Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

Л

вкл. . Опубликовано в Казачий словарь-справочник Просмотров: 4717

Вскоре, после обоснования на новых местах, в штаб Казачьего Стана, будто бы для связи, прибыл английский майор Дзвис. Но, по словам одного из военных английских мемуаристов, ему была дана основная задача, убедить Казаков безропотно подчиниться всем британским распоряжениям, из которых главным было выполнение приказа: «любым способом репатриировать в СССР всех Казаков и их семьи, не останавливаясь, в случае необходимости, перед применением силы».

Вместе с тем, поведенне Англичан вызывало только смутное беспокойство. Майор Дэвис наружно сохранял неизменную приветливость и заверял словом английского офицера, что Казаков не ждет никакое зло, что они все будут как то устроены под опекой ангдийской короны. Один из британских генералов, посетив казачье военное училище, выражал полное удовольствие его порядком, шутил, приказал увеличить паек, высказал свое мнение о будущем России. Работали неустанно и советские тайные агенты, успокаивая и уговаривая Казаков не расходиться, а держаться всем вместе.

Беспокойство вызвало распоряжение всем рядовым сдать оружие. Оно последовало 20-го мая и приказ был выполнен беспрекословно.

После этого отношения Англичан резко изменились. Походный атамав Доманов жаловался тому же генералу, что английские солдати самовольно разбирают казачьих лошадей, но получил в ответ: «Здесь нет казачьих лошадей. Они принадлежат английскому королю вместе с пленными Казаками». До этого времени термин «пленный» - к Казакам не применялся.

Ген. П. Н. Краснов, извещенный об этом, снова обратился с посланием к фельдмаршалу Александеру, но вместо ответа пришел приказ сдать оружие и офицерам. Они отнесли его приемщикам к 12 часам дня 27 мая, а на следующяй день майор Дэвис передал приказ британского командования собраться всем офицерам и чиновникам для поездки в Шпиталь, на совещание с командующим армией.

Походный сразу собрал атаманов и командиров частей. Он передал им распоряжение Англичан, а на тревожные вопросы мрачно ответил; «нас ожидает мало-хорошего, наверное - проволока».

После зтого к нему в гостиницу явился тот же генерал, подтвердил приказ, выразил своє удовольствие по поводу образцового порядка в частях и добавил: «пригласите с собой и старика Краснова. Не забудьте передать ему мою просьбу. Я вас очень прошу об зтом».

В час дня 28 мая 1915 г. грузовики со своим обреченным грузом двинулись в путь. Впереди в легкових автомобилях ехали генерали П. Н. Краснов, Т. И. Доманов, А. Г. Шкуро н др. Машины гнали со скоростью сто клм. в час. По дороге их окружили сильным англий-ским конвоем с танкетками, пушками и пулеметами. Так их довезли до Шпиталя, где всех посадили под стражу.

В лагере под Лиенцем осталось около 30 тыс. бойцов и беженцев, лишенных руководства и оружия. Пошли зловещие слухи о том, что офицеры посажены за проволоку и будут виданы советским победителям. Рассказывали, что некоторым офицерам удалось бежать по пути и скрыться в горах, что за речкою Рааб уже идут расстрелы, что та же участь ждет всех противников СССР. Станицы объьявяли голодовку протеста. Приходили обильнне транспорты продуктов, но никто не шел их принимать. Их сваливали в кучи перед бараками, над которыми уже реяли Черные флаги и плакати с надписями: «Лучше смерть от голода, чем возвращение в Советский Союз». Слухи оправдались 31-го мая, когда майор Дзвис, уже без стеснения приказал всем Казахам готовиться к репатриации. Но население лагеря Пеггец и беженских стоянок вокруг Лиенца решило сопротивляться этому распоряжению всеми силами. С семи часов утра 1-го июня Казачьи семьи собрались на равнине за лагерной оградой вокруг полевого алтаря, где 22 священнослужителя начали траурное богослужение. Но зто не смутило непосредственних виполнителей статьи Ялтинского договора. Английские солдаты бросились на толпу; стреляя, действуя штыками, прикладами и дубинками, они разорвали заградительную цепь безоружных казачьих юнкеров. Избивая всех без разбора, бойцов и беженцев, стариков и женщин, втаптывая в землю детей, они стали отделять от толпы отдельные группы людей хватать их и насильно бросать в поданые грузовики. Их везли на станцию и пересаживали в советские ж. д. составы. Но Казаки продолжали сопро-тивляться даже в этой неравной и безнадежной борьбе, отбивались голыми руками. ложились на землю, прорывались через цепь Англичан, чтобы скрыться от них в горах. По полю неслись вопли избиваемых; в припадке отчаяния мужчины и женщины с детьми броса-лись в Драву и гибли в ее стремительних водах, многие кончали жизнь повесившись на сучьях в ближайшем лесу.

