Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

Х

вкл. . Опубликовано в Казачий словарь-справочник Просмотров: 3794

Содержание материала

ХАБАЛОВ Василий Семенович (куб.) — рожд. 1870 г., генерал-майор. После Первой Мировой войны и борьбы за Казачью Идею, эмигрировал в Югославию. Умер 11 декабря 1934 г. в г. Крагуевац.

ХАБУР — багаж, дорожные вещи.

ХАДЖИЕВ Хан Резак Бек — родился 22 июля 1805 г. в Петроалександровске (Туркестан). Окончил Первый Московский кадетский корпус и в 1916 г. из Тверского кав. училища вышел в чине прапорщика в Забайкальский Нерчинский каз. полк. Вскоре, однако откомандирован в Текинский конный полк.

После того, как ген. Корнилов был назначен Верховным главнокомандующим, Текинцы были переведены в Могилёвскую ставку, а X, с сотней составляли его конвой во время пребывания на Московском Государственном Совещании. Когда же ген. Корнилова арестовали, Текинский полк стал нести караульную службу у Быховской тюрьмы, тайно освободил его и сопровождал на Дон.

Здесь X. стал адъютантом генерала Корнилова, сопровождал его в первом Кубанском походе и был непосредственным свидетелем его гибели под Екатеринодаром. Генерал умер на его руках.

Возвратившись из Кубанского похода, X. отправился на родину, в Хиву, организовал там отряд и с ним продолжал борьбу против большевиков. После ликвидации этого сопротивления, ушел в Персию, через восточные страны добрался до Японии, а оттуда и 1923 г. переехал в Мексику, где и проживал до самой смерти. Написал и издал книгу "Великий Бояр", посвященную воспоминаниям о генерале Корнилове.

Умер от сердечного припадка 20 мая 1966 года.

ХАДЖИ МУРАТ — кавказский партизан, прославившийся в тридцатых годах нашего века. Окончил станичную школу в ст. Бекешевской, а затем реальное училище. В 1920 г., после борьбы с красными, не сложил оружия, остался в горах Карачая и с небольшим отрядом своих единомышленников совершал террористические налёты на советские учреждения и отдельных представителей враждебной власти. Благодаря поддержке коренных жителей, это удавалось ему много лет. Но в 1938 году, при нападении на НКВД в гор. Ессентуки, он был ранен, отстреливался до последнего патрона, потом бросился с кинжалом на окружавших его энкаведистов, схвачен ими и вскоре расстрелян у подножия горы Машук. (А. Н. Козлов).

ХАЗЫВКА — в старину так называли крепостной посад, окраины городка.

ХАИТЬ — осуждать человека, хулить.

ХАКАН — главный титул казарских царей; его часто смешивают с восточным словом такого же значения "кахан" и "каган". Английский историк X. X. Хаворт обращает внимание, что титул X. имеет тот же смысл, что и норманский "гааконг" — великий государь.

ХАЛАБУТА — шалаш.

ХАЛЯВА — голенище сапога.

ХАЛЯВКИ — нижняя часть шаровар, штанины.

ХАПА (некр.) — лекарство.

ХАРИТОНОВ Григорий Иванович (дон.) — рожд. 1879 г., ст. Слашёвской; есаул. Призван рядовым в Лейб-гв. Атаманский полк и оставлен в нем вахмистром сверхсрочной службы. На фронте Первой Мировой войны заслужил "полный бант" Георгиевских крестов и медалей и произведен в чин прапорщика. После этого переведен на службу офицером в армейский 6-й Дон. каз. полк. В годы борьбы за Дон также отличался особенной "доблестью и награждён несколькими чинами. Из Крыма раненым эвакуирован в Константинополь, откуда по излечении вы ехал в США, где умер 14 февраля 1949 года.

ХАРЛАМОВ Василий Акимович (дон.) — род. 1-го января 1875 г. в хуторе Кременском Усть-Быстрянской станицы; член Российской Государственной Думы и председатель Донского Круга. Его родители: хуторской атаман, урядник Аким Михайлович X. и его жена Мария Яковлевна, урожд. Афанасьева. Начав образование в Новочеркасском Духовном училище, X. продолжал его там же в Духовной семинарии, в Московской Духовной академии и в Московском университете на Историко-филологическом факультете. В 1908 году он женился на дочери военного священника Любови Васильевне Предтеченской; в следующем году получил высшую оценку своего кандидатского труда, "Церковное управление у Донских Казаков в ХVII-ХVШ веках" и возвратился на Дон с законченным высшим образованием.

В Новочеркасске поступил преподавателем истории в женской гимназии, а одновременно состоял членом археологического общества и каждое лето вёл раскопки скифских курганов на реке Миус. Предметы, обнаруженные при этом, передавал в Новочеркасский музей или пересылал в Московский музей истории, и археологии. Его статьи о результатах раскопок публиковались в Вестнике Археологического Общества. В 1906 г., при выборах в Первую Государственную Думу, X. состоял "выборщиком" от своего округа и большинством голосов сам был выбран в члены Думы. При каждом новом созыве этого русского Народного Собрания, он переизбирался опять, не раз занимал в Думе пост председателя надпартийной казачьей фракции, хотя сам состоял в Конституционно-демократической Партии Народной Свободы (ка-де).

