Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

Е

вкл. . Опубликовано в Казачий словарь-справочник Просмотров: 3768

Содержание материала

Много спорят о имени Ермак и стараются придать ему какое-то особенное значение, забывая, что в эпоху Золотой Орды и после нее Казаки давали детям имена не считаясь со святцами, а потому и не похожие на наши. Стоит только открыть акты времен Е. Т-ча, чтобы сразу встретить там Казаков с именами Кадыш, Нечура, Сусар, Смага, Гридя и т. п. В разных казачьих обществах и теперь еще сохраняется много родов с фамилией Ермаковых и это значит, что имя Ермак у наших предков было широко распространено

ЕРМАКОВСКАЯ (дон.) -станица Первого Донекого округа при ж. д. станции Тацинская, на линии Лихая-Царицын. Раньше помещалась в 15 клм. от ст. и со «Старой станицы» на нынешнее место перешла в начале этого века. Юртовые земли Е-ской станицы подходят к Донцу и пересекаются речками Быстрая, Фоминка и др.

Юноши в возрасте семнадцати лет начинали получать земельный пай в 10 гектаров и двадцати лет зачислялись в кадры 9-го Дон. полка царской армии. Всего населения станицы и ее 36 хуторов к 1917 г. ок. 50 тыс. душ обоего пола; кроме православных, третья часть жителей старообрядцы и это наиболее крепкие хранителя казачьих устоев жизни. Станичные школы с программой высших начальных училищ, библиотека, больница, торговля продуктами земледелия, табунное коневодство. Наиболее заслуженные и старые роды в станице: Турчаниновы, Евлаховы, Туроверовы, Болдыревы, Крюковы, Герасимовы, Рыковсковы, Еремеевы.

ЕСАУЛОВ Павел Степанович (куб.) - родился 20 июля 1874 г., ст. Ново-Суворовской; генерал майор. После окончания Екатеринодарской Войсковой гимназии и Ставропольского юнкерского училища, с чином хорунжего вышел в Таманский каз. полк. От 1911 г. состоял адъютантом Кубанского Войскового штаба, но с началом Первой Мировой войны откомандировался в Действующую армию. Возвратился на Кубань после октябрьского переворота и участвовал в Корниловском походе. После снова назначен на службу в Войсковом штабе. В 1920 г. эвакуирован в Сербию, где получил службу в министерстве финансов. Во время Второй Мировой войны с Казачьим Станом, где занимал должность председателя военного суда, отступил на запад и в 1945 г. выдан советам из Лиенца. Умер через год на принудительных работах в Казахстане.

ЕСАУЛОВСКАЯ - казачья станица на низменной равнине в пятя клм. от правого берега Дона при речке Аксенец и озере Рыбном; до 1920 г. во Всевеликом Войске Донском принадлежала ко Второму Донскому округу. Кроме самой станицы на ее юрте основалось 35 хутора: Альховский, Асеев, Басакин, Беляевский, Бирюков, Бирючий, Ватажный, Верхне-Гнутов, Воробьев, Генералов, Елкин, Захаров, Киреев, Красный, Крылов, Лазной, Никулин (Акользин), Нижне-Гнутов, Подольховский, Подстепный, Попов. Рычков, Рязанкин, Семин, Сизов, Солоный (Тараскин), Соцков, Тормосии, Улитин, Филатьев, Фирсов, Чаусов, Чикомасий. Всего населения к 1920 г. ок. 30 тыс. душ об. пола, по большей части старообрядцев, при 8 тыс. паевых наделов. из которых каждый в 12 десятин (удобной - 8 дес.). Жители отбывали службу в 5-м Дон. каз. полку.

Центральное станичное поселение, ок. 700 дворов, делилось на части: Рыбная, Городок и Забыстриком. Здесь размещались церковь Архистратига Михаила, старообрядческий молитвенный дом, больница с доктором и фельдшером и 5 школ. Гражданами станицы Е. было несколько исторических лиц: атаман Игнат Некрасов, вождь противников царя Петра во время Булавинского восстания; Донской архиепископ митрополит Гермоген, замученный хорватскими коммунистами в 1945 г.; командующий Донской армии в гг. 1919-20 генерал Сидорин; Е. И. Пугачев взял отсюда себе жену Софью. Заслуженными и уважаемыми родами в станице считались: Киреевы, Максимовы, Сидорины, Поповы, Донсковы, Кирьяновы, Гавриловы, Морозовы, Полубояровы, Беляевсковы, Синятниковы, Алферовы, Титовы.

Станица Е. слыла своими знатоками-исполнителями старинных песен. Из них в наше время славились: О. Напалков, Коняев, Захар Вифлянцев, Марфа, Борис, Алексей, Михаил и Леон Бурняшовы, Емедьян и Анастасия Чекаловы.

