Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

Досуг станичников

вкл. . Опубликовано в Донецкий Округ Области Войска Донского Просмотров: 1750

Казаки не только несли воинскую службу и в поте лица добывали хлеб свой насущный, пребывая в труде и заботах, но и умели отдыхать. Днями массового отдыха были праздники, и, прежде всего, – праздники церковные. Казаки верили, что церковный праздник воспитывает дух благочестия. Дает не только отдых, но напоминает об истинах веры, не дает забывать, что у нас не только смертное тело, но и бессмертный дух.

Одним из главных и самым первым в году был праздник Рождества Христова. К нему готовились заблаговременно. Приводили в порядок курень, мыли, белили, стирали. В рождественский сочельник готовили кутью из отварной пшеницы, политой медом, или сдобренной сахаром с изюмом. К ужину хозяйка готовила 12 различных блюд. Первым блюдом была кутья. Ели ее после появления первой звезды на небе в рождественскую ночь, после молитвы.

И под Новый год, и накануне Рождества мальчишки ходили по станице, христославили, девушки колядовали. Утром на Новый год мальчишки-посевальщики, войдя в чей-либо курень, бросали зерно в святой угол со словами: -«Уроди, Боже, всего много. С Новым годом!»

Конечно, особенно торжественно отмечалось Рождество. Шла церковная служба, начинались веселые застолья, раздача подарков. Опять же колядовали.

На второй день Рождества устраивалась «бабья каша». Обряд посвящался роженицам и повивальным бабкам.

Рождество открывало собой вереницу хлопот и ожиданий. По станицам и хуторам начинался «своз» – гостевание девушек-невест у своих родственников. От Рождества до Масленицы начиналось время выбора невест, сватовства и свадеб.

А затем наступали святки, продолжавшиеся до крещения.

Устраивались самые различные гадания. К примеру, ставили на икону палки по числу членов семьи. Смотрели: чья палка упадет, тот умрет в следующем году.

В Крещенский сочельник в последний раз ходили ряженые.

На следующий день – в Крещение (Богоявление) многолюдное шествие с церковным клиром направлялось из церкви на речку, пруд или озеро. Это крестный ход «на Иордань». Прорубали во льду крест, в центре которого делали отверстие и вбивали чоп. После молебна чоп вынимали. Вода била фонтаном. Ею умывались, наполняли посуду. Смельчаки окунались в проруби в ледяную воду.

Гадания устраивали и на Крещение.

Менее заметно проходило Сретение. И вот станица весело отмечала Масленицу. Это была неделя, предшествовавшая Великому (предпасхальному) посту.

В эти дни устраивались кулачные бои.

В станице Каменской сходились на льду Сев. Донца жители Старой Станицы и Скородумовки против каменских казаков. Бывало и так, что сражались между собой станичные «крайки»: «Комаровка» дралась с «Кавказом», либо «Кухтиновка» с «Комаровкой».

В дни Великого поста не играли свадеб, не устраивали гуляний, не ели скоромную пищу.

Радостно и торжественно отмечалась Пасха. Накануне хозяйки занимались приготовлением различных блюд. Особо ответственным было время, когда пекли пасхи. В это время нельзя было громко разговаривать, чихнуть или высморкаться, ибо сядет тесто. Приготовив пасхи, самые высокие и красивые брали с собой, идя на пасхальную службу в храм.

Кроме куличей, завернув в чистые рушники, несли крашеные яйца, сало, соль для освящения в церкви.

В полночь совершался вокруг храма крестный ход с Плащаницей. После этого священник громко возглашал: «Христос Воскресе!» В ночной тишине из тысяч грудей раздавалось в ответ: «Воистину Воскресе!»

Церковные колокола оглашали степь на несколько верст пасхальным звоном. Казаки христосуются. Вернувшись домой, разговляются, обмениваются крашеными яйцами.

В станице Калитвенской на Пасху девушки собирали яйца и муку, варили брагу. Из плетней устраивали изгородь, за которой угощали станичников брагой.

Спустя сорок дней после воскресения Иисуса Христа праздновалось Вознесение Господне.

