Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

С

вкл. . Опубликовано в Казачий словарь-справочник Просмотров: 6785

СТАРОЧЕРКАССКАЯ (дон.) - станица на берегу Дона в 60 км от Азовского моря, прежде - Черкасский город (см.), где когда-то помещался центр управления Землею Донских Казаков. После того, как Войсковой Стан в 1806 г. перешел в Новочеркасск, в С. станицу обратились остатки четырех прежних станичных поселений: двух Черкасских, Среднего и Павловского.

С. станица расположена на низменном острове и весною почти полностью заливается донским разливом. Население занималось преимущественно огородничеством и рыболовством.

До 1920 г. сохранялось еще много остатков былого величия этого Старого Города. В центре станицы возвышался огромный собор во имя Воскресения Христова. В 1650 г. он был первоначально выстроен из дерева, но после пожара, на том же месте в 1706-1719 гг. Казаки воздвигли каменный, который стоит до сих пор. Это девятиглавый храм, схожий по стилю с церковью Покрова Пресвятой Богородицы в Никополе. Он построен на одном из наиболее возвышенных мест и вознесен на мощном фундаменте, внутри которого оставлены обширные подвальные помещения. Широкая лестница, паперть и весь пол собора выложены тяжелыми чугунными плитами. Каменная колокольня стоит отдельно. Внутренняя отделка храма была выполнена особенно богато; девятиярусный иконостас покрывало множество икон старинного письма в дорогих ризах, серебряных, золоченых, шитых жемчугом и украшенных драгоценными камнями. Царские врата и врата притворов были литы из чистого серебра, художественной работы, весом почти в полтонны. Серебряными литыми плитами был окован и престол. Дарохранительница и церковная утварь вся была серебряная и золотая с эмалевыми медальонами, осыпанными бриллиантами. В ризнице помещалась богатая библиотека рукописных и старопечатных книг, а рядом с алтарем в глухой каменной камере-сейфе когда-то 200 лет хранились донские «клейноды»: архивы и регалии, т.е. грамоты, особо ценные документы, знамена, бунчуки, перначи, насеки и т.п. У входа в храм с левой стороны на стене висели цепи, а которые будто бы, был закован Степан Разин. На соборной площади лежали огромное коромысло от весов и железные ворота из 4 створок. Выяснено, что они вывезены при сдаче Азова в 1642 г.

Еще в стенах старой крепости, на месте сгоревшей старой церкви (от 1602 г.) Казаки в 1751 г. воздвигли новый храм апостолов Петра и Павла, а на кладбище «Ратницкую» церковь Преображения Господня. Кроме них сохранялся Ефремовский женский монастырь с церковью, оконченной в 1761 году, и много старинных частных домов. Эти дома все были одного типа: квадратные в плане, двухэтажные, в стиле барокко. Чрезвычайно толстые стены, особенно нижнего этажа, лестницы на верхний этаж - снаружи дома; печи голландские, выдвинутые в комнаты, выложенные кафлями с цветами, орнаментами и человеческими фигурами. На окнах снаружи - массивные железные решетки. Двери и ставни также железные, кованые. Высокая железная четырехскатная крыша.

Каждый такой черкасский дом выглядел фортом или замком, где более состоятельные или «заслуженные» Казаки берегли свои богатства, а в случае нужды защищались от неожиданных нападений Татар или укрывались во время внутренних народных возмущений. Когда-то из такого дома до последнего заряда отстреливался и Кондратий Булавин.

Все остальные дома в С. станице - типичные казачьи курени, квадратные дома на высоком фундаменте с четырехскатной крышей, часто двухэтажные с каменным нижним и деревянным верхним этажами; перед входом крыльцо-рундук и по бокам от него «галдарейка», опоясывавшая весь дом на уровне первого или второго этажа; лестница на второй этаж снаружи. Обычно наверху жили, а внизу сохраняли хозяйственный инвентарь, сети и т.п. У старообрядцев иногда внизу помещалась моленная. Большая полая вода заливала почти всю эту «Донскую Венецию» и часто подходила под самые двери домов; "поэтому для построек пользовались каждой возвышенностью - «юром» и ставили дома, не считаясь с направлением фасадов. Во время пяти-шестинедельных разливов сообщение внутри станицы поддерживалось на лодках или по высоким мостам, которые соединяли окраины с центром, церквами, рынком, Правлением и кладбищем.

