Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

Ч

вкл. . Опубликовано в Казачий словарь-справочник Просмотров: 5732

Содержание материала

ЧАДО, ДАДУНЮШКО — дитя, деточка.

ЧАЙКОВСКИЙ Михаил (1808-1886) — политический деятель и писатель. Родился в старшинской казачьей, но значительно полонизированной семье помещика Бердичевского уезда. От юных лет стал горячим сторонником польско-казачьего объединения, поклонником памяти гетмана Выговского и его идеи создания польско - литовско - казачьей Речи Посполитой. Во время польского восстания 1830 г., как и многие другие Казаки Днепровского Правобережья, вступил добровольцем в "казачий" полк Ружицкого, на стороне Поляков. После поражения Поляков, Ч. эмигрировал во Францию, а оттуда перехал в Турцию, где пытался создать смешанную польско - казачью армию, привлекая в нее оказавшихся там Поляков и эмигрантов Нскрасовцев и Запорожцев. Он проектировал построить ее организацию на основах, принятых раньше в Дунайской Сичи, и подготовиться с нею к след, польскому восстанию. Для того, чтобы установить более тесные связи с влиятельными турецкими кругами, Ч. в 1851 г. перешел в магометанство и принял имя Садык-паши (см.) Однако, за недостатком добровольцев, его предприятие потерпело неудачу и польское восстание 1863 г. прошло без участия его "Казаков".

Как писатель Ч. пользовался значительной популярностью у польских читателей, писал на их языке и одно из своих произведений, "Думы о Гетмане", посвятил памяти Выговского. Он оставил также интересные мемуары о времени своего пребывания в Турции. Они печатались в журнале "Русская Старина".

В 1886 г. под влиянием духовной депрессии, будучи уже в преклонном возрасте, Ч. покончил жизнь самоубийством.

ЧАЙКОВСКИЙ Петр Ильич — род. 7 мая 1840 г. в г. Воткинск по месту службы своего отца; всемирно известный и повсюду высоко ценимый композитор.

С. В. Болдырев утверждал, что Ч. вел свой род от Запорожских Казаков; музыкальный критик и биограф Ч-ского пишет о том же: "Предок его, от которого Чайковские вели свою родословную — был казачий атаман "Чайка" (Новое Русское Слово, 26 апреля 1960 1 года, Нью Йорк). А. А. Чайковский, племянник композитора и сын его брата нижегородского губернатора Анатолия Ильича, тоже говорил, что один из его предков, хорунжий Ч., в 1709 г. сражался под Полтавой в казачьих рядах. Подобное свидетельство можно встретить и в украинской литературе, где в его роду вспоминается казачий полковник. Мать же композитора была француженкой. От этого казачье-французского альянса пришел на свет музыкальный гений.

Ч. с детства отличался повышенной впечатлительностью, он глубоко и почти болезненно воспринимал стихию звуком. Однажды в детстве, прослушав вечером оперные мелодии, воспроизведенные старинным оркестрионом, он после никак не мог заснуть и с плачем жаловался: "музыка не уходит из моей головы, не дает мне спать!". Его учили игре на пианино, по обычаю того времени, не придавая, однако, большого значения этим занятиям. Двенадцати лет его отдали учиться в Петербургское Училище Правоведения, а окончивши его Ч. три года служил чиновником Министерства Юстиции. Он интересовался музыкой, посещал оперу, но только на двадцать первом году почувствовал в себе творческие силы; появились его первые сочинения. В 1862 г. он оставил службу и поступил в Петербургскую Консерваторию. Произведения, созданные им в годы его пребывания в этой школе, заслужили восторженную оценку друзей музыкантов.

Курс наук он окончил с серебряной медалью в 1866 году и тотчас же был приглашен в Московскую Консерваторию преподавать теорию гармонии. Уже от этого времени начался его непрерывный подъем в свободном творчестве по пути к мировой славе.

В 1877 году Ч. женился на Антонине Милюковой, девушке неуравновешенной и склонной к истерии. Брак оказался неудачным. В течение нескольких недель он безуспешно пытался привыкнуть к сожительству с нею, убедился в невозможности этого, очень огорчался и страдал, пробовал даже окончить жизнь самоубийством и в конце концов ее оставил, чтобы никогда в жизни больше с нею не встречаться. Она умерла в доме умалишенных. Биограф композитора говорит, что причиной этой семейной трагедии послужили какие-то сексуальные извращения в его психике, но сущность их доказать трудно. Эта сторона жизни скрыта от посторонних глаз.

Тринадцать лет после этого, крупную роль в жизни Ч-кого играла одна из самых богатых женщин в России, Надежда Филаретовна фон Мекк. Она никогда в жизни с ним не встречалась и знала его только по музыкальным произведениям и по переписке с ним. Но сумев оценить его необычайную творческую силу, она стала его меценатом-опекуном, стала его далеким, но искренним и бескорыстным, другом, постоянно со стороны следила за его жизнью и во время приходила с моральной и материальной помощью. Она дала ему возможность не заботиться о хлебе насущном и посвятить все свои силы созданию необычайных музыкальных произведений. Но, вдруг, в 1890 г. она сразу, по невыясненным причинам прервала переписку с ним. Этот разрыв Ч. принял с большой моральной болью, а материально он в это время был уже достаточно обеспечен, так как император Александр III, наградил его орденом св. Владимира в 1888 г., распорядился выплатой ему постоянной правительственной пенсии. Ч. продолжал творить и пожинал заслуженную славу.

В 1891-ом году его с овациями встречал Нью Йорк.

В самый расцвет своего гения и славы умер, как и его мать, от холеры 6 ноября 1898 года в Петербурге.

Ч. проявил свое необычайное дарование во всех видах музыкального творчества. Он создал свой особенный стиль, отличающийся от всякого- другого, и потому музыка его произведений легко узнается слушателями. Кроме множества лирических произведений, романсов, серенад, квартетов, трио, он создал несколько сюит, концертов, музыкальных картинок, шесть симфоний, музыку балетов: "Лебединое озеро", "Спящая красавица", "Щелкунчик" и оперы: "Ночь под Рождество", "Мазепа", "Евгений Онегин", "Пиковая дама", "Орлеанская дева", "Чародейка", "Иоланта", "Воевода", "Опричник",

Композитор нашего времени Д. Шостакович пишет о его творчестве: "Музыка Чайковского не только краеугольный камень русской музыкальной культуры и мировой музыки... Она в то же время творческая и техническая энциклопедия, к которой каждый русский композитор обращается за справками во время своей работы".

ЧАКАН — водолюбивое южное растение с пахучими шпагообразными листьями; то же, что русское рагоз или ежеголовка.

ЧАКУША — деревянный кистень или молот для глушения крупной рыбы, попавшей в невод; также — чекуша.

ЧАПЕЛЬКА (дон.) — застёжка, петля.

ЧАПЕЛЬНИК — кухонная принадлежность, двойной крючок - имало с деревянным черенком для передвигания сковородок.

ЧАПЛЯ — багор, длинный шест со стальным острием той же формы, как конец рыболовного крючка.

ЧАРГУНЦЫ (некр.) — червонцы.

ЧАЯТЬ (некр.) — надеяться, ожидать: "чадо моя любо чаянная", "пришли вести давно чаянные".

ЧЕБАК - рыба семейства карповых, по русски лещ.

ЧЕБОТАРЬ — сапожник.

ЧЕБРЕЦ, ЧЕБОРЕЦ — душистая трава с лиловыми цветами; в дикорастущем виде встречается на тучном чернозёме казачьих степей. Называют ее также чобор.

ЧЕВЯКИ — низкая кожаная обувь без твердого задника; с древних времен в обиходе у Кавказцев, которые надевают их поверх кожаных чулок-ноговиц.

ЧЕДЫГИ — сапоги астраханскою фасона, остроносые, на высоком каблуке.

ЧЕКАН — средневековое казачье оружие; боевой молоток с топориком на длинной ручке, для разрушения панциря.

ЧЕКМАРЬ — примитивное оружие, пастушья палка с шишкообразным утолщением на конце.

ЧЕКМЕНЬ — старинная верхняя одежда Казаков; Ч. шился из сукна в талию и с широкими рукавами, стянутыми в запястье манжетом; по основным линиям кроя и по способу запахивания правой полы на левую, подобен скифским кафтанам с древних изображений, а также кавказской черкеске. Расхожий Ч. длиною до колен, а праздничные на 15 или 20 сантиметров длиннее, передние полы цельные, спина разрезная по талии, грудь открытая почти до пояса, как в черкеске, полы обшиты кругом широкой парчевой или узорчатой цветной ширинкой; рукава часто имели разрез по внешнему шву между локтем и плечом, так что их можно было откидывать за спину. Парадный Ч. носился в распашку поверх бешмета и холодного оружия, а расхожий стягивался поясом, на котором снаружи навешивалась шашка. (По рисункам А. И. Ригельмана).

ЧЕКУНОВ Иван Степанович (дон.) — род. в 1876 г., стан. Раздорской, доктор медицины; до 1920 г. был новочеркасским врачом, после эмигрировал заграницу и проживал в Париже. Организатор и первый председатель Общеказачьего Союза во Франции, а как врач всегда готов был безвозмездно придти с помощью ближнему. Умер 16 сентября 1957 г. в бедности.

ЧЕЛАУЧ — женская прическа Казачек. Четыре косички сплетались в одну косу, которая укладывалась вокруг головы и покрывалась повязкой или широкой лентой; из-под ленты на виски падали подвески-чики-лики. Археолог С. А. Плетнёва говорит, что такая повязка из фаты называется у кочевых народов словом "жаулык" (МИА 62).

ЧЕЛБА — большая разливная ложка.

ЧЕЛЕНГА — упругая кисть или султан на парадных киверах казачьих генералов; введена в форму 17 февраля 1809 г.

ЧЕЛОБИТЬЕ (некр.) — просьба, прошение.

ЧЕЛЯДКА (некр.) — прислуга, служанка, домоработница.

ЧЕМЕЗИН — кожаный кошель.


ЧЕПЕГА - КУЛИШ Захйрий Алексеевич — род. в 1726 г., атаман Черноморских Казаков. Ко времени разгрома Сичи он был полковником во главе Протовчанской паланки. Отойдя после этого к Черному морю, Ч. в 1787 г. оказался в числе смирившихся с русской властью, присоединился со своими Казаками к войскам Потемкина и после гибели Сидора Белого был избран их атаманом. Под Бендерами в 1789 г. был ранен в плечо, но в следующем году 11 декабря снова вёл свой отряд на штурм Измаила. Еще через год оказался за Дунаем в авангарде армии Кутузова, где успешно действовал против Турок.

За эту Турецкую кампанию атаман Ч, был награжден чином бригадира армии, орденами св. Георгия 4-го и 3-го классов, св. Владимира 3 ст., золотым Измаильским крестом и саблею, украшенною алмазами. Вместе с тем, слава о подвигах Казаков и их атамана решила вопрос о переселении Запорожцев на земли Приазовья, отобранные от Турок. В 1792 году атаман Ч. привел Черноморцев в этот опустошенный воинами край, где они и обосновались в сорока станицах-куренях. В дальнейшие годы атаман Ч. водил своих Казаков в

новые бои, участвовал с ними в штурме Варшавы и вновь награжден чином генерала и орденом св. Владимира Большого креста. Умер он в 1797 г. и погребен в Екатеринодаре около соборной церкви.

ЧЕПИГИ — ручки плуга.

ЧЕПРАК — 1) В старых казачьих сёдлах чехол из кожи или крепкой материи, натянутый на деревянный арчак и свисавший ниже его по бокам лошади; сверху покрывался кожаной подушкой, а открытые его части украшались тиснением, серебряными украшениями или вышивками; 2) по Ригельману, особый женский пояс "с золотыми, серебряными, а иные с дорогими каменьями и медными по ремню бляшками разными узорами сделанными и напереди с замошною пряжкою".

ЧЕПУРА — птица цапля.

ЧЕПУРИТЬСЯ — прихорашиваться, чиститься, наряжаться.

