Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

М

вкл. . Опубликовано в Казачий словарь-справочник Просмотров: 4819

Неизменным оставалось военно-административное деление края на десять полковых округов: Стародубский, Черниговский, Нежинский, Прилуцкий, Киевский, Переяславский. Лубенский, Гадяцкий, Полтавский и Миргородский. Во главе управления стоял гетман, избранный Казаками и утвержденный царем.. При нем находилась генеральная старшина, тоже выборная. Выборы производились в Собраниях представителей всех полков, которые принять 6ыло называть Черными Радами по той причине, что в них, наравне с высшими начальниками и «знатными войсковыми товарищами», принимали участие и все рядовые Казаки - «чернь».

Центральную правящую группу, а одновременно и высшую судебную власть, «генеральную старшину» составляли: 1) генеральный обозный начальник артиллерии и боевого снабжения; 2) генеральный судья; 3) генеральный подскарбий - заведующий финансами края; 4) генеральный писарь - хранитель печати и архивов, заведующий внешними сношениями и общим делопроизводством; 5) два генеральных есаула - военный инспекторы, блюстители порядка в крае, а одновременно - члени верховного суда и следователи в особо важных судебных делах; 6) генеральный хорунжий и генеральный бунчужный - хранители войсковых регалий, заведующие мобилизациями, члены верховного суда и командующие гетманской гвардии. Генеральная старшина избиралась «вольными голосами», по давнему казачьему обычаю, но после 1651 г. окончательное утверждение на постах стало зависеть от гетмана и царя. Следующей административной и военной инстанцией были полковые округа. Власть в них принадлежала выборным полковникам с подчиненной им выборной полковой старшиной, т е. полковыми обозными, полковыми писарями, полковыми судьями, полковыми есаулами я хорунжими. В том же порядке избирались сотники и сотенная старшина. Полковой администрации подчинялись так же атаманы городовые и куренные, а для неказачьих жителей городов и поселений - войты, бурмистры, советники и лавники.

Эта простая, стройная и устойчивая система указывает на многовековой политический опыт, господствовавшего тогда в М-сии народа, который сумел не только создать оригинальные формы военной республики, но и сохранять их долгое время под иноземной властью. После «присоединения» по Переяславскому договору Московия стала называть край Малой Россией и пoстепенно вводила там свои порядки, но совсем уничтожить привычный казачий строй жизни смогла только после выселения большинства Казаков на новые и далекие от М. места.

Основной гражданской обязанностью коренных жителей Казаков признавалась оборона страны, непрерывная боевая готовность и участие в военных предприятиях. Белорусско-украинские мещане и крестьяне были свободны от воинской повинности, но зато несли все тяготы по содержанию администрации и армии; многие из них, иногда целые села, находились в новом «подданстве» у заслуженных и влиятельных Казаков, хотя прямого рабства или крепостного права, до торжества русских порядков в М. не существовало.

Таким образом, все население М-сии слагалось из трех основных национальных групп: господствующего военного народа Казаков (по русским понятиям - Черкасов и жителей податного состояния, т е. из Украинцев (по русским понятиям - Малороссиян) и Белорусов (по русским понятиям - Литвы).

Сохранять традиционное положение под властью России было не легко и с каждым годом становилось все труднее. Царские наместники мало считались со статьями Переяславского договора, ограничивали казачье самоуправление, поддерживали эгоистические стремления старшины, углубляя рознь между казачьими классами. Недовольство Казаков выражалось в протестах и бунтах, в уходе на польское Правобережье, в попьггках совсем освободиться от власти России. При этом гетманы Юрий Хмельницкий и П. Дорошенко опирались на поддержку Турции, гетман Выговский в Гадяцком договоре с Поляками думал соединиться с Речью Посполитой на федеративных началах, а гетман Мазепа надеялся оторваться от России с помощью Шведов. Все попытки оказались неудачными. В ответ на них, русское правительство заостряло меры уничтожения особых казачьих прав. Завершились они удалением Казаков из М-сии. В первой половине XIX ст. значительное число их переселено на Кавказ и в Сибирь. Здесь в станицах и Войсках им разрешили возродить привычный строй жизни и древние обычаи, при условии полного послушания и служения интересам России.

В: М-сии остатки Казаков, по большей части земледельческая казачья шляхта, слилась с местными Украинцами и пришлыми Русскими и сообща составили население новообразованных губерний Полтавской и Черниговской. В связи с разделами Польши и захватом земель Запорожской Сичи, название М. приобрело более широкое значение и стало применяться ко всему краю известному теперь, как Украина.