На пятидесятый день после Пасхи наступал праздник Троицы (Пятидесятницы). В каждом доме полы устилали чабрецом, у икон ставили березовые ветки. В Троицын день вся земля-матушка – именинница. Праздник отмечали в саду, в лесу, поле. Устраивали также кулачные бои. Девушки в праздничных нарядах шли в лес, «завивали венки». Домой возвращались с зелеными веточками, украшали ими подворье.

В станице Луганской был обычай, называемый «Маринкой». Девушки, тайком от родителей, шили куклу Маринку. В праздничный день станичная молодежь шла в лес. Маринку вешали на дерево, вокруг которого начинались пляски. Пели песни. Делом каждого молодого казака было в это время незаметно украсть Маринку. Если укравшего поймают, то крепко поколотят. Удачливый парень становился героем праздника.

В августе отмечали Преображение Господне и Успение Пресвятой Богородицы, в сентябре – Воздвижение Креста Господня и Рождество Пресвятой Богородицы.

14 октября (по старому 1 октября) праздновали Покров Пресвятой Богородицы.

4 декабря (по старому 21 ноября) отмечалось Введение во храм Пресвятой Богородицы. В этот же день в станицах праздновался День матери-казачки.

9 декабря был День св. Великомученика и Победоносца Георгия, покровителя Донского Войска.

Подходило заговенье на Рождественский пост. И снова приближался светлый праздник Рождества Христова.

Непременно отмечались престольные праздники – в честь Бога, Богородицы, святых, кому посвящены были храмы. В Каменской и в других населенных пунктах, где имелись Христорождественские церкви, престольный праздник выпадал на Рождество.

На Святую Троицу особое торжество у обладателей Троицкой церкви, в том числе – станиц Вешенской и Мигулинской, хуторов Караичев Гундоровской станицы, Волченский станицы Каменской, Дядин Усть-Беллокалитвенской, Плешаков Калитвенской.

Вознесением на небо завершалось земное служение Иисуса Христа. Это событие отмечалось в мае. Это был престольный праздник в хуторах Аникине станицы Гундоровской, Таловском Митякинской станицы, в них благовестили Вознесенские церкви.

19 августа праздновали как престольный праздник прихожане Преображенского храма в ряде станиц и хуторов Донецкого округа. В этот день в церкви происходило освящение овощей и фруктов. Поэтому праздник также называли яблочным Спасом. Отмечался он, в частности, в хуторе Ушакове Вешенской станицы.

В хуторе Роговском станицы Митякинской, крестьянском поселке Тарасово-Меловском и некоторых других действовали Крестовоздвиженские храмы. Они посвящались Воздвижению Креста Господня, на котором был распят Иисус Христос.Празднование происходило 14 сентября (по новому стилю 27 сентября).

Казаки охотно посвящали храмы Матери Божией. Престольный праздник в честь Рождества Богородицы был в хуторе Морозове Казанской станицы, Благовещения – в хуторе Сетракове Мигулинской станицы, Введения во храм – в станице Усть-Белокалитвенской.

В Калитвенской, в хуторах Елань-Попов станицы Еланской, Орехов станицы Гундоровской стояли Успенские церкви.

В Вешенской, хуторе Михайловском Гундоровской станицы, в слободе Нагольно-Голодаевке прихожане посещали Архангело-Михайловские церкви, посвященные Архистратигу Михаилу, вождю небесного воинства в его борьбе с темными силами ада.

Большой популярностью на Дону пользовался святитель Николай Чудотворец, проявлявший чудеса со младенчества. При крещении он три часа простоял в купели, еще не умея ходить.

Среди множества храмов, посвященных ему, были Николаевские церкви в станице Еланской, слободе Кашары, хуторах Богданове станицы Калитвенской, Озерском станицы Казанской. Было два «Николы»: летний (в мае) и зимний 19 декабря.

Церкви во имя апостола и евангелиста Иоанна Богослова действовали в крестьянских поселках Титовском и Колушкино (Ефремово-Степановской волости), в хуторе Верхнякове Мигулинской станицы. Это был один из учеников Иисуса Христа, присутствовавший на его казни, принявший от распятого Христа поручение позаботиться о его Матери. Автор входящего в Библию Апокалипсиса (Откровение Иоанна).

Его память чтили 26 сентября, это и был престольный праздник в названных выше селениях.