ЧЕРВЛЕНЫЙ ЯР — Область и река в бассейне Среднего Дона. Они стали известны истории по грамотам московских митрополитов, адресованным "к баскакам, и к сотникам, и к игуменам, и ко всем христианам Червленого Яру и ко всем городам по Великую Ворону". Так было адресовано послание митр. Феогноста в 1334 г. В 1360 т. митрополит Алексий снова адресовался ко всем христианам "обретающимся в переделе Червленого Яра и по караулам возле Хопор до Дону, попом и дьяконом, и к баскакам, и к сотникам и к боярам". Никоновская летопись упоминает Ч. Я. под годами 1389 и 1400, но также не определяет достаточно точно его местоположения. Теперь это географическое название исчезло из употребления. Вероятнее всего, раньше так называлась река Воронеж и пограничная полоса фактических владений Золотой Орды, проходившая по верховьям рек Медведицы и Хопра к Великой Вороне. Ее жители находились в духовном ведении христианской Сарайско-Подонской епархии и, несмотря на многолетние увещевания митрополитов, не выражали желания перейти в епископию Рязанскую. От половины XV века "передел" Ч. Яра перешел в ведомство митрополита кру-тицкого, наследовавшего все дела Сарайско – Подонской.

ЧЕРВОНЫЕ КАЗАКИ - две

дивизии Красной армии, начатые формированием на Украине после ухода оттуда германских оккупацией. войск в 1918 г. Первые кадры Ч. К. создал в Чернигове юный большевик Примаков, в качестве красных партизан. Потом к его небольшому отряду присоединились украинские революционные полки: Богуновский, Таращанский, Нежинский и кавалерийская бригада ленинцев из "незаможных селян". Все эти части ни по происхождению бойцов, ни по строю, ни по духу, с Казаками ничего общего не

имели и назывались казачьими произвольно только для того, чтобы использовать романтику казачьего имени. Подобные примеры пользования , нашим именем случались И раньше, во время народных восстаний в Польше и России. В 1669 г. на Раде в Глухове Казаки возмущались тем, "что пахотные мужики самовольно хотят называться Казаками и поднимают смуты, а тем самым прямым Казакам чинят бесчестие" (Н. Костомаров, Русская история в жизнеописаниях, т. 2).

К концу русской Гражданской войны Ч. К. развернулись в две дивизии: Запорожскую и Черниговскую. Они составили корпус, которым командовал тот же Примаков. В 1925 г. он был откомандирован в Петроград, а полки корпуса из партизанских переведены на положение регулярных частей, пополнявшихся из украинских и русских губерний.

ЧЕРВЧАТЫЙ (некр.) — малинового цвета.

ЧЕРЕМИСИНОВ В. (уссур.) — подъесаул и командир сотни Уссурийского каз, полка; кавалер ордена св. Георгия 4 ст.; убит в 1915 г. на фронте 1-ой Мировой войны.

ЧЕРЕПА (некр.) — хворост, сухие ветки.

ЧЕРЕШНЕВ Вячеслав Васильевич (куб.) — род. в 1895 г., ст. Усть-Лабинской, сын екатеринрдарского нотариуса Василия Яковлевича Ч. и его жены урожд. Ткачевой из ст, Сенгилеевской; полковник. Осенью 1914 г., со второго курса Юридического факультета Московского университета поступил в петербургское Павловское военное училище и весной следующего года из портупей- юнкеров произведен в первый офицерский чин, После этого, прослушал курс подрывного класса при Николаевском инженерном училище, был командирован в саперный батальон на Австрийский фронт. Во время Первой Мировой войны получил за выполнение боевых заданий многие обер-офицерские награды и орден св. Владимира 4 ст., но был тяжело контужен взорвавшимся при установке фугасом.

После Октябрьского переворота, в ноябре 1917 г. Ч. возвратился на Кубань и уже с декабря того же года состоял в рядах отряда, боровшегося с нашествием красной гвардии, совершил Первый Кубанский поход и в конце его был ранен вод ст. Кагальницкой. По выздоровлении назначен офицером 1-го Запорожского полка, в котором и прошла его служба от младшего офицера до должности командира полка. За два года три раза ранен, и за отличия в боях дважды награжден внеочередным производством в следующие чины. Полковником стал уже 24-х лет отроду.

В марте 1920 г. полк. Ч. больной тифом вывезен из Новороссийска в Египет. По выздоровлении возвратился оттуда

на Крымский фронт в свой Запорожский полк, а после десанта на Кубань продолжал службу в должности начальника конвоя при штабе 2-й армии. Став эмигрантом, некоторое время служил ездовым английской батареи у Константинополя; от 1923 г. проживает в США. Здесь, работая в ночных сменах на фабрике, прошел трехлетний курс юридического факультета Пенсильванского университета, получил диплом адвоката и занялся судебной практикой в Филадельфии. Во время Второй Мировой войны Ч. поступил добровольцем в береговую охрану США, а одновременно преподавал русский язык классу морских офицеров и будущим дипломатам в Хавефорд-колледже. От октября 1946 года состоит в резерве с чином лейтенант-командора, возвратился к адвокатской практике и вскоре получил должность управляющего одним из химических заводов.

Ставши американцем Ч. не ушел от интересов родного народа, состоял атаманом Общеказачьей станицы в Филадельфии, много помогал Казакам оставшимся в Германии и способствовал их переезду в Соединенные Штаты. В 1964 году стал одним из основателей Казачьего Национального Представительства за рубежом.

ЧЕРКАСИЯ — горная страна на Сев. Кавказе, названная так, очевидно, во имени древнего народа Керкетов или Церкетов. По Константину Багрянородному в ее западной части лежала Касахия, а в персидской географии того же времени там указана Земля Касак, упирающаяся в Азовское море. Европейские путешественники пишут ее название — "Циркасня" и знают этот край от XIII в. Точные пределы Ч. указывает Итальянец Амброзио Контарини (XV в). По его словам она тянулась вдоль всего Кавказского горного хребта от Абхазии до Дагестана. В русских летописях это — Черкасы, как и все народы там проживавшие. Ч. избежала власти золотоордынских ханов, в конце XV в. она попала в сферу политических влияний Турции и после этого ее имя исчезает из исторических памятников.

ЧЕРКАССК НОВЫЙ — Городок основанный ок. 1650 года близ крепости Острогожск. В нем поселилось до тысячи семейств Запорожских Черкасов, во главе с полковником Иваном Дзиковским, вышедших из "Литвы" от ужасов кровавой и безнадежной Казачье-Польской войны.


ЧЕРКАССКИЙ ГОРОД (дон.) — одно из старых казачьих поселений на Дону в 60 клм. от Азовского моря. От 1644 г. здесь свыше 150 лет находился центр управления Доном и его военные кадры, — Главная Войска. Точных данных о времени его основания не сохранилось. Ранний русский историк Болтин считает Ч. Г. поселением Днепровских Черкасов, отставших от пятитысячного казачьего отряда, будто бы пришедшего в 1569 г. с князем Михаилом Вишневецким на помощь русским под Астрахань. Однако, такую помощь приходится считать не только сомнительной, но и совершенно невероятной: князь М. Вишневецкий был неизменно верным подданным Речи Посполитой, воевавшей в то время с Москвой. Он не мог повести подвластных ему Среднеднепровских Казаков на помощь московскому царю, врагу его родины. Дата, указанная Болтиным, тоже не может отвечать действительности, т. к. еще в 1580 г, между Нижними Раздорами и Азовом никаких казачьих по-' селений не было и царь просил Донцов особенно оберегать его послов в Турцию именно на этом участке.

Судя по названию, город был, действительно, основан теми Казаками, которых называла и Черкасами, т. е. выходцами из Черкасии, покинувшими ее в 1582 г., во время наиболее обостренной борьбы между жителями Сев. Кавказа и крымским ханом, когда кавказские степи, снова наполнились полчищами Турок. Поэтому основателями Ч. города следует считать тех жителей приморских районов Кубани, о которых за 60 лет перед этим писали Герберштейн и Матвей из Мехова, как о христианах славянской речи. Недаром первые морские походы с Дона относятся к 1584 году, причем от этого времени исходным пунктом каждого такого предприятия служил именно Ч. Г. Его аванпостом вскоре стал Монастырский городок на 12 клм. ниже по Дону. В 1643 г. оба эти передовые поселения стали жертвой неожиданного нападения Турок и Татар, но уже в следующем году Казаки не только заново отстроили, но и укрепили Ч. Г. Сюда перешли Главный Стан и Всё Великое (Главное) войско Донское.

От этого времени население города непрерывно увеличивалось. К 1672 году в его стенах, на острове между Доном и Протокой помещалось четыре станичных общины: Черкасских две, Средняя и Павловская. Вскоре к ним пристроились Прибылянская и Дурновская. К концу XVII ст. Казаки заселили и соседний остров, приместив там пять новых станиц: Скородумовскую, Тетеревскую и три Рыковских (Верхнюю, Среднюю и Нижнюю). Несомненно, все они пополнялись и Запорожскими Казаками, уходившими с Днепра и Донца. Тогда же, при двух подгородных хуторах, высокими валами окружены загоны для скота и конских табунов, а около них за Протокой основано поселение "базовых" (оседлых) Татар, пожелавших жить около-Казаков.

Вскоре Ч. Г. вырос в крупный центр международной торговли; его рынок с "Греческими рядами" стал привлекать купцов из стран Балканского полуострова, с Кавказа, из Ирана, Киева и Москвы. С юга и востока на казачий рынок шли шелковые и парчёвые ткани, персидские и индийские шали, ковры, драгоценные камни, перламутровые, жемчужные и коралловые ожерелья, клинки для шашек и кинжалов, луки, металлические украшения для поясов и конской сбруи, арабские и карабахские скакуны; Венеция доставляла стволы для пищалей и пистолетов, Греки — оливковое масло, вина, южные фрукты и восточные сладости; Киев присылал на Дон церковную утварь и облачения, хлеб, крупу, посуду, а Москва — деревянные и железные хозяйственные принадлежности, канаты, шнуры, нитки и дешевые ткани. Казаки, в свою очередь, предлагали меха, продукты скотоводства и рыболовства, предметы из боевой добычи и живой ясырь, спрос на который шел и с севера и с юга.

В Ч. городе помещался Войсковой атаман, все государственные учреждения республики и Главная Войска, очередные кадры бойцов готовых к обороне края. Здесь же принимались послы иностранных государств, назначались и высылались свои дипломатические представительства к соседям. На широком майдане высился

величественный собор, возле которого собирались Вальные и Войсковые Круги для решения очередных дел: выбора должностных лиц, суда по особо важным преступлениям, решения вопросов о войне и мире, распределения станичных земельных юртов и т. п.

Собор во имя Воскресения Христова был выстроен в 1650 году из дерева, а после пожара на том же месте в 1706-19 гг. воздвигли новый — каменный, который стоит до сих пор. Это девятиглавый храм, построенный по обще-казачьим архитектурным вкусам, а потому сходный с некоторыми церквами Гетманщины. Он построен на одном из наиболее возвышенных мест (на юру), а для предохранения от особенно обильных вод разлива он вознесен на мощном и высоком фундаменте, внутри которого оставлены обширные подвальные помещения. Широкая лестница ведущая в храм, его паперть и весь пол собора выложены тяжелыми чугунными плитами. Каменная колокольня стоит отдельно. Внутренняя отделка храма была выполнена очень богато; девятиярусный иконостас заполняло множество икон старого письма в дорогих ризах; серебро, золото, дорогие камни украшали всю церковную утварь; в ризнице помещалась ценная библиотека рукописных и старопечатных книг, в глухой камере-сейфе хранились донские "клейноды", архивы и регалии, знамена, царские грамоты и другие важные документы.