МАЛЫШКИЙ Василий Акимович - Донской Войсковой атаман и гг. 1773-74.

МАМАНТОВ Константин Константинович (дон.) - род. 16 октября 1869 г.; приписной и почетный Казак станиц Усть-Хоперской и Нижне-Чирской; генерал лейтенант, герой борьбы зa Казачий Присуд. Точных данных о его происхождении не сохранилось; одни видят в нем Уральца, другие - потомка вольных новгородцев. Неоспоримо только, что М. вырос в семье материально обеспеченной, принадлежавшей к высшим кругам общества; Н. Н. Коковцев, член семьи русского государственного деятеля, был его двоюродным братом. Но в казачьем кругу он тоже оказался своим по духу. Это дает основание предполагать в нем потомка одного из служилых Казаков, некогда получившего от царя дворянство и поместья, а потому оставшегося навсегда в России. Там подобных казачьих родов было так же много, как и на Днепровской Украине.

Молодой М, получил первое образование в кадетском корпусе; в 1890 г. из взводных портупей-юнкеров Николаевского кавалерийского училища выпущен корнетом в Лейб. Гвар.. Конно-гренадерский полк; через три года перевелся в Харьковский драгунский полк, но вскоре отчислен в запас армейской кавалерии; в 1899 г., по особому ходатайству принят в штаты офицеров Войска Донского и командирован на службу в 3-й Дон. каз. полк.

Здесь в казачьей среде он нашел ряд привлекательных свойств, которые сами Казаки в себе не примечают. М., прямолинейный человек с независимый суждением, легко попал в тон казачьего общественного духа гордой простоты и сердечной теплоты взаимных отношений. Командуя сотней, он скоро стал «нашим Маминтом», командиром-орлом, которому было лестно подчиняться. По хвалебным письмам, служивых узнали о нем и на Дону. Ст. Усть-Хоперская постановила на станичном сборе отблагодарить есаула М. за отеческое отношение к молодым станичникам, приписав его к своему общесгву.

В 1904 г, есаул М., ушел добровольцем, на Японский фронт и провел войну в рядах 1-го Читинского Забайкальского каз. полка. В чине войскового старшины возвратился в Донское Войско на должность помощника командира 1-го Дон. каз. Полка. В 1914 г. вышел на фронт Первой Мировой войны во главе 19-го Дон. каз. полка, через год получил первоочередной 6-й Дон. каз. полк. а после производства в чин генерал-майора принял от ген. И. Д. Попова бригаду в 6-й Дон. каз. дивизии. После революции 1917 г, и развала фронта, ген. М. возвратился с бригадой на Дон и квартировал в ст. Нижне-Чирской, где в январе ,1918 г. сформировал партизанский отряд и пробился с ним, между большевиками в Новочеркасск. 12 февраля он вышел в Степной поход начальником группы партизанских отрядов и неоднократно бил нарождающиеся полки красной конницы Буденного и Думенко. 4-го апреля того же года ген. М выступил со своим отрядом на помощь, восставшим против большевиков, станицам Второго Донского округа и тогда ст. Нижне-Чирсная провозгласила его своим почетным Казаком. Остальные месяцы 1918г. он командовал сборными станичными полками и дружинами на Царицынском направлении.

В 1919 г. Донской атаман произвел ген. М. в чин генерал-лейтенанта и назначил его командиром 4-го конного корпуса. 4-го августа (22 июля по ст. ст.) его полки прорвали красный фронт и больше месяца действовали в тылу у противника, разрушая связь, уничтожая пункты военного снабжения и распуская мобилизованных большевиками солдат по домам. Через Тамбов его корпус подходил к Орлу и возвращен по настояниям ген. Деникина. Мамантовский рейд закончился 8/21 сентября, когда 4-й конный корпус снова пересек красный фронт и восстановил связь с донскими и кубанскими частями.

После этого похода ген. M. сочетался вторым браком с разведенной женой донского сотника Кононова, урожд. Сысоевой Екатериной Васильевной, москвичкой и участницей Степного похода.

Осенью 1919 г. ген. М. получил назначение на пост командующего конной группы, которую в декабре месяце по каким то соображениям решали передать в распоряжение командующего Кавказкой армии барона Врангеля. Последний нашел нужным отобрать командование группой от ген. М., оставив его командиром 4-го конного корпуса и подчинив младшему по службе генералу Улагаю. Приказ об этих перемещениях был издан в обидной форме и указывал на личную неприязнь Врангеля к донскому герою.