Кладбище, где стояла «Ратницкая» церковь, было покрыто прекрасными памятниками-каплицами, мавзолеями, голубцами, мраморными и чугунными плитами. Тут находились усыпальницы знаменитых родов, известных по истории Дона: Ефремовых, Краснощековых, Малчевских, Иловайских, Паздеевых, Машлыкиных, Грековых и других, тут же были могилы знаменитых атаманов XVII в. - Наума Васильева, Иосифа Петрова и атамана при походах Петра I на Азов - Фрола Минаева. Тут же на кладбище отправлялся старинный и трогательный обряд. Выступая в поход или на службу, служивые собирались на кладбище возле Ратницкой церкви «в полной боевой», служили панихиду по умершим и погибшим на войне, затем прощались «на гробках» с умершими родителями и родственниками и брали с их могил щепотки земли, которую зашивали в ладонки и вешали на грудь. Если Казак погибал на чужбине и его хоронили в чужой стране, то на нем лежала горсть родной земли.

Но вот после революции и трехлетней вооруженной борьбы на Дону в 1920 г. установилась новая русская власть победителей-большевиков; для С. станицы она оказалась полностью роковой. Старый город опустел, из 13 тысяч душ его населения в 1939 году здесь осталась всего третья часть с очень высоким процентом иногородних. В казачьей части преобладали старики, инвалиды, женщины и дети. Из жителей станицы было образовано три колхоза - два огородных и один рыболовецкий. При новой власти большая часть казачьих куреней потеряла своих хозяев; дома постепенно разрушались и растаскивались. Одновременно с этим происходило систематическое ограбление, разбазаривание и уничтожение исторических памятников; в порядке «изъятия ценностей» у храмов отобрана вся драгоценная утварь, с икон содраны серебряные и жемчужные ризы, деревянная их часть, с изображением старого письма так же, как и архивы, пошли на отопление квартир советских комиссаров, древние книги растаскивались ими и продавались на ростовском рынке, могилы раскапывались и грабились, церковные постройки, стильные дома, мавзолеи и надгробия разрушались и гибли. Старое казачье поселение и центр прежней материальной и духовной культуры Донцов стал выглядеть так, как будто над ним пронеслась черная туча варваров. {Выдержки из статьи: Проф. М.А. Миллер, Старый город. «Казак», №38, Париж, 1957).

СТАРШИНА - если это слово произносится с ударением на предпоследнем слоге, то оно обозначает социальный слой, выделившийся у Казаков из народной среды по своему боевому опыту или по административным качествам.

Еще в первой половине XVI! века каждый выборный атаман или другой начальник, отбывши положенный срок, возвращался в лоно своего народа и в правовом отношении не приобретал никаких преимуществ. Но со временем в бессословной казачьей среде стало назревать образование особого класса. Побывши два или три раза выборным атаманом, Казак приобретал своеобразный авторитет, как «заслуженный». Эти известные или «знатные люди» сохраняли часто влияние на общественное мнение и вне служебного положения. Таким образом, к концу XVII века из общих казачьих масс выделилась особая группа, получившая название С-ны. Это несколько десятков родов, отличившихся от других Казаков материальным благосостоянием и тем, что представителей этих родов стали выбирать на атаманские посты и Другие должности чаще, чем людей из рядовых Казаков. В своей совокупности С. обратились в класс, не терявший авторитетности, благодаря установившимся традициям, богатству и высшему уровню грамотности.

СТАРШИНЫ - отдельные личности, избранные на Кругах атаманами, командирами и другими начальниками; со второй половины XVII в. они составляли особый слой казачьего общества - старшину. Московских государей С, как влиятельные люди, интересовали больше, чем рядовые массы Казаков, а потому при всяком удобном случае они «жаловались» больше других и трактовались, как «лучшие люди». Благодаря этому небольшие группы С-н становились среди Казаков надежной опорой царей, наиболее усердными исполнителями их воли. На Дону при их помощи удалось справиться с восстанием Степана Разина и в 1671 г. провести общую присягу Казаков, пообещавших не участвовать в новых возмущениях и восстаниях против власти Москвы.