Во время Первой Мировой войны X. был одним из основателей и председателем Доно-Кубанского Комитета Земского союза, который содержал несколько лазаретов на 18.500 коек для больных и раненых воинов. После революции 1917 года он назначен представителем русского Временного Правительства в Закавказье. Оставался в Тифлисе на этом посту до октября того же года. Тогда же на Дону был членом Войскового Круга и избран депутатом несостоявшегося Всероссийского Учредительного Собрания. Возвратившись из Закавказья, X. как постоянный член Донского Круп, участвовал в оформлении декларации, по которой Дон отказался признать власть Совета Народных Комиссаров и передал всю полноту государственной власти своему избранному правительству с атаманом во главе, X. принимал также участие в создании Юго-Восточного Союза и 20 октября 1917 г. избран председателем Объединенного правительства этой федерации. Во время атамана Краснова, когда Донской Круг выработал и утвердил проект конституции Всевеликого Войска Донского, он был его председателем. 13 июня 1919 г. состоял, также донским делегатом на трагической казачьей конференции в Ростове, а затем участвовал в Южно-Русской конференции Казаков и представителей Добровольческой армии в Екатеринодаре.

Будучи активным деятелем при создании независимой Донской республики и казачьей федерации Юго-Восточного Союза, X. сохранял тесные связи с русской партией конституционных демократов и поневоле должен был следовать ее установкам. Два рода такой деятельности, совершенно различной по идеалам, сочетать было невозможно. Пришлось проводить в казачьих правящих кругах партийные несбыточные мечтания, на которых строилось и всё "Белое дело", и которые оказались роковыми для дела Казачьего. Он был сторонником подчинении казачьих армий главному командованию Добровольческой армии и таким образом Казаки, для которых собственные интересы стояли на первом месте, обращались в орудие русской Гражданской войны, на стороне не сумевшей приобрести доверие у своего собственного народа.

Летом 1920 г. X., по поручению атаманов, посетил Париж и Лондон. Осенью того же года вёл переговоры в Варшаве о переброске в Крым, собравшихся в Польше, Казачьих полков.

После краха всех надежд и окончательной победы красных ленинцев, X. выехал заграницу. Эмигрантом проживал сначала в Белграде, а затем в Праге (Чехия). Сотрудничал в парижской газете "Последние Новости" и редактировал журнал "Казачий Путь". Между 1924 и 1932 гг. был председателем Обще - казачьего Сельскохозяйственного Союза, стал членом Ученого Совета при русском Историческом архиве чешского Мин. иностранных дел и читал лекции по истории в русском Пражском Парод-ном университете. Созданная Донским атаманом А. П. Богаевским Историческая Комиссия избрала его своим председателем. Эта Комиссия издала три тома "Донской Летописи", в которой собраны ценные материалы по истории последней борьбы за Казачью Идею.

В 1944 г. X. лопал в Германию, а оттуда переехал в Аргентину. Там снова принял деятельное участие в общественной жизни. Казачий Союз в Аргентине и Антикоммунистический центр там же во многом обязаны его организационному опыту.

В. А. X. умер в Буэнос Айресе 13 марта 1957 г. от повреждений полученных в результате несчастного случая.

ХАРЛАМОВ Петр Капитонович (дон.) — рожд. 1906 года, ст. Бгорлыцкой; доктор философии. Попал заграницу в 1920 году вместе с эвакуированным Донским кадетским корпусом, будучи его учеником. В 1930 году кончил Юридический факультет Белградского гос. университета в Югославии, после чего получил стипендию для прохождения наук в Римском университете. Здесь приобрел ученую степень доктора философии. Начиная с 1932 г. сотрудничал в различных научных институтах, совершенствуясь в парапсихологии, т. е. в проблемах "надсознания", психологии сверхъестественного во время Второй Мировой войны настойчиво отстаивал казачьи интересы в политических учреждениях Германии и попал в немилость Гестапо. После войны переехал в Уругвай. В 1955 г. опубликовал исследование "Введение в парапсихологию" под псевдонимом "Д-р Педро ди Капитане", издал также брошюру "Казаки" и неоднократно печатался в казачьей прессе. Знает десять языков и служит в официальном учреждении Уругвая.

ХАРУНКА — знамя, хоругвь.

ХАЧКО Ефим (терск.) — рожд. 1900 г., ст. Боргустанской; мл. урядник и участник борьбы за Казачью Идею. Воспитанный в. дедовских заветах, не смог примириться с чуждой Казакам властью советов; в 1921 г. мобилизован в Красную армию для службы на западном пограничье и вскоре ушел в Польшу вместе с остальными Казаками своей сотни; остался в эмиграции. Умер в ноябре 1923 года по причине несчастного случая, погребен в Волковыске (Западная Белорусия).

ХВАЛИССКОЕ или ХВАЛЫНСКОЕ МОРЕ — древнее название Каспийского моря.

ХВОРОСТЬ — болезнь; отсюда хворый — больной.

ХИСТ — ловкость, сноровка.

ХИТНУТЬСЯ — пошатнуться.

ХЛУПЬ — крестец у птицы.

