Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

Т

вкл. . Опубликовано в Казачий словарь-справочник Просмотров: 7864

Содержание материала

После смерти основателя фирмы его сыновья к началу революции 1917 г. имели во владении: три морских парохода, 23 - речных и 105 буксирных барж; ростовская мельница вырабатывала около 600 тонн суточного помола и считалась второй по мощности в России (первой была мельница Бугрова в Н. Новгороде); рудники выпускали десятки тысяч вагонов антрацита, который шел на нужды уральской промышленности и огревал жителей Дона и Сев. Карказа. Основной капитал Т. Д. Парамоновых доходил до 20 миллионов рублей.

Это огромное дело возникло и широко развилось только благодаря деловому гению малограмотного Казака Елпидифора Трофимовича Парамонова и его двух образованных сыновей Николая и Петра.

Во время борьбы с большевиками за Дон деятельность Т.Д. Парамоновых протекала в границах Всевеликого Войска Донского с таким же широким размахом, как и раньше. Осенью 1918 г. фирма приняла участие в основании Донского Угольного Синдиката и в учреждении Юго-Восточного Промышленного банка. В марте 1919 г. получена концессия на постройку свеклосахарных заводов, под которые в Сальских степях отводилось 35 тыс. десятин. После смерти отца дела фирмы вели его сыновья. Николай Елпидифорович ведал новыми проектами, рудниками и жел. дорогой, в то время как на обязанности Петра Елпидифоровича было управление зерновыми ссыпками, мельницей, пароходством и банком.

Все это сложное и доходное предприятие прекратило существование с гибелью Всевеликого Войска Донского в начале 1920 г.

ТОРКИ - крупное скифское племя, туранское по происхождению. Оно вошло в состав казачьей народности и его основное скифское имя Коссака или Кассака распространилось на племена Казарских Славян. Их частное племенное название Тореты стало известно на Кавказе очень рано. В I-II вв. Торе-тов знают географы Плиний Ст. и Птоломей; они указаны в титуле боспорского царя Аспурга, как его подданные. Археология датирует их погребения с конем еще более ранним временем. С 5 века эти погребения исчезают на Сев. Кавказе и появляются в Заволжье; с X в. они переходят на Дон, Донец и распространяются дальше на Запад в бассейн Нижнего Днепра. Так прослеживаются пути Торков до того времени, когда о них узнают русские летописцы.

Не без основания считается, что Т. - те же Узы, которых вспоминает Константин Багрянородный в трактате «Об управлении империей». Немногие русские археологи и историки делают весьма сомнительное заключение, считая, что Узы, а следовательно и Т., только часть Огузов, название которых они для этой цели сокращают на целый слог. Однако, оснований для такого утверждения в исторических памятниках нет. Ни Рашид ад Дин, ни Абу-л-Гази в родословии Огузов имени Торков не вспоминают. Зато вспоминают среди Огузов Кыпчаков-Половцев, а Половцы, явившись в наши степи, оказались не единоплеменниками Торков, а их самыми злыми врагами.

Не находит эта теория подтверждения и в данных археологии. Характерные торческие погребения с конем и вещи, положенные в них, неоспоримо указывают на древние связи Торков с Кавказом, а не со Средней Азией, где жили Огузы. Даже в то время, когда Т. находились в Заволжье, предметы их быта имели настолько отчетливый кавказский облик, что археологии пришлось признать исключительно западные влияния, в которых протекала жизнь Узов или Торков и здесь (С.А. Плетнева, МИА 62, с. 151). Вместе с тем, одновременно с Торетами на Сев. Кавказе у Терека проживал другой народ, имя которого по звучанию гораздо ближе к Узам, чем Огузы. Это Удины по начертанию, Удзы по произношению. При зубном звучании греческой буквы Д (дельты), это название легко могло обратиться в Узы (см.).

Тореты, Удзы и Беренджеры появились в истории Сев. Кавказа очень рано. Долгое время они находились в границах обширной империи Асаланов и, вероятно, тогда имя Тореты приобрело скандинавское значение по Тору, богу грома и молнии.

С Кавказа эти народы исчезают в V в., когда там появляются завоеватели Болгары. Прежние жители Меотиды переходят за Волгу, где и проживают в близком соседстве с Казаром. По поручению хакана в 893 г. они оттуда начинают поход против Печенегов. Этот сильный приволжский народ, причинявший после постоянные хлопоты не только Руси, но и Византии, не устоял под ударами Торков и уступил им свои земли. «Некоторые из них по собственному желанию и решению остались там, поселились вместе с так наз. Узами и доселе остаются среди них», - писал в 948 году Константин Багрянородный, добавив, что эти Печенеги в скором времени переняли все обычаи Узов и даже крой их одежды: «их верхние одежды укорочены до колен и рукава обрезаны начиная с предплечий».