Кроме собора, Казаки построили в стенах крепости каменную церковь апостолов Петра и Павла, а также Ратницкую церковь Преображения Господня на кладбище. Первую, на месте стоявшей там от 1602 года и сгоревшей в 1744 году, они отстроили в 1751 г., а вторую соорудили в 1781 г. Кроме них до нашего времени сохранился Ефремовский женский монастырь с церковью оконченной к 1761 г. Общий тип казачьего жилища в Ч. городе — "круглый курень", т. е. квадратный дом на высоком фундаменте с четырехскатной крышей, часто двухэтажный с нижним каменным и деревянным верхним этажами; перед входом крыльцо-рундук и сбоку от него наружная лестница на "галдарейку", опоясывающую весь дом на уровне второго этажа. Наверху дома жили, а внизу сохраняли хозяйственный инвентарь. У старообрядцев там иногда помещалась моленная. Но было также много домов особенного типа: квадратные в плане, каменные двухэтажные с чрезвычайно толстыми стенами, а помещения нижнего этажа были с массивными кирпичными сводами. В жилых комнатах большие голландские печи, выложенные узорчатыми кафлями, на окнах снаружи — массивные железные решетки; двери и ставни также железные, кованные; над окнами — выложенные из кирпича украшения в стиле барроко. Крыша высокая четырехскатная, железная. "Каждый такой черкасский дом выглядел фортом или замком, где более состоятельные или заслуженные Казаки в случае нужды могли защищаться от внешних нападений или укрываться во время нередких внутренних возмущений. Когда-то из такого дома до последнего заряда отстреливался и Кондратий Булавин" (проф. М. А. Миллер). К тому же город еще долго не оставляли в покое Крымские Татары и Кубанские горцы. Еще в 1717 г. Банты Гирей с Татарами пытался взять и разграбить Ч, Г., но "Казаки, затворившись, делали им сильное супротивление и тем от дальнейшего намерения его удержали" (Ригельман).

Большая полая вода донских разливов заливала почти весь город и часто подходила под самые двери жилых построек. Поэтому для дворов пользовались каждой возвышенностью (юром) и ставили дома не считаясь с улицами. Во время четырех - пятинедельных разливов, сообщение внутри города поддерживалось на лодках-каюках или по мосткам, устроенным вдоль магистральных линий на столбах высотою в 2-3 метра от земли. Такие мостки соединяли окраины с Правлением, церквами, кладбищем и рынком. По изобилию воды Ч. Г. называли в шутку "Донской Венецией". "Кладбище издали привлекало к себе внимание Ратницкой церковью, расположенной в

его центре. Всё кладбище было покрыто прекрасными памятниками, каплицами, мавзолеями, голубцами, мраморными и чугунными плитами на могилах. Тут находились фамильные усыпальницы знатных родов, известных в истории Дона: Ефремовых, Краснощековых, Малчевских, Иловайских, Паздеевых, Машлыкиных, Грековых и др. Тут были могилы знаменитых атаманов. ХVII ст. — Наума Васильева и Иосифа Петрова, атаманов казачьих войск в Азовских походах при Петре I — Фрола Минаева и Василия Паздеева". "Тут же на кладбище отправлялся старинный и трогательный обряд. Выступая в поход или на службу, Казаки собирались на кладбище возле Ратницкой церкви "в полной боевой". Служили панихиду по умершим и погибшим на войне. Затем прощались "на гробках" с родителями и брали с могилы землю, которую зашивали в ладанки и одевали на грудь. Если Казак погибал на чужбине и его хоронили в чужой земле, то на нём лежала горсть родной земли" (проф. М. А. Миллер).

В 1743 г. Войсковой атаман Даниил Ефремов, посоветовавшись со старшиной, начал постройку каменных стен вокруг города. Разрешения на это у русских властей он не спрашивал, и потому комендант крепости св. Анны тотчас же донёс об этом в Петербург. Военная Коллегия начала дело. Стену разрешили окончить, но только со стороны турецкой", а "со стороны Российской каменного строения" возводить "накрепко" запретили.

С продвижением России к берегам Черного моря и после покорения казачьих земель, Ч. Г. потерял свое былое значение столицы независимой Донской республики. Мало того, он оставался воспоминанием о прошлом, неприятном для империи. Поэтому атаману Платову была подсказана мысль о желательности основания другого административного центра для Донского края, который всё еще сохранял некоторые следы автономности. Таким образом в 1805 г. возник город Новочеркасск, куда перешел не только Войсковой Стан со всеми правлениями и должностными лицами, но и несколько станиц полностью: Прибылянская, Дурновская, Скородумовская и три Рыковских, вместе с поселением базовых Татар, для которых основано предместье Хотунок или Татарская слободка. Не захотели уходить со старого места только самые ранние станицы: две Черкасских, Средняя и Павловская. Они объединились под именем станицы Старо-Черкасской и до 1920 года оставались хранителями памятников казачьей старины.


ЧЕРКАССКИЙ ОКРУГ — до 1920 г. административный район во В. В. Донском; свыше 300 тысяч жителей, Казаков и иногородних; 9.350 кв. клм. с центром в г. Новочеркасск; другой город Александровск-Грушевский, Казаки проживали в ст.: Аксайской, Бесергеневской, Богаевской, Грушевской Егорлыцкой, Заплавской, Кагальницкой, Кривянской, Манычской, Мелеховской, Мечетинской, Старочеркасской и Хомутовской.

ЧЕРКАСЫ — 1) Русское название кавказской горной страны; Черкасии (см.). 2) Жители Сев: Кавказа в старинном русском произношении; в летописях, это прозвище применялось ко всем народам проживавшим в стране Черкасии, но иногда называют им и предков Днепровских Казаков, без сомнения, зная о их кавказском происхождении. После прихода в наши степи Половцев - Кыпчаков и падения Томаторканской. державы, на границах Киевской Руси стали скопляться её недавние жители: Торки, Берендеи, Торпеи и другие. Они прослыли там под прозвищем, "Чёрные Клобуки". А в Московском летописном своде конца XV века под годом 1152 поясняется: "Все Чрные Клобукы, еже зовутся Черкасы". То же повторяется и в Воскресенской летописи. Позднее от этих Черкас стали отличать Ч., Пятигорских, среди которых всё же оставалось немало христиан славянской речи. Для Кавказа понятие Ч. пришло на смену такому же общему и неточному летописному прозвищу Касаги, Касоги, Казяги. На Днепре оно надолго закрепилось за Казаками и много раз встречается в русских актах, причем тот народ, который в них фигурирует под именем Ч., по современным им польским данным известен, как Казаки. Полное Собрание Законов Российской империи пользуется термином Ч. еще и в 1766 году. , В томе XVII под № 12733 значится: "Кто из помещиков, захватив в свое владение из порозжих Государевых земель; поселил на тех землях разных наций людей, яко то Малороссиян и Черкас и другого звания, которых в вечность за собой укреплять запрещено, а они за ними остаться и ныне пожелают, то на оных Малороссиян и Черкасов отмерить те земли на число душ".

Русский историк Н. М. Карамзин имел достаточно оснований для того, чтобы сделать свой знаменательный вывод, считая, что имя Казаков "в России древнее Батыева нашествия и принадлежало Торкам и Берендеям, которые обитали на берегах Днепра, ниже Киева. Там находим и первое жилище Малороссийских Козаков, — говорит он дальше. — Торки и Берендеи назывались Черкасами: Козаки также. Вспомним Касогов, обитавших по нашим летописям между Каспийским и Черным морем; вспомним и страну Казахию, полагаемую Императором Константином Багрянородным в сих же местах; (...) столько обстоятельств вместе заставляют думать, что Торки и Берендеи, называясь Черкасами, назывались и Козаками". Карамзин считал Черкасов народом славянизированным и иных Славян кроме Русских на востоке Европы не признавал: Они "под именем Козаков составили один народ, который сделался совершенно Русским, тем легче, что предки их, с десятого века обитав в области Киевской, уже сами были почти Русскими".

Ч. скопились у Днепра в XI веке под давлением кочевников, пришедших из Азии. Враждебные Кыпчакам, для Татар Золотой Орды они оказались полезными соратниками и обратились в часть Ордынских Казаков. Обратный отход на восток Ч. начали в XVI в., а в конце XVIII ст., по воле императрицы Екатерины II, они возвратились на земли древней Черкасии, но уже с новым официальным именем Черноморских Казаков.

Но в ХI-ХII вв. не все казачьи предки покинули Кавказ. Часть из них, по русским данным (историки Болтин и Татищев), вызвана баскаком Курского княжения Ахматом в 1282 году и вскоре эти Казаки-Черкасы построили на Днепре город, названный их прозвищем Черкасами. Кроме этого, Ермолинская летопись под годом 1445 сообщает: "Тоже весны царь Махмет и сын его Мамутяк послали в Черкасы по люди и прииде к ним две тысячи

Казаков". Через полвека С. Герберштейн и Матвей из Мехова говорят в своих сочинениях о проживавших в Пятигорьи христианах славянской речи. Эти остатки казачьих предков ушли оттуда на Терек и Дон, а частично под Астрахань и на Днепр, во второй половине XVI века, когда на Сев. Кавказ вторично нахлынули турецкие армии. 3) Город на Днепре построенный Казаками, выходцами из Черкасии. Ранний русский историк И. Волгин, на основании данных какой-то пропавшей хроники, говорит: "В 1282 г. Баскак Татарский Курского княжения, призвав Черкас из Бештау или Пятигорья, населил ими слободы под именем Казаков". Но эти Казаки, "не обретши себе безопасности там, ушли в Канев к Баскаку, который и назначил им место к пребыванию ниже по Днепру. Тут они построили себе городок или, приличнее, острожок и назвали Черкасы, по причине, что большая часть из них была породою Черкасы". В основной Лаврентьевской летописи листки относящиеся к этому времени тоже исчезли.

Другой ранний историк" В. Н. Татищев говорит об основателях города со злостью: "перные козаки, зброд из черкес горских, в княжении Курском в 14 ст. явились; где они слободу Черкасы построили и под защитой татарских губернаторов воровством и разбоями промышляли; потом перешли

на Днепр и город Черкасы на Днепре построили" (В. Н. Татищев, История Российская, М.-Л. 1963, т. II, стр. 240). Татищев, большой казакофоб, переносит время появления Черкасов в Курском княжении на XIV ст., но события, связанные с этим, по летописным данным, происходили тогда, когда темник Нагай был еще жив, а он погиб в 1300 году.

От конца XV в. Ч. служили пограничным пунктом Вел. кн: Литовского; в 1528 г. выдержали осаду Крымских Татар; в 1553 г. князь Дмитрий Вишневецкий с местными Казаками отбился там от нападения хана Девлет Гирея. От этого времени до Богдана Хмельницкого Ч. служили центром управления для Казаков, попавших в границы Литвы. Во время Казачье - Польской войны город переходил из рук в руки и совершенно обезлюдел. От 1797 г. Ч. — уездный город Киевской губ.; ок. 40 тыс. жителей, пристань на Днепре, ж.д. станция, винокуренная и свеклосахарная промышленность. От 1920 г. принадлежит Украине.

ЧЕРКАСЫ ГОРСКИЕ — на языке русских актов XVI-XVШ вв. это общее название для северокавказских горских народов; их отличали от Черкасов Днепровских и Донских. Т. к. все Горские Казаки, Гребенцы, во второй половине XVI в. ушли в степи, на Терек, на Дои, Днепр и под Астрахань, рус-ский термин Ч. Г. обозначал только тех Горцев, которые живут на Кавказе и поныне.

ЧЕРКАШЕНИН Михаил — один из Донских атаманов в гг. 1559, 1570, 1572-1580; заслужил у Казаков прозвище "Гроза Азова". В 1576 г. азовские Турни захватили в плен и казнили его сына Даниила. Атаман Ч. напал с Казаками на Азов, взял его приступом и отомстил убийцам. Будучи атаманом Казаков "польских", проживавших по Дону на Старом Поле, Ч, не допускал кочевников и к московским "украинам". Там он и убит в бою под Старой Рязанью, где по преданию его и похоронили. Другой атаман того же имени вспоминается в русских актах 1642 года.

ЧЕРКЕСКА — верхняя одежда жителей Черкасии. Ее основной фасон обнаруживается уже в скифских кафтанах и находит, отражение в старинных казакинах. При этом во всех таких одеяниях от скифского времени правая пола обязательно запахивается поверх левой. По этому свойству и по крою Ч. схожа и с казачьим чекменём. Она утверждена в качестве полковой формы для Кавказских Казаков и ее название введено в язык казачьего строевого устава Указом от 27 ноября 1861 г.