ХЛЫНЕЦ — бродяга.

ХЛЮСТ — пройдоха.


ХМЕЛЬНИЦКИЕ — старый род из Запорожских Казаков, получивший от польского короля шляхетское достоинство. Польский историк К. Шейноха говорит, что X. имели право печататься гербом Хабданк. Во время пребывания в Крымской орде этот род, очевидно принял магометанство. В актах Посольского Приказа сохранились записи переговоров с литовскими послами в апреле и мае 1651 г. Эти послы утверждали: "Да он же, Хмельницкий, к султану писал, что он исстари от отца и от матери веры не христианской, но басурманские". В доказательство своих слов они представили копии грамот, очевидно полученные из Константинополя, "которые привез от гетмана казацкого Хмельницкого гонец турский в Царьгород к везирю и к царю турскому января в 29-й день 1651 г.". Здесь в одной из статей Хмельницкий говорит о себе, "что он имеет Магометов закон, а не греческий, и приказал ему про то отец его при смерти, чтоб тот Магометов закон он имел и держал" (Акты Посольского Приказа, Сношения России с Польшей, кн. 80, лист 363).

ХМЕЛЬНИЦКИЙ Богдан Зиновий — род. в 1593 г.; Днепровский Казак, гетман Войска Запорожского и обеих сторон Днепра. Происходил из казачьего рода, получившего от польско - литовского короля шляхетское достоинство. Польский историк К. Шейхона говорит, что X. имел право печататься значительным в геральдике гербом "Абданк". Имеются также указания, что его недалекие предки перекочевали из Крымской орды к границам Вел. кн. Литовского, будучи магометанами. Иначе говоря, его род принадлежал к тем Ордынским Казакам, которые, состоя при ханах, стали исповедывать их веру, а уйдя от них, хотя и возвратились формально в христианство, тайно оставались адептами Магомета.

Вместе с тем X. был наделен двумя именами "Богдан Зиновий — и этот факт наводит на мысль, что он в детстве, действительно, не принадлежал к Православной Церкви, т. к. у православных обряда конфирмадии не существует и обычая давать детям второе имя нет.

По всем вероятиям, он был во младенчестве крещён в церкви католической или униатской.

В юные годы X. обучался в католических школах, стал по тому времени человеком образованным, говорил по латыни, как многие польские шляхтичи, знал также польский и турецкий языки. Ему очень рано поручалось командование крупными походными отрядами. Так весной 1620 г. он стоял во главе морского похода, вел десять тысяч Казаков и потопил с ними 12 турецких военных кораблей. Но в ноябре того же года, при разгроме польской армии под Цецорой в Молдавии X. попал в плен к Туркам. Тогда же был убит его отец, сотник реестровых Казаков, занимавший одновременно почётную и ответственную должность чигиринского подстаросты. По польским данным, именно благодаря знакомству с основами магометанской религии будущий гетман пользовался в плену относительной свободой и до выкупа за два года успел приобрести дружбу некоторых лиц из турецко-татарской знати.

Возвратившись, наконец, из плена, X. был выбран на должность Войскового писаря Гетманщины, но и тут он не раз командовал крупными силами. Он был известен и при королевском дворе, как храбрый воин и мудрый муж совета. Особым доверием он пользовался у королевича Владислава, с которым совершил не мало походов на Москву. От 1631 года, по смерти отца Сигизмунда Третьего, Сейм провозгласил королем Владислава, и этот момент использовали его старые боевые сподвижники. X. состоял в делегации на коронационные торжества. Казаки обратили внимание нового короля на беззакония, которые совершаются по попустительству магнатов их приспешниками в областях казачьего Поднепровья.

Через пять лег X. снопа состоял в старшинской делегации, прибывшей в Варшаву поздравить короля с тезоименитством и возобновить жалобы на притеснения.

Король выслушал их сочувственно и издал универсал, подтверждающий казачьи права, а "при отпуске, одаривши каждого, изустно им объявил, что ныне по сей привилегии, по-прежнему можете себе Хетмана поставить, и при своих правах и вольностях крепко стоять, не отдавая себя оным панам в попрание, защищаясь оным и прежними правами. А естьли паны польские или дозорцы тех привилегиев не послушают, то имеете мушкеты и при боку сабли: оными можете защищать, от Поляк повреждаемые права и вольности" (Ригельман).

Такие слухи ходили и но шляхетским диорам. Шли разговоры, что Король приближает к себе Казаков с тем, чтобы при их помощи принизить значение самой "шляхетской нации". Когда Владислав IV запроектировал поход на Турок и Татар, стал увеличивать число наемных полков, а X. выдвинул кандидатом на пост казачьего гетмана, заговорили, что у короля совсем другие цели, что он опираясь на эти кадры думает ограничить "золотые вольности" шляхты. Магнаты запротестовали и поход на Турцию остался без выполнения.

Казаки же думали, что король и сам много страдает от магнатских своеволий, что он считает казачьи жалобы заслуживающими внимания, но помочь ничем не может, так как должен поневоле соглашаться с желаниями той самой шляхты, которая чинит Казакам несправедливости, не ценит казачьих заслуг перед государством и не признает равными себе даже тех Казаков, которых высоко оценил король. Наоборот, именно эти вызывали самую большую неприязнь магнатов, особенно, если не умели склонять перед ними непокорные головы.