9-го декабря генерал М. телеграфировал: «Командарму Донской, Донскому атаману, Председателю Войскового Круга, копии генералу Деникину и ген. Врангелю. Доколе ген. Романовский и ген. Врангель будут распоряжаться Донцами как пешками, я не считаю возможным занимать ответственные должности под их командованием. Полагаю, что насильное принуждение меня остаться в должности командира корпуса при создавшихся взаимоотношениях не принесет пользы, а посему, дабы не вредить делу, прошу меня и моего начальника штаба, разделяющего мой взгляд, освободить от должностей и назначить на любую должность, начиная с рядового Казака. 9. 12. 19 № 01373 (Трагедия Казачества, часть III).

Атаман А. П. Богаевский и командующий Донармии ген. Сидории его поддержали, но потребовался недельный обмен телеграммами, прежде чем ген. Деникин пошел на уступки. Наконец, Донские частя входившие в конную группу, изъяты из рядов Добр. армии, и возвращены под команду оскорбленного генерала, который повел свои полки к новым победам и нанес ряд поражений коннице Будённого.

В начале января 1920г. генерал М. выехал в Екатеринодар для участия в заседаниях Верховного Круга Дона, Кубани и Терека. Там его встретили восторженными овациями. Круг готов был, устранив Деникина и Врангеля, передать ему главнокомандование всеми казачьими армиями. Это могло поправить дела на фронтах, т. к. генерал М. пользовался у Казаков огромным авторитетом и смог бы укрепить утраченный в неудачах дух бойцов. Но он заболел тифом и должен был оставаться в госпитале.

Благополучный кризис наступил после долгой и тяжелой болезни. К генералу начали возвращаться силы и консилиум врачей решил, что через два-три дня он мог бы выехать в батумское имение жены. Поэтому его неожиданная смерть поразила всех и вызвала подозрение, что тут действовала злая воля каких то казачьих врагов, может быть даже соперников по командованию. Проверить эти подозрения тщательным следствием никто не пытался, хотя профессор Сиротинин, освидетельствовавший его незадолго перед смертью, тоже предполагал отравление.

Генерал Мамантов умер в полдень 1-го февраля 1920 г. и погребен в усыпальнице Екатеринодарского собора св. Екатерины;

Тайна смерти этого народного героя отчасти приоткрылась после разоблачений его жены Е. В. Мамантовой, опубликованных в журнале «Родимый Край» № 52 (май-июнь 1964т.). Она категорически утверждает, что ее муж был отравлен и что яд был вспрыснут ему под кожу в ее присутствии, несмотря на ее сопротивление, в ночь на 31-е января, одним из фельдшеров, который тотчас же скрылся из госпиталя. Пока остается не выясненным, кто руководил действиями этого тайного агента, белые ли враги генерала или красные враги Казаков.

Во время борьбы за Казачий Присуд ген. М. считался одним из лучших вождей армии, храбрейшим из храбрых, гордостью нашей конницы. Эти его достоинства, также как его популярность среди Казаков, большое значение его рейда по тылам, признавали и наши враги. Он вел полки всегда под флагом Всевеликого Войска Донского, у него никогда не возникало сомнений в полноценности казачьих конституций. Поэтому Казаки-националисты тоже считают генерала М. своим-героем и ценят его выше многих генералов - природных Казаков, соблюдавших прорусские интересы. Подобной славой и преклонением у рядовых казачьих масс пользуются лишь немногие начальники-генералы, как А М. Каледин. А. К. Гусельщиков, П. Н. Краснов, А. Г. Шкуро, С. В. Павлов (Походный атаман). Казакам было трудно примириться с его потерей. (Биография составлена по данным опубликованным в книжке «Трагедия Казачества» т. III и особенно в журнале «Родимый Край» № 24.28).

МАМАНТОВ Николай Иванович (забайк.) - войсковой старшина и заместитель последнего Войскового атамана Забайкальского каз.Войска; умер в США 12 июля 1958 г. и погребен на сербском кладбище г. Сан-Франциско (шт. Калифорния).

МАНДРЫКИН Иван Григорьевич (куб.) - рожд. 1851 г., ст. Тенгинской; общественный деятель эпохи борьбы за Казачью Идею в гг. 1918-1920; сотник; ушел в эмиграцию и умер 25 апреля 1931 г. в Болгарии.

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 295 участников
Присоединиться к группе