Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

Р

вкл. . Опубликовано в Казачий словарь-справочник Просмотров: 4845

РАА - первое, известное истории, название реки Волги.

РАДА в западно-славянском значении-«совет». Слово это, несомненно, связано с германскими понятиями Rat и Rad, подобными ему и по корню и по значению. В Вел. княжестве Литовском высший совещательный орган при главе государства назывался «Паны Рада» и состоял из магнатов и высшего духовенства.

У Запорожских Казаков Низовых все дела решались Общенародным Собранием. Посол германского императора Эрих Лассота, посетивший Базавлуцкую Сич летом 1594 г. в старогерманском тексте своего «Дневника» называет его славянским словом «Коло». Очевидно, так его называли сами Казаки, но в историю оно вошло под именем - Р. Лассота писал, что это «Коло» по их обычаю делилось на два Кола в тех случаях, когда они решали что-либо важное. В одном были начальники, а в другом все рядовые люди те, что у них называются «Черные».

Решающее слово принадлежало именно этой Черной Раде, в то время как старшинская Р. только выражала свои пожелания, да и то осторожно, чтобы не раздражать «черни», т.к., по словам того же Лассоты, всесильная и грубая толпа, разгорячившись, могла «впасть в фурию» и тогда не выносила никаких противоречий.

В Черной Раде могли участвовать все Казаки принятые в «товариство».

Когда ее надо было собрать, «довбыши» били в литавры. Тогда Казаки собирались на майдане в круг с обнаженными головами. В центре устанавливалось войсковое знамя и после этого появлялась войсковая старшина со знаками своего достоинства: Кошевой атаман с перначом, Войсковой судья с печатью, Войсковой писарь с серебряной чернильницей, есаулы с насеками. Став под знамя, они тоже снимали шапки и отвешивали поклоны на все четыре стороны. Затем Кошевой атаман объявлял, какие дела подлежали рассмотрению. Обычно это были вопросы, касавшиеся сношений и договоров с соседями, или участия в военных предприятиях, или выборов походных командиров, или выделения участков для новых казачьих хуторов и крестьянских слобод. Вначале каждого года также надо было переизбрать должностных лиц.

В обсуждении вопроса мог участвовать каждый присутствующий Казак, но для того, чтобы выступить с речью, он должен был выйти на середину круга. Желание большинства определялось по интенсивности возгласов одобрения или протеста, путем приблизительного подсчета подброшенных вверх шапок, а также каким-либо другим способом голосования.

После разгрома Запорожского Низа (1775 г.), Казаки, ушедшие к берегам Черного моря, еще сохраняли старый способ решения насущных вопросов, но раз постановив смириться перед царицей, они тем самым отказались от права собираться в Рады, т.к. в Российской Империи такой «неистовый» строй народоправства не допускался. Черноморским Казакам, поселившимся в Приазовье, правительство России только один раз разрешило собраться с другими Кубанцами на Войсковую Раду в 1906 г. для разрешения спорных вопросов станичного землевладения. На это совещание делегировалось по два выборных представителя от каждой станицы, и в результате его 16 февраля 1907 г. вышло особое Положение, по которому часть запасных земель предоставлялась в распоряжение станиц, нуждающихся в увеличении наделов, а малоземельным станицам Закубанья разрешено частично переселиться в свободные Кугаейские степи.

Рада возродилась на Кубани только после революции 1917 г.

Вначале Кубанские Казаки пытались организовать новый порядок в своей области совместно со всеми коренными и пришлыми иногородними. Был созван Областной Съезд, избравший Исполнительный комитет и Областной Совет смешанного состава. Но вскоре у жителей края проявились крупные расхождения во взглядах на «завоевания революции»; Казаки не хотели допустить, чтобы пришлые люди диктовали им свою партийную волю, и поэтому 14 июля 1917 года казачья часть Областного Совета выделилась в отдельный Кубанский Войсковой Совет. Этот Совет отозвал также всех Казаков из состава Областного Исполнительного комитета, наделив их временными функциями Кубанского Правительства и поручив им подготовить созыв Кубанской Войсковой Рады. При этом часть делегатов выразила желание назвать представительный орган Войсковым Кругом, но большинство склонилось к запорожской традиции.

Войсковая Р. собралась 29 сентября 1917 г. под председательством Н.С. Рябовола при товарище председателя Султан Шахим Гирее с программой местного Учредительного Собрания. Прежде всего Р. установила новое название для бывшей области - Кубанский Край, а по этой причине и Войсковую Раду переименовали в Кубанскую Краевую Раду. В эту сессию был рассмотрен и утвержден проект «Временных основных положений о высших органах власти в Кубанском Крае». Они приобретали силу закона и вводились в действие сразу же, а предложение ожидать их утверждение Петроградом Р. отвергла. Были разработаны также основы земельного закона, избран представитель при русском Временном Правительстве - К. Л. Бардиж, вынесено решение о вступлении Кубанского Края равноправным членом в Юго-Восточный Союз, который по мнению Рады должен был выделиться в особый штат Российской Федеративной республики. Избран также Кубанский атаман А.П. Филимонов, Л.Л. Бычу поручено создать при нем Краевое правительство и, наконец, из состава Рады выделено 80 депутатов в качестве первой Законодательной Рады, Народного Собрания парламентского типа, во главе с тем же председателем Н.С. Рябоволом и его заместителем Султан Шахим Гиреем. Поправки и дополнения к конституции края - «Основным Положением», также как избрание Войсковых атаманов остались в ведении Краевой Рады, созываемой периодически.