Между тем, X. не сидел без дела. Как владелец земель при отцовском хуторе Субботове, он основал на них слободу заселив ее Украинцами, вывезенными с запада; как военный, отозвался на призыв французского принца Конде; на помощь ему в борьбе с Испанией навербовал 2.500 Казаков наёмного войска и в 1645 г. некоторое время пребывал с ним во Франции. Его незаурядная и деятельная натура постоянно находила применение своим силам. Его современник Пьер Шевалье, наезжавший из Франции в Польшу и опубликовавший много сведений р Казаках, говорит, что X. считался одним из наиболее влиятельных представителей Войсковой старшины, бывал представителем Казаков на Посольских Сеймах и назначался от правительства генеральным комиссаром по казачьим делам.

Но обличенный доверием "товариства" и ценимый королем Казак, он во мнении польской украинской администрации, и в том числе и в глазах местного удельного владыки Ал. Конецпольского оставался участником подозрительных проектов короля, бунтовщиком и вожаком казачьей "черни", ежечасно готовой выступить против власти новых хозяев "Пустыни Наднепрянской". Ему часто приходилось переносить несправедливости и унижения от местной власти, но X. оставался верным подданным Владислава и хотел одного: "только бы он и Казаки оставались свободными и жили при вольностях своих, которые им от королей, предков его, дозволены" (Ригель-ман).

Пришел, однако момент, когда личные обиды взяли верх над его доброй волей и лояльностью по отношению к королю и государству. Пришли оскорбления и насилия, которые невозможно уже было вынести.

В его отсутствие подстароста Чаплинский напал со своими людьми на мирный Субботов, разграбил его, а основанную там слободу отобрал в пользу владений староства. Жалобы на это самоуправство Конецпольский принял холодно и ответил: "Казаку не полагается заселять слободы".

Не нашел X. справедливости и у короля. Тот ответил, что сенаторы ни в чём не покорим его воле. Возвратившись из Варшавы и Чигирин, X. как то воскликнул с возмущением: "Еще казачья матка жива! Чаплинский не все забрал, шашка моя в моих руках".

Узнав об этом смелом вызове, Конецпольский приказал арестовать Хмельницкого, Чаплинский же не довольствуясь этим, насильно опозорил и убил его жену, а одного из сыновей приказал своим гайдукам избить на рынке до полушерти.

Подобных злодеяний не смог бы перенести и самый верный подданный. Чаша переполнилась. Не ожидая возмездия Чаплинскому и Конецпольскому в нормальном судебном порядке, X. порешил, что настало время искоренить насилия при помощи казачьего оружия.

Освободившись из тюрьмы, X. 7 декабря 1647 г. ушел на Низ, к Сичевикам, а оттуда отправился в Крым, искать •поддержки своим замыслам. Там он нашел полное сочувствие. Хан обещал ему помочь в войне с Речью Посполитой чтобы изгнать Поляков, с тек земель, от которых Крым еще до сего времени не отказался. За эти земли и возникла Казачье-польская война, во главе которой на протяжении шести лет стоял X. Начавши ее, после основательной подготовки, в апреле 1648 г., Казаки вели ее много лет с переменными успехами и с временными перерывами. Под знаменами Х-цкого кроме Казаков, коренных жителей края, часто собирались десятки тысяч переселенных сюда, помещичьих крестьян. Казаки и их атаманы становились начальниками я руководителями восстающих Украинцев. Они вооружали их, вели в бой, но не всегда могли направить их действия в русло казачьих военных традиций. Поэтому война стала непомерно кровавой и жестокой. Будучи прославленным воином, X. оказался таким же прекрасным организатором и мудрым политиком. Его первоначальное выступление было вызвано личными обидами, но он понимал, что ему придется руководить борьбой за восстановление попранных прав казачьего населения края, стать мстителем и за национальные обиды всех Днепровских Казаков. О целях своего выступления он ясно сказал польским послам в Переяславе 20 февраля 1649 г. Приняв королевскую грамоту, обещавшую ему полное прощение всех вин, увеличение реестра, возрождение всех старых прав и вольностей запорожских, при его же главенстве над Гетманщиной, свободу для исповедания православной веры и т, п., X. выразил свою благодарность королю, но тут же заявил, что сам он ничего не может окончательно постановить, "потому что войско не в сборе, полковники и старшины далеко. Без них же, — сказал он, — я ничего не смею делать. Это бы угрожало моей жизни. А к тому же я не получил справедливого удовлетворения за действия Чаплинского и Вишневецкого. Первого мне должны выдать, а второго наказать, потому что кровь льется, и весь этот хаос происходит только по их вине. Виноват в этом и пан Краковский (Н. Потоцкий), т. к. меня преследовал и мне пришлось спасаться в днепровских ущельях. Да только этот уже получил то, чего искал. Виноват, и хорунжий (А. Конецпольский) т. к. отобрал От меня отцовщину, а земли Украины раздавал подлым захватчикам, которые заслуженных для Речи Посполитой героев, обращали в своих холопов, обдирали их, бороды им вырывали, в плуги запрягали. Но только он не так виноват, как те первые два и ничего со всего этого не будет, пока одного из них не обвинят, а другого сюда не пришлют. Иначе, или мне с Войском Запорожским придется пропасть или земле ляшской сгинуть, со всеми сенаторами, дуками, кроликами и шляхтой".


