Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

П

вкл. . Опубликовано в Казачий словарь-справочник Просмотров: 7015

Содержание материала

Такое распоряжение Потемкина нарушило старые донские традиции и потому не удивительно, что в ответ на него последовали недовольные жалобы Войскового правительства. В одной из них по поводу П. Казаков говорится: «Хотя из них были и люди такие, кои давали надежду к службе, но все они, не имея к тому навыка от молодых лет, и будучи на своих местах или земледельцы или люди в праздность погруженные, оказались бесполезными, тем еще более, что нередко происходят от них из полков побеги и другие постыдные по службе упущения, касающиеся до нарекания Донских Казаков, которые и рождением и воспитанием своим, получая свойственное предков их состояние, имеют особливые способности и Усердие к службе, чем Войско сие приобрело славу».

Но набор П. Казаков все еще продолжался и Войсковой атаман Иловайский в 1790 г. вновь затребовал от станиц именные списки, «сколько из приписных во оных, а также и за частными тех станиц владельцами, малороссиян окажется способных к службе». Указ Павла Первого об отмене «злоупотреблений и сделанных перемен князем Потемкиным» был принят Донцами с большим удовлетворением. Станицы возвратились к старым способам приема П. Казаков. Правда, волею русского правительства, к казачьим Войскам присоединялись отдельные племенные группы степняков и горцев (Бурятов, Татар, Калмыков, Осетин и т. п.), но это не были П. К. в прямом значении. Их подчиняли Войсковым правлениям, они должны были нести военную службу вместе и наравне с Казаками, но до полной ассимиляции оставались в казачьей среде иноплеменниками. А П. Казаками считались только лица принятые в общество по станичным приговорам, если они сами об этом просили и если зарекомендовали себя, как заслуженные и достойные уважения граждане.

Тот же порядок сохранился в годы возрожденной независимости (1917-20), с той разницей, что теперь право казачьего гражданства давалось помимо станиц и постановлениями Народных Собраний (Кругов и Рад). Полноправными Казаками становились автоматическим все лица, бившиеся в наших рядах за Казачью Идею. Закон предоставлял то же право всем коренным иногородним, выразившим желание стать Казаками. Но этим правом воспользовались лишь немногие. (По актовым материалам, опубликованным в книге А. П. Пронштейн, Земля Доснкая в XVIII веке, Ростов н/Д, 1961).

ПРИПИСНЫЕ КРЕСТЬЯНЕ - в XVIII в. особый тип поселян на Дону; по большей части Запорожские Казаки, ушедшие с Днепра и пожелавшие остаться на положении мирных земледельцев. С развитием сельского хозяйства, Донские Казаки были принуждены пользоваться посторонней рабочей силой. Частично это требование покрывалось военнопленными: «ясырей» обращали в табунщиков, пастухов, чабанов и домашних слуг. Но для хозяйственного освоения широких степных просторов этих рабочих было мало. Поэтому работу «в Казаках» находили все пришлые люди, были ли это беглые помещичьи крестьяне из России или вольные Черкасы, уходившие от жестокостей и безнадежности польско-казачьих войн. Толпы таких Запорожцев с их семьями приходили на Верхний Донец, где большинство их оставалось Слободскими Казаками, поддаными московского царя. Частично же они продвигались на донские берега, размещались в казачьих поселениях и обращались к мирному труду. Среди них иногда находились и семьи украинских беженцев. Из этого рода людей составился класс П. К. Приписными они назывались по той причине, что каждый из них, явившись на казачью землю, должен был обязательно приписаться к станице или за частным владельцем отдельного хуторского хозяйства. Вначале это был своего рода надзор за поведением новых, незнакомых людей, а от 1763 г., когда для всех П. К-ян был введен «семигривенный» податной оклад, их опекуны (станицы и частные хозяева) стали отвечать за исправное по» ступление от них податей.

На Дону особенно много П. К-ян появилось после разгрома Запорожской Сичи. По переписи 1763 г. здесь проживало 18.876 душ, в 1782 г. их насчитывалось 25.473 души, а в 1795 г. уже - 50.633. Эти мирные поселяне не несли военных тягот, но должны были платить подати, а за пользование землей отдавать хозяевам условленную часть урожая. Владельцами же были: станичные общества, отдельные состоятельные Казаки, старшины, а часто и само Войско, которое разрешало селиться в слободах на войсковых землях. Все станичные и гражданские повинности П. К. несли наравне с Казаками, а взамен «казачьей службы» облагались «семигривенной» подушной податью. Как налогоплателыцики, да и как каждый станичник, они были несколько ограничены в переменах местожительства, но по правам они приравнивались к свободным русским государственным крестьянам, отбывали рекрутчину наравне с ним, обладали правом собственности на дома, личные посевы, скот, лошадей, могли подавать жалобы в суды, могли перечисляться в купеческое сословие, пользоваться наемным трудом. Коренные хозяева Донской Земли, Казаки, не желали делиться с ними только некоторыми правами: не позволяли по своей воле закладывать на войсковой земле хутора и рыболовецкие станы, строить мельницы При квартировании войск они выполняли постойную повинность, а также отбывали казенные работы при сооружении и ремонтах крепостей или в приазовских портах.