В самий разгар борьбы, среди стрельбы, ударов, криков, стонов и причитаний, от аналоя двинулись часть священнослужителей в облачении. Впереди, подняв крест, шел священник Черкашин, провозглашая: «Расступись нечистая сила! Да воскреснет Бог и да расточатся врази его!» За ним шествовали о. Ардальон Тухольников, о. Шумакон, о. Василий Григорьев, о. Николай Масыч и протодьякон Шишкин.

Увидев зто шествие, солдати перестали стрелять, избивать и хватать свои жертвы. Такой заминкой воспользовались многие уже схваченные и ускользнули назад в толпу, которая между тем повалила лагерное проволочное ограждение, и хлынула назад в бараки. Отсюда Казачье Епархиальное управление выслало делегацию к майору Дзвису. Делегаты шли через опустевшую площадь, где лежали трупы убитих, чтобы заявить Англичанину, что никто добровольно не двинется с места и все протестуют против насильственной выдачи. Говорили, что майор и сам был обескуражен всем увиденным и бормотал сквозь зубы: «проклятая политика!» но оставался непреклонным. Олл райт! - ответил он делегации, - я преклоняюсь перед вашим мужеством и стойкостью, но я - солдат, я получил приказ и должен его выполнить. Сейчас вы можете разойтись по своим местам, а завтра с утра каждый должен приготовиться к выезду. Солдат я отвожу.

После того как охрана была снята, казачьи семьи стали разбегаться, кто куда смог. Конные и пешие стали уходить в горы или назад в Италию. Части из них пришла мысль укрыться у соседей, в бараках народов не подлежавших насильственной выдаче. Многих приняли к себе сочувствующие им Поляки.

Сколько жизней погибло при избиении незозможно учесть. Их насчитивают десятками. Неизвестно так-же, сколько укрылось от выдачи.

На утро 2-го июня началась погрузка обезволенных террором людей. Четире дня десятки поездов с тысячами павших духом, измученных, искалеченннх побоями Казаков, двинулись на восток в неизвестное, но грозное будущее. Их возвращали на Родину для новых мучений и гибели в застенках и лагерях СССР. Не менее жестоко проводилась репатриация обезоруженных бойцов в казачьих полках. И там Англичане пускали в ход автоматы, штыки и дубинки, кроваво расправляясь с противниками безжалостной сталинской тирании, нарушавшей все божеские и человеческие права, все международные традиции.

Кто был действительным инициатором зтого мероприятия, остается неизвестным. Акты и приказы по выдаче Казаков хранятся в секретних архивах и не публикуются. Американский автор Петер Дж. Гухслей (Восток пришел на Запад) думает, что все зто совершилось волею верховного командования западных союзников и помимо Ялтинского договора. Под действием, каких то непонятных сил, Сталину простили его недавние соглашения с Гитлером, его неприкрытую агрессию, его постоянную угрозу западному капиталистическому миру. В жертву зтому свирепому советскому Молоху принисли десятки тысяч людей, изведавших все тяготы и безнадежность сталинского коммунистического строя, ставших его непримиримыми противниками, потенциальными доброжелателями Запада.

По подсказу зтих таинственных темних сил, била нарушена даже старая английская политическая традиция поддержки горских народов Кавказа, в их вековой борьбе с Россией: одновременно с Казаками Сталину были выдани шесть тысяч Северокавказцев, расположившихся лагерем рядом с Казаками вблизи г. Делах.

Исполнителями зтого жестокого поручения в районе Лиенца был назначен 8-й Аргильский Сутерландский батальон под командой подполковника Малькольма. Он входил в состав 78-й Британской дивизии, армии фельдмаршала Александера.

Из захваченных в Лиенце офицеров, по пути в Шпиталь, благополучно бежало 17 человек, убито при попытке к бегству - 15, покончило самоубийством - 6, в том числе журналист Тарусский, ген. Силкин, полковники Михайлов и Харламов. Освобождены в Шпитале, кроме трех агентов советской разведки: один офицер говоривший по английски, один священник, два чиновника, 12 человек медицинского персонала, из них два профессора, Тихомиров и Вербицкий. Частям Особого назначения при Советской армии передано 2148 офицеров, из числа которих 1856 били Казаками, лицами наиболее образованными, лучшими волевыми и интеллектуальными силами народности. От Лиенца до Шпиталя их охраняли 465 конвоиров, вооруженных 125 пулеметами и 21 пушкой и в танкетках.