В качестве Касаков и Казар Т. принимали участие в расширении границ Державы Томаторканской, но через четверть века после смерти Мстислава Храброго, под давлением Половцев уходят с Дона и переживают губительное переселение на Балканы. По летописному своду В.Н. Татищева часть Торков оставалась и в Томаторкани, где они упоминаются в 1082 г. (“История Российская”, М.-Л. 1963, т. II, примечания к главе 11 -й). Византийские же хроники сообщают, что под давлением Половцев в 1064 г. 600 тыс. Узов отошли к Дунаю, но пережив там голод, эпидемический мор и неудачи в сражениях, их остатки откочевали обратно к Днепру. Киевская Русь в это время находилась под постоянными ударами Половцев и потому Т., как их враги, были приняты Русами и поселились на их южных и восточных границах. Здесь они получили прозвище Черные Клобуки, а так как были выходцами с Кавказа, называли их Черкасами. Летописец XV в. считал необходимым пояснить: «Черные Клобуки, еже зовутся Черкасы») (Московский Летописный Свод под годом 1152).

С древних пор в Меотиде, в царстве Казар, в Томаторкани и теперь у Днепра эти казачьи предки много веков сожительствовали и смешивались со Славянами. Поэтому славянский язык закрепился и среди них, а Черкасами в русских актах называли Казаков до XIX в.

Плано Карпини и Рубрукис упоминают Торцессов в числе народов, завоеванных Батыем, но в границах Золотой Орды Черкасы этого рода известны как Ордынские Казаки.

Процессы их метисации приметили антропологи в обнаруженных костяках из степных погребений, а о торжестве среди Торков славянского языка говорит один из первых русских историков Н. М. Карамзин. Он уверен, что имя Казаков «в России древнее Батыева нашествия и принадлежало Торкам и Берендеям, которые обитали на берегах Днепра, ниже Киева. Там находим и первые жилища малороссийских Казаков. Торки и Берендеи назывались Черкасами. Казаки тоже. Вспомним Касогов, обитавших, по нашим летописцам, между Каспийским и Черным морем; вспомним и страну Казахию, полагаемую Императором Константином Багрянородным в сих же местах». «Столько обстоятельств вместе заставляют думать, что Торки и Берендеи, называясь Черкасами, назывались и Козаками». Дальше он считает их народами славянизированными: «Они под именем Козаков составляли один народ, который сделался совершенно Русским, тем легче, что предки их с десятого века, обитав в области Киевской, уже сами были почти Русскими». Конечно, эти выводы были правильными только в отношении языка и религии, а не родового происхождения или быта. В этом смысле они Русскими не стали.

ТОРОКА - тонкие и длинные ремешки для привязывания к седлу вьюков; в древнем значении - веревки, которыми связывали пленников; уменьшительное-торочинки.

ТОРЧЕСК - город, основанный Торками на речке Росава недалеко от Белой Церкви; вначале он служил главной резиденцией их князей, но после того, как Рюриковичи начали отдавать им «в кормление» некоторые свои города, чернокло-буцкие вожди стали проживать в них вместе со своими родами, и Т. потерял для них значение; он перешел к Руси. В1226 г. Мстислав Галицкий переехал в Т., отдав Галич зятю, венгерскому королевичу Андрею. Другой Торцьский городок летописи упоминают под г. 1184-м. Он помещался где-то в верховьях Дона и был связан политическими узами с Волжским Болгаром. В половине XIV века он значится уже среди рязанских городов (Комиссионный список Новгородской Первой летописи).

ТОРЧЕСКИЕ ПОГРЕБЕНИЯ - могилы Торков; они обнаружены археологией именно в тех местах, где исторически известны кочевья Торков и других Черных Клобуков. По их размещению легко определить кочевые перемещения казачьих предков от ранних эпох. Их путь начинается на Сев. Кавказе в последние века ст. эры, затем через Заволжье к десятому веку приходят к донскому и днепровскому бассейнам.

Главный отличительный признак Т. П-ний - погребение под курганом Торка вместе с его конем. Покойник лежит в подбое, специальной камере, подкопанной сбоку ниже дна могилы, в вытянутом положении, головой на запад; слева от него и несколько выше - остов коня с удилами и металлическими остатками седла. Иногда это весь конский скелет, а иногда только его часть, голова, передние и задние конечности, расположенные в строгом порядке: голова коня и передняя пара ног у головы покойника, а задняя пара ног в противоположном конце копытами на восток. По некоторым предметам Т.П. иногда несколько отличаются друг от друга, но оружие, конское снаряжение и стро гие «удила без перегиба» (слегка изогнутый прут стали с кольцами по концам) носят отчетливо северокавказский характер и не похожи на предметы из среднеазиатских погребений.

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 295 участников
Присоединиться к группе