Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

И

вкл. . Опубликовано в Казачий словарь-справочник Просмотров: 3039

В 1775 г. царица признала права русского дворянства и за классом донских старшин. Новые дворяне получили поместья и для обработки земли начали свозить крестьян, купленных «на вывод» в соседних губерниях. Одновременно с этим в станицах и в крепостных посадах стало появляться все больше русских и украинских торговцев, ремесленников арендаторов свободных казачьих земель и постоянных рабочих. От того же времени на Дон стали приходить толпы Казаков-Черкасов, недавних граждан разрушенной Сичевой республики. Эти иногородними не считались Станицы принимали их в качестве свободных землепашцев, иногда приписывали к своим общинам. В 1795 г. 912 семейств таких Черкасов зачислены по приказу свыше в задонские станицы Махинскую, Кагальницкую, Мечетенскую и Егорлыцкую. Они растворились без следа в основном казачьем населении. Начиная с царствования Александра II власти, «решив более тесно приобщить казачьи земли к России, всячески поощряли переселение в казачьи края переселенцев из России или Украины и (облегчали им покупку в собственность казачьих земель». «Закон 29 апреля 1868 г. дал русским подданым не Казакам право приобретать, сушествующие на войсковых станичных и городских землях, дома и всякого рода строения, на общем основании, не испрашивая согласия ни войскового начальства, ни городского, ни станичного. Но земли должны были остаться собственностью казачьей - Войска, станиц в находиться лишь в постоянном пользовании приобретателя недвижимости за ежегодную посаженную плату» (Сватиков).

Иногородние жители стали множиться на казачьих землях не пропорционально жителям Казакам. Они умножались новоприходцами и их семьи давали больший ежегодный прирост, чем семьи казачьи. Благодаря специальным льготам в их руки скоро перешли офицерские участки и большинство частновладельческих поместий. Таким образом к 1917 г. на казачьих землях почти повсюду оказалось И-них больше, чем самих Казаков.

«Взаимные отношения Казаков и И-них никогда не были особенно хорошими. Прикованные к военной службе, Казаки видели в И-них представителей торгового и ростовщического капитала. Приписывая им и их работе разрушение старого земледельческого уклада жизни и свое разорение». Казачья войсковая администрация (как и казачья масса) не могла никогда отказаться от воззрения на донских крестьян, как на чужеродный элемент, вросший в чужое тело казачьего народа». В свою очередь И., обжившись на новом месте, косо смотрели на особые права хозяев края, Казаков. В наше время эти антагонизмы во многом помогли советской власти завладеть Казаками и их землей.

И. делились на коренных и пришлых. К первым причислялись все те, которые имели оседлость на казачьей земле, в станицах, городах и селах, на протяжении двух поколений и дольше. Остальные считались временными жителями. Конституции Дона и Кубани предоставляли первым не только полные гражданский права, но и беспрепятственную возможность натурализоваться в казачьей среде. Этим правом воспользовались только единицы. Остальные стали на сторону власти советов или оказались пассивными зрителями борьбы Казаков за свой Присуд.

ИНОХОДЬ - особый ход коня, очень удобный для всадников; на рыси иноходец выносит вперед обе ноги одной стороны, т.е. две правых и две левых, а потому почти не трясет, а только покачивает (обычно конь выносит ноги по диагонали — правую переднюю и левую заднюю, левую переднюю и правую заднюю). Иноходцы часто встречаются среди сибирских и степных пород, а также среди кавказских горных.

ИОСАФ СВ. - епископ Белогородский и Обоянский; до монашества Иоаким Андреевич Горленко. Родился 8 сентября 1705 г. в г. Прилуки на Полтавщине; родители его: бунчуковый товарищ Андрей Дмитриевич Горленко и Мария Даниловна, дочь будущего гетмана Даниила Апостола. Отец его в 1709 г. участвовал в неудачной попытке отделиться от России и потому, вместе с гетманом Мазепой, должен был уйти в Турцию. Вернувшись через год к семье, попал под надзор властей, допросы и следствия, потерял все богатое имущество, выселен на жительство в Москву, годами претерпевал унижения, насилия и нужду.

Может быть, благодаря постоянным гонениям, некоторые члены многострадальной семьи Горленко посвятили себя служению Богу и ушли в иночество. Кроме св. Иоасафа, так поступил его брат Михаил, его дядя и тетка по отцу, который и сам закончил жизнь отшельником в лесной келий.

Восьми лет маленького Иоакима отдали учиться в Киевскую академию. Там у него рано созрело влечение к монашеской жизни. В 1723 г., не окончив еще академии, он поступил послушником в Киево-Межигорский монастырь, где два года провел в суровом посту и воздержания. Принятый во иноки, возвратился в академию, закончил старший 6огословский курс и принял окончательное пострижение в Киево-Братском монастыре, с именем Иоасафа. В 1757 г. он посвящен из иеромонахов во игумены Лубенского монастыря, в 1739 г. - в сан архимандрита Мгарского монастыря, в 1745 г. перемещен на пост наместника в Троицко-Сергиевскую лавру.

2-го июня 1748 г. архимандрит Иоасаф хиротонизован во епископы Белогорода и Обояни. На этом посту оставался до самой смерти деятельным архипастырем и усердным молитвенником. Вознесенный на такую иерархическую высоту, владыка не возгордился, не почувствовал себя князем Церкви, а оставался все тем же скромным ее служителем и деятелем просвещения среди духовенства и Народных масс.

В многочисленных храмах своей епархии он застал неустройство, убогость и грязь. Прихожане жили в духовной темноте и дикости. Требовались новые кадры образованных служителей Церкви. По мнению святителя, именно Духовенство должно было стать источником и рассадником морального подъема, должно было искоренить грубость нравов в семейных и общественных отношениях, ознакомить прихожан с истинами веры, научить относиться с уважением к святостям. Поэтому особенной опекой он окружил Харьковский коллегиум, готовивший будущих священников.

Многие прежние пастыри не отвечали своему назначению. Одни были совсем малограмотными, другие постоянно нарушали правила морали и нравственности. Зазнавшиеся протопопы на благочиниях несправедливо притесняли приходских батюшек, обижали прихожан, не раз бывали жестоки со своими крепостными. Епископ И. ограничил их самовластие, учредив коллегиальное управление делами в составе самого протопопа, проповедника и грамотного священника. Он снабжал церковные причты самыми подробными указаниями, заставлял их учиться, а нерадивых строго наказывал для блага Церкви и мирян.

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 097 участников
Присоединиться к группе