Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

Крестьяне и помещики. Реформа 1861 года

вкл. . Опубликовано в Донецкий Округ Области Войска Донского Просмотров: 5074

Когда возникли благоприятные условия для скотоводства и земледелия, донские старшины начали занимать земельные участки сперва самовольно, а затем с разрешения Войсковой канцелярии. Много свободных войсковых земель было в северной части Донецкого округа, куда прежде всего и устремились старшины.

Начинали с малого: устраивали мельницы, зимовники, постоялые дворы. Все это быстро превращалось в небольшое поселение. Ведь не сами старшины занимались хозяйством, они на свои земельные участки селили крестьян, нередко – с семьями.

К середине ХУШ века на речке Глубокой возникли хутора старшины Ивана Туроверова с 22 крестьянами, старшины Андрея Дячкина тоже с 22 работниками, есаула Алексея Сибилева с 14 работниками, старшины Ивана Миллера с 17 крестьянами. К 1786 г. у И. Миллера на участке в 377 десятин в пойме речки Глубокой уже жили более 80 наемных работников.

На речке Лихой завели хутора сотник Алексей Фомин с 12 крестьянами, поручик Григорий Чернецов с 13 работниками. На Большой Каменке есаул Дмитрий Комиссаров заселил 13 дворов с 17 крестьянами.

Подполковник Сергей Белгородцев устроил хутор на речке Малой Каменке с 7 дворами и 25 крестьянами. На речке Калитве 24 крестьянина трудились на мельнице атамана Степана Ефремова, а в хуторе старшины Василия Машлыкина жили в землянках 56 человек.

На речке Калитвенец, в хуторе Гаврилы и Никиты Мартыновых проживали 47 человек, в хуторе Василия Ефремова – 44.

Это были, как их называли, приписные крестьяне, в большинстве – беглые с Малороссии (Украины), а также из центральных губерний России.

Из-за помещичьего гнета, рекрутских наборов, роста налогового бремени крестьяне издавна бежали на Дон, где была вольная жизнь. И издавна московское правительство строжайше требовало от донских властей не принимать беглых.

Первый случай переселения великорусских крестьян с «украинных», соседних с Доном мест, на Дон отмечен в 1667 г. В последующем строгими карами грозил Петр Первый, слали грозные грамоты его наследники – правители России, но поток беглых не иссякал.

Казакам, и, прежде всего старшинам, был выгоден труд пришлых работников.

В царском Указе в августе 1740 г. отмечалось, что «многие российские дворовые люди и крестьяне» бегут от своих помещиков на Дон «не только дворами, но и целыми деревнями».

На протяжении всей второй половины ХУШ столетия отмечалось массовое бегство на Дон.

В марте 1763 г., по распоряжению царского правительства, на Дону произведена перепись «вольным черкасам» (малороссиянам), которым разрешалось жить у казаков и старшин, только хозяева их теперь обязаны были ежегодно за каждого работника вносить в казну 70 коп. серебром (семигривенный оклад). Беглых же от российских помещиков надлежало возвращать владельцам.

Переписью занималась комиссия из 13 офицеров из слободских полков (с харьковщины). Переписанных оказалось 20422 мужского пола (женщин не принято было считать). Выслали 1546 беглых.

Весной 1764 г. Войсковое правление устроило проверку прошлогодней переписи. В составленной «сказке» отмечался состав семьи каждого приписного малороссиянина, время прихода на Дон, в каком поселении живет и т.п. Выявилось, что у многих старшин количество работников резко возросло. У одного из героев Семилетней войны с Пруссией генерала Федора Ивановича Краснощекова на речке Калитве в хуторах Свином и Криворожье насчитывалось 370 душ.

У Степана Грекова на речке Березовой 70 душ, у Тимофея Грекова на Калитве, в Ольховском хуторе 48 душ, Дегтевом – 85, у Василия Манькова на речке Березовой – 36 душ, у Тарасова на Глубокой 43, у Дячкина – 61, у Туроверова – 24 там же. На Калитвенце у трех Мартыновых – 36 душ.

Некоторые старшинские хутора были довольно обширными. Так в хуторе Василия Машлыкина в конце ХУШ века имелись дом с галереей, выход (погреб), конюшня с амбаром, баня, людской дом (для крестьян), кухня. Здесь же два сада – виноградный и фруктовый, две мельницы. Подсчитаны были 200 овец, а скотины «сколько ее есть неизвестно».