ЧЕРКЕСЫ — по распространенным русским понятиям, разноплеменные, но родственные по языку и по быту, западногорские народности Кавказа; из них так называет себя только одна небольшая племенная группа, остальные же пользуются своими особенными именами: Кабардинцы, Адыге, Абадзехи, Шапсуги, Натукайцы и другие. У Европейцев — Циркасы.

Их древность связана с историей Скифии и Царства Боспорского. Сами они с глубокой древности хранят предание о своем переселении из Шама (Сирии).

Греки узнали Церкетов и Зихов задолго до Р. Хр. Греческие географы указывают их там же, где Ч. проживают и а настоящее время. Имя Зихи, очевидно, явилось результатом упрощения на греческий лад их настоящего имени Адыге: Адзиге, Дзиги, Зиги, Зихи,

Первым проповедником христианства у Ч-сов был апостол Симон; Зилот, который; погиб смертью мученика на Сев. Кавказе. Его имя сохранялось до недавна в черкесских исторических песнях и в изустных преданиях. Распространение среди них христианства относится ко времени византийского императора Юстиниана (527-565), который на их земле в Пицунде построил первый храм. Когда же на берегах Черного моря появились победители Турки (конец XV в.), преследовавшие христиан, Ч. подверглись постепенной исламизации, Но и приняв магометанства они еще долго праздновали Пасху, Троицу, дни Ивана Купалы и Ильи Пророка.

Живший среди них в XV в. Генуэзец Георгий Интериано писал в своих воспоминаниях 'Жизнь Циков, именуемых Циркасами): "Цики", которых так называют на разговорном латинском и греческом языках, у Татар и Турок известны под именем Циркасов, а сами они себя зовут именем Адыгаи. Они живут в Азии на морском побережьи, которое простирается от реки Тана до Боспора Кимерио, по теперешнему — пролива св. Цоане, а также пролива моря Чиабаки и моря Таны, которое в древности называлось Меотийским болотом; затем, с другой стороны пролива, они живут вдоль морского берега до залива Бусси, в направлении к юго-востоку до реки Фазис, где граничат с Ангарией, т; е. частью Колхиды Всё их морское побережье можно считать н пятьсот миль, а ннутрь материка их страна простирается в восточном направлении на восемь дней пути в самом широком её месте. Они живут в этой стране не занимаясь земледелием и без каких-либо каменных сооружений. Место, где они предпочитают жить, — небольшая долина Кромук, расположенная в средине их земли и потому наиболее удобная и гуще населенная, сравнительно с остальными частями их страны. Со стороны суши граничат с Землей Скифов, т. е. с Татарами.


Язык их мало отличается от речи их соседей и такой же гортанный. Они исповедывают христианство и имеют священников греческого обряда. Детей крестят в возрасте восьми лет и старше, но не поодиночке, а группами, окрапляя их освященной водой, которую приготовляют довольно кратким обрядом те же священники.

Знатные не входят в церковь, пока им не исполнится 60 лет. Каждый из них, как и все другие, живет и промышляет добычей, а потому они считают, что своим присутствием они осквернили бы храм. Поэтому они остаются у входа, обязательно верхом на лошади. Перестав же участвовать в набегах, приблизительно, после достижения этого, возраста, они начинают ходить в церковь и присутствуют при Богослужениях".

"Среди них различаются по положению благородные, их вассалы, слуги и рабы. Благородные большую часть времени проводят в седле". "Эти владетельные господа имеют много вассалов, не уважают друг друга и не признают над собой никакой власти, кроме власти Бога".

Интериано описывает их нравы и обычаи.

Благородные знали только охоту и войну. Вместе со своими вассалами - узденями они предпринимали далекие походы на соседей, даже в глубину Крыма, беспрестанно воевали с Татарами, а между делом нападали на поселения свободных людей, укрывавшихся от них в Таманских плавнях или

в горах. Они объединялись для самозащиты в крестьянские союзы, но это не всегда спасало их от плена у своих же черкесских добытчиков, которые, захватив их, продавали в рабство на южных рынках.

Многие пленники попадали в Каир, где их обращали в магометанство и от XIII в. ставили в ряды мамелюков, конную гвардию египетского султана,

а мореходов отсылали во флот, где некоторые из них стали египетскими адмиралами.

Ч. славились повсюду храбростью, величайшим великодушием, гостеприимством, красотой и грацией, как мужчины так и женщины. Но вместе со всем этим, их быт в то время был еще полон жестоких с обычаев. Они вели простой образ жизни, а роскошь признавали только в оружии, в ценных конях и в конском снаряжении. По словам Интериано, "Всякий раз в году, когда шьют себе новые одежды и, ярко-красные шелковые рубахи, сейчас же вассалы просят их подарить эти обновки и если бы они отказали или хотя бы только проявили свою неохоту к этому, они покрыли бы себя позором. Поэтому, едва только кто-нибудь их попросит, они тотчас же снимают с себя просимое и дарят, получая взамен вещь всегда

образом, благородные почти всегда одеты хуже других, а зато щеголяют сапогами, оружием и лошадью, которые никогда не дарят и они гордятся этими вещами, составляющими их главную роскошь. За лошадь, им понравившуюся, они часто готовы отдать всё, что имеют и не представляют себе ничего на свете более ценного, чем превосходный конь". Интериано рассказывает также, что Ч. брили голову, а на макушке оставляли длинный пучок волос, по тому же обычаю, который известен и у Запорожцев и отличал их "Войсковых товарищей".

В XVII в. половина Ч-сов исповедывала уже магометанство и в их жизнь, благодаря этому, начали проникать влияния турецкого языка и быта.

От 1792 г. их ближайшими соседями стали Черноморские Казаки, переселившиеся в Приазовье с Днепра и Ю. Буга. Те' и другие жили первые годы мирно, причем Казаки легко воспринимали горские обычаи и уже к 1830 году все нарядились в черкесскую одежду. Но со временем куначество между ними и соседними племенами Бжедухов, Шапсугов и Натухайцев было нарушено пограничными инцидентами и включением Казаков в русско-горскую войну. Начались взаимные обиды и набеги, Больше полувека Ч. вели борьбу с Россией за полную независимость своего края. В 1861 г. они были принуждены склониться перед силою русского оружия, но большая часть из них отказалась покориться новой власти. Началось усиленное выселение их в Турцию. В первый год после завоевания Кавказа, только на северо-западных горных склонах их насчитывалось до 350 тысяч мужчин, из которых ок. 100 тыс. считались благородными, а к концу восьмидесятых годов там осталось всего 130 тыс. душ об. пола. Освободившиеся земли, по приказу правительства, заняли Кубанские Казаки своими линейскими станицами. После окончательного "замирения" горских народов, живущие между ними Казаки пользовались относительной безопасностью и еще больше усваивали особые черты психологии и быта Кавказцев. Это происходило тем легче, что многие горские христиане зачислялись в казачьи станичные общины, служили офицерами в казачьих полках, роднились с Казаками, внося в их среду свой кавказский дух, не чуждый и многим Казакам.

После русской революции 1917 года, Ч. постановили войти федеративным политическим обществом в состав Юго-Восточного Союза, в правительство которого были избраны от Горцев — Пшемахо Коцев и Айтек Намиток, а от Дагестана — Тапа Чермоев и Гайдар Баммат. Но Республика Горцев Кавказа к весне 1918 года оказалась отрезанной от

Кубанского бассейна, вначале войсками большевиков, а после частями Добровольческой армии, возобновившей "покорение Кавказа". Таким образом в составе Юго-Восточного Союза остались одни Ч., которые объединились с Кубанскими Казаками и вместе с ними избрали высший орган управления краем — Кубанскую Законодательную Раду. Их представителями в Раде были: Пшемахо Коцев, Осман Гатагу, Паша Век Султанов, Касполет Улагай, Шахим Султан Гирей, Сеферби Сиюхо, Кучук Натырбе и Айтек Намиток, который сразу стал членом правительства Кубанского Края. Султан Шахим Гирей неизменно оставался выборным товарищем председателя в Кубанских Радах.

После окончательного торжества ленинцев, Ч. оказались под властью Советов. На их землях были образованы Кабардинская Автономная ССР, Адыгейская и Карачай-Черкесская Автономные области, а также Шапсугский Национальный район. Всем этим племенам пришлось перенести много страданий под диктаторской властью коммунистов, наравне с другими группами нацменов. Во время Второй Мировой войны многие Ч. оказались в рядах противников СССР и после ее окончания на них обрушилась месть победителей. Но культурный и национальный рост, несмотря на все пережитые беды, шел непрерывно и на протяжении полувека проявился многими достижениями.

ЧЕРЛЁНЫЙ (некр.) — алый, красный.

ЧЕРМОЕВ Тапа Абдул Мажид — род, 15 марта 1882 г. в гор. Грозный-; происходил из рода чеченских узденей и был сыном генерала Орцу Чермоева. Окончил Владикавказское реальное и Николаевское кавалерийское училища; после производства в чин хорунжего от 1901 г. служил офицером Собственного конвоя государя, а в 1908 г. ушел в запас чипов, так как после смерти отца должен был заняться управлением нефтяных приисков, полученных по наследству.

Возвратился на военную службу во время Первой Мировой войны, как офицер Чеченского - конного полка Туземной давизии. После революции, уже командуя этим полком, привел его из-под Петрограда обратно на Кавказ. С этих пор посвятил себя хозяйственной и общественно-политической деятельности. Был одним из организаторов Съезда Кавказских Горцев, а в результате провозглашения Республики Горцев Сев. Кавказа, 11 мая 1918 г. избран ее премьер-министром. В службе своему народу на этом посту, использовал добрые отношения с казачьими вождями и личный, авторитет у своих соплеменников для того, чтобы предотвратить столкновения между Казаками и Чечено - Ингушами, наладить между ними добрососедские отношения и мирное разрешение спорных вопросов.

В начале марта 1919 года Ч, выехал в Париж для участия в Версальских мирных переговорах, во главе делегации от своей республики. Там он подписал "Договор Дружбы", ставший причиной зверской расправы деникинцев со священником Кулабуховым. Как бывший подданный России, Ч. тоже был обвинен ими в измене и заочно, приговорен к смерти, но остался во Франции и умер эмигрантом 28 августа 1937 года.

ЧЁРНАЯ Евдокия Ивановна (куб.) — рожд. 1890 г., ст. Старо - Деревянковской; девичья-фамилия — Рудабаба. Будучи учительницей станичной школы, вышла замуж за коллегу по службе А. П. Чёрного; после с ним делила годы эмиграции в Югославии, с ним вместе перенесла клевету, гонения и издевательства со стороны русских и сербских противников казачьего национального возрождения, с ним вместе была выслана из Югославии и прибыла в Польшу, не изменяя вольно-казачьей идее. В годы Второй Мировой войны прошла страдный путь беженства на Запад и закончила его в Аргентине. Умерла там 1 сентября 1962 г.


ЧЁРНАЯ РАДА — Всеобщее Собрание народных представителей от казачьего населения в Гетманщине или на Запорожском Низу; тоже самое, что и Валовой Круг у Донцов. Постановления Ч. Рады в важных вопросах общественной, политической и военной жизни были обязательны для всего населения. Посол австрийского императора Эрих Лассо-та, посетивший Сич в 1596 г., называл ее славянским словом "Коло" (см.). Рада называлась Чёрной в отличие от Рады Старшинской потому, что в ней правом решающем; голоса обладали все полноправные члены казачьего товариства, то есть знатные товарищи наравне с черными товарищами, которые так назывались по аналогии с "чернью" пчелиного роя.

8 января 1654 г., собравшись в Переяславе, фактической столице Земли Запорожских Черкасов, Ч. Р. постановила идти "под царя московского, православного". В этом случае на Раду были допущены переяславский бургомистр, войт 10 писарей и 11 мещан, часть которых по происхождению тоже могла быть Казаками.

