Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

С

вкл. . Опубликовано в Казачий словарь-справочник Просмотров: 6289

Запорожцы, ушедшие на юг, были известны у Турок под именем Казаки-путкалы. В одной из турецких хроник 1740 года говорится: «Они происходят из владений Крымских ханов; позже в Очакове, Аккермане, Бендерах и Килии они стали поденными рабочими. По этой причине их называют теп-оглу». Но их притесняли Татары и, захватив некоторых, продавали в рабство стамбульским и египетским купцам. А вместе с тем, «эти Казаки невероятно воинственны, по словам той же хроники, и доблестны. Число их, примерно, 12.000 человек, вооруженных ружьями. Они не хотят иметь у себя женщин и пополняются молодежью из России и Польши, бежавшей оттуда вследствие какого-либо проступка». «Во время войны это был постоянный, готовый к битве, быстрый как ветер, отряд легких войск». «Русские использовали недоразумения между Татарами и Казаками, чтобы предложить Порте взять казацкие отряды под свою руку. Напрасно Татары сопротивлялись этому. Их крик о помощи не был услышан, и прельщенные неверными свыше 12.000 воинственных людей были отделены и отданы России». {Восточные источники по истории народов Юго-Восточной и Центральной Европы. Москва, 1964, с. 146). Речь тут идет о возвращении Казаков в Запорожье на старые места. Ясно, что уже тогда им пришлось склониться перед волею своего могущественного северного соседа. Они получили возможность построить Новую С. 3-скую, рядом с прежней разрушенной. Отсюда Кош продолжал управлять своими округами. Их было восемь во главе с полковниками и они назывались по турецкому образцу - «паланками» Кадацкая, Прогноинская, Бугогардовская, Ингульская, Протовчанская, Орельская, Самарская и Кулмиусская.

Новая Сич стала центром республики, ее главным населенным пунктом и стоянкой кадров всенародного ополчения, состоявших из 38 куреней. Из них каждый пополнялся жителями одного и того же района всей казачьей земли, т.е. не только низовых городков и паланок, а и Гетманщины, хотя она уже давно находилась под властью русского царя. Соответственно произошли и названия куреней: Каневский, Корсунский, Полтавский, Уманский и др.

Таким образом, непрерывные связи между казачьим населением Низа и Гетманщины не прекратились и после перемен, возникших в результате Переяславского договора, разгромов 1709 года и даже после Белградского мира (1738 г.), по условиям которого Турция передавала свои формальные права на Днепровский Низ Казакам Запорожья, а Россия согласилась считать прежнюю границу по Тясмину и Орели рубежом, теперь отделяющим ее от владений С. 3-ской.

От этого времени молодую республику окружали три сильные монархии: Россия, Польша и Турция, еще державшаяся на сев. берегах Черного моря. Каждая из них посягала на существование независимой С. 3-ской. Но несмотря на это, вековые антагонизмы и боевые встречи с Турцией и Польшей заставляли Казаков искать дружбы с единоверной Россией. Они безотказно помогали ей в борьбе с Турцией и беспрепятственно пропускали русские полки через свои южные земли. Цари приобрели своих сторонников и доброжелателей и среди рядового товариства, и среди старшины, и среди хозяев-хуторян. Духовное единство сичевиков было нарушено, а обстановка полного окружения требовала особенного единомыслия.

«Старожитным местом» для всех Днепровских Казаков, по словам одного акта, от древних времен было Запорожье. Часть их вышла оттуда на Литовскую Украину (Малороссию). А потому и в новых местах они назывались Запорожцами, Запорожскими Казаками, Запорожскими Черкасами. Но в Петербурге считали, что низовцы -только часть «малороссийских» Казаков и если последние в 1654 г. признали власть московского царя, то и жители Сичевого Низа должны были считаться подданными России. Сичевики же, по Словам манифеста Екатерины II, вместо этого «составили из себя мало, помалу совсем особливое, страшное и намерениями самого Творца в размножении рода человеческого, от Него благословенном, противоборствующее политическое общество». «И решили остаться уже навсегда в Сечи на собственной своей воле». Положение, нетерпимое для империи, тем более, что в 1774 году, по мирному договору в Кучук-Кайнарджи, России перешли от Турок устья Днепра и Ю. Буга.

После казни Пугачева и укрощения Яицких Казаков, Совет при Высочайшем дворе постановил истребить и С. Запорожскую.

4 июня 1775 г. у ее стен появились русские войска под командой генерал-поручика П. Текелия. Вначале Казаки предполагали, что это полки, возвращающиеся с Турецкого фронта. Но они окружили Сич со всех сторон и большинство товариства считало необходимым приготовиться к обороне. Тогда выступили свои же миротворцы с уговорами «не поднимать на братьев руки», «не проливать христианской крови».

Воины, непревзойденные в борьбе с иноверцами, Казаки оказались слабыми и нерешительными, когда перед ними появились единоверные полки русской царицы. Никому в Сичи не приходила мысль о возможности уничтожения их оплота и потому Коло порешило выслать к Текелию для переговоров кошевого атамана со старшинами. Текелий принял от послов хлеб-соль и угостил их с честью. Потом, не открывая своих истинных намерений, посетил крепость, а узнав там о колебаниях ее гарнизона, вызвал к себе кошевого и старшин, арестовал их и отправил в Москву. После этого обезглавленная Сич была занята его войсками и подверглась такому основательному разгрому, что от нее не осталось камня на камне. Даже местная церковь во имя Пресвятой Богородицы не избежала разграбления и разрушения.

Пострадали и многие Казаки, а все сторонники вооруженного сопротивления ушли снова на юг в турецкие пределы.

В оправдание такого варварского насилия, императрица Екатерина II 3 августа того же года поспешила издать манифест, где обвиняла Казаков в непослушании ее велениям, в том, что многие из них замышляли передаться на сторону Турок, в том что они изгоняли присланных на их землю (без разрешения Коша) русских поселенцев, а сами принимали в слободы новых «подданных», украинских поселян.

В манифесте говорилось: «Заводя собственное хлебопашество, расторгали они тем самое основание зависимости от Престола Нашего и помышляли конечно составить из себя посреди отечества область совершенно независимую, под собственным своим неистовым управлением». Обвинял их манифест также в том, что они препятствовали регулярным торговым сношениям России с Турцией.

«И тако по необходимому уважению на все вышеизложен, -писалось в манифесте, - сочли мы себя ныне обязанным перед Богом, перед Империей Нашею и перед самым вообще человечеством разрушить Сечу Запорожскую и имя Казаков от оной взаимствованное». При этом утверждалось, что С. 3. разрушена спокойнейшим образом, «избегая, сколь можно, пролития крови». Объяснялось: «Нет теперь более Сечи Запорожской в политическом ее уродстве, следовательно же и Казаков сего имени. Место жилища и угодья тамошние оставляем Мы для постоянных и Отечеству, наравне с другими, полезных жителей, причисляя их по способности к Новороссийской губернии». Земли С. Запорожской вплоть до берегов Черного моря еще долго после этого именовались Новороссией.

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 097 участников
Присоединиться к группе