В 1795 г. у донских помещиков «приписных подданных» имелось 50663 душ

Указом царя Павла Первого от 12 декабря 1796 г. они превратились в крепостных крестьян донских помещиков. Было закрепощено 54628 душ мужского пола.

Получившие российское дворянство донские старшины теперь могли и прикупать «живой товар» у помещиков соседних губерний. Торговля крепостными производилась, в частности, на ярмарках в станице Урюпинской и слободе Криворожье, куда привозили «белых рабов», как называл их донской краевед П.П. Сахаров, из Рязанской, Тамбовской, Тульской, Саратовской губерний.

Поселения бывшие хуторами донских старшин превращались в многолюдные помещичьи слободы и поселки. Их число быстро увеличивалось в Донецком Округе. В слободу Дячкина превратился уже упомянутый хутор Андрея Дячкина, являвшегося первым командиром сформированного в 1775 г. Атаманского полка.

Хозяевами слободы стали его сыновья. Генерал-майор Григорий Андреевич Дячкин (1756 – после 1818) был участником войны против турок, шведов, поляков, командовал полком в Отечественную войну 1812 года. Полком командовал и его брат, тоже генерал, тоже герой Отечественной войны Иван Андреевич Дячкин.

Григорий Андреевич был женат на сестре генерал-лейтенанта, первого начальника Донской артиллерии, героя Отечественной войны Акима Акимовича Карпова -–Марфе Акимовне Карповой.

Дячкины и Карповы были не только родственниками, но соседями по имениям в Донецком Округе. В первой половине Х1Х века Карповым принадлежала слобода Ефремово-Степановка. в которой в 1801 г. насчитывалось 336 дворов, 1152 мужчины и 1036 женщин, а также слобода Волошино с сотней душ крепостных крестьян.

Внук А.А. Карпова Иван Николаевич Карпов в Донецком и Миусском округах, ко времени крестьянской реформы 1861 г., имел 2500 крепостных крестьян.

Владельцем слободы Волошино являлся генерал-майор Петр Акимович Карпов. Первой женой его была племянница М.И. Платова Надежда Ивановна Платова, а второй женой – Надежда Петровна Янова, принесшая ему с приданным 198 крепостных крестьян.

С упомянутой выше мельницы на речке Калитве начали множиться владения в Донецком Округе потомков войсковых атаманов – Данилы и Степана Ефремовых..

Часть слободы Ефремово-Степановка перешла в руки Карповых после смерти сына донского атамана Степана Ефремова – Данилы Степановича, женатого на Авдотье Екимовне Карповой.

Но и кроме этого у Ефремовых был обширные имения. Петр Федорович Ефремов имел в Донецком Округе 8 тысяч десятин земли, его родственник Иван Николаевич Ефремов – 6 тысяч десятин, мельницу и винокуренный завод.

На речке Деркул быстро росла слобода Машлыкина. В 1801 г. в ней асчитывалось 565 дворов, жили 1974 крестьянина мужского пола 1699 женщин. Основал ее старшина Василий Анисимович Машлыкин. В 1772-1773 г.г. – войсковой, а несколько позже – в 1792-1794 г.г. – наказный атаман (т.е. помощник войскового атамана, в то время В.Г Орлова)

С 1827 г. упоминалось в документах Верхне-Тарасовская слобода, устроенная на речке Глубокой. Ее владельцами были старшина Иван Тарасов и есаул Ф.П. Тарасов, а позже их потомки.

Обширные владения в Донецком Округе имели представители донской дворянской династии Грековых.

На речке Лозовеньке находилась слобода Греково-Степановка, основанная подполковником Степаном Евдокимовичем Грековым, генерал-майором, командовавшим в Отечественную войну 1812 г. ополченским полком.

Донские дворяне не только устраивали поселения принадлежавших им крестьян на войсковых землях, ставшей их собственностью, но и вторгались в юрты казачьих станиц, селили на них своих крепостных.

Характерна жалоба в Войсковое правление казаков станицы Каменской, посланная 26 августа 1821 года.

