Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

Т

вкл. . Опубликовано в Казачий словарь-справочник Просмотров: 7805

О том как образовалось из Томи название Таматарха у Греков и Тъмуторокань у Славян, можно делать различные предположения. Это новое имя могли создать местные Греки, Скифы-Иранцы (Осетины?) или Кавказские Славяне. По греческому смыслу ему придавалось значение главного города (Томатархон), центра гражданского и церковного управления краем; Иранцы на своем языке понимали бы его, как «Тома Приморская»; Славяне же могли назвать Томи городом Торков или Тороков. Старинный русский историк Татищев знал место в летописи, где говорится, что жившие в городе Казары назывались и Торками (История Российская, том IV, с. 426). Получилась Томаторкань, после переделанная в Тмутаракань.

В восьмом веке при Томи находился торговый порт и Казары называли его «Самкерц». Отсюда шли греческие товары на восток к Волге, Каспийскому морю и дальше в Азию. В IX-X вв., по персидской географии Гудул ал Алэм (982 г.), город окружала принадлежавшая Аланам Земля Касак. В 965 г. Таманью и Землей Касак завладел Киев, но с 1015 г. Т. стала главным городом независимого государства, созданного Мстиславом Храбрым. Такое положение она сохраняла около ста лет, а затем ее заняли Адыгейцы. При них Т. тоже оставалась христианским центром и предположение профессора Г. Вернадского о том, что оттуда первоначально пополнялось духовенство Киевской Руси, не лишено основания. Не без причины в облачении русского духовенства появились скифские головные уборы «скуфьи», а крой рясы приобрел фасон длинного чекменя с широкими рукавами и правой полой поверх левой. Филолог-гебраист Н.А. Мещерский не раз высказывал мнение, что там где-то в Казаре выполнены и первые переводы с греческого и еврейского на древнеславянскии язык (Н.А. Мещерский. История Иудейской войны, М.-Л. 1958, с. 114, ел. Того же автора «Византийско-славянские литературные связи», Византийский Временник, т. XVII, М.-Л. 1960, с. 67,68). В Томаторкани того времени, действительно, были распространены наряду с греческим славянский и еврейский языки, а в местном монастыре могли оказаться и ученые монахи.

До 1266 г. торговым портом Т. пользовались Византийцы, а после этого Греки уступили место Венеции. Итальянцы отбросили первый слог в названии города, очевидно, приняв его за артикль, появилось сокращенное имя «Матрига». В 1395 г. его основательно разграбили войска Тамерлана, а в 1486 г. Т. была окончательно разрушена толпами мусульман-фантиков, истреблявших на Сев. Кавказе всех христиан.

ТОМИЛОВ Николай Александрович (дон.)-род. Юянв. 1894 г., ст. Усть-Быстрянской; сотник, чернецовец. Окончил Харьковское реальное училище и Елисаветградское кавалерийское училище; после производства в офицеры на фронте Первой мировой войны был ранен. В ноябре 1917 г. прибыл на Дон и сразу поступил партизаном в отряд есаула Чернецова; участвовал в боях с красной гвардией и прошел Первый Кубанский поход. Оставался в армии до эвакуации Крыма, а попав в эмиграцию, проживал в Югославии. После Второй мировой войны оказался в Германии, откуда в 1950 г. прибыл в США. Здесь был избран на должность казначея Заокеанской Общеказачьей станицы в Филадельфии, но пробыл им недолго, умер 13 апреля 1953 г.

ТОМИТАНА - в первые века н.э. общее название для Приазовья и Дона. От середины IV века известны епископы и митрополиты Скифии Томитанской: Ульфила, Бретоний, Герон-тий, Тимофей, Александр и митрополит Томитаны и прочей Скифии Феотим, подписавший в 457 г. окружное послание императору Льву I.

ТОНЯ-участок реки или какого-либо другого водоема, на котором из года в год производится лов рыбы неводом. Место, где выбирают невод из воды, называется «притонком»; вдоль берега размер Т. полтора-два км, приспособленных особенным образом для тяги невода: удаляются камни, карчи и даже выравнивается дно. Когда говорили о «покупке одной тони», разумели под этим не место, а улов рыбы при одной тяге невода, заброшенного в воду и вытянутого на берег. На притонке иногда устраивали ворот для подтягивания невода-волокуши. Донские Казаки для этой цели употребляли быков, которые стояли наготове и впрягались до пяти пар за раз.

ТОР - по верованиям Скандинавов - бог грома и молний. Некоторые скифские племена Сев. Кавказа, попав в конце старой эры под культурные влияния Норманнов, стали называться именем их божества; появились Тореты, которые после слились с кавказскими племенами Удзов и Сираков и вышли на Волгу и Дон под общим именем Торков. Имя Т. сохранилось также в географических названиях; так среди притоков Северского Донца имеются: Тор, Казачий Торец, Кривой Торец, а в местах пребывания наших предков долго сохранялись названия поселений: Тор (после Славянск), ел. Торская, Торское городище, Торческ и т.п.

ТОРБА - кормушка из брезента в форме мешка; в походе навешивалась коню с очередной порцией овса.

