Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

Введение

вкл. . Опубликовано в Донецкий Округ Области Войска Донского Просмотров: 1227

Да ведают потомки православных
Земли родной минувшую судьбу.
А.С.Пушкин.

г.Каменск-Шахтинский 2003 г.

Восстановление и описание событий прошлых лет, как далеких, так и происшедших недавно, но и они уже в прошлом необходимо для потомков. Любое историческое повествование, основанное на подлинных. достоверных фактах имеет неоценимое значение для просвещения народа населяющего описываемую территорию.

Задуманное Шумовым В.В. описание создания одного из крупнейших округов Области Войска Донского – Донецкого удалось ему в достаточной степени. Дилетантские подходы к определению существа структуры округа, как чисто казачьего формирования, становятся, очевидно, безосновательными после внимательного изучения фактологического материала.

Значительная территория из общей площади Донецкого округа, несмотря на то, что это были войсковые земли, не принадлежали казачеству, т.е. не входили в юртовые земли казачьих станиц. Казачьими юртовыми землями были земли северо-восточной части округа вдоль р. Дон – станицы: Казанская, Мигулинская, Вешенская, Еланская, а так же южные юго-восточные и юго-западные вдоль р.Сев. Донец – станицы: Усть-Белокалитвенская, Калитвенская, Каменская, Гундоровская, Митякинская, Луганская. Эти станицы имели многовековую историю, начиная с одноименных казачьих городков. Были и вновь образованные из крестьянских слобод в конце 19-го начале 20-го столетий - станицы: Владимирская, Милютинская, Цесаревичская, Селивановская, Скасырская.

На огромных, не заселенных территориях округа, знатными казаками, имевшими дворянские титулы, учреждались крестьянские слободы, которые заселялись беглыми из средней полосы России и с Украины, крестьянами. Это была войсковая старшина. Только им было под силу проделать эту огромную работу. Таковыми были заселены вся центральная, северная, , восточная и северо-западная части территории Донецкого округа. Несомненно, приоритетность в развитии территории округа принадлежала именно казачеству.

Валентин Васильевич подробнейшим образом отобразил возникновение и развитие различного рода поселений как казачьего плана, так и не казачьего. Особое место в исследовании отведено созданию казачьих хуторов. Это особенно важно, так как до сих пор бытует мнение о том, что хутора возникли гораздо раньше, чем станицы. Но это вовсе не так и все становится понятным, когда читатель ознакомится с историей их создания, как и кем они заселялись.

Большое внимание уделено развитию общественного устройства, управлению обществом, развитию образования, здравоохранения, трудовых отношений, подготовке к службе и несению военной службы – основного вида деятельности казачества в досоветский период, быту и обычаям, обрядам, досугу казаков.

Многие и по сей день уверены в том, что на Дону не было крепостного права. И все же оно было, правда не долго. Введено было с 1796 г., т.е. просуществовало 65 лет, а учредители крестьянских слобод и их наследники стали помещиками.

На казачьих территориях было казачье, станичное самоуправление, т.е. атаманское правление во главе с атаманом. В слободских территориях – волостное управление, сельский сход и староста. В донецком округе до революции 1917 г. насчитывалось до 15 станиц и 39 волостей.

Исследуя историю округа дореволюционного периода и воссоздавая картины прошлого нельзя забывать и не так уж далекое советское время вплоть до сегодняшних дней. Невозможно подробнейшим образом в кратком историческом очерке описать все территории и населенные пункты сегодняшнего времени, но мы постараемся это сделать на примере получивших особенно бурное развитие в советское время. Это станицы Усть-Белокалитвенская, Каменская, которые получили статус городов, и Каменского района (п. Глубокий) и части не казачьих территорий расположенных вдоль железной дороги: п. Тарасовский, г.Миллерово, п. Чертково. Невозможно не коснуться описания удивительных уголков природы, которые сохранили первозданную, еще не тронутую человеком структуру.

Авторы этого скромного труда родившиеся и прожившие большую часть своей жизни в этом краю обращаются к читателю не судить их строго за допущенные неточности, если таковые будут обнаружены. Все замечания, несомненно, будут учтены в последующих изданиях нами или уже следующими исследователями. Кто-то приняв за основу данное исследование, возможно издаст более фундаментальное. Мы на это очень надеемся и будем только рады.

Руководитель каменского казачьего воено-исторического клуба
Г.Н. Рыковсков

Степь родная! Ты видала битвы
и стенанья слышала в бою…
Песни, и проклятья, и молитвы
Вплетены судьбою в жизнь твою.
Н.Воробьев-Богаевский.

Заросшее дремучими лесами и буйными травами, перерезанное Северским Донцом и его притоками пространство, издревле привлекало кочевые племена. Раскопки на Сев Донце у станицы Каменской, хутора Колесникова на реке Деркул, у станицы Тишанской свидетельствуют о поселениях здесь племен каменного века.

О многом могли бы поведать разбросанные по степи курганы. О том, что жившие за три века до нашей эры люди пользовались кремневыми орудиями, каменными топорами.