В ней указывалось, что «станица имеет в поземельном довольствии недостаток». Перечислялись несколько причин: много песчаной, каменистой и солонцеватой земли, но главное – «наиболее стесняется станица помещиками». И далее были названы помещики, поселившие на юрту станицы Каменской своих крестьян. Это Белгородцев по речке Каменке, полковник Тацын – по речке Лихой, наследники старшины Фомина, майор Трофименков, подполковник Комиссаров, наследники есаульши Бобриковой.

Более того. Названные помещики «впущают в юрт станичный свои конские табуны, коими делают разные обиды».

Жалобу подписали по поручению станичников депутаты Федор Попов и отставной казак Семен Дурнев.

Жалоба осталась без ответа.

Известным донским военачальником, начальствующим в Отечественную войну 1812 г. над 10-ю донскими полками, был генерал Петр Матвеевич Греков. В 1904 г. названным вечным шефом 16-го Донского полка. Ему принадлежал поселок Греково-Петровский на речке Глубокой.

В 1815 г. застроенную ранее слободу Титовку приобрел с крепостными крестьянами, постройками и сенными покосами помещик Василий Дмитриевич Иловайский, один из весьма известной на Дону династии военачальников и землевладельцев.

Слобода Курнаково-Липовская и поселок Курнаково-Березовский на речке Березовой принадлежали дворянам Курнаковым. Генарал Семен Иванович Курнаков (1756-1816) являлся дьяком Войскового гражданского правительства. Его сын Матвей Семенович (1780-1828) в чине подполковник командовал донским полком во время знаменитого Итальянского похода Суворова 1799 года.

В родстве с Курнаковыми состояли дворяне Боковы. Генерал-майор Гавриил Иович Боков (1808-1874) был женат на дочери полковника Александра Семеновича Курнакова - Павле Александровне.

Он являлся основателем хутора Бокова, превратившегося впоследствии в станицу и ныне являющуюся административным центром Боковского района.

Как уже было сказано, в 1870 г. есаул Иван Абрамович Миллер, внук переселившегося в Россию Иоганна Миллера по приглашению Петра Первого, получил на речке Глубокой 377 десятин земли и заселил крестьянами хутор Миллеров-Глубокинский с 17 дворами. Позже поселение, которым владели потомки Ивана Абрамовича разрослось и в конце концов превратилось в г. Миллерово.

На речке Большой, впадающей в реку Калитву, в конце ХУШ века начала застраиваться старшиной Яновым Михаилом слобода Янова-Шептуховка (ныне просто Шептуховка). Несколько позже на речке Быстрой заселил поселок Яново-Петровский генерал-майор Петр Иванович Янов, командовавший полком своего имени в польскую кампанию 1794 г., во время Персидского похода 1796 г., в войну с Турцией, а позже -–на Кавказской линии в сражениях с горцами.

В 20 верстах от поселка Чертково полковник Василий Афанасьевич Кутейников, командовавший полком в Отечественную войну 1812 г., основал у речки Камышной поселок Кутейниково-Камышинский и заселил его крепостными крестьянами.

Генерал-майор Михаил Маркович Марков, известный донской артиллерист, с 18 лет служивший в донской артиллерийской роте, являлся владельцем поселка Марково-Калитвенского на реке Большой Калитвенец.

Одной из старейших в округе была слобода Маньково-Березовская на речке Березовой, ныне Милютинского района.

В 1801 г. в ней имелось 174 двора, 711 мужчин и 625 женщин крепостного состояния, принадлежавших умершему в 1803 г. генерал-майору Василию Ивановичу Манькову. Позже слобода перешла в собственность каменского казака полковника Касьяна Александровича Слюсарева.

Дворянам Маньковым в первой половине Х1Х века принадлежала слобода Маньково-Калитвенская, расположенная в 9 верстах от пос. Чертково на речке Калитве.

Крупными землевладельцами и душевладельцами в Донецком округе являлись донские дворяне Сариновы.

В 1782 г. сотник Козьма Саринов по рекам Большой, Яблоновой, Нагольной и Мечетной заселил 60 душ мужского пола и 43 женского. В 1801 г. основал слободу Большинскую в 40 дворов со 117 жителями мужского пола. Слобода быстро выросла в крупный населенный пункт.

Илья Михайлович Саринов (1788-1856), один потомков Козьмы Саринова, основал слободу Нагольно-Голодаевку (ныне Первомайская), в которой содержал 556 крепостных крестьян. Позже слободой владели его внуки Василий Иванович и Александр Иванович Сариновы, крупнейшие землевладельцы Донецкого Округа.