В ноябре того же года, путем соглашения между разноплеменными группами, структура Законодательной Рады была несколько расширена до ста депутатов, из которых 46 были Казаки, 46 - иногородные и 8 – Горцы. 8-го января 1918 г. вновь избранные депутаты таковой «паритетной» Рады собрались в Екатеринодаре и объявили Кубанский Край самостоятельной республикой, вышедшей из состава нового русского советского государства.

В это время на Край уже двигались со всех сторон отряды и полки большевиков. Надо было готовиться к защите от них, но население, выславши своих делегатов в Раду, не проявило желания по ее призывам становиться в боевые ряды. Казачьи партизанские части пополнялись мало; б. фронтовики, утомленные трехлетней войной, оставались пассивными наблюдателями, а в некоторых случаях даже со вниманием прислушивались к ленинским посулам, в то время как иногородние в своем большинстве открыто сочувствовали новой русской власти и пополняли ряды красной гвардии.

Не могли похвалиться устойчивостью и боевые кадры сторонников Кубанского правительства, пребывавшие в состоянии неуверенности и разногласий. Совершенно для всех неожиданно и без боя правительственный отряд, свыше трех тысяч штыков и шашек, оставил город и в ночь на первое марта двинулся на восток в надежде где-то встретить маленькую, но «злую», армию генерала Корнилова. Вместе со своим отрядом выступила в поход и Законодательная Р.

Соединившись с Добрармией, они сообща пробились через кольцо красных на восставший поголовно Дон. Переформировавшись там и пополнившись новыми отрядами, Кубанцы вместе с Добровольческой армией двинулись с боями обратно к столице края. В конце августа 1918 г. Рада получила возможность возобновить свои заседания в Екатеринодаре.

Следующие полтора года, когда полки восставших кубанцев вели кровавую войну против красных на всех фронтах Добрармии, их народным представителям пришлось вести непрерывную и полную драматических моментов борьбу с вождем русских «белых» за свои казачьи идеалы, за выделение казачьих полков в отдельную Кубанскую армию, за реализацию казачьего объединения в Юго-Восточный Союз, за право вести самостоятельную внутреннюю и внешнюю политику и т.п. Ген. Деникин и его окружение видели в Казаках лишь консервативное русское сословие; казачьим оружием и кровью Россия должна была освободиться от беззаконных захватчиков власти. Рада же считала своим долгом служить казачьим интересам, предоставив Русским самим решать свою судьбу. Мероприятия ген. Деникина считались ошибочными, предполагалось, что они приведут к краху всю освободительную борьбу, что казачьи кровавые жертвы окажутся напрасными. Но противодействовать ему пришлось с негодными средствами, т.к. Р. не находила поддержки в казачьем руководящем военном слое, не признавшем целесообразность возрождения старых традиций народоправства. Благодаря возникшим внутренним антагонизмам была допущена гибель председателя Рады Н.С. Рябовола, убитого деникинцами в Ростове; благодаря им безвинно погиб казачий патриот и член Рады священник А. Калабухов, казненный сторонниками Деникина при его благосклонном соизволении; благодаря им была терроризирована и сама Р.

Деятельность Законодательной Рады завершилась участием ее представителей в январских решениях Верховного Круга Дона, Кубани и Терека. В марте же 1920 г. наступила Новороссийская катастрофа и Р. перестала существовать. В эмиграцию удалось уйти только части ее делегатов.

РАДИЛОВ Епифан (дон.) - Донской атаман в годы 1625-1630; его время ознаменовалось особо дружественными отношениями между Донцами и Запорожцами. В 1626 г. запорожский полковник Алексей Шафран свидетельствовал в Московском Посольском Приказе: «Живет де он, Олеша, на Дону 18 лет, а иные его товарищи живут лет по пяти и по шести, а всех де их на Дону с 1000 человек. А в Запорогах де Донских Казаков также много; мало не вполы того, сколько их. Только живут переходя: они ходят на Дон, а з Дону Казаки к ним и живут сколько где хто хочет. А повелось де у них то с Донскими Казаками изстари, что меж себя сходятся и живут вместе в одних куренях».

Такая дружба весьма раздражала Москву. С Донцами у нее уже установились крепкие договорные отношения, а Запорожцы, которых в Москве называли Днепровскими Черкасами, предпочитали служить исключительно собственным интересам, к чему призывали и одноплеменников с Дона. Царь Михаил Федорович постоянно упрекал Донских Казаков, что они вместе с Запорожцами, как будто бы от его имени, нападают на Турцию и на ее крымские улусы и тем ссорят его с турецким султаном. Упреки посылались на Дон, «в нижние и верхние юрты атаманам и Казакам, Епифану Радилову с товарищи и всему Донскому Войску». «За такие ваши грубости жаловать будет не за что и в городы ни в которые вас пускать и з запасы ни с какими из городов к вам ездить не велим. И то вам будет от себя, а не от нашего гневу».