Затем наступил век бронзы и железа. Шли века, одно племя сменялось другим. За несколько столетий обосновались в придонских степях скифы, соседями которых были жившие в междуречье Дона и Сев. Донца женщины-воительницы, амазонки.

Донской историк и поэт Евграф Савельев справедливо писал, обращаясь к Дону:

Тут дикий скиф в былое время
В струях твоих коней поил!

Одновременно здесь жили родичи скифов – сарматы. От них и получила название главная река степного края. «Дон» – это и значило «река».

Памятниками кочевых сарматов являются курганы у станицы Мигулинской. Здесь на речке Тихой сохранилось древнее городище. Согласно преданиям, несколько курганов хранят клады.

У станицы Митякинской, хуторов: Таловского, Средне-Дубовского, Еланского находили стрелы, древние мечи. статуэтки из желтого металла. В юрте станицы – древнее урочище «Митякин кладезь».

В середине УП века сложилась обширная Хазарская империя. По берегам Дона и Сев. Донца появилось множество хазарских крепостей с воинскими гарнизонами.

После разгрома в 965 году Хазарского каганата киевским князем Святославом в придоских степях жило славянское население. Несколько позже появились печенеги и половцы. По берегам Дона и Сев. Донца кочевали бродники. занимавшиеся охотой и рыбной ловлей. Некоторые историки называют их «прототипами казачества». Весной 1185 г. на притоке Сев. Донца речке Каяле произошло сражение дружины с половцами, воспетое в «слове о полку Игореве». Судя по этому произведению, Сев. Донец полюбился князю Игорю, он не раз беседовал с величавой рекой.

Прошло немногим более полстолетия и на степных просторах появились смуглые, широколицые всадники – воины монгольского завоевателя Батыя. Им по сердцу пришлись живописные места на Донце.

В «Историческом описании Земли Войска Донского» В.Д. Сухорукова отмечается: «В Донецком округе сохранились остатки древнего городища близ балки Рыгиной и по Донцу признаки древних городищ в нескольких местах, где были побоища казаков с татарами.

Свидетелями пребывания монголо-татарских завоевателей были два городища в балке Платоновой и хутора Пиховкина близ станицы Каменской, урочище «Митина дубрава» у станицы Еланской, «Кладовая гора» у Гундоровской. Возле Усть-Белокалитвенской было древнее урочище: «Татарский перевоз». В хуторе Мечетном находили остатки древних построек времен Золотой Орды.

В период господства Золотой Орды появилось слово «казак». В тюрских языках оно означало: вольный бродяга, скиталец по злой необходимости отдалившийся от своего племени. лишившийся скота и кочевья. Разноплеменные казачьи ватажки гуляли в южных степях. В ХШ веке это были остатки племен и народов. разгромленных монголами.

В армиях потомков Чингисхана сложились отряды легкой конницы – казаки. Их брали нередко принудительно из русских, грузин, черкесов и др. Это была повинность людьми. Слово «казак» получило значение – вольный удалец, продающий свою силу и воинское умение отдельному правителю или государству.

Некоторые ордынские баскаки имели отряды охраны и называли их казаками: «понеже все они были бездомными и содержались на жаловании». В частности казаки были у баскака Курского княжества в 1282 году.

А затем началась агония распада Золотой Орды, продолжавшаяся до середины ХУ столетия. На ее обломках образовались Астраханское, Казанское, Крымское ханства. Ногайская Орда.

К этому времени придонская степь обезлюдела В 1388 г. из Москвы в Царьград совершил поездку Митрополит Пимен. Один из его спутников позже опубликовал свои воспоминания. Вот его впечатления о придонье, которое они миновали на судне: «Нельзя вообразить ничего унылие сего путешествия. Везде голые необозримые пустыни: нет ни селения, ни людей. Одни дикие звери, козлы лоси, медведи, волки, выдры, бобры смотрят с берега на странников, как на редкое явление в сей стране. Лебеди, орлы, гуси, непрестанно парили над нами. Там существовали некогда города знаменитые: ныне едва приметные следы их».

Но уже скоро картина эта изменилась. После образования из осколков Золотой Орды новых объединений на окраины Московского государства стали совершать дерзкие набеги крымские татары, турки, степняки-кочевники. Это заставило московских правителей создать на южных рубежах государства прочный заслон. Была устроена большая Засечная Черта. В городах-крепостях Путивле, Рыльске и других сторожевую службу стали нести городовые казаки. Они делали раъезды далеко в степь, следя за передвижением вероятных противников. Одновременно занимались в лесах по Дону и Донцу охотой, а в реках – рыбной ловлей. Нередко оставались зимовать. а то и вовсе поселялись в этих диких, необжитых местах.

Степь и Донец влекли к себе удальцов. Соединяясь в небольшие группы, казаки выбирали наиболее сметливого, смелого вожаком-атаманом.

«Еще в ХУ веке, писал донской краевед П.Г. Сахаров,- удалые головы выходили иногда подальше в погоне за рыбой, медом и мехами. Они проникали на Верхний Дон, его притоки: Быструю, Сосну, Воронеж… Вступая в стычки с кочевниками, казаки стали сбиваться из маленьких товариществ в многолюдные артели и понадежней вооружаться».