Один из их родственников Илья Николаевич Саринов там же имел экономию с хорошо поставленным животноводством, разводил старинный донской скот.

В 1900 г. он стал предводителем дворянства Донецкого округа.

Несколько помещиков Сариновых являлись крупными коннозаводчиками в задонской степи. Сын Ильи Михайловича Василий Ильич Саринов (1828-?) был и коннозаводчиком и владельцем 371 крепостного крестьянина в Донецком Округе.

На речке Березовой подполковник Иван Андреевич Селиванов, командир полка в Отечественную войну 1812 г., основал слободу Селивановку, впоследствии ставшей станицей.

Одной из старейших на Дону была старшинская династия Скасырских. В 1711, а затем в 1713 и в 1715 годах участвовал в походах на Кубань против горцев Ларион Семенович Скасырский. в 1728 г. он стал казачьим полковником и в последующие годы водил донцов против черкесов и калмыков, крымских татар.

Его внук Иван Петрович Скасырский отличился в Семилетнюю войну с Пруссией 1756-1762 г.г., в 1792 г. служил дьяком Войскового гражданского правительства.

За 10 лет до того на речке Быстрой он устроил хутор, поселив в нем 80 мужчин, 57 женщин. Так положено было основание слободе Скасырской. Унаследовавший слободу сын войскового дьяка Иван Иванович Скасырский имел уже в ней 243 крепостных крестьянина. В 1801 г. в слободе, имевшей и другое название – (Средне-Обливская) имелось 236 дворов, жили в ней 839 мужчин и 741 женщина.

Сын И.И. Скасырского долго служил в полках на Кавказе, имел чин войскового старшины. В 1864-1867 г.г. являлся сыскным начальником Донецкого Округа. Одновременно – совладельцем слободы Скасырской совместно с другими родственниками. Известно, что накануне крестьянской реформы 1861 г. лично ему принадлежали 120 крепостных крестьян.

Крупными землевладельцами были жившие постоянно в станице Каменской дворяне Беляевские. В начале ХХ века Владимир Аполлонович Беляевский, по образованию врач, имел в округе 540 десятин земли. Его брат, Алексей Аполлонович- надворный советник, почетный мировой судья Донецкого Округа, владел 1032 десятинами земли.

Из 1004 дворян, проживаших в округе, землевладельцами были 794. Девять помещиков имели от 1500 до 7500 десятин земли. Среди них: Н.Н. Поляков – 6721 дес., Н.Ф. Ефремов – 3947, И.Н. Варламов –2140 десятин.

209 дворян-землевладельцев проживали в станицах Каменской и Милютинской, 60 дворян имели мельницы, 13 занимались торговлей. Это – на конец Х1Х века.

Однако вернемся несколько назад. Накануне крестьянской реформы 1861 г. в Донецком Округе насчитывалось 85479 крепостных крестьян в имениях помещиков. Барщина достигла 4-5 дней в неделю.

7 марта 1861 года в первый день Великого поста во всех храмах Донецкого Округа торжественно огласили Манифест императора Александра Второго от 19 февраля 1861 г. об отмене крепостного права «О всемилостивейшем даровании крепостным людям прав состояния свободных сельских обывателей, и об устройстве их быта».

В нем кратко излагались основные условия освобождения крестьян от крепостной зависимости. Более подробно они были прописаны в девяти Дополнительных правилах.

По Манифесту крестьяне сразу получали личную свободу. Но… в течение двух лет должны были отбывать прежние повинности – барщину и оброк. Теперь они назывались временно обязанными. А за полученную от помещиков землю в течение 49 лет должны платить выкуп. Тот, кто полностью внес выкуп, становится крестьянином-собственником.

Между помещиком и каждым сельским обществом составлялась Уставная грамота с указанием в ней количества земли предоставляемой крестьянам в постоянное пользование, размер повинностей.

Для рассмотрения недоразумений между крестьянами и помещиками назначались мировые посредники из дворян. Из них образовывали в уездах и округах мировые съезды. Кроме того, были созданы губернские и уездные (окружные) по крестьянским делам присутствия во главе с предводителем дворянства.

«Недоразумения» возникали сразу же, ибо каждый помещик передавал крестьянам далеко не самую лучшую землю, а цена была нередко завышенной. Многие сельские общины отказывались заключать Уставные грамоты. А те, кто вынужденно подписывали, вряд ли были довольны.