ЧЕРНЕТЧИНО — село Днепропетровской области, Новомосковского района, при лиманах Казацком, Круглом, Порунежном и речке Заплавке, Принадлежало Запорожцам, как селение Самарской паланки. Покинуто ими после разгрома Сичи и занято Украинцами,

ЧЕРНЕЦОВ Василий Михайлович (дон.) — род. ок. 1890 года, ст. Калйтвенской; полковник и знаменитый командир донских партизан. В офицерский чин произведен из питомцев Новочеркасского Казачьего училища, В начале Первой Мировой войны, в чине сотника назначен со льготы на службу в 26 Дон. каз. полк, а когда из полков 4-й дивизии был выделен на добровольных началах специальный разведывательно-партизанский отряд, сотник Ч. назначен его начальником, В этой должности он со своими партизанами прославился широко по фронту и заслужил орден св. Георгия 4 степени.

После революции 1917 г., по доверенности подчиненных, Ч. представлял свою часть на Первом Донском Круге. По наружности типичный Казак, небольшой, смуглый, "востроглазый", он неоднократно выступал на трибуне Казачьего Народного Собрания с мудрыми речами по насущным вопросам.

Возвратившись окончательно на Дон, есаул Ч. первым из всех казачьих офицеров приступил к формированию партизанского отряда для защиты Дона от наседавших со всех сторон ленинских красногвардейцев. Его отряд из офицерской и учащейся молодежи начал свою боевую страду 30-го ноября (ст. ст.) 1917 г. Благодаря личной храбрости, большому опыту в партизанской войне и блестящему составу рядовых отряда, он легко побеждал большевиков, в то время не любивших отрываться далеко от жел. дорог. Об его манёвренных действиях говорят и свои и советские сводки, вокруг его имени создаются легенды, его 'окружает любовь партизан, переходящая в обожание и глубокую веру в его безошибочность. Он становится душою донского партизанства, примером для других отрядов, сформированных позднее. С открытыми флангами, без обеспеченного тыла, он неизменно громит встречные эшелоны красных в Александрогрушевске, под Макеевкой и Дебальцевым, разгоняет их отряды, берет в плен их командиров и комиссаров. Во второй половине января 1918 г., двигаясь на север, он занял со своими партизанами станции Звереве и Лихую, выбил врагов из станицы Каменской. Вероятно, в это время атаман Каледин поздравил его с производством в чин полковника, хотя приказ об этом несколько запоздал.

Продолжая победное движение, полковник Ч. в обход с севера захватил ст. Глубокая. Но от Миллерова к красным подошло подкрепление в лице перешедших на их сторону Казаков, собравшихся из 27 и 44 полков со своим командиром войск, старшиной Голубовым. Эта конница стала окружать пеших партизан все теснее. Попытки атак партизаны отбивали огнем и сами хотели броситься в штыки на конных с тем, чтобы их командир мог вырваться из окружения и уйти. Но тот удержал их, говоря: "Вы шли за мною. Если вам суждена гибель, то умру и я с вами, а спасаться за ваш счет не буду". В это время Голубов предложил переговоры и раненый в ногу полковник Ч. согласился на них, т. к. знал, что патроны на исходе и видел перед собой не красную гвардию, а Казаков и быв. товарища по оружию Голубова. Однако, красные Казаки и их начальник уже успели усвоить ленинские подходы к противнику. Едва несколько делегатов с Голубопым подъехали к строю партизан, остальные тоже подвинулись ближе к маленькому отряду Черцецовцев, а потом неожиданно бросились на него. 30 партизан, вместе со своим командиром попали в плен, остальные погибли сопротивляясь или успели рассеяться в наступавших сумерках.

Через два-три часа после этого, урядник 27-го полка Вырякин привез начальнику Каменского боевого участка, генералу Усачёву, лаконическую записку: "1918 г. 21 января. Я, Чернецов, вместе с отрядом взят в плен. Во избежание совершенно ненужного кровопролития, прошу Вас не наступать. От самосуда мы гарантированы словом всего отряда и войскового старшины Голубова. Полковник Чернецов". Внизу записку подписал и войсковой старшина Голубов. Голубов приказал вести пленников на хутор Астахов, через железную дорогу. Конвой он поручил подхорунжему Подтёлкову со взводом, сам же с остальными Казаками поскакал вперед. По пути полчовник Ч. сделал попытку спасти от плена и себя и партизан. При виде показавшегося бронепоезда, он воскликнул:

"Ура! Наша берет!" и ударил кулаком Подтёлкова в ухо. Но ускакать от него не успел. Тот выхватил шашку и зарубил своего пленника. Партизаны бросились в стороны, а Казаки конвоя, видя что совершилось гнусное убийство Казака — Казаком, их не преследовали и сами рассыпались по полю. Бронепоезд принадлежал красным.

Верные Дону круги были поражены, как громом, изменой голубовцев и смертью своего партизана. Она в значительной степени повлияла и на судьбу се виновников Голубова и Подтелкова. Когда они попали в руки восставших Казаков, засчитали им и этот грех.

(По материалам собранным полковником М. К. Бугураепым).

ЧЕРНЕЦОВЦЫ — имя, ставшее почётным званием; партизаны отряда полковника Чернецова, непревзойдённые по доблести и боевому духу. Первыми, без страха и сомнения, выступили в ноябре 1917 г. на защиту Дона от нашествия ленинских орд. Спаянные во едино волею своего храброго начальника, совершили ряд боевых подвигов, а после его гибели частично перешли в отряд полковника Семилетова или в Партизанский полк, в. рядах которого совершили Первый Кубанский поход.

ЧЕРНОБЫЛ — полынь обыкновенная, степное растение с горьким соком и с кистями желтых цветов.

ЧЕРНОЕ МОРЕ — занимает ок. 400 тыс. кв. клм., с Азовским морем соединяется Керченским проливом, а в бассейн Средиземного моря выходит через Босфор. Принимает в себя много рек, из которых главнейшие: Дунай, Днестр, Днепр и Рион. До конца прошлого столетия в Ч. М. несла часть вод и река Кубань, но к нашему времени ее черноморский рукав занесло песком и весь сток вод этой реки устремился в Азовское море.

Ч. М. судоходно повсюду при средней глубине 1500 метров, замерзает лишь иногда на короткое время, только у северных берегов.

По словам Страбона, вследствие частых бурь и свирепости населения берегов, Греки его называли "Аксенов" — Негостеприимное. Но потом они основали на его берегах много городов-колоний и море стало для них "Эвксинус" — Гостеприимное. В Средние века на Востоке его поделили на сферы и каждую называли по имени наиболее известного народа жившего на прилегающем берегу. Так появилось "Море Гурдж" — Грузинское, примыкающее к западному берегу Кавказа и Приазовья, а также "Русское море", северо-западная часть, откуда шли нападения Русов на Византию. Турки-Османы начали называть его всё в целости "Кара-Денгиз", Ч. М.; на западе Европы сначала его знали, как "Маре Маджорэ" — Большое море, а Ч. морем Греки его назвали впервые в договоре 1265 года с Венецией.

ЧЕРНОКОЖЕВ Петр (дон ) — ст, Березовской, хут. Заплавка; в 1930 г. сослан с семейством в спецпосёлок Островки Архангельской губ.

ЧЕРНОМОРЦЫ название, введенное в русский официальный обиход, для б. Днепровских Казаков, после изгнания их из Запорожья и незадолго до их переселения в Приазовье. Прежнее их имя Запорожские Казаки или Запорожские Черкасы было изъято из употребления, распоряжением правительства.

После падения Сичи (1775 г.) ее гарнизон в своем большинстве ушел в Турцию. 5-6 тыс. Казаков, оказавшихся там, основали Задунайскую Сич. Земля, принадлежавшие Низовой республике, заняты Россией и переименованы в Новороссию. Господствовавшие раньше на своей земле, Казаки обратились в народ гонимый, часть из них даже попала в крепостную зависимость от появившихся там русских помещиков; другие притаились в своих селениях и хуторах или разбрелись в разные стороны, лелея смутную надежду на лучшее будущее.

Однако, правитель края генерал-фельдмаршал князь Потёмкин не захотел лишить отечество кадров, известных своими боевыми качествами. По его докладу императрица Екатерина II разрешила начать новые формирования из Казаков, смирившихся со своею участью. Через 8 лет после разрушения Сичи, видному казачьему старшине было поручено сформировать из Запорожцев один полк. Когда же началась война с Турцией, Потёмкин приказал расширить формирования новым набором добровольцев. С Белый собрал крупный отряд из пластунов (9681 человек), конницы (2829 человек) и соответствующей морской флотилии. Выступив на фронт борьбы, эти Казаки сумели доказать, что боевая слава их отцов гремела по всему свету не без основания. Видя их неизменную доблесть, Потёмкин осыпал их разными наградами и, желая привлечь обратно тех, которые ушли во враждебную Турцию, правительство 14 января 1788 г. разрешило возвратиться им всем без всяких опасений, а князь Потёмкин в "ордере" от 30 января того же года сообщил Казакам, что императрица "изволила снизойти на пожалование им земли на поселение в Керченском Куте или на Тамани".


16 июня С. Белый был убит в бою и место кошевого атамана занял, с благословения властей, избранный Казаками Захарий Алексеевич Чепега. Казакам было разрешено собрать их семьи между Ю. Бугом и Днестром, на земле вновь приобретенной Русскими, с правом возродить там некоторое подобие привычной казачьей общественной организации. По указу от 10-го января 1790 г. эта военная община приобрела название "Верного Войска Черноморского". Отдельных Казаков стали" именовать Черноморцами,

Когда война с Турцией закончилась успешно для русского оружия, Ч. начали ходатайства о выполнении обещания императрицы, переданного им через умершего недавно князя Потёмкина, и 1-го июля 1792 г. Войсковой судья Антон Андреевич Головатый, прибыв в Петербург с другими делегатами, подучил "жалованную" грамоту, подписанную императрицей Екатериной II. Как бы в память того, что Приазовье некогда служило прародиной их предков Черных Клобуков — Черкасов, Казаки получили его в вечное владение. Грамота от 30 июня того же года содержала изложение казачьих прав и обязанностей с этими правами связанных: "Верного Нашего Войска Черноморского кошевому атаману, старшинам и всему Войску Нашего Императорского Величества милостивое слово. Усердная и ревностная Войска Черноморского Нам служба, доказанная в течение благополучно оконченной с Портою Оттоманской войны, храбрыми и мужественными на суше и водах подвигами, ненарушимая верность, строгое повиновение начальству и похвальное поведение от самого того времени, как сие Войско, по Воле Нашей, покойным генерал - фельдмаршалом, князем Григорием Александровичем Потемкиным-Таврическнм учреждено, приобрели особливое Наше внимание и милость. Мы потому желая воздать заслугам Войска Черноморского утверждением всегдашнего его благосостояния и доставлением способов к благополучному пребыванию, всемилостивейше пожаловали оному в вечное владение, состоящий в области Таврической остров Фанагорию со всей землей, лежащей на правой стороне реки Кубани, от устья ея к Уеть-Лабинскому редуту, так чтобы с одной стороны река Кубань, с другой же Азовское море до Ейского городка служили границей войсковой земли. С прочих же сторон разграничение указали Мы делать генерал-губернатору кавказскому и губернаторам Екатеринославскому и Таврическому через землемеров, обще с депутатами от Войска Донского и Черноюрского. Все состоящие на упомянутой нами пожалованной земле всякого рода угодья, на водах же рыбные ловли, остаются в точном и полном владении и распоряжении Войска Черноморского, исключая только мест для крепости на острове Фанагории и для другой, при реке Кубани, с подлежащим для каждой выгоном, которые для вящей Войску, и особливо на случай военной безопасности, сооружены быть имеют.

Войску Черноморскому принадлежит бдение и стража пограничная от набегов народов закубанских.

На производство жалованья кошовому атаману и войсковым старшинам по приложенной росписи, на употребляемые к содержанию стражи отряды и прочие по Войску нужные расходы, повелели Мы отпускать из казны нашей по 20.000 рублей в год.