В хуторе Чугинском Луганской станицы, Верхне-Обливском поселке и в других поселениях Донецкого Округа благовестили Петро-Павловские церкви. Первоверховные апостолы Петр и Павел были виднейшими учениками Христа. Их обоих распяли вниз головой при Римском императоре Нероне. Память этих святых отмечалась 29 июня.

27 июля был престольный праздник в имевших Пантелеймоновские церкви хуторах Поповом Калитвенской станицы, Ермаковом Вешенской станицы, Иванкове станицы Каменской. Известно, что святой великомученик Пантелеймон учился смолоду врачеванию. Получив по смерти родителей богатое имение истратил его на лечение больных Его казнили в 305 году.

Православными упоминался в молитве за немощного.

За веру Христову принял мученическую смерть (был пронзен копьем в темнице) великомученик Дмитрий Солунский. На Руси ему было посвящено много храмов. На иконах его изображали воином в доспехах с копьем и мечом в руках. Ему была посвящена самая первая церковь в станице Калитвенской.

Прихожане хутора Суходол Гундоровской станицы 9 декабря праздновали престольный праздник своей Георгиевской церкви – посвященной великомученику Георгию Победоносцу, покровителя Российского воинства.

В слободе Ефремово-Степановке был возведен храм во имя архидиакона и первомученика христианской церкви Стефана. Он был одним из семи первых диаконов церкви. Проповедовал Евангелие, но обвиненный ложно в богохульстве забит камнями. Его память отмечалась дважды в году: 4 января и 27 декабря.

Донцы посвящали храмы и особо почитаемым иконам.

В 1579 г. в Казани была выкопана из земли икона Божией Матери, оказавшаяся чудодейственной. В 1612 году способствовала победе русского ополчения над захватившими Москву поляками. В хуторе Дудареве Вешенской станицы действовала церковь в честь Казанской иконы Пресвятой Богородицы. Ежегодно хуторяне отмечали 8 июня престольный праздник.

В крестьянском поселке Шарпаевка стояла церковь, посвященная Донской иконе Божией Матери, по преданию, написанной Феофаном Греком. Эта икона находилась среди русского войска в день Куликовской битвы. После победы была передана казаками в дар Дмитрию Донскому. Ныне икона находится в Третьяковской галерее в Москве. Шарпаевские крестьяне отмечали свой церковный праздник 1 сентября.

Кроме церковных в казачьих семьях отмечались семейные праздники (крестины, именины и проч.).

х х х

Праздники не обходились без застолья, а застолье – без песни. У казаков пьянство не поощрялось, поэтому не столько пили, сколько пели за праздничным столом.

Песня была любимым занятием в казачьем курене. «Играть песни» – это умение было общепринятым. Этому учили сызмальства. Учили дома, в семье, обязательным было обучение в станичном и хуторском училищах. Ни одного сколько-нибудь значительного случая в жизни казака: гулянье, семейное торжество, хороводы, проводы на военную службу и встреча служивых – не обходились без песни.

Писатель и фольклорист С.Я. Арефин, собиравший вместе с А.М. Листопадовым казачьи народные песни, справедливо утверждал: «можно смело сказать, что каждый шаг казака от колыбели до могилы обставляется песенными обрядовыми ритуалами».28

В каждой станице были популярные песенники, и в Каменской, и в Гундоровской, и в Вешенской и во всех других станицах Донецкого Округа, как и во всех станицах Войска Донского.

Много было песен исторических, связанных с участием казаков в походах и войнах.

В песне «Под ракитою зеленой» говорилось:

Кровь лилась из свежей раны

На истоптанный песок.

И над ним кружились враны,

Чуя лакомый кусок.

Но казак одолел смертельную слабость.

Заживут кровавы раны,

На коня свово вскочу.

Пролечу чужие страны

И в станицу ворочусь

Пели о Ермаке Тимофеевиче, удалом Степане Разине, воспевая вольность, удаль молодецкую, бесстрашие в бою. Героем многих песен был Матвей Иванович Платов.

Неизменной популярностью пользовалось стихотворение донского поэта Александра Васильевича Туроверова «Напутствие казаку», ставшее песней («Конь боевой с походным вьюком у церкви ржет, кого-то ждет…).