29 октября 1863 г. в слободе Дегтевой была составлена Уставная грамота между крестьянами и помещиком Акимом Федоровичем Барабаншиновым. В ней указывалось, что 176 крестьян мужского пола получили «в дар» 154 десятины земли. При этом обязались мужчины от 18 до 55 лет и женщины от 17 до 50 лет два дня в неделю отрабатывать барщину. Каждый крестьянин должен был являться на работу по требованию помещика с парой волов и земледельческими орудиями. Подписал уставную грамоту мировой посредник.

Но не везде крестьяне оказались такими покладистыми.

13 декабря 1862 г. крестьяне Донецкого Округа жаловались мировому посреднику, что в число надельной земли помещики отводят им солончаки, «не способные ни к пашне, ни к сенокосу». И отказывались принимать солончаки за удобную землю

К примеру в слободе Ильинке официально значилось удобной земли 2047 десятин, фактически было 1832 десятины. Солончаков – 6 десятин, в действительности – 613 десятин. Владельцами слободы были наследники Н.С. Ефремова. Из 1413 крестьян 106 отказались от получения надела.

В 1862 году из составленных в Донском крае 1294 Уставных грамот подписаны были лишь 586. На оброк перешел 1771 крестьянин.

В слободах и поселках было сильное волнение. Особенно сильно сопротивлялись крестьяне слободы Большинки. В слободу несколько раз выводили воинские команды, бунтарей пороли плетьми.

В связи с отменой крепостного права вводилось крестьянское самоуправление, в том числе – и на Дону.

«Вышедшие из крепостной зависимости крестьяне, - определялось в «Общем положении о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости», - составляют, по делам хозяйственным, сельские общества, а для ближайшего управления и суда соединяются в волости».

Сельское общественное управление составляли сельский сход и сельский староста. Волостное управление составляли волостной сход, волостной старшина с волостным правлением и волостной крестьянский суд.

В Донецком Округе созданы были 39 волостей: Анно-Ребриковская, Большинская, Верхне-Макеевская, Верхне-Большинская, Верхне-Ольховская, Голодаево-Сариновская, Греково-Степановская, Ефремово-Степановская, Карпово-Обрывская, Колодезянская, Курнаково-Липовская, Леоново-Калитвенская, Мальчевско-Полинская, Волошинская, Никольско-Покровская, Поповско-Иловайская, Талово-Калитвенская, Усть-Березовская, Усть-Мечетинская, Яново-Шептуховская, Яновская, Дегтевская и др.

Коротко охарактеризуем некоторые волостные слободы и другие крестьянские поселения Донецкого Округа после введения крестьянской реформы.

Слобода Дегтева на речке Калитве, центр одноименной волости, к 1914 г. имела 285 дворов, земли 285 дворов, земли 2783 десятины. Ее население составляли 1055 мужчин и1044 женщины Имелись волостное и сельское правления, церковь, почтовое отделение. Детишки посещали приходское училище и церковно-приходскую школу.

Тоже на реке Калитве раскинулась слобода Ефремово-Степановка, имевшая 940 дворов, 3200 десятин земли. Мужчин было 5200, женщин – 5000. Кроме волостного и сельского правлений имелась земская больница, почтовое отделение, церковь. Крестьяне состояли в сельскохозяйственном обществе, являлись владельцами паровой мельницы и маслозавода. Дети учились в двухклассном приходском училище. Ежегодно устраивали две ярмарки.

Довольно зажиточно стали жить к 1914 году крестьяне слободы Волошинской, заселившейся на речке Полной. Дворов в ней было 434, земли 1674 десятины. В слободе жили 1440 мужчин и 1414 женщин. Имели кредитное товарищество. Кроме волостного имелись два сельских правления, почтовое отделение, церковь.

Владели маслобойкой, вальцовой и ветряной мельницами.

В слободе Верхне-Тарасовской на реке Глубокой к 1914 г. и население не сильно увеличилось и земли было мало. Дворов в ней насчитывалось 272, земли всего 766 десятин, мужчин 584, женщин – 576. Правда, действовали три паровые мельницы и кирпичный завод. В состав этой волости входили слобода Дячкина и поселок Греков-Петровский. В слободе было 273 двора, земли 9669 десятин, мужчин 567, женщин – 554. Сельское правление. Церковь. в Поселке Греково-Петровском дворов было 36, земли 202 десятины, мужчин – 114, женщин – 109. Сельское правление.