Под руководством Х-цкого сборная армия из Казаков, Татар и Украинцев нанесла полякам решительные поражения на Желтых Водах, под Корсунем и Пилявцами. Грозило им то же и под Зборовом, когда король, спасаясь от плена, должен был согласиться на особый договор с Казакамц и Татарами (см. Зборовский договор);

По этому поводу проф. В. О. Ключевский говорит: "Успехи Богдана превзошли его помышления: он вовсе не думал разрывать с Речью Посполитой, хотел только припугнуть зазнавшихся панов, а тут после трех побед почти вся Малороссия очутилась в его руках". Всё же точное выполнение статей Зборовского договора могло бы угасить взаимное озлобление и привести к миру, Казаки и Татары были бы удовлетворены. Но Поляки считали его вынужденным, а украинских крестьян он не касался совершенно. Их местные бунты не прекращались, умиротворение края не приходило. Не сдавался и X., хотя понимал, что его разношерстная армия не справится с силами объединенного Польско-Литовского королевства, не склонявшего оружия и перед более мощным противником. А бескорыстной помощи ожидать было не от кого. Потенциальные союзники, Турция и Крым, соблюдали только свои интересы, требовали подчинения воле султана, а разделять горькую участь его подданных-христиан Казаки не желали. С другой стороны и сожительство с Поляками, после всех ужасов взаимного истребления, представлялось Казакам тоже немыслимым. Они стали склоняться к мысли, что лучше всего искать покровительства в Москве, у царя единоверной страны. X. знал о таких настроениях. Сознавая неизбежность дальнейшей войны, он намекнул царскому послу, что в случае неудачи хотел бы отдать край под покровительство московского государя. В Москве эту мысль приняли сочувственно, царь поддерживал с гетманом неизменно благожелательные отношения и на словах выказывал Казакам свое расположение. Но с помощью он не спешил, а года через два, когда Казаков постиг ряд неудач, из Москвы пришло предложение гетману со всем поиском переселиться на просторные и изобильные земли по рекам Донцу, Медведице и другим угожим местам. Мало этого, в феврале 1651 г. Земский Собор высказал готовность принять гетмана со всем Войском Запорожским "под государеву высокую руку" .

Эти предложения X. принимал с дипломатическим тактом, восторженно выражал свою благодарность, с окончательным же ответом долго медлил.

Земля Запорожских Казаков фактически уже отделилась от Речи Посполитой, Гением гетмана X. она обратилась в своего рода независимое княжество, причем сам X. стал его бессменным правителем. Соседи не отказывали ему в формальном признании, вели с ним непосредственные дипломатические сношения, а молдавский господарь породнился с ним, отдав свою дочь замуж за его сына.

Но удерживать создавшееся положение с каждым годом становилось труднее. Истощались силы, терялась надежда на успешный исход борьбы, нависала угроза поражения и полного порабощения. Изменчивый союзник, крымский хан, в конце концов заключил с Польшей сепаратный мир, на украинские полки надежда была слабая, утомленные Казаки, потеряв веру в успех, во множестве уходили на Запорожский Низ, Донец и Дон. После поражения под Берестечком, пришлось согласиться на условия предложенные Поляками и, подписав их в Белой Церкви 18 сентября 1651 г., отказаться от многих преимуществ Зборовского договора.

После этого X. еще два года вёл переговоры с Москвой, стараясь подготовить достойную почву для передачи московскому царю суверенных прав своего края. Только н середине 1653 г., под давлением рядовых казачьих масс и старшинского окружения, X. начал предварительные переговоры. В Москве уже давно ожидали этого момента, но гетман и тут не спешил. До 6-го сентября 1653 г. царские грамоты адресовались ему со старым титулом: "Божьей милостью короля польского и вел. князя Литовского гетману Войска Запорожского". Собирать же войска в помощь Казакам Москва стала только после того, как до неё дошли сведения, что ради мира Речь Посполитая готова пойти на уступки Казакам, а турецкий султан раз за разом присылает послов к гетману с предложением покровительства и военной помощи.

1-го октября 1653 г. в Москве на Земском Соборе снова был поставлен вопрос о присоединении Земли Запорожских Черкасов и решено, "чтоб великий государь царь и великий князь Алексей Михайлович всея Русии изволил того гетмана-Богдана Хмельницкого и всё Войско Запорожское с городами и землями принять под свою государскую высокую руку".

Ответа Казаков ожидали еще три месяца, во время которых X. обсуждал вопрос со Старшинским Советом и передал окончательное его решение на рассмотрение Черной или Всенародной Казачьей Рады, собранной в Переяславе.

