Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

Е

вкл. . Опубликовано в Казачий словарь-справочник Просмотров: 3628

ЕФРЕМОВ Даниил Ефремович (дон.) - рожд. 1690 г.; Донской атаман, сын казненного Казаками старшины Ефрема Петрова. В 1722 г.. будучи полковником, участвовал в походе на Персию; в 1724 г., по поручению Петра I, руководил принудительным переселением Донцов на р. Аграхань; в 1734 г. состоял послом к Калмыцкому хану Донлук Омбо и уговорил его «учиниться» в подданстве Русскому царю; в 1738 г. назначен на пост Донского Войскового атамана. Вскоре после этого назначения начались столкновения между ним и старшинской группой его противников. В Петербург понеслись доносы и подкупы с обеих сторон. Возникновению их иногда способствовал и сам атаман. Он устранил Круг от дел управления и контроля, допускал самоуправство своих сторонников и не брезгал захватом войсковых земель.

В Петербург доносилось, что он ведет самостоятельные сношения с Кубаскими Татарами; распространялись слухи, «будто его превосходительство генерал майор Данило Ефремов отослал на Кубань тридцать бочек пороху». Обвиняли его так же, что он готовит оборону Черкасска и с русской стороны. В 1741г. воронежский епископ доносил Синоду, чго атаман Е. запрещает донскому духовенству подчиняться распоряжениям митрополита, хотя 5-го января этого года получил приказ «в казачьих городках ни в какие духовные дела не вступапь и до чина духовного не касаться». Но он и сам жаловался на воронежского владыку, попиравшего исконные права Донцов. В 1746 г. предписывал Мигулинскоыу монастырю доносить о всех делах прежде всего атаману, а назначенного из Воронежа игумена Игнатия не признавать. К старообрядцам он относился сочувственно и препятствовал русским духовным властям вести на Дону «расследования о раскольниках».

Несмотря ни на что, атаман Е. продолжал пользоваться доверием императрицы Елизаветы Петровны и оставался при власти 15 лет. В 1747 г. царица пожаловала ему «пустовой» Черногаевский юрт длиною 17 верст 250 саж., где он основал большую слободу Даниловку.

Но все же, в результате многих упущений и интриг, в 1755 г. получив чин генерал-майора и звание Командующего Войском Донским, Е. должен был передать пост атамана своему сыну Степану, обязавшись перед императрицей находиться при нем и уделять ему советы и наставления. Такое положение послужило причиной многих недоразумений и ссор. Сын не всегда признавал авторитет отца, а от 1755 г., вообще, старался с ним не встречаться. Письма, которыми они обменивались, полны взаимных обвинений в «коварных происках» и в «злобных гонениях».

Во время Семилетней войны с Пруссией ген. Е. два года командовал полевыми казачьими полками. Окончательно вышел в отставку только в 1759 г., почему то с гражданским чином тайного советника. Через год умер и погребен ва кладбище в Старочеркасской станице. (По материалам кн. А. П. Пронштейн, Земля Донская в XVIII веке. Ростов на Дону, 1961).

ЕФРЕМОВ Степан Данилович (дон.) - род. ок. 1730 г.; сын предыдущего и также Донской атаман. По указу от 12 января 1735 г. наделен званием старшины; в 1755 г. императрица Елизавета Петровна назначила его Донским Войсковым атаманом, с тем однако, чтобы в важных случаях он «поступал по ордерам и наставлениям отца». Степан Данилович такого надзора не переносил и постоянно ссорился с отцом. Около него объединилось и большинство старшин. В годы его атаманства они составили на Дону своеобразную аристократию и пользовались своим положением для личного обогащения. К тому же многие представители этой привилегированной группы заслужили особые милости у правительства, участием в июньском дворцовом перевороте, когда был низложен Петр III и возведена на трон Екатерина II. В эти дни атаман Е. находился в Петербурге. Вместе с Зимовой станицей он совершил «поход на Петергоф» для ареста императора. Этим и объясняется монаршее благоволение, которое после спасало его от крупных неприятностей; императрица не забывала услуг, оказанных ей в решающие дни. Атаману Е-ву прощались такие поступки, которые русское правительство не потерпело бы ни от кого другого.

Он, между прочим, следил за чистотой казачьей крови и не постеснялся издать приказ от 17 апреля 1755 г., запрещающий смешанные браки: «чтобы Казаки, как сами так и дети их на беглых и на протчих великороссийских женках и девках не женились, так же бы и своих казачьих дочерей за великороссийских людей и сказочных замуж не отдавали и к таковому замужеству овдовевших казачьих жен не допускали» (А. П. Пронштейн, Земля Донская в XVIII в.).

«Взяв атаманскую булаву в свои собственные руки, Степан Ефремов оказался человеком не только властным, но и самостоятельным. Тяготясь опекой Петербурга, и постоянным вмешательством русских властей в дела Войска, он решил освободить Дон и добиться прежних свобод, которыми Дон пользовался до царствования Петра Великого». «В 1771 г. Е. подал в Военную Коллегию проект, клонившийся к расширению власти Войскового атамана и предоставлению ему права на более широкое расходование войсковых средств. В связи с этим, однако, в Петербург поступила жалоба, в которой двое донских старшин, Сидор Кирсанов и Юдин, обвиняли атамана в расхищении войсковой казны и провианта, во взяточничестве и в тайных сношениях с кабардинскими князьями и татарскими ханами, что являлось в тот момент государственной изменой, так как Россия вела войну против Турции» (Шарки).

«Военная Коллегия давно косившаяся на слишком большую самостоятельность атамана, воспользовалась доносом для того, чтобы учредить слежку над Ефремовым, для чего командировала в Черкасск генерал-майора Черепова. Этому последнему было приказано наблюдать за действиями атамана и следить за тем, чтобы он немедленно и без проволочек выполнял требования Петербурга о высылке на войну казачьих полков. Властному и самолюбивому атаману пришелся далеко не по вкусу, севший над его душой в Черкасске, генерал и он, обиженный недоверием к нему русских властей, решил «тряхнуть Петербургом» по старине. «Ежели правительство, - заявил он во всеуслышание, - мне не доверяет и прислало следить за мной своих соглядатаев, то я могу с войском уйти в горы и наделать таких дел, что царица меня не забудет. Стоит мне только сказать слово Джан Малику бею, как на Дону ни одна московская душа не останется»... Эта неосторожная похвальба дошла до ушей правительства и из столицы пришел грозный приказ атаману явиться в Военную Коллегию. Выполнить это, однако, Е. категорически отказался, в результате чего пришел приказ генералу Черепову, захватить атамана силой и привести его в оковах на суд в Петербург.

Узнав о распоряжения Военной Коллегии, высокомерный и смелый Е. решил «начхать» на приказ Петербурга и отправился из Черкасска по станицам, чтобы поднять Дон против правительства.

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 097 участников
Присоединиться к группе