Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

Программа статистико-этнографического описания населенных мест Кубанской обл. Е.Д. Фелицына

вкл. . Опубликовано в Проблемы изучения и пропаганды казачьей культуры Просмотров: 4283

Необходимость изучения географических названий (топонимов) Кубани не вызывает сомнения, т.к. в них заложена уникальная информация об истории, быте, языке и культуре населения этого региона. Значительный след в изучении топонимии (т.е. совокупности топонимов) Кубани оставил Е.Д. Фелицын, один из организаторов и наиболее активных сотрудников Кубанского областного статистического комитета. Топонимические сведения встречаются в его многочисленных работах, посвященных истории, археологии, географии Кубани и Северо-Западного Кавказа. Но это тема отдельного исследования. В данном же сообщении речь пойдет о "Программе статистико-этнографического описания населенных мест Кубанской области", составленной Е.Д.Фелицыным в 1879 году и о ее роли в топонимических исследованиях.

Подобные программы составлялись и ранее. Например, в феврале 1877 года была опубликована и разослана во все уезды области "Программа для составления статистического описания каждого уезда Кубанской области - отдельно". Уже в том же 1877 году уездные начальники и приставы полицейских участков, на которых был возложен сбор сведений, стали получать с мест первые ответы на вопросы программы. Сохранившиеся ответы являются ценным источником для изучения истории, этнографии, топонимики того или иного населенного пункта (ГАКК, ф.721, оп.1, д.122; ф.722, оп.1, дд. 166, 167 и др.). Почти сразу стали очевидны и явные недостатки данной программы. Состоящая из шести обширных глав, включавших множество подробных вопросов самого разного характера, программа была рассчитана на людей достаточно образованных и была малопонятна для большинства станичных учителей, фельдшеров, писарей, а то и просто мало-мальски грамотных казаков, являвшихся основными информаторами.

Эти особенности статистико-этнографических исследований в условиях кубанской станицы и учел два года спустя при составлении своей "Программы..." Е.Д. Фелицын (ГАКК, ф.460, оп.1, д.53). Приняв за образец программу Юго-Западного Отдела Императорского Русского Географического Общества, Фелицын максимально упростил целый ряд вопросов. К вопросам же, которые требуют специальных знаний, либо могут быть неправильно истолкованы, приложены "руководящие объяснения и даже кое-где примеры", многие вопросы разбивались "на все их частности". Таким образом, выигрывая в ясности и общедоступности, увеличился объем программы. Теперь она уже была рассчитана на всех тех, кто даже "не будучи подготовлен к занятиям подобного рода, проявил бы охоту принять участие в обогащении науки данными статистики и этнографии нашего края". В августе 1879 года директор народных училищ Кубанской области Н.Блюдов специальным циркуляром рекомендовал всем учителям области заняться описанием населенных пунктов. Подчеркивалось, что лучшие из работ будут опубликованы в "Кубанских Областных Ведомостях" и в особых сборниках, а авторы их даже могут рассчитывать на денежное вознаграждение. Общее руководство по осуществлению этого проекта взял на себя Кубанский областной статистический комитет, секретарем которого являлся Е.Д. Фелицын.

"Программа..." Е.Д. Фелицына, наряду с прочими, включала и вопросы чисто топонимического характера. Описание населенного пункта по Фелицыну начинается с раздела "Общий характер и свойства местности" (Программа статистико-этнографического описания населенных мест Кубанской области / сост. Е.Д. Фелицын. Екатеринодар, 1879. С.5-6), где проводился географический обзор местоположения станицы и ее юрта, указывались находящиеся в юрте горы (оронимия) и леса (дрионимия). В разделе "Воды" необходимо было поименовать все водные объекты (гидронимия), находящиеся в окрестностях станицы, включая реки, болота, источники, колодцы (Там же. С.10-11). В разделе "История и археология" (Там же. С.12-13), Фелицын, сам прекрасный историк и археолог, ставит ряд историко-топонимических вопросов. Например, следовало назвать все курганы, городища, крепости, пещеры, рассказать об истории основания станицы, о племенах, обитавших здесь прежде. Наконец, раздел "Земледелие и хлебопашество" (Там же. С.27-28) был посвящен землевладению офицеров и частных лиц (посессивная топонимия), церковного причта, а также хуторам и дополнительным юртовым участкам. Отдельные топонимические вопросы ставились и в других разделах программы.

Следует заметить, что общественность Кубани активно включилась в составление статистико-этнографических описаний населенных мест. С 1883 года Кубанский областной статкомитет стал издавать "Кубанский сборник", уже в первом томе которого вышли в свет статистико-этнографические работы Т. Стефанова (город Ейск), К.Н. Черного (Ейский уезд), Ф.Ф. Арканникова (Николаевская Станица), П. Кириллова (Новоминская Станица), Д. Шахова (Воронежская Станица), Липинского (Троицкая Станица). В издаваемом в Тифлисе "Сборнике для описания местностей и племен Кавказа" были напечатаны работы Е.Передельского (Станица Темижбекская. - Вып.3. 1883), П.Близнюкова (Станица Бесленевская Кубанской области Майкопского уезда. - Вып.6. 1888). Во всех этих описаниях имеются интересные топонимические сведения.

"Программа..." Е.Д. Фелицына не утратила своей актуальности и интереса для исследователей и в наши дни. Ряд основопологающих ее моментов был использован для методики полевых исследований научной школы известного кубанского этнографа Н.И.Бондаря. В 1987 году проводилась I Кубанская интернациональная фольклорно-этнографическая экспедиция (начальник экспедиции Н.И. Бондарь, научный руководитель проф. Р.Ф. Итс). Материалы экспедиции были изданы отдельными брошюрами (Краснодар, 1990). В Станицах Воронежской, Николаевской, Бесленеевской и Темижбекской, где работала экспедиция, в вопросники полевых исследований включались вопросы фелицынской программы, что позволяло сравнить полевые материалы с данными вышеназванных работ Ф. Арканникова, П. Близнюкова, Е. Передельского и Д. Шахова, выявить динамику традиционных знаний населения за более чем 100-летний период. Старожилы-информаторы, подтвердив в основном сведения этих авторов, несколько дополнили их. В станице Темижбекской фиксируется традиционное деление станицы на "края" или "концы": Черноморовка, Зенин край (по фамилии жителей), Пески, Старый мост (по особенностям местности), Лягушевка (там была балка с водой), Голодаевка (неплодородная земля), Базарный край. Отмечены в окрестностях станицы Сапатый курган (там хоронили больных сапом лошадей), Плакучие курганы (место, где прощались с уходящими на службу казаками). Данные Близнюкова дополняются легендарными сведениями о якобы живших здесь прежде "турках" и их вожаке Беслане, почему-де Станица и названа Бесленевской. В станице Николаевской отмечена трансформация названия горы Недреманной в гору Дреманку. Любопытно толкование этого факта: гора так была названа, по мнению старожилов, как отошедшая к Ставрополью, т.е. из военного ведомства в гражданское, - здесь гора утрачивает функцию казачьего поста. Информаторы станицы Воронежской в дополнение к сведениям Шахова сообщают названия "краев" станицы: Торваловка, Базарный и Кубанский. Однако никто не назвал Яр Перилы, хорошо известный сто лет назад.

Таким образом, совершенно очевидно, что указанная "Программа..." является не только памятником научной мысли прошлого столетия, но может и ныне сослужить немалую службу делу этнографического, исторического, топонимического изучения региона. Это особенно важно помнить сейчас, в год 150-летия со дня рождения Е.Д. Фелицына.

С.В. Самовтор

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 097 участников
Присоединиться к группе