Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

Р

вкл. . Опубликовано в Казачий словарь-справочник Просмотров: 4689

Русские порабощенные крестьяне безусловно сочувствовали Разину, но не поддержали его достаточно дружно. Они ограничились местными возмущениями и не стремились пробиться к войску атамана. Акты свидетельствуют о том, что главными «приставальщиками» были крестьяне-инородцы: Чуваши, Мордвины, Татары, также как Слободские и Городовые Казаки с Донца, из Тамбова, Саранска, Ломова и т.п. О том же свидетельствуют незначительные размеры разинского войска под Симбирском (всего 20 тыс.). Вместе с тем, память о Степане Тимофеевиче, о его самоотверженном служении интересам народных масс, преклонение перед мощью его духа, не сломленного жестокими истязаниями, сохраняются в русском народе больше, чем среди Казаков. Не одно поволжское предание связано с его именем, ему посвящено много народных песен и литературных произведений, его считают также одним из первых в России революционеров, в 1919 году на месте его казни коммунисты поставили ему памятник. Благодаря всему этому, а также благодаря разинским цепям, висевшим тяжелым воспоминанием в притворах черкасского собора, свежа память о нем и у Казаков: «Все мы Разина порода, ермаковс-кая семья», говорит казачья поговорка.

Однако, все русское творчество, как и актовый материал, сильно искажают образ этого выдающегося Казака. Р. совсем не поводырь босяковатой российской голытьбы или восстающего крестьянства, как его часто изображают, а вождь широкого идеологического движения, возникшего в казачьей среде и имевшего основной целью борьбу за человеческую личность и, прежде всего, за человеческое достоинство Казаков, ставших, в результате несправедливостей русских «начальных людей», из служилых Казаков голутвенными Казаками. Дерзающий и смелый военачальник, которому совсем не подходит имя «Стенька», как его называют Русские. Голландец Ян Стрейс, очевидец его пребывания в Астрахани, записал о его внешности: «Это был высокий и степенный мужчина крепкого сложения с регулярными чертами гордого лица. Он держался скромно и с большим достоинством».

Следуя московским актам, некоторые русские авторы представляют Р. в виде какого-то безжалостного убийцы, а это совсем не отвечает исторической действительности. Время было суровое, борьба жестокая, но предполагать в казачьем атамане кровожадного зверя нет данных. Его карающая десница не падала на всех дворян без разбора; наказывались только открытые враги и виноватые. «А которые цивиле-вя дворяня и дети боярские и мурзы и татаровя, похотев за одно тоже стоять, за дом Пресвятыя Богородицы и за всех святых, и за великого государя, и за благоверных царевичев, и за веру православных крестиан, и вам бы, чернь, тех дворян, и детей боярских, и мурз, и татар ничем не тронуть и домов их не разореть». Так писал Р. в одной из «прелестных грамот» для Цивильского уезда {сентябрь 1670 г.). Один из советских историков даже поставил ему упрек, что он своевременно не прикончил с оппозицией домовитых Казаков, уничтожив атамана Яковлева и других сторонников Москвы (В.И. Лебедев, Крестьянская война под предводительством Степана Разина, М. 1955). Имеется достаточно оснований, что все поступки Р-на направлялись волею казачьих Кругов, причем и в казнях и в миловании первое слово принадлежало народному усмотрению.

Теперь, когда время несколько сгладило память о деятельности этого атамана, казачья национальная история хочет видеть в Степане Тимофеевиче Р-не борца за интересы Дона. Предполагается, что, лелея в душе какие-то чисто казачьи планы, он просто не успел их осуществить и выявить; что главной целью его движения было ослабление могущественного соседа и укрепление политических позиций независимой казачьей государственности, что бурное развитие начатого им дела, помимо воли, увлекло его далеко в сторону, заставило отдать слишком много сил чужим интересам и привело к прямо противоположным результатам: после неудачного завершения смелого разинского предприятия, Донские Казаки должны были поневоле смириться и под присягой обещать царю больше не допускать в своей среде никаких выступлений против московских порядков. По тексту присяги, они должны были бороться тайными заговорами против государя, заговорщиков присылать в Москву и самостоятельных сношений с ее врагами, Поляками, Татарами и Немцами не вести. Таким образом подрывался, существовавший до сих пор, суверенитет Дона в области внешних сношений, а одновременно ликвидировалось старинное право Донских Казаков «не выдавать с реки».

РАИНА - пирамидальный тополь.

РАЙТАРЫ - немецкие кававалеристы, служившие как и Казаки, чужим монархам, в частности королям Польши, Франции и царям московским.

РАКИТЯНСКИЙ Петр (куб.)-рожд. 1887 г., ст. Бесскорбной; во время Первой мировой войны служил в 3-м Пластунском батальоне и попал в плен к Австрийцам, умер в лагере военнопленных и погребен в братской могиле на православном кладбище г. Самбора, обл. Бачка.

РАМАЗАНОВ Петр Емельянович (дон.) Когда Петр I прибыл в Черкасск 19 апреля 1709 года и лично занялся следствием, то выяснилось, что предавший К. Булавина Войсковой атаман Зерщиков и ряд других старшин тоже были замешаны в восстании. По приказу царя они все были казнены. После этого он уже не разрешал Войску выбирать себе атамана и собственною волею как отмечает А.И. Ригельман «пожаловал им из них же в войсквые атаманы Петра Емельянова сына Рамазанова по смерть его» Р. стал точным исполнителем воли императора и умер в 1715 г.

РАМО (некр.) - плечо.

РАСКОЛ - отделение части духовенства и мирян от господствующей русской Православной Церкви, по причине несогласия их с реформами патриарха Никона (1652-1658).

По мнению патриарха, многие места старых богослужебных книг не совсем удачно передавали смысл греческих оригиналов. Созванный им в 1654 году Собор епископов согласился с ним и постановил переиздать книги, предварительно исправив в них все обнаруженные ошибки.

Исправления не нарушали догматов веры, а касались исключительно церковных правил и обрядов. Речь преимущественно шла о принятых и вошедших в традицию: двуперстном крестном знамении, служении Литургии на семи, а не на пяти просфорах, хождении «посолонь» (по солнцу) при крещении младенцев вокруг купели, а при венчании - вокруг аналоя, сугубом (двойном) возгласе «Аллилуя!», начертании имени Христа - Исус и т.п. Все это были обычаи, освященные не только временем, но и решениями прежних русских епископских Соборов. Поэтому православные ужаснулись, услышав распоряжение изъять старые книги и принять к руководству -новопечатные. Многие признали нововведения патриарха неправославными и ненародными. Они не захотели расстаться со старыми своими обычаями в церковной жизни и в быту, сохранили прежние книги и все особенности привычного обряда, т.к. считали, что праведность достигается только точным его соблюдением.

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 097 участников
Присоединиться к группе