После окончательного покорения Казаков из тех же старшин были созданы кадры ответственных начальников и командиров, уже не по воле народа, а по указу свыше. Часть из них получила почетное звание дворян и крупные поместья. Приобретали они земельные участки и другим способом. До второй половины XVIII века в казачьих краях самовольный захват свободных земель не считался серьезным правонарушением, а потому многие С. устраивали хутора, «не имея от Войска повеления, сами собой» и таким образом становились крупными помещиками. Наряду с ними размножилось и мелкопоместное служилое дворянство. Благодаря появлению крупных землевладельцев и хуторян с меньшими участками земли в казачьи края начался непрерывный приток иногородних поселенцев; возникли десятки слобод и сел, откуда крестьяне обрабатывали «с копы» земли новоявленных помещиков.

Не весьма определенное гражданское состояние С-н сменилось узаконенным положением Казаков-дворян.

СТВОРКА - оконная форточка.

СТЕБАТЬ - бить плетью.

СТЕП (муж. рода) - ровное, широкое непаханное поле.

СТЕПНОЙ КРЕСТ (дон.) - орден, учрежденный Донским Войсковым Кругом в апреле 1919 г. по инициативе Походного атамана генерала П.Х. Попова. Небольшой четырехконечный крест из вороненой стали, по образцу- каменных, которые с древних пор еще иногда сохранялись на курганах. Орденом награждались все партизаны - участники Степного похода, с правом носить его на орденской ленте черно-оранжевых, георгиевских цветов. Ко времени основания этого ордена многие партизаны-степняки погибли в боях за Дон и крестом награждены только 610 человек.

СТЕПНОЙ ПОХОД - Донские партизаны покинули Новочеркасск 12/25 февраля 1918 года с тем, чтобы уйти в малозаселенные Сальские степи от красногвардейских отрядов, окруживших город. На следующий день Походный атаман генерал П.Х. Попов поехал из хутора Арпачин в станицу Ольгинскую на совещание с генералитетом Добровольческой армии. Он предложил там объединить силы, уйти всем сообща в степи, отбиваться там от красных и ожидать всеобщего восстания Донцов, которое, по мнению Походного, непременно должно было начаться сразу после весеннего сева.

Генерал Корнилов соглашался на такой план, но после, по настоянию русских генералов, он изменил свое решение, в результате чего Добровольческая армия отказалась объединиться с донскими партизанами и решила двигаться на юг, хотя Кавказ тоже не сулил ничего доброго.

Причины этого разделения сил лежали в возникшем уже тогда различии взглядов на цели борьбы.

Донская партизанская молодежь собиралась в отряды только как временная смена служивых, уставших за трехлетнюю войну с Германией. Красная гвардия была чужой силой, неприемлемой в границах Донской земли для всех без исключения Казаков. Партизаны были только частью своего народа, частью более образованной и менее усталой. Временами их поддерживали станичные дружины, никакие фронтовики не проявляли к ним неприязни и даже «красные» Казаки не захотели идти на них в степи со своим ватажкой Голубовым, потому что «это же свои, Казаки!»

Добровольческая же армия с самого начала носила облик организации классовой. В ее рядах собирались преимущественно преследуемые и загнанные штаб- и обер-офицеры, юнкера и некоторое количество интеллигентной молодежи; все они уходили от зверских проявлений революции, в то время как выходцев из среды крестьян, мещан и рабочих, даже в офицерских чинах, там почти не было. Ее кадры состояли из людей, не знавших чаяний своего народа и потерявших веру в его здравый смысл. В безнадежном кровавом тумане первых дней советской власти добровольцам оставалось на выбор: или с честью умереть в бою, или прорваться через Кавказ к границам Персии.

В то же время у казачьих партизан была непоколебимая вера в свой народ, уверенность в том, что безучастие фронтовиков - лишь временное явление. Поэтому с добровольцами ушла только та их часть, которая была к ним ближе по духу, а остальные уклонились со своим Походным атаманом в степи. Они пошли туда, несмотря на то, что эти беспредельные равнины, кроме своей отдаленности от железных дорог, где оперировали отряды красной гвардии, не давали партизанам никаких преимуществ. Там не было возможности опереться на какие-либо крепкие тылы, создать базы снабжения или даже разместиться в теплых казачьих куренях.

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 295 участников
Присоединиться к группе