Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

Ч

вкл. . Опубликовано в Казачий словарь-справочник Просмотров: 5729

Содержание материала

16 июня С. Белый был убит в бою и место кошевого атамана занял, с благословения властей, избранный Казаками Захарий Алексеевич Чепега. Казакам было разрешено собрать их семьи между Ю. Бугом и Днестром, на земле вновь приобретенной Русскими, с правом возродить там некоторое подобие привычной казачьей общественной организации. По указу от 10-го января 1790 г. эта военная община приобрела название "Верного Войска Черноморского". Отдельных Казаков стали" именовать Черноморцами,

Когда война с Турцией закончилась успешно для русского оружия, Ч. начали ходатайства о выполнении обещания императрицы, переданного им через умершего недавно князя Потёмкина, и 1-го июля 1792 г. Войсковой судья Антон Андреевич Головатый, прибыв в Петербург с другими делегатами, подучил "жалованную" грамоту, подписанную императрицей Екатериной II. Как бы в память того, что Приазовье некогда служило прародиной их предков Черных Клобуков — Черкасов, Казаки получили его в вечное владение. Грамота от 30 июня того же года содержала изложение казачьих прав и обязанностей с этими правами связанных: "Верного Нашего Войска Черноморского кошевому атаману, старшинам и всему Войску Нашего Императорского Величества милостивое слово. Усердная и ревностная Войска Черноморского Нам служба, доказанная в течение благополучно оконченной с Портою Оттоманской войны, храбрыми и мужественными на суше и водах подвигами, ненарушимая верность, строгое повиновение начальству и похвальное поведение от самого того времени, как сие Войско, по Воле Нашей, покойным генерал - фельдмаршалом, князем Григорием Александровичем Потемкиным-Таврическнм учреждено, приобрели особливое Наше внимание и милость. Мы потому желая воздать заслугам Войска Черноморского утверждением всегдашнего его благосостояния и доставлением способов к благополучному пребыванию, всемилостивейше пожаловали оному в вечное владение, состоящий в области Таврической остров Фанагорию со всей землей, лежащей на правой стороне реки Кубани, от устья ея к Уеть-Лабинскому редуту, так чтобы с одной стороны река Кубань, с другой же Азовское море до Ейского городка служили границей войсковой земли. С прочих же сторон разграничение указали Мы делать генерал-губернатору кавказскому и губернаторам Екатеринославскому и Таврическому через землемеров, обще с депутатами от Войска Донского и Черноюрского. Все состоящие на упомянутой нами пожалованной земле всякого рода угодья, на водах же рыбные ловли, остаются в точном и полном владении и распоряжении Войска Черноморского, исключая только мест для крепости на острове Фанагории и для другой, при реке Кубани, с подлежащим для каждой выгоном, которые для вящей Войску, и особливо на случай военной безопасности, сооружены быть имеют.

Войску Черноморскому принадлежит бдение и стража пограничная от набегов народов закубанских.

На производство жалованья кошовому атаману и войсковым старшинам по приложенной росписи, на употребляемые к содержанию стражи отряды и прочие по Войску нужные расходы, повелели Мы отпускать из казны нашей по 20.000 рублей в год.

Желаем Мы, чтоб земское управление сего Войска, для лучшего порядка и благоустройства, соображаемо было с изданными от Нас учреждениями о управлении губернией; Мы предоставляем правительству войсковому расправу и наказание впадающих в погрешности в Войске; но важных преступников повелеваем, для осуждения по законам, отсылать к губернатору таврическому.

Мы всемилостивейше повелеваем Войску Черноморскому пользоваться свободною внутреннею торговлею и вольною

продажею вина на войсковых землях.

Всемилостивейше жалуем Войску Черноморскому знамя войсковое и литавры, подтверждая также употребление и тех знамен, булавы, перначей и войсковой печати, которые оному от покойного генерал-фельдмаршала князя Григория Александровича Потёмкина-Таврического по воле Нашей доставлены.

Губернатору таврическому указали Мы доставлять Войску Черноморскому все исходящие от нас узаконения, предлагать оному о нарядах на службу, по назначению военного начальства, и преподавать все нужные способствования; а потому правительство войско вое имеет относиться к сему губернатору и через каждые две недели присылать ему сведения о всех важных происшествиях, какие; в течение двух недель могут приключиться, для донесения Нам.