Среди наиболее любимых были песни: «Из-за леса, леса копий и мечей…», «Ой, да сине море вколыхнулося…», «Ах батюшка наш, православный Тихий Дон», «На зоре было на зорюшке».

Песни сопровождались музыкой. В станицах и хуторах играли на гармошке двухрядке, домре, скрипке, балалайке.

Под балалайку девушки на вечеринках пели «страдания». Под гармошку молодежь выбивала «трепака», «барыню». Гармониста часто нанимали на свадьбу.

Как уже говорилось, в 1875 г. «Донские областные ведомости» (№ 84) опубликовали довольно обширную статью под названием «Из Каменской станицы» за подписью - Н. Антонов. Автор ее, в частности, писал: «Молодежь иногда собирается на вечеринки. Вечера эти устраивают, большей частью, просватанные девицы в своих домах. Шум…Праздные слова здесь не появляются, потому что присутствуют «старые» (родители жениха или невесты). И под звуки гармоники или балалайки чинно танцуют «казачка» или «кадриль».29

На праздниках главным развлечением была стрельба из лука, ружья, скачки, джигитовка. Любили стрелять по плывущей мишени. Ее ставили на поплавок и пускали по течению в реку. Победителем считался первый сбивший мишень.

Увлекались станичники и борьбой.

У парней, девушек, детишек находились свои праздничные забавы. Парни устраивали «примерные сражения» «казаков» и «турок», состязались в джигитовке.

Девушки играли в жмурки, в лапту. Зимой катались на льду на каталках. Детишки скакали «с коня на конь», играли в чехарду; а также в «цыгана», квач, в щуры, в зайца. Бывало, в поле поймают суслика, надвинут ему на голову ярмо, как на быка, и он идет как вол. Детвора падала от смеха.

х х х

Праздники миновали, и в жизни станицы, хутора наступали будни. Это было время «сонного царства». Дни проходили однообразно, по однажды заведенному порядку. Если не были заняты по хозяйству, после обеда ложились спать. А по вечерам, выйдя на улицу, сидели на завалинках и лениво перебрасывались словами, лузгая семечки.

Не удивительно, что в такой обстановке веками давлели предрассудки и суеверия. Они оказывали свое воздействие на человека от его рождения до последнего дыхания.

Твердо знали: беременная казачка не должна была в праздник крутить веревку или перепрыгивать через нее. От этого у младенца могут вырасти кривые руки и ноги.

Впредь до крещения перед новорожденным ставили горящую свечу, отгоняя «злого духа».

Станичники искренне верили в существование домовых. В уже упомянутой публикации Н. Антонова «Из станицы Каменской» говорилось: «По их понятию, нет ни одного дома, где бы не жил домовой».30

Простодушно верили в русалок, водяных, леших, ведьм, в добрых и злых колдунов.

Русалками становились девочки, умершие без крещения или взрослые утопленницы. В омуте, обычно близ водяной мельницы, живет водяной. Это старик, покрытый болотной травой. Лесовик живет в чащобах. Любит кричать в лесу, пугать людей.

В станицах и хуторах широко практиковались «наговоры» и «заговоры», зачастую не без участия ведьм и колдунов. Имелось много любовных «заговоров».

Надо было помнить множество примет. Важное значение имели хозяйственные приметы. Например, на Крещение день теплый – будет хлеб темный. Какова погода на Сретение – такова и весна. Май холодный – год хлебородный.

Многое примечали по поведению животных. Скот ложится под кровлю – к ненастью. Свинья чешется – к теплу.

Были и такие приметы. Голубь в окно влетает – быть пожару. Локоть чешется – на новом месте спать. Сверчок кричит – ждите гостя. Имелись приметы, связанные днями недели. В понедельник не чешут волос. В дорогу следует отправляться во вторник или в субботу.

Много пролито казачий крови, и в казачьих поверьях степную ковыль-траву считали травой мертвых, растущей на костях предков.

Поэтому не принято было рвать ковыль и вносить его в дом.

Особое отношение было к цветку лазоревому, степному тюльпану. Распускается он ранней весной на короткое время в степи. И алые головки тюльпанов колышет ветер – души погибших казаков в боях и походах на несколько дней распускаются в родной стороне.

Казаки называли свою степь лазоревой. Исстари в степи цветы лазоревые не рвали.

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 295 участников
Присоединиться к группе