8-го января 1654 г. судьба "Земли Запорожских Казаков от Чигорина до Конотона" была решена. Черная Рада постановила идти "под царя восточного, православного". Через три недели после этого Ф. С. Куракин и Ф. Ф. Волконтский, воеводы русских войск, приготовленных к походу, получили приказ двигаться на Гетманщину вместе с уведомлением о том, что царь Алексей Михайлович на "прошение и моление" гетмана , полковников и всяких чинов людей, "чтоб великому государю его царскому величеству ево, гетмана, и полковников, и всего Запорожского Войска Черкас пожаловать, велел всем им со всеми черкасскими городами и с уезды быти под ево царского величества высокою рукою навеки неподвижно".

Казаки получили военную помощь в борьбе с Поляками, а X. повел запоздалые переговоры об окончательных условиях подчинения московскому государю. До этого времени имелись только заверения посла В. В. Бутурлина "словом его царского величества", что Алексей Михайлович не только подтвердит "от века данные" казачьи права и при вольностях стародавних сохранит, "но и паче еще особные свои всякого чипу людем показовати имеет милости".

В Москву приехали казачьи послы Самойло Богданович и Павел Тетеря, которые привезли оттуда "Статьи", утвержденные царем и Боярской Думой 21 марта 1654 г. Эти "статьи" не предусматривали значительного числа частных вопросов, и потому в дальнейшем совместная жизнь с Московитами изобиловала различными недоразумениями. Казакам и их гетману многое было не по душе, но жребий был брошей, другого выхода не представлялось.

X. оставался у власти еще около трех лет. 27 июля 1667 года он скончался от физического недуга. По другим сведениям — погиб в бою с Поляками.

ХМЕЛЬНИЦКИЙ — 1) Тимофей Богданович, старший сын гетмана, смелый и авторитетный казачий начальник. 21 июля 1652 г. женился на Домне-Розанде, дочери молдавского господаря Василия Лупула. В следующем году должен был идти с Казаками на помощь своему тестю в его борьбе с другим претендентом на молдавский престол, Георгием Бурдузой. Осажденный войсками Бурдузы в Сучаве, он потерял ногу оторванную вражеским ядром и вскоре умер. Для погребения его тело привезли в Чигирин. 2) Юрий Богданович, второй сын гетмана, был еще при жизни отца, отошедшего от дел, избран "гетманом Войска его царского величества Запорожского" и сохранял это звание три года. Но осенью 1660 г., двинувшись вместе с Русскими во главе Казаков на запад, был окружен Поляками, сдался и согласился подписать договор о возвращении казачьих земель в Речь Посполитую. Казаки в своем огромном большинстве этого соглашения не признали и выбрали нового гетмана. Тогда и польское правительство отказалось от его помощи. Измученный многолетней борьбой, изменчивыми настроениями и непрочностью отношений, Ю. X. решил уйти от всякой политики в монастырь. Под видом паломника он отправился в путь, но вместо тихой обители попал в руки татарского разъезда. Татары привезли его и Крым и сдали хану. Тут он был опознан и хан отослал его турецкому султану в качестве ценного пленника. В Турции не придали значения его недавнему высокому положению, он попал там в одну из камер "семибашенного замка" и просидел в ней узником много лет.

В 1676 году судьба его, вдруг, изменилась. После того как сторонник Турции, гетман Петр Дорошенко капитулировал перед Русскими и перешел на их сторону, случилось то, чего потерявший уже всякие надежды Ю. X. совсем не ожидал. К нему в темницу явился посланный султана и объявил О его решении поручить бывшему гетману задачу объединения Казаков под властью Оттоманской империи. После некоторого колебания X. принял это назначение, был выпущен из каземата и отправлен обратно на казачьи земли с титулом "князя Сарматии". Он обосновался в местечке Немирове недалеко от Брацлава и должен был заняться умиротворением занятых Турками областей Подольской, Брацлавской и части Киевской.

Это ему удавалось не легко, но все же около него собралось несколько тысяч Казаков, недавних сподвижников гетмана Дорошенко. В гг. 1677-79 он участвовал с ними в "Чигиринских походах" Турок и совершил неудачное нападение на казачье Левобережье. Номинальным правителем тех же областей X. оставался и после Бахчисарайского мира (1680 году), по которому Россия признала права Турции на Подолию и Брацлавщину, но осенью того же года он погиб при невыясненных для истории обстоятельствах. По одним данным его судили по какому-то обвинению и казнили сами Турки, а по другим — его убили Сичевики, при нападении на Турок, строивших крепость в устье Днепра, где в это время оказался и X.

ХОД — раздвижной воз, растянутый в длину с драбинами служит для перевозки сена и злаковых, а укороченный употребляется с досками или со специальным кузеном.

ХОЛОДОК - тень от деревьев или постройки в солнечный, жаркий день.


ХОЛОПЫ — в конце Средних веков и несколько позднее этим словом на Руси, обозначались слуги, жившие на иждивении своего хозяина. Такие X. находились при хозяйствах частных лиц, но могли быть и царские X., т. е. такие, которые несли обязанности службы царской.