Но в те времена с такими упреками на Дону не очень считались. В 1625 г. Р. с Донцами и Запорожцами громил Трапе-зунд. Вернувшись, сразу повел свой отряд на турецкий Азов, башню на Каланче разрушил, пушки из нее вывез в Раздоры, но сам был ранен. В следующие годы он снова организовал походы к берегам Крыма и Анатолии, в 1630 г. ходил под Керчь, всегда Совместно с Запорожскими Казаками.

РАДОСИН Василий Ефремович (дон.) - ст. Березовской, хут. Боброва; в 1930 г. выслан в спецпоселок «Островки» Архангельской губ. и вскоре там умер от невыносимых условий жизни и тяжелой работы.

РАЗВЕДЕШЬ - члены станичной общины уполномоченные для раздела паевой пахотной, луговой и огородной земли.

РАЗВИЛОК - место, где дороги расходятся в стороны, раздвоение дороги.

РАЗВОД РУБЕЖЕЙ - определение границ юрта для каждого казачьего поселения. Р. р. производился по поручению Войскового правительства специально назначенными для этого людьми, которых называли «правдами». С ростом числа казачьих поселений на Дону потребовалось и точное разграничение их юртов. Для каждой станицы, получившей от Войскового Круга разрешение на оседлость, «правды» точно определяли и ее юрт. После этого станица получала «разводную грамоту», которая служила вечным актом земельного владения и охраняла границы юрта от захватов со стороны соседей и влиятельных старшин. При возникновении межевых споров между старыми городками также производились проверочные Р. р.

РАЗВЯЗКА - лихость, ловкость.

РАЗДОРСКАЯ - 1) живописная станица на правом берегу Нижнего Дона, б. городок Раздоры Нижние; до 1920 г, состояла в Первом Донском округе. Один из главных центров донского виноградарства и виноделия; вместе с хуторами ок. 20 тыс. жит.; 2} казачья станица в верховьях реки Медведицы.

РАЗДОРЫ - название городка в дельте Северского Донца; построены Казаками, возвращающимися на Дон, после полутора векового пребывания на чужой земле. От основания до 1622 г. здесь находился центр казачьего речного государства, возродившегося на Дону. Здесь собирались Круги, помещалась администрация и Главная Квартира Войска. После же 1622 г. Казаки перенесли свои учреждения на Казачий остров, ближе к Азову.

РАЗИ-разве.

РАЗИН Степан Тимофеевич (дон.) - казачий атаман; родился ок. 1632 г. в станице Зиская, теперь Пугачевская); с мовейской (после Потемкин, юных лет отличался сметливостью, мудростью суждения и смелостью. В молодости Р. совершил два паломничества в Соловецкий монастырь, о котором на Дону еще помнили, как о тихом казачьем пристанище в тяжелые годы татарских погромов и изгнания с родной земли; бывал он также в Москве, как участник посольской - «Зи-мовой станицы». В 1661 г. по поручению Донского Круга, он дважды ездил к Калмыкам; первый раз для заключения договора о взаимной помощи против Ногайцев, а второй раз - сопровождая к ним московских послов. В битве с Татарами под Молочными Водами (1663 г.) командовал одним из казачьих отрядов и способствовал поражению неприятеля.

Р. был старшиною, т.е. принадлежал к тому слою донского населения, который не чувствовал ни в чем нужды и издавна пользовался особыми милостями московских царей. По своему положению он был обеспечен не только средствами к богатой жизни, но и возможным продвижением на высшие ступени казачьей правящей иерархии. Однако для него это было не все!

В политической жизни Дона наступила эпоха значительных и роковых сдвигов. После заселения Запорожцами Слободской Украины, верхние части Северского Донца, после присоединения к Московии земли Запорожских Черкасов «от Конотопа до Чигирина» (б. Литовской Украины), когда перед враждебными татарскими и польско-литовскими гранями стали сплошной стеной полки Запорожцев Гетманщины и Слобожанщины, Войско Донское потеряло значение буферного государственного образования, единственного оплота Московии от мусульманского Юга. Эти перемены грозили Вольному Дону большими осложнениями. Каждый Казак знал, что перед могуществом «белого царя», простирающего свою державную длань в сторону «естественных границ», маленькой республике устоять будет невозможно. А что сулило подчинение Москве, Верховые Казаки знали лучше Низовых из личного опыта. Подновлял их страхи и поток «новопришлых», устремившихся на низы родной реки, после передвижения границ Московии далеко на юг и ликвидации казачьей городовой и станичной службы на прежних московских «украинах». Все они знали, что при покорении Дона их ожидал наплыв спесивых и жадных «начальных людей», уже создавших в Московии для всех основных масс населения подневольное, невыносимое нищенское, рабское существование. Покорение Дона сулило Казакам и непрерывную «службу царскую» при полном обнищании семей.

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 295 участников
Присоединиться к группе