Довольно убого выглядела расположенная в глубинке округа на речке Нагольной слобода Голодаевка-Сариновка (ныне поселок Первомайский). Дворов вей было 287, земли 1477 десятин, мужчин 1364, женщин – 1340. Однако имелись церковь и при ней школа грамоты, мировой суд.

Более оживленной, хотя дворов в ней насчитывалось как и в Голодаевке, была слобода Криворожье, расположенная ближе к железной дороге, к г. Миллерово. В слободе дворов было 287, земли 3595 десятин. Население составляли 1801 мужчина 1811 женщин. Кроме волостного имелось сельское правление. Церковь, церковно-приходская школа и приходское училище. Паровая вальцовая мельница. За пять дней до троицы шумела Троицкая ярмарка. И еще проводилась ярмарка с 29 августа. В течение семи дней шла бойкая торговля скотом и разными товарами.

Слободу Большинку назвали так по речке Большой. К 1914 г. это был многолюдный населенный пункт. Дворов в нем насчитывалось 716, земли 5271 десятина, мужчин – 3653, женщин – 3632. Устраивались две ярмарки. Имелись церковь и приходское училище.

Будущая станица Скасырская заметно уступала и Криворожью, и Большинке. Раскинувшаяся на речке Быстрой, она имела 325 дворов, но земли только 1229 десятин, мужчин 1187, женщин – 1203. Имелась церковь. С 10 по 15 августа проводилась Успенская ярмарка.

На речке Деркул в западном углу Донецкого Округа сиротливо приютилась слобода Титовская. Дворов в ней имелось 386, земли 1800 десятин, мужчин было 1257, женщин – 1157. Жители состояли в кредитном товариществе. Имели вальцовую мельницу. Посещали православный храм.

От своих прежних владельцев дворян Маньковых и речки Березовой получила название Маньково-Березовская слобода, большой населенный пункт. Дворов имела 612, земли – 4094 десятин. Население составляли 2205 мужчин и 2170 женщин. Крестьяне состояли в ссудо-сберегательном товариществе. Имели почтово-телеграфное отделение, церковь, двухклассное приходское училище и женскую церковную школу.

Весьма скромно выглядела в 1914 г. будущая станица, а пока слобода – Селивановка, прильнувшая к речке Березовой. Дворов в ней было 239, земли – 1043 десятины, мужчин – 741, женщин – 681. Зато имела четыре церкви! С 15 по 18 мая устраивалась ярмарка.

Одной из старейших в округе были слобода Нижне-Ольховская на речке Ольховой, основанная в конце ХУШ века генерал-майором Григорием Михайловичем Поздеевым. Поэтому ее называли еще Поздеевкой. Генерал переселил сюда из имения своего отца бригадира М. Поздеева малороссиян, построил в 1792 г. Михайловский храм.

В 1914 г. в слободе было 449 дворов, 5565 десятин земли, мужчин – 1781, женщин – 1764. Имелась водяная мельница. Кроме двух церквей был и молитвенный дом.

Сравнительно небольшой была слобода Верхне-Обливская на речке Быстрой, имевшая 400 дворов и 3600 жителей. Но в волости насчитывалось 11 крестьянских поселков с сельским правлением.

В Леонтьево-Калитвенскую волость входила Маньково-Калитвенская слобода на реке Калитве. В 880 дворах жили 4000 мужчин и 4200 женщин. Земли было 3807 десятин.Имелось волостное и сельское правления, земская больница, медицинский и ветеринарный врачи.

Центром Никольско-Покровской волости была слобода Покровская на реке Калитве. Имела 260 дворов, 2644 десятин земли. Население слободы составляли 894 мужчин и 915 женщин. Кроме волостного и сельского правлений имелось две церкви, мировой судья. Жители состояли в потребительском обществе. Детишки учились в церковно-приходской школе.

В Курно-Липовскую волость входили Марково-Калитвенский Ерофеево-Калитвенский поселки. Первый был крошечный – всего 13 дворов. Во втором было 100 дворов, около 1200 жителей, имелись паровая вальцевая мельница и маслобойный завод.

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 525 участников
Присоединиться к группе