Русский историк Н. Костомаров дает для XVI в. такое определение: "Холопами в обширном смысле назывались все те, которые были обязаны какой нибудь службой другому лицу. В этом отношении ж бояре и князья писались царскими холопами". Если обедневший князь шел на службу к богатому князю-вотчнику, он таким образом тоже становился его холопом. "Я холоп твой" для того времени тоже самое, что недавняя вежливая форма "Ваш покорный слуга". В XVII в. слова "холоп, холопство" еще употребляются, как синонимы понятий "слуга, служба". Например, в царском Указе от 10 августа 1638 г. о "черкасах", Казаках, которые переселились из Гетманщины в Белгород, сказано: "они де люди вольные и знатные" "и отбрались в наше Московское государство на вечную службу, все люди лутчие и пришли под нашу царскую руку в вечное холопство". (Акты "Воссоединение Украины с Россией", т. I, стр. 249, М. 1954). К концу того же века слово X. окончательно заменяется обозначением "служилые люди", "дворовые слуги".

Служилые Казаки тоже числились в Москве царскими Холопами. Они получали от своего хозяина-государя в XVI-XVII вв. корм и жалованье. При этом, когда о них идет речь, в актах всегда подразумевается "прибор людей вольных и охочих", т. е. набор на службу добровольный, без прямого принуждения. В этом и заключалось основное свойство их служебного договора.

ХОМУТОВ Михаил Григорьевич — первый Донской Казачий атаман назначенный не из Казаков. Состоял на посту от 1848 г. по 1862 г.. В 1857 г. он испрашивал разрешения военного министра, "чтобы ему было предоставлено, по сношению с кавказским начальником, не согласившихся брить бороды на службе, переводить с их семействами в Кавказское Линейное Войско, где бороды дозволяются, и о таковых доносить Военному министерству, Предворным ни от казны, ни от Поиска пособия не давать, а только предоставлять двухгодичную льготу, как переселенцу. Государь 3-го августа 1857 г. одобрил это предположение и повелел исполнять".

ХОПЁР — левый приток Дона; берет начало в Пензенской губернии и, минуя Саратовскую, входит в Землю Донских Казаков; здесь пересекает Хопёрский округ и впадает в Дон между округами Верхне-Донским и Усть-Медведицким. Общая длина 910 клм.

ХОПЁРСКИЕ КАЗАКИ — Казаки проживающие от древних лет вдоль реки Хопёр. Персидская география Х-го века (Годуд ал Алэм) указывает там христианское племя В. Н. НД. Р и рядом с ним язычников Брадас (по-видимому, Берендьяров и Бродников). Во время Золотой Орды московские акты вспоминают там же христиан Сарской и Подонской епархии "в пределе Червленого Яра", "по Великую Ворону, возле Хопор, до Дону по караулам". Это "народ христианский воинска чина живущий, зовомии Козаци".

При расширении границ Московского царства "передел Червленогв Яра" пошел и Тамбовскую провинцию, а местные Казаки от 1696 г. дали кадры Хопёрской команды, которая размещалась по слободам Алфёровка, Красная, Пыховка и Градская. После восстания Булавина, в той же провинции: русское правительство присоединило земли некоторых верховых казачьих городков, а на месте разрушенного Пристанского городка была воздвигнута крепость Новохопёрск. Ее гарнизон занимала Хопёрская казачья команда. В Полном Собрании законов Российской империи статья от 2 июня 1724 г. говорит: "Которые Казаки живут ныне в Новохопёрской крепости, а уроженцы из Тамбовской провинции разных городов, и служили городовую службу, и в прошлых годах до Азовских походов сошли в донские казачьи городки, и с Донскими Казаками были в походе под Азовом и в разных баталиях. Шведских, и в 1717 г. с службы отпущены и ведено им жить в домах до указу, а те домы их вором Булавиным разорены и. ныне они живут в оной крепости и служат конную службу".

В 1775 г. Хопёрская команда развернулась в. Хопёрский полк (см.).

ХОПЁРСКИЙ ОКРУГ — вдоль реки Хопёр до ее притока Бузулука; до 1920 г. административный район в Земле Донских Казаков с центром в станице Урюпинской. 17.200 кв. клм., свыше 300 тысяч жителей Казаков и иногородних в станицах: Урюпинской, Алексеевской, Анненской, Акишев-ской, Арженовской, Бузулуцкой, Бурацкой, Добринской, Дурновской, Зотовской, Ивановской, Карповской, Котовской, Кумылженской, Луковской, Мартыновской, Михайловской, Павловской, Песковатской, Петровской, Проваторовской, Преображенской, Тепикинской, Тишанской, Усть-Бузулуцкои, Фйлоновской и Ярыженской.

ХОПЕРСКИЙ ПОЛК — в 1779 г., через четыре года после сформирования, переселен из Новохоперской крепости на Азовско-Моздоковскую Линию. Переселенцы, три тысячи душ об. пола размещены в районе г. Ставрополя, где они основали новые станицы: Ставропольскую, Донскую, Московскую и Северную. Военнообязанные Казаки из этих станиц начали службу на Линии территориально - полковой организацией, за которой сохранялось прежнее название X. П. Полк сохранил то же название и после 1826 г., когда был принудительно переселен вместе с семьями ближе к горам в верховьях Кумы и Кубани. Здесь полк основался в новых станицах: Невинномысской» Беломечётской, Суворовской, Бекешевской и Баталпашинской. В начале нашего века эти станицы выставляли три конных полка, один кадровый, постоянной службы, и два запасных. 1-й X. П. на Кубани считался самым старым. По году сформирования Хопёрской команды (1696) стало считаться не только старшинство этого полка, но и старшинство всего Кубанского Войска. Проживая среди горских аулов, Хопёрцы во многом сблизились с Кавказскими Горцами и по наружности и духовно.

