Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

Кавказские танцы в традиционной культуре Кубани

вкл. . Опубликовано в Проблемы изучения и пропаганды казачьей культуры Просмотров: 6879

Амальгама "кавказской" мысле-формы и "славянской" мысле-энергии осознается разной по национальному составу и подготовленности аудиторией. Организация пространства-времени в данном случае осуществляется не столько композиционной процессуальностью, сколько статуарностью поз, жестов, мимики. Схема-модель - осанка, поза рук и ног - строга и жестка. Подобное наблюдается в исполнении кавказских танцев артистами Государственного Кубанского казачьего хора. Можно допустить, что их исполнительская версия кавказских танцев где-нибудь в Европе, центральной России или Сибири будет восприниматься за истинное воспроизведение кавказской танцевальной культуры. Но восприятие этого искусства в Адыгее, например, содержит, как минимум, ироническое начало. Оголенная мысль-форма "читается" однозначно. "Понимающее" восприятие усложняет "вхождение" в создаваемый образ. Артисты не скрывают, что исполнять кавказские танцы на Кавказе или перед адыгами им гораздо сложнее, чем где-нибудь в другом месте. Невозможность передачи эмоциональных и ментальных состояний является тому причиной.

В интонационно-структурном отношении Кубанская музыка кавказских танцев в сочетании с русской м "кавказской" стилистически констратна. Запев "Танца Шамиля", имеющий автентическую формульность, реализуется не в системе оборота I-V-I, а оборотом I-VIIн-I (в миноре). Замена V на VII натуральную гармонию и есть механизм создания "кавказского колорита", интуитивны ориентир на иноэтническую музыкальную волну. В интонационной основе запева отчетливо проявляется тип "гармошечного" тематизма с его готовой гармонической формульной структурой через опору на трехзвучную мелодическую основу и фактурно-композиционную квадратность. Формульностью отличается и запевный зачин - тетрахорд в объеме сексты, известный по многим русским народным мелодиям ("Цыганочка", "Сербиянка" и др.). Первый раз-дел, сюжетно определяемый как медленный, молитвенно-умиротворенный, имеет ассоциативные связи с протяжной русской песней.

Танцевальный скорый второй раздел, напротив, представляется неискаженным воспроизведением "первоисточника", т.е. варианта мелодии, исполняемой адыгами. Здесь сохранены, например, некоторые базисные характеристики адыгских традиционных наигрышей: вертикальная координата мелодического развития мелострофы (движение от самого высокого неустойчивого тона к самому нижнему устойчивому), ритмо-интонациональная акцентность безударных долей каждого такта.

Изменение мелодического и ритмического строя музыки, по сравнению с первоисточником, всегда сопровождается и соответствующими модификациями хореографии. 16

Вопрос о переплетении славянских и кавказских интонаций в кубанском Танце Шамиля очевиден и естественен. Обращение к иноэтническому материалу практически никогда не бывает копированием. Художественное сознание (особенно коллективное) обяза-тельно перерабатывает используемый иноэтнический материал в системе собственных эстетических и структурно-типологических ценностей. Это является нормой художественного сознания, проверенной и осмысленной во взаимосвязях различных культур 17 .

Исполнение, таким образом, инонациональных танцев в кубанской традиции есть интегрирование в культуре славян новых элементов, обусловленное внутренней готовностью и предрасположенностью этноса. С. Арутюнов в качестве важнейшего выдвигает тезис о соответствии восприятия этносом нового импульса с тенденцией внутреннего развития культуры18. Последняя сформирована как историко-социальными (длительные и тесные социально-бытовые контакты с автохтонным населением), так и климато-географическими причинами (исчезновение определенных календарных и семейно-бытовых обрядов) 19 . Кавказские танцы в славянской аутентике перестают осознаваться как новации или заимствования и превращаются в органическую часть этнической культурной традиции. "... подвергшись соответствующей переработке, она (инновация - А.С.) может приобрести черты этнической специфики, отличной от ее первоначального прототипа. В этом случае бывшая инновация может получить этноинтегрирующую и этнодифференциальную функции, из культуры этноса проникнуть в этническую культуру. 20 Так происходит, например, в Адыгее в условиях музыкальной разминки перед соревнованиями по национальной борьбе. Спортсмен любой национальности в этой разминке должен 2-3 минуты танцевать лезгинку, представляя себя и демонстрируя свои физические данные. Нередко уже сама разминка определяет симпатии публики, сильно воздействующей на исход соревнований. Танец в этом случае является не просто демонстрацией ловкости юноши, но и условием постижения этой ловкости. Из культуры Кубани традиция музыкальной разминки переходит в славянскую кубанскую культуру и в социально-географических условиях региона ей суждено закрепиться надолго. Как пишет И.Герасимова "Ощущение душевной близости, достигнутые в танце, составляли основу теплоты и взаимопонимания в каждодневном общении и совместном труде, развитию чувства понимания намерений до реализации физических действий через осознание внутренних состояний. Достигалась гармонизация внутреннего мира как отдельного человека, так и общины в целом". 21

Возвращаясь к разговору о "Танце Шамиля", нелишне подчеркнуть, что его нет в репертуаре профессиональных танцевальных коллективов как Адыгеи, так и Кубани - фактор немаловажный для его сохранения в аутентике. 22

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 097 участников
Присоединиться к группе