Мы надеемся, что Войско Черноморское, соответствуя Монаршему Нашему о нем попечению, потщится не только бдительным охранением границ соблюсти имя храбрых воинов, но и всемерно употребить старание заслуживать звание добрых и полезных граждан внутренним благоустройством и распространением семейственного жития".

Дальше следовала роспись распределения жалования администрации, духовенству и всем чинам в том случае, если они наряжены на службу вне пределов Войска.

Таким образом Запорожские Казаки под новым именем Черноморцев были включены в политическую жизнь России. Точное значение милостивого слова императрицы было откровенно высказано в законодательном акте от 30 сентября 1824 г. (П. С. 3. т. XXXIX, № 30074). Там говорится, "что при переселении Малороссийских Казаков Правительство имело целью прочное обеспечение границ своих посредством сего воинского поселения, без коего следовало бы содержать регулярное войско с немалыми издержками и значительною потерею людей, в климате весьма вредном для непривычных к оному".

Казачьи атаманы были подчинены таврическому губернатору и Черноморское Войско лишь отдаленно напоминало былую Низовую республику, но Казаки, после пережитых разгромов и бродячей бездомности, смирились и с таким положением. Началось их переселение. 25 августа 1792 г. первые Ч. высадились со своих морских судов-чаек на Таманском берегу, а к зиме сухим путем с семьями прибыло и много других во главе с кошевым атаманом 3. А. Чепегой. "Сурово встретил Черноморцев пустынный Кубанский край, — пишет казачий историк Л. Я. Апостолов, — вследствие недостатка продовольствия, непривычных

климата и воды развелась громадная смертность, унесшая до 15% Ч-цев, и в то же время эпизоотия погубила половину всего скота, что сильно подорвало и без того незавидное их материальное состояние", Вместе с тем таврический губернатор требовал не только кордонной службы, но и специальных нарядов к обороне отношения не имевших. В своем рапорте ему атаман Чепега писал 13 сентября 1793 г.: "Как не безизвестно и Вашему Превосходительству, их новое переселение в пустые места, а притом и поздое пришествие сего лета от реки Днестра, так что вряд ли успеют для жён и детей на зиму и землянки построить; некоторые разъехались по разным местам для покупки к прокормлению своих семейств и состоящих на пограничной стражи казаков хлеба; з Екатеринославского наместничества и по сие время не выпущают; с числа зимовавшихся прошлую зиму тут две тысящи состоят при реки Кубану от Устьлабынской линии даже до Черного моря по Высочайшей Ея Величества грамоте на бдителной пограничной страже от набегов закубанских народов; неболшая часть остается для сбережения казенной флотилии и протчих войсковых тяжелостей; а последние распущены для виводу своих семейств на сию землю, кои еще не возвратились, и заработков себе на следующую зиму одеяния и хлеба, ибо уже по Высочайшей грамоте сего сентября по первое число дача указанному провианту приостановилась. То по таковым обстоятельствам командировать для вышеписанной надобности крайне нет когв: о чей Вашему Превосходи- тельству представляя, покорнейше прошу, покудова новопереселившиеся козаки себя поисправят хлебом и всем нужным, о освобождении их от таковых нарядов зделать уважение, дабы сим через то не прийшли в крайнейшее разорение; ибо уже и так многие через столь понесенные в минувшую с Портой Отътаманскою войны в службе подвиги и частые переселения до крайности разорились: Атаман кошовой армии бригадир и кавалер Захарий Чепега. № 429 1798-го года Сентября: 13: дня при Кубани".

Несмотря на большие трудности и постоянную сторожевую службу, Ч. к 1794 г. построили город Екатеринодар и 40 куренных поселений, нынешних станиц, с теми же названиями, какие были в Запорожье, кроме двух новых Екатерининской и Березанской, Кисляковская, Ивановская, Конеловская, Сергиевская, Динская, Крыловская, Каневская, Батуринская, Поповичевская, Васюринская, Незамаевская, Ирклиевская, Щербиновская, Титаровская, Шкуринская, Кореневская, Рогивская, Корсунская, Кальниболотская, Уманская, Джерелиевская, Деревянсковская, Нижестеблиевская, Вышестеблиевская, Переяславская, Полтавская, Мышастовская, Минская, Гимошевская, Величковская, Леушковская, Пластуновская, Дядьковская, Брюховецкая, Ведьмедивская, Платниров-ская, Пашковская, Кущевская. Эти бедные поселения из землянок к нашему времени разрослись в цветущие и богатые станицы.

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 295 участников
Присоединиться к группе