Желаем Мы, чтоб земское управление сего Войска, для лучшего порядка и благоустройства, соображаемо было с изданными от Нас учреждениями о управлении губернией; Мы предоставляем правительству войсковому расправу и наказание впадающих в погрешности в Войске; но важных преступников повелеваем, для осуждения по законам, отсылать к губернатору таврическому.

Мы всемилостивейше повелеваем Войску Черноморскому пользоваться свободною внутреннею торговлею и вольною

продажею вина на войсковых землях.

Всемилостивейше жалуем Войску Черноморскому знамя войсковое и литавры, подтверждая также употребление и тех знамен, булавы, перначей и войсковой печати, которые оному от покойного генерал-фельдмаршала князя Григория Александровича Потёмкина-Таврического по воле Нашей доставлены.

Губернатору таврическому указали Мы доставлять Войску Черноморскому все исходящие от нас узаконения, предлагать оному о нарядах на службу, по назначению военного начальства, и преподавать все нужные способствования; а потому правительство войско вое имеет относиться к сему губернатору и через каждые две недели присылать ему сведения о всех важных происшествиях, какие; в течение двух недель могут приключиться, для донесения Нам.

Мы надеемся, что Войско Черноморское, соответствуя Монаршему Нашему о нем попечению, потщится не только бдительным охранением границ соблюсти имя храбрых воинов, но и всемерно употребить старание заслуживать звание добрых и полезных граждан внутренним благоустройством и распространением семейственного жития".

Дальше следовала роспись распределения жалования администрации, духовенству и всем чинам в том случае, если они наряжены на службу вне пределов Войска.

Таким образом Запорожские Казаки под новым именем Черноморцев были включены в политическую жизнь России. Точное значение милостивого слова императрицы было откровенно высказано в законодательном акте от 30 сентября 1824 г. (П. С. 3. т. XXXIX, № 30074). Там говорится, "что при переселении Малороссийских Казаков Правительство имело целью прочное обеспечение границ своих посредством сего воинского поселения, без коего следовало бы содержать регулярное войско с немалыми издержками и значительною потерею людей, в климате весьма вредном для непривычных к оному".

Казачьи атаманы были подчинены таврическому губернатору и Черноморское Войско лишь отдаленно напоминало былую Низовую республику, но Казаки, после пережитых разгромов и бродячей бездомности, смирились и с таким положением. Началось их переселение. 25 августа 1792 г. первые Ч. высадились со своих морских судов-чаек на Таманском берегу, а к зиме сухим путем с семьями прибыло и много других во главе с кошевым атаманом 3. А. Чепегой. "Сурово встретил Черноморцев пустынный Кубанский край, — пишет казачий историк Л. Я. Апостолов, — вследствие недостатка продовольствия, непривычных

климата и воды развелась громадная смертность, унесшая до 15% Ч-цев, и в то же время эпизоотия погубила половину всего скота, что сильно подорвало и без того незавидное их материальное состояние", Вместе с тем таврический губернатор требовал не только кордонной службы, но и специальных нарядов к обороне отношения не имевших. В своем рапорте ему атаман Чепега писал 13 сентября 1793 г.: "Как не безизвестно и Вашему Превосходительству, их новое переселение в пустые места, а притом и поздое пришествие сего лета от реки Днестра, так что вряд ли успеют для жён и детей на зиму и землянки построить; некоторые разъехались по разным местам для покупки к прокормлению своих семейств и состоящих на пограничной стражи казаков хлеба; з Екатеринославского наместничества и по сие время не выпущают; с числа зимовавшихся прошлую зиму тут две тысящи состоят при реки Кубану от Устьлабынской линии даже до Черного моря по Высочайшей Ея Величества грамоте на бдителной пограничной страже от набегов закубанских народов; неболшая часть остается для сбережения казенной флотилии и протчих войсковых тяжелостей; а последние распущены для виводу своих семейств на сию землю, кои еще не возвратились, и заработков себе на следующую зиму одеяния и хлеба, ибо уже по Высочайшей грамоте сего сентября по первое число дача указанному провианту приостановилась. То по таковым обстоятельствам командировать для вышеписанной надобности крайне нет когв: о чей Вашему Превосходи- тельству представляя, покорнейше прошу, покудова новопереселившиеся козаки себя поисправят хлебом и всем нужным, о освобождении их от таковых нарядов зделать уважение, дабы сим через то не прийшли в крайнейшее разорение; ибо уже и так многие через столь понесенные в минувшую с Портой Отътаманскою войны в службе подвиги и частые переселения до крайности разорились: Атаман кошовой армии бригадир и кавалер Захарий Чепега. № 429 1798-го года Сентября: 13: дня при Кубани".

Несмотря на большие трудности и постоянную сторожевую службу, Ч. к 1794 г. построили город Екатеринодар и 40 куренных поселений, нынешних станиц, с теми же названиями, какие были в Запорожье, кроме двух новых Екатерининской и Березанской, Кисляковская, Ивановская, Конеловская, Сергиевская, Динская, Крыловская, Каневская, Батуринская, Поповичевская, Васюринская, Незамаевская, Ирклиевская, Щербиновская, Титаровская, Шкуринская, Кореневская, Рогивская, Корсунская, Кальниболотская, Уманская, Джерелиевская, Деревянсковская, Нижестеблиевская, Вышестеблиевская, Переяславская, Полтавская, Мышастовская, Минская, Гимошевская, Величковская, Леушковская, Пластуновская, Дядьковская, Брюховецкая, Ведьмедивская, Платниров-ская, Пашковская, Кущевская. Эти бедные поселения из землянок к нашему времени разрослись в цветущие и богатые станицы.


Ч. и здесь сохраняли общественные и боевые традиции и навыки своих предков, Запорожцев. Но это им не всегда удавалось. Атаманы были выборными и назывались Кошевыми только пять лет после переселения. От 1797 г. их стали назначать властью императора и от этого времени они именовались уже Войсковыми.

По прямому смыслу "жалованной" грамоты, служба империи заключалась только в охране прилегающей границы и в походах за Кубань. Но от 1794 года начались наряды полков в дальние походы. Народ, изнуренный переселениями, болезнями и неурожаями посетившими край в первые годы, с трудом переносил; такую дополнительную службу, роптал, а иной раз и поднимал бунты. С каждым годом осложнялись и отношения с Горцами, мирные вначале.

Служебные тяготы, малярия и всеобщая бедность не помешали трудолюбивому народу привести свои поля в культурное состояние; повсюду зазеленели сады и виноградники,

пустые закрома стали наполняться золотистым зерном. Не пренебрегали Ч. и духовными нуждами, сразу же строили школы; в первые годы воздвигли десять церквей, хотя и под камышевыми крышами, основали монастырь с кельями для увечных и престарелых воинов. Но всё это выполнялось с громадным напряжением сил. Населения для выполнения всех работ было мало, а в строй иногда выходили малолетки 16-ти лет. В 1802 г. численный состав способных к службе исчислялся в 15.479 человек. Но пополнения стали подходить только после 1808 года, когда из Турции прибыло 500 живших там Запорожцев и стал приводиться в исполнение "Марта 17 Высочайше утвержденный доклад Министерства Внутренних дел о переселении из малороссийских губерний Казаков на земли Черноморского Войска". Между 1809 и 1811 гг. сюда было переселено 41.347 душ, между годами 1821 и 1825 на Кубань прибыло снова 48.822 души, а в 1848 г. еще 14.347 душ. По дороге с Днепра в Приазовье гибля тысячи переселенцев. По официальным данным, в первой партии умерло свыше семи тысяч душ, а во второй — около 3,500 душ. К переселению допускались исключительно казаки Полтавской и Черниговской губерний на добровольных началах, с предпочтением для тех семей "где более девок и вдов, в брак еще вступить могущих". При этом правительство ревниво следило за тем, чтобы никто кроме Казаков на их земле не селился и чтобы сами Казаки не уходили на сторону. А если между ними попадали иногородние ремесленники или рабочие, то им разрешалось там пребывать не больше пяти лет, после чего их выселяли прочь. Смешанные браки с ними запрещались. В Черноморское Войско попала также часть Казаков, переселившихся сюда после 1832 г. по "Положению о переселении Малороссийских Казаков вместе с однодворцами и прочими казёнными поселенцами для поступления в Кавказское Линейное Войско и полки", а также но Указу от 1-го октября след, года, когда разрешено переселять туда с семьями отставных солдат" из малороссийских Казаков".

Таким образом, население прежних станиц пополнилось, а от 1825 г. стали возникать новые: Ахтанизовская, Елизаветинская, Марьинская, Нововеличковская, Новоджерелиевская, Новолеушевская, Ново минская, Новомышастовская, Новотиторовская, Новощербиновская, Павловская, Петровская, Таманская и Темрюкская. Волна переселенцев 1848 года разместилась в построенном недавно Ейском городке, в качестве Казаков-мещан, или в новых станицах Должанской в Камышеватской.1-го июля 1842 г., во изменение первого Положения от 1802 г., Высочайше утверждено — новое, которое вводило у жизнь формы общественной я военной организации, принятые в Войске Донском, с Наказными атаманами и начальниками Войскового штаба, назначенными властью императора. Земля Черноморских Казаков поделена на три военно-административных округа: Таманский, Екатеринодарский и Ейский, во главе с окружными штаб-офицерами, всего 60 станиц с выборными атаманами. От прежнего самоуправления только они и остались.

В 1860 г. Ч. с частью Линейцев и Закубанцев соединены в одно Кубанское казачье Войско. После этого, русскими властями стало поощряться переселение на их земли иногородних, хлынувших туда широким потоком. Имя Ч. сохранилось только в обиходной речи, причем под ним подразумевались исключительно потомки Запорожцев. Служилое старшинство их полков: Запорожских, Таманских, Екатеринодарских, Уманских, Черноморских и Полтавских считалось от 14 января 1788 г., когда "раскаявшимся" Казакам было разрешено занять земли между Ю. Бугом и Днестром.

После революции 1917 г., в борьбе с ленинцами Ч. вместе с другими Кубанцами составили главную массу бойцов Добрармии. После падения "Белого Дела" их остатки по станицам перенесли особенно жестокие преследования со стороны новой русской власти советов. Некоторые станицы от казней и голода обезлюдели совершенно и снесены с лица земли, а в другие вселено преобладающее количество переселенцев из Великороссии.

ЧЁРНЫЕ БОЛГАРЫ — народ смешанного племенного состава, пришедший на Донец ок. 764 г. Они вспоминаются в договоре киевского князя Игоря с Византией (944 г.), как народ нападающий на греческие города в Крыму. Археологические остатки обнаруженные по Донцу, в местах их расселения, определяются как часть Салтово - маяцкой культуры. Персидская география X века (Гудуд ал Алэм) называет их "Срединными Болгарами" и их кочевья указывает на север от Азовского моря и на восток от Славян. "Это храбрый и воинственный народ, внушающий ужас". Во второй половине десятого века Ч. Б. были в большинстве уничтожены, очевидно, войсками киевского князя Святослава, во время его похода на Казар.

ЧЁРНЫЕ ВОДЫ — стоячие озёра, старицы и т. п. без выхода в текущие реки.

ЧЁРНЫЕ КЛОБУКИ — у киевлян общее прозвище племен, прикочевавших к лесостепным границам Киевской Руси после того, как Подонские степи заняли Кыпчаки-Половцы. Русские стали так их называть но внешнему виду, чёрным войлочным шапкам. Летописцы часто называют их и отдельными племенными именами, чаще всего Торкамн и Берендеями. У Константина Багрянородного это "Узы" (см). В летописях для Берендеев встречается и наименование Перендеи. Если считать, следуя русскому историку Татищеву, что имя Торков произошло от сарматского "гневливый" или от скандинавского языческого бога Тора, то можно с уверенностью признать в имени Перендий точный перевод названия этого бога. Соответственно с понятиями славянскими, Перундив, как и скандинавский Тор, бог грома и молнии. И не случайно о таинственны» Берендеях на Руси возник ряд легенд и сказок мистического содержания. Торетов вспоминают на Кавказе самые ранние греческие географы. На Днепр они пришли с давно сложившейся бытовой культурой и, без сомнения, с сильным отпечатком долгого сожительства с Казарскими Славянами. Берендеи по имени, ближе всего к Беренджерам арабских авторов. При многоразличных "разночтениях" древних рукописей, нет ничего необычайного в том, что сами Арабы пишут это имя "Баранджер", что у Армян оно обратилось в "Варанждин" и "Варачан", у персидских ге- ографов пишется, как "В. Н. НД. Р", а в русских летописях, как Берендичи, Берендея, Перендеи.