По местным преданиям городок Есаулов существовал уже во время Золотой Орды, но только на противоположном берегу Дона. После того как городок обосновался при озере Рыбном, главным сторожевым пунктом от кочевой степи стало служить возвышенное урочище «Осинов Колок». Жители станицы за время ее существования принимали участие во всех казачьих предприятиях. Были они и на Куликовом Поле и в Москве во время Смуты, участвовали в Азовском Сидении, одни из первых поддержали Разина и Булавина. В 1709 г. многие из них ушли с Игнатом Некрасовым в Турцию. Когда в 1793 г. на Среднем Дону забунтовались все недовольные принудительным переселением на Кавказскую Линию, станица Е. стала центром восстания и взята русскими войсками с боя. Захваченные в ней 48 старшин и «пушчие заводчики», 1943 повстанца, все сосланы на поселение в Сибирь.

Также самоотверженно в апреле 1918 г. жители станицы начали борьбу за Дон. выступивши вместе со станицей Суворовской и другими против отрядов красной гвардии. Многие из них пали в боях, многие ушли в эмиграцию и закончили жизнь на чужбине. Оставшиеся на Дону еще не раз поднимали восстания в гг. 1921-24 во главе с Маслановым, есаулом Карцевым, подхорунжим Лысовым. В результате постоянных боевых потерь и большевитских насилий, число жителей станицы так уменьшилось, что в 1924 г. соввласть постановила перевести ее на положение хутора, который назвали именем Степана Разина. В 1952 г. и этот хутор был разрушен окончательно и залит водами искусственно созданного Цимлянского «моря».

ЕССЕНТУКСКАЯ - станица Терских Казаков в Пятигорском отделе при р. Подкумок; ок. 15 тыс. жителей; щелочные минеральные воды, курортная местность.

ЕФРЕМОВ Иван Николаевич (дон.) - род. 6 января 1866 г.; член Русской Государственной Думы третьего и четвертого созывов, депутат Донских Войсковых Кругов, публицист. Получил высшее математическое и юридическое образование; служил мировым судьей, был попечителем гимназии и учредителем на Дону ряда общественных организаций. При Временном Правительстве занимал посты министра юстиции и министра народного призрения.

ЕФРЕМОВА Маланья Карповна (дон.) - третья жена Донского атамана С. Д. Ефремова. Она происходила из скромного казачьего рода и до замужества торговала продуктами на Черкасском базаре. Там ее однажды и встретил атаман. Прельщенный ее красотой и бойкостью, он решил на ней жениться и получил на то ее согласие. Вскоре была сыграна свадьба, с необыкновенной для того времени пышностью. Пировал весь Черкасский город; Всевозможных яств и пития было заготовленно столько, что после на Дону, а затем и по всей России, пошла поговорка, которую до сегодняшнего дня приводят, при наличии слишком обильного угощения: «Наварили, напекли, как на Маланьину свадьбу». Дальнейшая жизнь Меланьи Карповны протекала в сказочном богатстве и роскоши. Три ее сына получили от отца в наследство миллионный капитал, 50.000 десятин земли, стада скота, овец, верблюдов и до 10.000 лошадей. Потомство оставил только ее младший сын - Степан Степанович.

ЕФРЕМОВ Даниил Ефремович (дон.) - рожд. 1690 г.; Донской атаман, сын казненного Казаками старшины Ефрема Петрова. В 1722 г.. будучи полковником, участвовал в походе на Персию; в 1724 г., по поручению Петра I, руководил принудительным переселением Донцов на р. Аграхань; в 1734 г. состоял послом к Калмыцкому хану Донлук Омбо и уговорил его «учиниться» в подданстве Русскому царю; в 1738 г. назначен на пост Донского Войскового атамана. Вскоре после этого назначения начались столкновения между ним и старшинской группой его противников. В Петербург понеслись доносы и подкупы с обеих сторон. Возникновению их иногда способствовал и сам атаман. Он устранил Круг от дел управления и контроля, допускал самоуправство своих сторонников и не брезгал захватом войсковых земель.

В Петербург доносилось, что он ведет самостоятельные сношения с Кубаскими Татарами; распространялись слухи, «будто его превосходительство генерал майор Данило Ефремов отослал на Кубань тридцать бочек пороху». Обвиняли его так же, что он готовит оборону Черкасска и с русской стороны. В 1741г. воронежский епископ доносил Синоду, чго атаман Е. запрещает донскому духовенству подчиняться распоряжениям митрополита, хотя 5-го января этого года получил приказ «в казачьих городках ни в какие духовные дела не вступапь и до чина духовного не касаться». Но он и сам жаловался на воронежского владыку, попиравшего исконные права Донцов. В 1746 г. предписывал Мигулинскоыу монастырю доносить о всех делах прежде всего атаману, а назначенного из Воронежа игумена Игнатия не признавать. К старообрядцам он относился сочувственно и препятствовал русским духовным властям вести на Дону «расследования о раскольниках».