Хотя в некоторых случаях П. К-нам приходилось переносить обиды и несправедливости, жилось им на Дону много легче, чем под тяжелой рукой польских магнатов. Селиться П. К. предпочитали в больших слободах, основанных донскими старшинами при окраинах казачьих владений, на землях пожалованных им царями, особенно в Азовской губернии. К этому принуждала их и круговая порука по выполнению всяких повинностей, введенная в 1787 г. От 1788 г. за порядком следили, назначали на работы и собирали «семигривенный оклад» слободские и хуторские атаманы, избранные ими из своих же «людей доброго состояния, одомовленных и зажиточных».

Станицы не старались удерживать за собой П. К-ян, так как не хотели нести ответственности за выполнение их повинностей, а в Казаки из них принимались только единицы. В то же время отдельные хозяйства испытывали постоянный недостаток в рабочих руках. Профессор А. П. Пронштейн пишет, основываясь на донских архивных материалах: «В погоне за крестьянами старшины и богатые Казаки обратили свои взоры и на тех, кто был записан за станицами и старались переписать их на свое имя, используя всякие средства, в том числе и «добровольное» согласие крестьян и станичников». «В итоге число крестьян записанных за станицами резко сократилось. Если в 1763 г. их числилось 8.626, то в 1782 г; их уже было 7.456, а в 1795 г. только 3.864. В начале XIX в. старшины переписали на свое имя почти всех станичных «малороссиян» (А. П. Пронштейн, Земля Донская в XVIII веке). Раньше его проф. Сватиков, благодаря поверхностному изучению тех же актов, объявил, что это «уменьшение произошло потому, что станицы охотно зачисляли в казаки станичных малороссиян», чего, как видим, фактически не было. По ревизии 1811 г. П. К-ян уже за станицами не числилось, а зато слобод к этому времени возникло больше сорока. В них проживали донские крестьяне, по происхождению часто Запорожские Казаки, которые теперь имели дело лишь с казачьими старшинами или с Войсковым правлением. Станичники же стали пользоваться трудом сезонных рабочих, по наемным договорам «от Петрова до Покрова».

После Булавина и присоединения Дона к России, крупные хозяева получили возможность приобретать крепостных крестьян от русских помещиков. Эта купля-продажа получила особенное развитие после 1775 г., когда казачьи штаб-офицеры и генералы были приравнены по положению с русскими дворянами и получили право легального владения крепостными. В 1782 г. таких «покупных» крестьян на Дону было 1106 душ, а в 1796 г. - 3995 душ.

ПРИРОДА (дон.) - происхождение: «Помни свою природу» - не забывай своего происхождения.

ПРИСМЫКНУТЬ - затянуть узел, привязать.

ПРИСОВЕТОВАТЬ - подать совет, уговаривать.

ПРИСУГЛАСИТЬ - пригласить.

ПРИСУД КАЗАЧИЙ - по понятиям наших предков, земля назначенная Богом (присужденная) в вечное казачье владение; степной бассейн Дона, Старое Поле. Русская история трактует П. К., как область подвластную казачьему войсковому суду, территорию, на которую распространялась власть казачьих Кругов.

ПРИСУХА - ворожея, колдунья.

ПРИСЯГА - всякое торжественное обещание перед крестом и евангелием, в частности обещание свидетельствовать беспристрастно и правдиво на суде или честно выполнять обязательства, принятые на себя, добровольно, по принуждению или по гражданскому долгу. Первая попытка русских царей принудить Казаков к присяге или «крестному целованию на службу московскому царю» относится к 1632 г. Она окончилась неудачно. Донские Казаки в войсковой отписке заявили категорически по этому поводу, что на Дону «Крестного, государь,. целования, как зачался он казачьими головами, не повелося. При бывших государях, старые атаманы и казаки им, государям, неизменно служили не за крестным целованием». Донцы указывали также, что даже служилых Казаков, приходивших для гарнизонной службы в украинные города, «и тех бывшие государи ко кресту приводить никогда не указывали. А с нами того крестного целования не обновится, чего, искони веков не было».

