Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

К

вкл. . Опубликовано в Казачий словарь-справочник Просмотров: 8247

КРАСНОВ Николай Николаевич ст. (дон.) - рожд. 1885 г., ст. Урюпинской; полковник. В чин хорунжего произведен из Михайловского артиллерийского училища и служил в Лейб-гв. Казачьем полку. Незадолго перед Первой Мировой войной окончил Военную Академию и назначен на службу в Главный штаб. На Дон возвратился после революции и участвовал в борьбе с большевиками; от 1920 г проживая эмигрантом в Югославии и состоял там на государственной службе. С первых дней формирования Русского Охранного корпуса Германской армия поступил в его ряды, участвовал в боях и походах и только в марте 1945 г. перевелся в. Казачий стан преподавателем тактики юнкерам Казачьего военного училища: В Лиенце выдан Сталину вместе с сыном и другими офицерами; умер от непосильного труда и истощения 13 ноября 1948 г. в концлагере Потьма Мордовской. ССР.

КРАСНОВ Петр Николаевич (дон.) - род. в 1869 г., ст. Каргинской; генерал от кавалерии, Донской атаман, талантливый и известный по всему свету писатель. Сын военного ученого и историка Н. И. Краснова, атаман К. родился, по месту службы отца, в Петербурге, где в 1887 г. окончил Александровский кадетский корпус, а в 1889г. из фельдфебелей Павловского военного училища произведен в чин хорунжего. После этого 23 г. состоял в списках Лейб-гв. Атаманского полка; один год был слушателем Военной Академии, но в 1894 г. оставил ее по причинам личного характера. Много лет состоял Волковым адъютантом, а одновременно сотрудничал в газете «Русский Инвалид» и в некоторых других военных изданиях. С осени 1897 г. сотник К. провел несколько месяцев при дворе Абиссинского негуса Менелика, во главе конвоя русской военной миссии. Кроме него в конвое состояли три гвардейских поручика Каховский, Давыдов и Чертков. затем по шесть рядовых Лейб-гв. Казачьего и Лейб-гв. Атаманского полков, два донских гвардейских артиллериста и три гвардейца-Уральца; Во главе миссии стоял ген. штаба полковник Артамонов.

Возвратившись из Абиссинии, сотник К. отбыл ряд командировок в роли военного корреспондента: в 1898 г, посетил губернии, пострадавшие от неурожая; в 1901 г. - на Боксерском восстании в Китае; в 1902 г. - на больших Курских маневрах, а потом на границах Турции и Персии; в 1904 г. - на фронте Русско-японской войны. Здесь он, помимо прямой задачи, высылки отчетов о боевых действиях, сам принимал участие в сражениях и заслужил ордена св. Анны 4 ст. и св. Владимира 4 ст. Уже в то время он стяжал себе славу талантливого журналиста и полемиста по военным и казачьим вопросам; своими статьями способствовал более глубокому пониманию казачьей проблемы.

В 1906-7 г., есаул К. командовал сотней в своем гвардейском полку, после чего отбыл командировку в Офицерскую Кавалерийскую школу. Пройдя ее курс, оставлен при школе начальником Казачьего отдела. От 1910 г. с производством в чин полковника, назначен командиром 1-го Сибирского Ермака Тимофеевича полка; через три года получил в командование 10-й Донской каз. полк. Этот полк состоял из Казаков Гундоровской, Луганской, Митякинской и других донецких станиц; он оказался вполне достоин своего блестящего командира. С ним полковник К. вышел на фронт Первой Мировой войны и уже через три месяца за боевые заслуги был награжден чином генерал-майора. От ноября 1914 г. оставался командиром бригады в 1.й Дон. каз. дивизии, потом командовал 3-й бригадой Туземной дивизии, 3-й Донской каз. дивизией и наконец назначен начальником боевой и красочной 2-й Казачьей Сводной дивизии. Как и всегда, оставался командиром исключительным по личной доблести и по руководству операциями. Военная история запомнит арьергардные бои и рейды его дивизии во время отступления Русских в 1915 г., запомнит бои вод Кухоцкой Волей, под Булькой Галузийской, где начался и развился «Луцкий прорыв» армия ген. Каледина. Оценку заслуг 2-й Сводной дивизии дал приказ по 4-му кавалерийскому корпусу: «Славные Донцы, Волгцы и Линейцы, ваш кровавый бой 26 мая у Вульки Галузийской - новый ореол славы в истории ваших полков. Вы увлекли за собой пехоту, оказав чудеса порыва». «Бой 26 мая воочую показал, что может дать орлиная дивизия, руководимая железной волей генерала Краснова». 24 мая такой же эффектной была конная атака Донской бригады (16-й и 17-й полки) на окопавшуюся австрийскую пехоту под деревней Рудка Черевище. При всем этом, благодаря искусному руководству ген. Краснова, дивизия несла потеря в несколько раз меньшие, чем прежде при других начальниках.