Страна, горы и реки в районе Терека, где вначале проживали Беренджеры, носили их имя. Иногда в источниках оно заменяется названием Басилы, в котором не трудно узнать Базилеев древности. В стране Береаджер христианство господствовало уже в VII в. По Плинию там же когда-то жили Удзы. Все они могли быть и Туранцы и Кавказские Славяне и туранославянской смесью. Но в годы 721-37 Арабы уничтожали их во множестве, топили в реках или просто убивали. Части же их удалось скрыться на север. Во всяком случае, Ибн Фадлан в 922 г, видел в Камском Булгаре пять тысяч Баранджеров, а персидские географы того же столетия знали христиан В.Н.НД.Р. на Верхнем Дону, южнее Окских Угро - Финнов, Маджар. Как они попали на Дон, рассказывает Константин Багрянородный. Ему они были известны под общим с Торками именем Узов (см. УЗЫ). В 948 году он писал: "Пятьдесят лет назад, так называемые Узы договорились с Казарами; сообща с ними побили Печенегов в сражении и изгнали их из их собственной страны, которую так называемые Узы занимают до сих пор". О том, где до этого времени жили Печенеги, Татищев говорит: "Оные прежде жили между Дона и Волги, до Яика, а последи до Дунаяраспространился''. Это же подтверждает и археология, Следовательно, после изгнания Печенегов и до прихода в наши стели Половцев (1060 год), Ч. К., Торки и Берендеи, проживали между Верхним Доном и Волгой и ниже по Дону, где персидская география (Гудуд ал Алэм) указывает В.Н.НД.Р., два племени Б. Радас (Бродников) и Казарскнх Печенегов. Все эти выходцы с Кавказа, несомненно, находились и в державе Томаторканской, где составляли кадры касажской и хазарской дружины Мстислава Храброго. После же того, как Половцы заняли наши степи, они ушли от них на запад и оказались при границах Киевской Руси. После этого Ч. К. почти два века находились в состоянии непримиримой вражды и непрерывной войны с Половцами. Поэтому видеть между ними какие-либо родственные связи немыслимо.

В. Н. Татищев, ранний русский историк, составил подробный летописный свод, для которого имел возможность использовать и списки, после бесследно исчезнувшие из архивов. В летописях, по его словам, "их историки разно имянуют, яко торки, печенеги, козары, черники, клобуки и берендеи, мню, что разные смешаны были" (История России- екая, т. 1, примечание к главе 26). "И было их войско немалое, иногда козарами прозванное, иногда же поршане или поросяне от реки" (там же том П, примечание к гд, 5-й и 6-й). "Они их разно имяновали. Видно ж, что в одном месте у одного торки иди козары, у другого берендеи» у третьего черные клобуки" (там же той IV, примечание к главе 11).

Наряду с туранскими именами их вождей: Моначкж, Сатмаз, Каракозь, Мнюз, Карас, Кокей, в летописях обнаруживаются и имена со звучанием алан» - скандинавским: Чекоман, Тошман, Кулдьяр, Кондувдый, Тудор. Вообще, Ч. К,. стали народом, пережившим основательную метисацию. По данным археологии: "Торки, прошедшие по южнорусским степям, были настолько смешаны с другими народами и, в частности, с Печенегами, что выделить их памятники на этой территории не представляется возможным" (С. А. Плетнева, МИА 62, стр. 165).


Попав в непосредственное соседство с Киевской Русью, Ч. К. заняли положение, известное в истории под термином "федераты" (см.). Они участвовали в ее политической жизни и в княжеских междоусобиях, помогали в борьбе со степными кочевниками. По словам Татищева, их пребывание там каждый князь потому "видел за полезнейшее, что в Черных клобуках много было мужей искусных и храбрых, понеже непрестранно себя обороняя или исча прибытка, в войне пребывали". Значение их в политической жизни древней Руси было подобно тому, какое позднее выпало на долю их потомкам, Казакам, в Литве и в России.

С крупными и малыми владетелями на Руси Ч. К. заключали договоры в своих собственных интересах и без всякого принуждения с их стороны. Одним ив многих примеров подобного соглашения приводит Ипатьевская летопись под годом 1159; племенные вожди Берендеев и Торков послали к Мстиславу предложение "Аще ны хощеши любити, яко же ны есть любил отец твои н по городу ны даси по девшему, то мы на тон отступим от Изяслава: Мстислав рад был речи той... и яся им по всю волю их". Они жили в отданных им на кормление городах, между Русами, но основали и несколько своих; Торческ, Саков, Берендичев, Берендеево, Ижеславль, Урнаев и др.

Ч. К. получили у Русов наименование по внешнему виду, чёрным войлочным шапкам. Оно возникло в народе, но так же их называли и летописцы., С развитием же русской научной мысли, составители летописных сводов не удовлетворились таким примитивным прозвищем и обратили внимание, что эти народы, как выходцы из страны Черкасии, должны называться общим именем Черкасов. Поэтому в Московском летописном своде XV века под годом 1152 поясняется: "Все Черные Клобуки еже зовутся Черкасы". Несколько позднее такое же пояснение помещено и в Воскресенской летописи.

На основании всех этих летописных данных, русский историограф Н. М. Карамзин и делает свой вывод (см. Карамзин), что имя Казаков древнее Батыева нашествия (1237 г.) и принадлежало Торкай и Береадеям, которые у Русских назывались н Черкасами, т. е. так же как и Казаки в официальных актах.

От XIII в. прозвище Ч. К., вообще исчезает из летописей, в хрониках и актах появляются их имена — Черкасы и Казаки.

ЧЁРНЫЕ ЛЮДИ (некр.) — простой народ, народные массы, то же что у Запорожцев "чернь".

ЧЕРНЬ — 1) у Днепровских Казаков так назывались рядовые народные массы, в отличие от старшины у знатных войсковых товарищей. Название Ч. не имело у них обидного смысла, как у Русских, и вошло в обиход по аналогии с "чернью" пчелиного роя; 2) черные рисунки орнаментации в резной насечке на серебре.

ЧЕРПАЛО — рыболовный сачок.

ЧЕРСЕЛ (некр.) — пояс, кушак.

ЧЕРТЕНСКИЙ Смага — Донской атаман от 1605 по 1622 г, он же Смага Степанов. "В Туле — май, июнь 1605 г. — Самозванец, принимая главнейших представителей боярства, признавших, наконец, его царем, демонстративно "преже московских бояр" принял Донских атаманов и Казаков, со Смагою Чертенским во главе" (Сватиков). В его время на Дон прибыло официальное посольство польского короля Сигизмунда Ш-го, а грамоты из Москвы адресовались: "От царя и великого князя всеа Руси на Дон, в нижние и верхние юрты, атаману Смаге Степанову и всем атаманам и Казакам и всему Великому Войску".

ЧЕРЬГА — войлочная полость, то же самое что и сибирская кошма.

ЧЕРЯЧУКИН Александр Васильевич (дон.) — рожд. 1872 г., ст. Богоявленской; генерал-лейтенант царского производства, атаман Зимовой станицы от В. Войска Донского к правительству гетмана Скоропадского на Украине. Окончил Донской кадетский корпус, Михайловское артиллерийское училище и Академию Генерального штаба. После производства в чин хорунжего начал службу в Лейб-гв. 6-й Дон. каз. батарее; на фронт Первой Мировой войны вышел командиром 11 Дон. каз. полка; с 1915 года командовал 2-й Заамурской конной бригадой уже в чине генерал-майора, некоторое время был начальником штаба IV-го Кавалерийского корпуса, а с производством в чин генерал-лейтенанта, назначен начальником 2-й Сводной каз, дивизии. Награжден боевыми орденами св. Георгия 4 ст., св. Владимира 8 ст. и Золотым оружием. В конце ноября 1917 г. прибыл с дивизией на Дон, и, после ее демобилизации, стал во главе Западного фронта обороны Новочеркасска от красных ленивцев. При атамане Краснове был послан с Зимовой станицей в Киев полномочным представителем Дона, добился там соглашения с Украиной по вопросам снабжения Донской армии оружием и утверждения границ между этими государственными образованьями. Его стараниями 25-го июля 1918 г. Украина признала суверенность Всевеликого Войска Донского на незыблемых началах взаимности и равенства, а на следующий день был подписан договор между Доном и Украиной, закрепивший дружеские отношения. Воспоминания генерала Ч. об этом времени опубликованы в 3-м томе Донской Летописи под заглавием: "Донские делегации на Украину и в Берлин в 1918-1919 гг.". При атамане Богаевском ген. Ч. стал директором Донского кадетского корпуса, с которым при эвакуации Дона выехал в Египет. От конца 1923 года проживал в Париже и работал на автомобильном заводе. Умер во время Второй Мировой войны.

ЧЕСТНЫЕ ЛЮДИ (некр.) — особы уважаемые, почитаемые.

ЧЕТВЕРТЫЙ ДОН. КАЗАЧИЙ ПОЛК — в Русской императорской и в Донской армия полк действительной службы сформированный на кадрах прежнего Дон, каз. № 22 полка; награжден Георгиевским знаменем и белевыми петлицами. Вечный шеф -— Донской атаман граф М. И. Платов.

ЧЕТЫРНАДЦАТЫЙ ДОН. КАЗАЧИЙ ПОЛК — постоянный полк действительной службы сформированный на кадрах прежнего Дон. каз. № 26 полка: награжден Георгиевским знаменем за подвиги в Персидскую и Турецкую кампании. Вечный шеф — атаман Ефремов.

ЧЕТЬИ МИНЕИ — церковная книга, содержащая жития святых, творения Учителей Церкви, их толкование и т. п.; разделены на 12 частей по числу месяцев в году, из которых каждая часть даёт очередные чтения на всякий день. Великие Ч. М. составил Московский митрополит Макарий (1542-1564) на основании греческих и русских источников, а их краткая редакция исполнена Казаком, епископом св. Димитрием Ростовским (1651-1709). А. И. Ригельман в одной из своих книг приводит выдержку из Великих Ч.М. в чтениях на день 11 мая, касающуюся наших предков: "Козары, коих Греки Козарами, Римляне же Газарами называли, был народ скифский, языка славянского, страна же их была близ Меотического озера" (Азовского моря).

ЧЕЧЕКАТЬ — во время казачьего танца, танцор в такт движениям произносит сквозь зубы, подобно испанским кастаньетам: "чи-чи-чи-чи-чи!". От этого — название танца "чечётка".

ЧЕЧЕНЦЫ — русское название кавказской народности, населявшей от скифских времен область, лежащую между Тереком, Кумыкской плоскостью и Андийским хребтом. Сами себя они называют именем "Нахчий". Во время борьбы за независимость Кавказа свободолюбивые и воинственные Ч., вместе с соседними Ингушами были наиболее преданными сторонниками имама Шамиля; после покорения выселены к горам, а их равнинные земли заняты под казачьи и русские поселения. Когда совершилась, русская революция 1917 года, Ч. участвовали в создании "Союза Горцев Северного Кавказа", через год ликвидированного войсками Деникина. В СССР на их земле быта образована Чечено - Ингушская автономная ССР, ставная очагом постоянного противодействия соввласти. Во время Второй Мировой войны за открытые восстания все Ч. и Ингуши объявлены изменниками и "врагами социалистической родины". В конце февраля 1944 г. они все без исключения выселены в Среднюю Азию. После смерти Сталина реабилитированы; в 1957 г. их остаткам разрешено возвратиться в прежнюю область на Кавказе, где была номинально возрождена и Чечено - Ингушская АССР.

ЧИВОЙТА (среднедон.) — что такое, что то.

