без особенного старания и коллективные хозяйства влачили жалкое существование. Но государство накладывало на них натуральнее подати, не считаясь с состоянием зерновых запасов в колхозах. В 1932г. план заготовок в южных областях предусматривал поставки зерна в количестве превышавшем фактический урожай. Партийное начальство требовало его полного выполнения и власть на местах через своих активистов отобрала у жителей весь хлеб. «Бригады но хлебозаготовкам четыре месяца ходили из хаты в хату искали припрятанный колхозниками хлеб.

Железными щупами кололи землю, стены, искали хлеб в колодцах... В мешечках и узелках свозили килограмми зерно в сельсоветы, а здесь водружали красное знамя и, оторванные от голодных ртов, крохи везли «красным обозом» на переполненные зерном государственные склады. В коренной России; т. е. в центральных областях жители не чувствовали недостатков. Мало испытывали их и жителя южных городов. «Рабочие и служащие получали паек, хотя и скудный, но все таки не дающий им умереть с голоду. Они же имели по четверти гектара огородов с которых не бралось поставок. А производители хлеба — крестьяне не только не получали пайка, им не только не оставляли какого то минимума продуктов, а наоборот, они все еще были должниками государства по невыполненному плану хлебозаготовок. Они жевали кору, все стало съедобным. Кошки и собаки исчезли из сел, кочаны кукурузы без зерна перемалывались на муку, макуха считалась «шоколадом», пустые желудки набивали шелухой проса, эрзац желудевого кофе, много лет стоявший на полках лавок, единственным недефицитным товаром, был раскуплен и съеден. Из перетертого сена пекли зеленые коржи. Ходили с опухшими лицами н ногами по селу, искали пищи. Дети оставив умерших и умирающих родителей. разбрелись по белу свету». Предприимчивые горожане начали производство колбас из человеческого мяса. Жители станиц прорывались через кордоны в города, умирали на улицах и лежали тушами. «В феврале 1933 г. Сталин распорядился выдать украинским колхозам 150 тыс. центнеров овса и ячменя, для подкормки рабочих лошадей, под специальную партийную ответственность, что этот фураж... не съедят люди». Ручавшийся партуполномоченный и возглавление колхозов получали на свои семьи обильные пайки из закрытых распределителей». Таким образом, юбилей «торжества коллективизации», по существу, является годовщиной небывалого голода на Украине и в Казачьей Земле, где во многих местах погибло около половины населения, а много разбрелось по стране, особенно в центральные русские области, которые не переживали таких трагических дней. (Выдержки из статьи Ю. Мишалова, Родимый Край №Ф47).

ГОЛОЩАПОВ Николай Иванович (куб.) - род. 1 октября 1878 г., ст. Ладожской, генерал. В офицерский чин произведен после окончания Ставропольского юнкерского училища; служил в казачьих частях и во время Первой Мировой войны награжден Золотым оружием и орденом св. Георгия 4 ст. Эмигрировал в 1920 г., сотрудничал в монархических изданиях и составил руководство «Разведчик». Умер 4 января 1963 г. в г. Сан-Пауло (Бразилия).

ГОЛОЩЕЧИНА - обнаженное песчанное место на пойменном заливном лугу.

ГОЛУБЕЦ - фамильный склеп с часовней на старочеркасском кладбище.

ГОЛУБОВ Николай Матвеевич (дон.) - рожд. 1881 г., ст. Новочеркасской; войсковой старшина, артиллерист, мятежная душа; в эпоху борьбы за Казачий Присуд сыграл гнусную роль предателя. Учился в Донском кадетском корпусе, который окончил в 1899 г. С юных лет отличался неуравновешанным, порывистым и буйным характером, учился неважно и часто подвергался наказаниям за дикие шалости и нарушения дисциплины. В 1902 г. из Михайловского артиллерийского училища выпущен хорунжим в 3 Дон. каз. батарею. Молодым офицером со страстью увлекался скаковым спортом; на своем вороном жеребце «Сант-Яго» часто приходил первым во время состязаний и получил несколько призов.

В начале Русско-японской войны перевелся в 19 Дон. каз. полк и добровольцем ушел на фронт. С командиром полка не ужился и был откомандирован в 26 Дон. каз. полк. Тут приобрел репутацию одного из лучших офицеров-разведчиков, но вскоре стал знаменитым и по скандалам в харбинских притонах. После войны ему пришлось уйти в запас, как говорили, из за редакции расписки в получении боевого ордена: «Орден в память поражения русских армий Японцами получил».

Оказавшись вне строя Г. поступил в одну из высших школ г. Томска. Здесь его буйная натура вскоре проявилась в избиении редактора местной газеты за непочтительный отзыв о донских институтках. В студенческой среде он впервые ознакомился с идеалами русского революционного движения и они нашли какой то отклик в его мятежной душе, несмотря на то, что он оставался патриотом и внимание оказанное ему государем ценил очень высоко. Противоречия подобного рода находили место во многих его жизненных правилах и поступках.

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 097 участников
Присоединиться к группе