К началу русской революции ген. К. стал известен, как один из лучших начальников конницы. В Императорской армии он был ранен в ногу и получил многие боевые награды, в том числе орден св. Георгия и Золотое Оружие.

В год революции, летом 1917 г., ген. К. переведен на пост начальника 1-й Кубанской каз. дивизии, а потом получил в командование «ударную» 1-ю Дон. каз. дивизию. В последних числах августа того же года, по призу главнокомандующего ген. Корнилова, он повел свою дивизию в составе корпуса Крымова на Петроград, для того, чтобы поддержать Временное Правительство и предотвратить захват власти большевиками. Это неудачное предприятие стоило жизни генералу Крымову и усилило позиции ленинцев, т. е. дало результат обратный предполагавшемуся. 26 сентября ген. К. принял 3-й конный корпус и способствовал его отводу на юг. На Дон он прибыл в январе 1918 г. после полного развала русской армии. До первых дней поголовного апрельского восстания Донцов ген. К. проживал в станице Константиновской. Когда Новочеркасск заняли восставшие Казаки, он приехал в донскую столицу. 3/16 мая его просили прибыть на заседание Круга Спасения Дона и со вниманием выслушали двухчасовую содержательную и красочную речь своего генерала. Депутаты настаивали на его кандидатуре в Донские атаманы, но он согласился принять этот пост только при наделения его полнотою власти и одобрении его проекта Основных Законов, конституции независимого государства. Многие Донцы знали своего кандидата по совместной службе в армии, видели в нем доблестного воина, верили его честности, и политической гибкости. Самыми горячими сторонниками кандидатуры ген. К-ва, сторонниками наделения его неограниченными полномочиями, были рядовые станичники, большинство, настоявшее и на одобрении Основных Законов, первым пунктом провозглашавших Дон самостоятельной республикой со старинным названием «Всевеликое Войско Донское». Не совсем были довольны партийные руссофилы, которым в этих условиях приходилось отстраняться от руководящих ролей.

На посту атамана ген. К. показал, что он руководствуется народными желаниями, считается с переменами, созданными февральской революцией и не заставит Казаков служить русской реакции. Оправдал также доверие, как прекрасный организатор и военный вождь. Несметные полчища красных вскоре должны были покинуть Донскую землю под сокрушительными ударами станичных полков и отрядов, умело руководимых новым атаманом. Командующий Донской армией ген. Денисов и начальник ее штаба полковник Поляков стали точными исполнителями воли неутомимого ген. К-ва. По его указаниям вскоре были созданы полки прекрасной Молодой армии, при его помощи укрепилась, истощенная Первым Кубанским походом Добрармия, послужившая потом источником интриг и затруднений не только для атамана, но и для всего дела казачьей обороны.

В это время Немцы занимали уже Украину и атаман К. был сторонником сотрудничества с ними. Он верил в немецкий гений и военное счастье и считал, что в создавшейся обстановке с ними необходимо вести переговоры, заключать соглашения, поставлять им продукты пихания, получать от них военное снаряжение, значительная часть которого передавалась Добровольческой армии. Ген. Деникин принимая эту помощь, но оставался при мнения, что германская ориентация атамана, так же как и ориентация на казачьи интересы являются изменой национальным нуждам России. Нападки на атамана шли не только со стороны кадров Добрармии. Свои донские партийные деятели русского уклона тоже ставили ему в вину и связи с Немцами, и провозглашение независимости, и покровительство монархической Южной армии, и холодные отношения с ген. Деникиным. Последний имел в донских политических кругах своих горячих сторонников, которые не гнушались тайными доносами и разоблачениями секретных мероприятий донского правителя, Выкрали и передали Деникину копию второго июльского письма императору Вильгельму. Его содержание ген. Деникин: привел в своих «Очерках»: Вильгельм должен был признать Всевеликое Войско Донское самостоятельным государством, объединенным с другими Казаками и Горцами в Доно-Кавказкий Союз. Атаман просил его оказать давление на Московскую соввласть и потребовать от нее отозвания войск из пределов В. В. Донского и других держав, имевших войти в Доно-Кавказский Союз, способствовать установлению нормальных мирных отношений между Доном и Москвой. Просил оказать молодому государству помощь в боевом снаряжении и устроить на Дону заводы боевых припасов. За это атаман К. обещал не допускать на свою территорию войска, враждебные германскому народу и соблюдать полный нейтралитет в борьбе Германии с западными союзниками (Архив Русской .революции, т. 3, стр. 66).

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 097 участников
Присоединиться к группе