ЧИГА — в Средние века название какого-то причерноморского племени: упоминается в "Слове о полку Игореве". Это имя до наших дней сохраняется в названии города Чигорина и в насмешливом прозвании Казаков Русскими. Южные Донцы применяют его в том же значении к своим Верховым: "Чига лыко драла, чига лапти плела.

ЧИГАН — болотная кочка.

ЧИГАНАКИ — поселения в заболоченной местности или в заливной пойме реки с постройками на высоких фундаментах; также полунасмешливое название жителей подобных поселений.

ЧИГИРИН — в летописи XVII столетия: "славный старинной город казацкой, начальнейший Чигирин". Расположен по обеим сторонам Тясмина при впадении в него речки Ирлейки, севернее болот Калаборок, Шихново и Болтыжский Яр, в глубине сосновых лесов, принадлежавших Черкасскому староству. Ч. основан Казаками в 1562 г., т. е. тогда, когда Приазовье покинули последние Черкасы - Мореходы: в 1589 году король Сигйзмунд III-ий разрешил тогдашнему черкасскому старосте А. Вишневецкому построить там замок. При Богдане Хмельницком в Ч-не была резиденция гетмана, а после отделения Гетманщины от Речи Посполитой, город стай одним из главных центров борьбы Русских за Правобережную Украину, во время так называемых Чигиринских походов. В результате их Ч. был разрушен, опустошен и почти целиком покинут Казаками. Впоследствии заселен Украинцами и в настоящее время — небольшой город УССР. Вокруг него находится 965 курганов и 73 городища, остатки древних поселений.


ЧИГИРИНСКИЕ ПОХОДЫ — Переяславский договор 1654 г. не удовлетворил многих Запорожских Казаков; раздражали порядки, вводимые на Гетманщине с приходом туда Русских. Не хотели примириться с опостылевшим господством Поляков и Казаки, оставшиеся в Правобережья. Они выбрали себе гетманом Петра Дорошенко и поручили ему завязать сношения с турецким султаном, надеясь найти именно у него покровительство и поддержку в борьбе и с Польшею и с Москвою. Подобные нестроения стали проявляться я в Гетманщине. Дорошенко побывал в ставке султана Магомета и получил от него заверения, что, приняв от него протекторат, Казаки будут освобождены От всяких даней и смогут рассчитывать на полную гражданскую и религиозную свободу.

Султан считал казачьи земли и без того своими, т, к. они раньше принадлежали крымскому хану, ему покорившемуся. Предложения Казаков сулили укрепление фактического владения ими. В 1672 г. он двинул свои войска на Подолию, отобрал её от Речи Посполитой и стал продвигаться глубже на Волынь. Встретив сопротивление Поляков, Турки нанесли им несколько поражений и принудили польское правительство принять условия, продиктованные им в Бучаче. По мирному договору, Подояия отходила к Турции, а за Казаками признаны Брацлавщива и южная часть Киевской области. Но Белая Церковь, которая спокон веков принадлежала Казакам и их предкам, оставалась в руках Поляков. Казаков это обидело, т. к. они надеялись освободить всё свое Поднепровье, а кроме того поведение Турок ясно показывало, что они не намерены точно выполнять обещания султана и что их, Казаков, ожидает печальная судьба других христианских подданных Оттоманской империи. Правобережье, так же как и Гетманщину потянуло "под царя восточного, православного". Большая часть казачьих полков капитулировала перед русской армией, сам Дорошенко сдался и был вывезен в Москву.

Султан же, потеряв Дорошенко, нашел ему достойного заместителя. Он освободил томившегося в заключении Юрия Хмельницкого, наделил его титулом "Князя Сарматии" и в 1677 году отправил с большой армией на завоевание Чигирина, будущей казачьей столицы. Это был первый Ч. поход, окончившийся неудачей. Туркам пришлось снять осаду города и отойти под давлением русско-казачьих войск воеводы Ромодановского.

В следующем году усиленная Турецкая армия снова осадила Чигирин. Турки теперь заняли его, но в таком разгромленном состоянии, что порешили сравнять его остатки с землей и перенести столицу князя Сарматии в Немиров, где разместились и тысячи преданных ему Казаков. В том же районе остались крупные отряды Турок и Татар, С ними Юрий Хмельницкий в конце 1678 г. сделал неудачную попытку занять Левобережье.

От начала 1679 года Русские повели с султаном переговоры о мире. Они закончились предварительными условиями, выработанными в 1680 году "на поле в шатрах" близ Бахчисарая. По этому договору предусматривался двадцатилетний мир, устанавливались границы между сферами турецких и русских влияний, левый берег Днепра от речки Самары и Киевская область на Правобережье оставались во владении России, крымский хан получал "поминки по старым росписям", а Татары и султан обещали ни в чем не помогаете. Казакам, Русские послы настаивали, чтобы земли Запорожья перешли во владение Москвы, но это им не удалось. Не добился этого, несмотря на все старания, и дьяк Возницын, приехавший в Константинополь через год "за утвержденной грамотой" Бахчисарайского мирного договора. Запорожье с Брацлавом южнее рек Тясмин и Синие Воды осталось во владении Казаков.

ЧИГИРЬ — водоподъемное колесо, приспособленное для поливки огородов. ЧИКА — см. Зарубин Иван.

ЧИКИЛИКИ — у Казачек женские височные подвески особенной формы; у Ригельмана о них говорится: "На голове носят повязки с висящими по Щекам чикиликами, то есть лопастьми жемчужными, и поверх оных высокие кички". Ч. имели форму прямоугольных сеточек, низанных жемчугом и нависавших из-под головного убора возле ушей, над частью щек.

ЧИКЙЛЯЙ — хромоножка.

ЧИКИЛЯТЬ — хромать, прихрамывать.

ЧИКОМАС — окунь, рыба с красными спинными плавниками.

ЧИНАК — большая миска.

ЧИНГИСХАН Тимучин (1155-1227) — знаменитый монгольский завоеватель. Был сыном небольшого племенного вождя Есугей - Богадура; рано осиротевший, покинутый подчиненными родами и изгнанный из с своего улуса честолюбивыми родственниками, Ч. должен был уже в детском возрасте заботиться о пропитании дли матери и других ее детей. Кроме того, ему пришлось перенести многие преследования от своих гонителей и скрываться в лесах от них. Но возмужав, он жестоко им отомсти и снова объединил под своей властью принадлежавшее отцу племя. После того, из года в год завоевывая соседей, он расширил свои владения и прослыл на востоке непобедимым воином. Ему покорились все Восточные Монголы и оседлые Китайцы. Создав, таким образом, могущественное государство, Ч. учредил в нем особый общественный и военный порядок с писанными правовыми нормами, изложенными в "Ясе Чингисхана". Уже будучи и преклонном возрасте он двинулся в сторону Туркестана и покорил его в три года (1219-1222). После этого, победоносное продвижение на запад продолжали его дети и внуки, из которых Батухан расширил свой улус на всю Восточную Европу, основал Царство Золотой Орды и заставил все русские княжества платить ему дань.

ЧИНИТЬ — исполнять, совершать.

ЧИНИТЬ ПРОМЫСЕЛ (некр.) – делать решение, обдумывать.

ЧИНЫ — служебное и общественное положение, установленное, при гражданской и военной службе "Табель о рангах" .при императоре Петре I. У Казаков первый военный чин армейского бригадира получил Иван Краснощёкое по Указу от 4 марта 1738 г. Затем Войсковой атаман Даниил Ефремов, в 1753 г. был произведен в чин генерал-майора, а через шесть лет он же переименован, первый среди Казаков, в гражданский чин тайного советника. Старшина Сидор Белый в 1783 г., первый среди Запорожцев, получил чин секунд-майора и зачислен с ним в русскую армию.

Но все такие производства не носили регулярного характера и у Казаков еще долго сохранялись традиционные старшинские звания: атаманы, писаря, есаулы, полковники, хорунжие, сотники и т. п. Русское правительство считало невозможным удостаивать и "впредь, как донских, так и протчих нерегулярных войск старшин воинскими регулярными рангами, дабы регулярным офицерам обиды быть не могло".

Наконец, Указом Павла I от 22 сентября 1798 года за казачьими старшинами были признаны общерусские офицерские права. При этом войсковой старшина считался равным майору, есаул — ротмистру, сотник — поручику, хорунжий — корнету. В гражданской службе у Казаков были введены Ч. соответственно 12 классов русской Табели о рангах.

ЧИРИКИ — низкая обувь с твёрдой подошвой; По тюрски — чарик, по балкарски — чурук, до в. осетински — цирик.

ЧИСТИК — узкая лопаточка для очищения земли с плуга.

ЧИСТЫЙ ПУТЬ (некр.) — путь беспрепятственный, свободный.

ЧИХИРЬ — молодое вино незаконченного брожения (ферментации), мутноватое и мало хмельное.

ЧИЧАНЛЫ — казачий укрепленный город Брацлавского полка на юго-западной границе Запорожского Низа, Между Ю. Бугом и Днестром. В русских актах — "черкасский город Чачельник".

ЧТОНЕВИДНО — скоро, моментально, того и гляди.

ЧУВ — традиционный и очень древний обычай Казаков оставлять прядь волос, нависшую над левым ухом; в последнее Время стало модным взбивать ее кверху.

ЧУВАЛ — брезентовый мешок на 80 кг. зерна.

ЧУВЯК — мягкий шитый башмак (выворотной); надевался поверх ноговиц.

ЧУДАК — странный, дурной; по казачьим понятиям оскорбительное прозвище.

ЧУДИТЬ — острить, вызывать смех словами или действиями.

ЧУДОК — немного, мало, чуть-чуть.


ЧУКАВОВ Александр Петрович (дон.) — рожд. 1893 года. Окончил Донской кадетский корпус и Новочеркасское казачье училище; участвовал в Первой Мировой войне и в борьбе за Дон; от 1920 г. в эмиграции, жил во Франции, где собственным трудом приобрел небольшую ферму; умер 23 февраля 1948 г.

ЧУЛАН — сени, коридор без окон.

ЧУМАКИ — на Украине поставщики соли, за которой им приходилось ехать на волах через казачьи земли к Днепровско-Бугскому лиману, минуя Коломак, Карловку, Кочерижки, Карабиновку, Михайловку, Тимошевку и Сырогузы. Другой Чумацкий путь вёл к Бахмуту и Ростову, минуя тот же Коломак, на Берестяновку, Корниевку, Гришине.

ЧУМАКОВ Федор — Яицкий Казак, сподвижник Е. Пугачева, который называл его графом Орловым. После ликвидации восстания Екатерина П простила ему вины за участие в выдаче Пугачева.

ЧУМАКОВЫ (дон.) — ст. Березовской; 1) Капитон и Христофор Андреевичи; в 1929 г. арестованы советскими властями и сосланы неизвестно куда; 2) Яков Иванович в 1930 году выслан из станицы в спецпоселок Островки Арх, губ,

ЧУМАЧИ (греб.) — занозы в ярме.

ЧУМБУР — запасной третий повод от кольца удил, специально для привязывания коня.

ЧУПРИНА — оставленный на макушке, в центре тщательно выбритой головы, толстый клок волос; старинный кавказский и казачий обычай, который на Днепр, очевидно, принесли Пятигорские Черкесы, Казаки из Пятигорья. В Запорожье практиковался только "войсковыми товарищами" — полноправными членами сичевого братства (см. Оселедец),

ЧУРА — одно из старинных казачьих имен.

ЧУРАЙ Мария Гордеевна — дочь сотника Полтавского полка, погибшего в борьбе с Поляками, "слагательннца сладких песен", из которых ей приписываются: Грыцю, Грыцю до роботы", "Засвистали козаченьки в поход с полуночи", "Виют витры, виют буйни", "Сидит голуб на берези, голубка на вишни", "Ой, не ходи, Грыцю тай на вечерници". Она умерла от туберкулеза, прожив двадцать лёт, в 1648 г.

ЧУРБАК — полено дров или кусок дерева для какой - либо поделки.

ЧУРКАНЧИК — смешная выходка.

ЧУХАТЬСЯ — чесаться, в переносном значении — медлить, опаздывать.

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 295 участников
Присоединиться к группе