В Русской армии 1-й X. П. состоял "четвертым полком" регулярной Кавказской: кавалерийской дивизии, в составе которой проделал всю Первую Мировую войну на разных фронтах. В 1918 г. Казаки полки одними из первых на Кубани поднялись на борьбу против власти ленинцев в отряде полковника А. Г. Шкуро. Они упорно сражались против красных в составе Добрармии до ее полного поражения.

ХОР — правый приток реки Уссури; в 1920 г. на мосту через X. большевики казнили пленных Казаков: выводя из вагона, разбивали им головы молотом и бросали в реку.

ХОРОНИТЬСЯ — прятаться, укрываться.

ХОРОШХИН Борис Иванович (урал.) — Уральской станицы, генерал-майор; в гг. 1918-1920 возглавлял объединенное Представительство Казачьих Войск при ставке адмирала Колчака. Умер эмигрантом в 1936 году.

ХОРТИЦА — остров на Днепре ниже порогов; 14 клм. длины и 3 клм. ширины; находился во владении Запорожской Низовой Казачьей республики, но после занят Русскими, которые изгнали оттуда Казаков, а поселили немцев-менонитов.

ХОРУНЖИЙ — первый офицерский чин в Казачьей армии; от XIII века в Польше — помощник командира полка или хоругви, водружавшей в бою знамя своей части и оборонявший его от врагов; в ХVI-ХVIII веках тоже самое у Днепровских Казаков.

ХОТОН - татаро-монгольская родовая группа, возглавлявшаяся местным старейшиной: багадуром, сеченем или мергенем.

ХОТУНОК — татарское предместье гор. Новочеркасска.

Во второй половине XVII ст. к Донским Казакам прибился небольшой нагайский хотон. Донцы разрешили ему поселиться около своего Черкасского города. Почти через сто лет после этого А. И. Ригельман надписал в своем плане Старого Черкасска: "Базовых Татар поселение". Впоследствии, когда был основан г. Новочеркасск, этот татарский пригород переселился на его окраину и здесь его имя определили по старой памяти, как X. (уменьшительное от слова "хотон"); называли его также и "Татарской слободкой". Жители Х-ка, мастера, ремесленники и чернорабочие, Казаками не считались и в калачьих полках не служили.

ХОХЛАЧ Л. М (дон.) - сподвижник атамана Булавина, в русских актах его имя пишется как Лунька и Лучка. В начале Булавинского восстания писал и распространял воззвания и письма русским начальникам и воеводам. Затем успешно действовал на Волге во главе крупных отрядов, но 6 июля 1708 г. потерпел поражение под Азовом, где командовал пятитысячным отрядом в звании Походного атамана. Вернувшись после этого в Черкасск был схвачен заговорщиками, противниками восстания и убит ими.

ХРАМОВЫ (дон.) — ст. Островской, старообрядческий казачий род. Михаил Иванович X. выселился с хутора Радуваева и основал отдельный хутор Вешенский с тремя рыбными прудами и доходным садом. Его сын Нестор Михайлович имел с женой Марией, Ивановной (урожд. Самохиной 9 сыновей и 6 дочерей. Все они при помощи отца получили достаточное образование. Самый младший из них Георгий Нестерович, оставшись сиротой, при соввласти личными трудами Добилси диплома высшей школы. Будучи инженером-Конструктором в 1945 г. ушел в эмиграцию и благополучно здравствует в США.

ХРЯК — самец - производитель у домашней и дикой свиньи.

ХРЕБТИТСЯ — хочется, желается.

ХУДОБА — рогатый скот.

ХУДОЙ — дырявый, изношенный.

ХУТИЕВ Георгий Степанович (терск.) — рожд. 1878 г., ст. Черноярской, ген. штаба полковник. В 1904 г„ окончил Тифлисское военное училище, с производством в чин хорунжего; от этого времени служил офицером в Кубанском пластунском батальоне, в составе которого отбыл боевую службу на фронте Русско-японской войны. В 1913 г. получил диплом Военной Академии и причислен к службе ген/штаба, но с началом Первой Мировой войны зачислен в ряды 2-го Кубанского пластунского батальона и, пребывая на фронте, заслужил многие боевые награды, вплоть до Владимира 4-й степени и Золотого оружия. От 1918 г. до конца Казачьей борьбы состоял начальником штаба Терского Казачьего Войска, в 1920 г. эмигрировал заграницу и из Сербии выехал в США. Работал в Нью-Йорке на спичечной фабрике. Умер 18 сентября 1966 г. там же.

ХУТОР — казачье поселение на отдаленных окраинах станичного земельного юрта. Население хутора выделялось из станицы, но сохраняло с нею хозяйственные и административные связи, подчиняясь станичному атаману. Его представители "десятидворные" и хуторской атаман участвовали в станичных сборах с правом решающего голоса. В старое время казачий X. назывался посёлком; это же название сохранялось до недавнего времени у Казаков Сибири и Дальнего Востока.

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 295 участников
Присоединиться к группе