ТОРГОВЫЕ КАЗАКИ - регламентированное сословие, выделившееся из казачьей народной среды. Термин «Казак-купец» встречается в киевских актах уже в начале XVI столетия; тогда оно относилось к Запорожским и Путивльским Казакам. Были Казаки купцы и на Дону с давних пор, но, подчинившись русской власти, все они должны были отбывать служебные повинности сами или нанимать за себя заместителей. Только 1 сентября 1804 г., по представлению атамана Платова, был издан высочайший Указ, по которому Казаки, посвятившие себя торговой или промышленной деятельности, освобождались от очередной военной службы, но обязывались платить в кассу Войска по сто рублей в год за все время службы их сверстников. Кроме этого Т.К. своим коштом должны были поставлять рыбу, икру, виноград, груши и другие фрукты для «презента» от Войска императорскому двору.

Перед революцией 1917 года Т.К. платили по 150 рублей золотом налога за каждый год службы.

ТОРГОВЫЙ ДОМ ПАРАМОНОВЫХ - торгово-промышленная фирма на Дону. Ее основателем был Казак Трофим Иванович Парамонов, который вел у себя в ст. Нижне-Чирской торговлю мануфактурой. Его сын Елпидифор после смерти отца принужден был оставить школу и помогать в торговле старшему брату Ивану. Его образование, таким образом, не пошло дальше второго отделения церковно-приходского училища. До 1865 г. братья вели дело сообща, а потом младший женился и начал торговлю зерном.

В то время Дон был единственным удобным путем сообщения. Грузы и пассажиров по этому пути перевозили суда Волго-Донского Пароходного общества. Транспорт купленного фирмой зерна обходился довольно дорого. Для того чтобы его удешевить, Е. Т. Парамонов в 1884 г., при некоторой помощи итальянского купца-миллионера Вальяно, приобрел за границей пароход, а на местных верфях в Калаче заказал шесть деревянных барж. Все это обошлось в 150 тысяч рублей, но собственные суда обеспечили более дешевую перевозку зерна.

В последующие годы были построены жел. дорожные линии Ростов - Поворино и Царицын - Тихорецкая. В связи с этим Волго-Донское Пароходное общество потеряло многие доходы. Предприятие едва окупало расходы по содержанию инвентаря и служащих и постепенно ликвидировалось. В 1908 г. Т.Д. Елпидифор Парамонов и сыновья приобрел от этого общества все донские суда.

Дела старшего из братьев Ивана Трофимовича Парамонова шли тоже успешно, но он не обладал такой живой инициативой и потому всегда несколько отставал с развитием своих предприятий. Он тоже приобрел пароходы, но позднее на 5 лет. Не ограничиваясь скупкой зерна и перевозками, Т. Д. Е. Парамонов откупил в 1891 г. от прежнего владельца Посохова паровую мельницу в Ростове. Она стояла в удобном для погрузок месте и после переоборудования начала перемалывать до ста тонн зерна в сутки. Через пять лет она сгорела. На том же месте была построена новая с суточным помолом в 130 тонн, Мука расходилась по суше и по морю в Москву, Петербург, Ригу, в Поти и Батум, а частично и в Среднюю Азию.

В1905 г. фирма приобрела угольные шахты около г. Александровск-Грушевский. Первые годы они давали по три миллиона пудов угля, но, улучшенные оборудованием из Германии, с каждым годом стали давать все больше, и скоро грушевский антрацит с рудников Парамонова начал расходиться по всей России. Только одна шахта «Елпидифор», законченная постройкой в 1913 году, давала 40 миллионов пудов в год. На глубине в 500 метров в ней оказался пласт угля толщиной свыше метра. По оборудованию эта шахта (теперь «Артем») считалась лучшей в России.

В 1915 г. фирма заарендовала станичные земли под рудник «Нецветай». Местные Казаки знали о богатстве антрацитного пласта в этой местности и их слова подтвердились разведкой штейгеров, но по общему Положению станицы не могли отдавать участки своих юртовых земель в аренду на сроки больше 30 лет. За этот срок можно было бы разработать многие залежи угля, но фирма имела намерение принять участие в реализации проекта другого донского предпринимателя - капиталиста А.А. Лобова по постройке мощной электростанции на местных ресурсах горючего. Она должна была снабжать электроэнергией весь Дон и Приазовье, а за 30 лет капиталовложение не окупалось. Т.Д. Парамоновых обратился в Главное Управление Казачьих Войск с просьбой продлить срок аренды до 90 лет. Просьба была отклонена. Несмотря на это, проект электростанции продолжали разрабатывать.

Ввиду того, что началась Первая мировая война, эксплуатация нового рудника «Нецветай» не могла производиться в полном объеме. Не хватало немецкого оборудования, нельзя было приобрести рельс, необходимых для постройки ж. д. ветки. Поэтому добыча угля в этом руднике не превышала миллионов пудов в год. Уголь шел на Урал, но постоянно возникали транспортные трудности. Для того чтобы их преодолеть, в 1916 г. фирма приобрела больше половины акций Юго-Восточной жел. дороги и часть акций Рязано-Уральской ж. д. Таким образом, представилась возможность организовать непрерывный поток угля для уральской промышленности.

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 295 участников
Присоединиться к группе