Заходили на Сев. Донец и казаки Мещерские и Днепровские, населявшие земли между Бугом и Днепром. Достоверно известно, что они побывали на Подонье в 1512-1517 гг. и имели там свои зимовники.

В первой половине ХУ1 столетия, вероятно, первые городки появились и на Сев. Донце. Представляли они собой зимовища для временного проживания в ненастье. Были малолюдны. Жители в них постоянно менялись. Казаки нередко переходили из одного городка в другой. Иные поселения подвергались разорению во время набега кочевников. Названия этих городков не дошли до нашего времени, да и, пожалуй, многие из временных казачьих поселений.

Посещавшие земли по Сев. Донцу дозоры Рязанских, Мещерских или Северских городовых казаков в отдельных приметных местах имели «доездные знаки», которые позже были упомянуты в книге Большого Чертежа (географическом описании). Так известны Митякин кладезь, Дядин кладезь, Сизые горы, Соколья гора, Лихой кладезь (на речке Лихой) и др. Ими же, вероятно, были даны названия

и многим урочищам, озерам, речкам, озерам, встретившимся им на пути.

По утверждению известного историка-эмигранта Исаака Федоровича Быкадорова, до середины ХУП века ни одного постоянного казачьего городка на Сев. Донце не было. Эти места посещались казаками лишь для звериного и рыбного лова и добычи соли близ впадения речки Торы в Сев. Донец. возможно это так. Но стоит обратить внимание на такой факт. После оставления донцами Азова турки и азовские татары жестоко отомстили казакам, разорили их основные городки на нижнем Дону. Разорили и Монастырский.

Понесшие большие потери в сражениях за Азов донцы были совершенно обессилены и запросили пополнения у московского царя Алексея Михайловича. Тот внял их просьбе, и в мае 1646 года по Дону из Воронежа на кораблях было направлено 3037 человек «вольных людей» для пополнения донской общины.

Однако многие из них по пути бежали и разбрелись по казачьим городкам. 300 белгородцев с сотником Кирюшкой Балашем и Богданом Мосоловым сбежали на Донец и, засев в тамошних лесах, начали «воровать», т.е. разбойничать.

Много лет спустя у станицы Каменской появился хутор Мосолов, явно основанный потомками удалого предка. Значит, и он, и его сотоварищи, сбежав с корабля, где-то в лесной чащобе жили, имели городок, а их потомки завели семьи, расселились…

Первыми же, получившими известность городками на Донце, были Митякин, Каменский, Луганский, Гундоров. О них еще будет идти речь. Но некоторые из первых поселений конца ХУП – первых лет ХУШ века не сохранились. В том числе: Теплинский, Маяк, Сухарев, Боровский, Дегтева, Средне-Калитвенский, Худояров, Туба.

9 ноября 1674 г. в правительственной грамоте указывалось, что казаки городков Туба и Сухарева сманивают к себе «у служивых людей холопов, а также ратных людей из Царева-Борисова».

С 1674 г. выше Миулина заселился Донецкий городок выходцами из Воронежа, Тамбова, Шацка, активно участвовавшими в Булавинском восстании.

29 октября 1708 г. правительственные войска разгромили здесь булавинский отряд Никиты Голого. Городок разорили. В 1711 г. его юрт, по распоряжению Петра Первого, передан Предтечеву Монастырю, посвященному Иоанну Крестителю и переведенному сюда из Азова.

В числе 44 разоренных за участие в Булавинском восстании городков оказались: Худояров, Средне-Калитвенский, Дегтева и другие городки по Сев. Донцу.

Были ликвидированы построенные «не по Указу» в 1701 – 1702 гг. городки: Новотищанский, Новочирский, Ново-Устьбыстрянский.

Вместе с тем, после взятия в 1696 г. Азова, Петр Первый велел заселить дорогу между Азовом и Валуйками. За Сев. Донцом по шляху «в пристойных местах» устроить городки, в коих «жильцов всех переписать, беглых не принимать», всех казаков тех городков использовать для почтовой гоньбы».

В приказе Петра Первого содержалось конкретное указание поселить казаков по двум дорогам и Азову: одной от Валуек, а другой от Рыбного к Азову по урочищам, по речкам Кундрючьей, Лихой, по Сев. Донцу, по Каменке, Белой Калитве, Березовой, Тихой.

Самые первые городки заселялись без чьего-либо позволения. Но уже со второй половины ХУП века устраивать городок можно было лишь с разрешения Войскового Круга, который застройщикам Заимную Грамоту. Такую Грамоту в 1671 году получили первые поселенцы Каменского городка, в 1681 г. – Гундоровского.

После этого производился развод юрта вновь заселяемого городка с юртами соседних городков. Это поручали специально выделенным разводчикам.

Отмежевание производилось с большой торжественностью. Разводчики с иконами Спаса и Богородицы в сопровождении многочисленных свидетелей, шаг за шагом, обходили границы юрта и устанавливали межевые знаки.

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 097 участников
Присоединиться к группе