Но через 22 года после этого, по Переяславскому договору «на службу царю» должны были присягнуть Казаки Днепровские; на Дону более благоприятная для Москвы обстановка сложилась к 1671 году. Россия только что справилась с грозными волнениями крестьян, вспыхнувшими по почину Степана Разина и его сподвижников Донцов; должны были смириться и донские противники Москвы. Среди Казаков верх брали ее сторонники.

24 августа 1671 г. с большим отрядом райтаров и драгун в Черкасск прибыли стольник Григорий Касагов и дьяк Богданов. Касагов объявил собравшимся Казакам «царскую милость», передал «жалованье», большее чем когда либо, и потребовал от имени царя присяги «на верность службы» и «в отвращение подобных на Дону возмущений».

Четыре дня Казаки не соглашались и протестовали, но после недавнего разгрома разинского движения воля Круга была надломлена и верх взяла партия сторонников послушания Москве. Решено было присягу принять. По «Историческому описанию Земли Войска Донского» (изд. 1867 г.) «Присяга произведена была на площади, близь соборной церкви, в присутствии стольника Касагова и дьяка Богданова и все присутствующие Казаки вписывались в книгу, присланную из Посольского Приказа; другая книга оставлена была ими в Войске, для вписывания в оную имен тех Казаков, кои впредь придут служить в Войско и всем тем, кои родятся на Дону и достигнут совершенного возраста».

Главные статьи присяги заключались в том, что Казаки и их старшины обещались укрощать все «открывшиеся на Дону возмущения и тайные заговоры», главных заговорщиков присылать в Москву, «а их последователей по войсковому праву казнить смертию», «к злоумышленникам не приставать и даже не помышлять о том, с Калмыками дальнейших сношений не иметь, кроме увещаний служить государю с Казаками вместе; скопом и заговором ни на кого не приходить, никого не грабить и не убивать и во всех делах ни на кого ложно не показывать. На здравие государя и всей его царской фамилии не посягать и кроме его величества государя, царя и великого князя Алексея Михайловича и всея России самодержца, другого государя, польского, литовского, немецкого и из других земель царей и королей или принцев иноземских и российских, на царство всероссийское никого не призывать и не желать, а ежели услышат или узнают скоп или заговор или другой какой умысел, возникший у Россиян или у иноземцев, и с такими злоумышленниками, не щадя жизни своей, биться»; Текст присяги носил характер исключительно служилый и отражал лишь страх русских властей перед повторением Смутного времени и перед участием Казаков в новых восстаниях. Но приняв ее Казаки отказались и формально от нарушенного уже выдачей Разина, права давать приют всякого рода пришельцам, в гордом сознании, что «С Дона выдачи нет!». Присяга ограничивала также внешние сношения, но еще во многом оставляла Донцам права автономного бытия. К тому же, приняло ее не все население Дона, а только те, кто нес очередную службу в Главной Войске и участвовал в Войсковых Кругах тех дней. П. стала обязательной для каждого Казака только в последующие годы. Откладывалось и выполнение взятых на себя обязательств: беглых стали выдавать только после жестоких насилий 1708 года, а непосредственные сношения с Польшей, Калмыками, Азовом и Крымом Дон прекратил только в начале XVIII в.

Для Казаков-мужчин, достигших двадцатилетнего возраста, был установлен особый вид П-ги, которой не подлегал никто из остального населения России. По приказу станичных атаманов в начале каждого года собиралась очередная молодежь, которая после молебна при» сягала у алтарей станичных соборов на верность династии.

Во дни возрожденной независимости (гг. 1918-20) Донской Войсковой Круг установил текст присяги для гражданских и военных служащих: «Обещаюсь честью Донского Казака перед Всемогущим Богом, перед святым его евангелием и честным крестом, чтобы помнить Престол Иоанна Предтечи и христианскую веру, и свою атаманскую и молодецкую славу не потерять, но быть верным и неизменно преданным Всевеликому Войску Донскому, своему отечеству. Обещаюсь служить ему до последней капли крови, всеми силами способствуя славе в процветанию Войска Донского. Обязуюсь повиноваться Большому Войсковому Кругу и избранному им Донскому атаману. Возложенный на меня долг службы буду выполнять с полным напряжением сил, имея в помыслах только пользу Войска Донского и не щадя жизни ради блага отечества.

Обещаюсь повиноваться всем поставленным надо мной начальникам, чиня им полное послушание во всех случаях, когда этого требует мой долг Донского Казака. Обещаюсь быть честным, добросовестным, храбрым и не нарушать своего обещания из за корысти, родства, дружбы или вражды.

В заключение данного мною обещания осеняю себя крестным знамением, целую святое евангелие и честный крест и нижеподписуюсь».

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 295 участников
Присоединиться к группе