Казаки, Казачки и их дети, погибшие во время страшной «Гирольской обедни», погребены на казачьем кладбище под Лиенцем. Ежегодно ко дню 1-го июня к их могилам собираются многочисленные паломники.

ЛИКОВАТЬСЯ (некр.) - целовагься.

ЛИМАН - слово греческого происхождения, широкое устье реки; в произношении Казаков слово Л. претворилось в «ильмень», как стали называть болотистие озера около большой реки.

ЛИНЕЙЦЫ - часть Кубанских Казаков, проживающих в отделах Кавказском, Ба-талпашинском, Лабинском, в части Екатеринодарского и Майкопском. В отличие от Кубанских Черноморцев, занявших свои юрты в Приазовье организованным Войском с атаманом во главе, Л. переселялись на Сев. Кавказ по частям и в разное время, а их полки подчинялись командирам Отдельного Кавказского корпуса.

В 1777 г., после того как был утвержден проект Азовско-Моздокской Линии, для кордонной службы на ней и для сооружения вдоль нее укреплений, из под Новохоперска в район Ставрополя перевели пятисотенный Хоперский полк. Он расположился здесь четырмя станицами: Северской, Ставропольской, Московской и Донской. Рядом с ним в Пятигорье разместили полк Волгцев, которых перевели сюда в наказание за участие в восстании Пугачева. Вместе с Казаками пришли их семьи. Это и были первие Л., а в следующие годы число казачьих поселений здесь еще умножилось. Они должны были стать пионерами в колонизации края, послужить застрельщиками при дальнейшем движении вглубь Кавказа и охранять мирный труд землевладельцев, число которых на тылах Линии увеличивалось с каждым годом, в лице государственных и помещичьих крестьян.

В дальнейшем Линия пополнялась Казаками Донскими, Слободскими, Донецкими, Терскими, Днепровскими, Казаками-однодворцами и городовыми, приходившими на Кавказ из России, так же как и Черноморцы, с прежними названиями станиц: Тверская, Калужская, Пензенская, Рязанская, Тульская, Костромская и т. п. В них изредка вливали «разных выходцев» и отставных солдат, но вообще, «из прибывающих в область иногородних зачисляется в казачье сословие только самая незначительпая часть» (Л. Я. Апостолов, Кратний исторический очерк Кубанской области).

Три-четыре десятка лет жители станиц оставались на месте, привикали к нему, но с продвижением Русских на юг перемещалась и Линия, а с нею ближе к горам должны были переселяться и Л.

Переселения редко происходили по доброй воле, приказы о них не раз вызывали возмущения и открытое неповиновение. Так например, Донские Казаки.уже покоренные, но еще не весьма послушные, в 1792 г, отказались выполнить наряд для переселення на Линию трех тысяч семейств. После двух лет уговоров, для ликвидации сопротивления наряду и вооруженного восстания пяти станиц (Есауловской, Кобылянской, Н. Чирской, В. Чирской и Пятиизбянской), русские власти двинули на Дон карательный отряд в 12 полков. В результате, главный виновник и руководитель сопротивления, есаул Рябцов умер после 251 удара кнутом, 48 старшин и 298 рядовых станичников выпороли плетьми, заковали в кандалы и во множестве сослали в Сибирь, 5034 человек, виноватых в пассивном сопротивлении, наказаны основательной поркой. Русские полки оставались в станицях два года. Но несмотря на это, в 1794 г. властям удалось выслать на Линию только тысячу семейств, из которых на долю непокорных пяти станиц пришлось 644. Всех их вели на Кавказ под конвоем. За первыми тремя партиями, которые вышли одна за другой, двигались два зскадрона драгун с двумя пушками при секунд-майоре Давидове, а с последней партией шел батальон Воронежского мушкетерского полка с одним зскадроном драгун. Независимо от зтого, одновременно с партиями по параллельному пути маршировали два батальона пехоты, один Казанского мушкетерского полка, а другой из полка расквартированного в Черкасске.

После прихода на Кубань, к Донцам присоедились 125 семей Казаков с Волги и таким образом сформировали территориальный Кубанский каз. полк, разместившийся в станицах: Кавказской, Григорополисской, Прочнокопской, Темнолесской, Темижбекской и Воровсколесской.

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 295 участников
Присоединиться к группе