Несмотря ни на что, атаман Е. продолжал пользоваться доверием императрицы Елизаветы Петровны и оставался при власти 15 лет. В 1747 г. царица пожаловала ему «пустовой» Черногаевский юрт длиною 17 верст 250 саж., где он основал большую слободу Даниловку.

Но все же, в результате многих упущений и интриг, в 1755 г. получив чин генерал-майора и звание Командующего Войском Донским, Е. должен был передать пост атамана своему сыну Степану, обязавшись перед императрицей находиться при нем и уделять ему советы и наставления. Такое положение послужило причиной многих недоразумений и ссор. Сын не всегда признавал авторитет отца, а от 1755 г., вообще, старался с ним не встречаться. Письма, которыми они обменивались, полны взаимных обвинений в «коварных происках» и в «злобных гонениях».

Во время Семилетней войны с Пруссией ген. Е. два года командовал полевыми казачьими полками. Окончательно вышел в отставку только в 1759 г., почему то с гражданским чином тайного советника. Через год умер и погребен ва кладбище в Старочеркасской станице. (По материалам кн. А. П. Пронштейн, Земля Донская в XVIII веке. Ростов на Дону, 1961).

ЕФРЕМОВ Степан Данилович (дон.) - род. ок. 1730 г.; сын предыдущего и также Донской атаман. По указу от 12 января 1735 г. наделен званием старшины; в 1755 г. императрица Елизавета Петровна назначила его Донским Войсковым атаманом, с тем однако, чтобы в важных случаях он «поступал по ордерам и наставлениям отца». Степан Данилович такого надзора не переносил и постоянно ссорился с отцом. Около него объединилось и большинство старшин. В годы его атаманства они составили на Дону своеобразную аристократию и пользовались своим положением для личного обогащения. К тому же многие представители этой привилегированной группы заслужили особые милости у правительства, участием в июньском дворцовом перевороте, когда был низложен Петр III и возведена на трон Екатерина II. В эти дни атаман Е. находился в Петербурге. Вместе с Зимовой станицей он совершил «поход на Петергоф» для ареста императора. Этим и объясняется монаршее благоволение, которое после спасало его от крупных неприятностей; императрица не забывала услуг, оказанных ей в решающие дни. Атаману Е-ву прощались такие поступки, которые русское правительство не потерпело бы ни от кого другого.

Он, между прочим, следил за чистотой казачьей крови и не постеснялся издать приказ от 17 апреля 1755 г., запрещающий смешанные браки: «чтобы Казаки, как сами так и дети их на беглых и на протчих великороссийских женках и девках не женились, так же бы и своих казачьих дочерей за великороссийских людей и сказочных замуж не отдавали и к таковому замужеству овдовевших казачьих жен не допускали» (А. П. Пронштейн, Земля Донская в XVIII в.).

«Взяв атаманскую булаву в свои собственные руки, Степан Ефремов оказался человеком не только властным, но и самостоятельным. Тяготясь опекой Петербурга, и постоянным вмешательством русских властей в дела Войска, он решил освободить Дон и добиться прежних свобод, которыми Дон пользовался до царствования Петра Великого». «В 1771 г. Е. подал в Военную Коллегию проект, клонившийся к расширению власти Войскового атамана и предоставлению ему права на более широкое расходование войсковых средств. В связи с этим, однако, в Петербург поступила жалоба, в которой двое донских старшин, Сидор Кирсанов и Юдин, обвиняли атамана в расхищении войсковой казны и провианта, во взяточничестве и в тайных сношениях с кабардинскими князьями и татарскими ханами, что являлось в тот момент государственной изменой, так как Россия вела войну против Турции» (Шарки).

«Военная Коллегия давно косившаяся на слишком большую самостоятельность атамана, воспользовалась доносом для того, чтобы учредить слежку над Ефремовым, для чего командировала в Черкасск генерал-майора Черепова. Этому последнему было приказано наблюдать за действиями атамана и следить за тем, чтобы он немедленно и без проволочек выполнял требования Петербурга о высылке на войну казачьих полков. Властному и самолюбивому атаману пришелся далеко не по вкусу, севший над его душой в Черкасске, генерал и он, обиженный недоверием к нему русских властей, решил «тряхнуть Петербургом» по старине. «Ежели правительство, - заявил он во всеуслышание, - мне не доверяет и прислало следить за мной своих соглядатаев, то я могу с войском уйти в горы и наделать таких дел, что царица меня не забудет. Стоит мне только сказать слово Джан Малику бею, как на Дону ни одна московская душа не останется»... Эта неосторожная похвальба дошла до ушей правительства и из столицы пришел грозный приказ атаману явиться в Военную Коллегию. Выполнить это, однако, Е. категорически отказался, в результате чего пришел приказ генералу Черепову, захватить атамана силой и привести его в оковах на суд в Петербург.

Узнав о распоряжения Военной Коллегии, высокомерный и смелый Е. решил «начхать» на приказ Петербурга и отправился из Черкасска по станицам, чтобы поднять Дон против правительства.

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 295 участников
Присоединиться к группе