Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

Истые коллекционеры

вкл. . Опубликовано в Проблески времён Просмотров: 978

Дворянский клад

Мы с Вовкой закончили третий класс и перешли в четвертый. Довольные притащили домой дневники. Не знаю как там у Вовки, но мои тройки не вызвали ни у матери, ни у отца никаких эмоций. Да и было из- за чего ругаться, всего две – по пению и дисциплине. У Вовки тоже были по этим же предметам, а ещё по чистописанию. Я только к концу года добился результата, у меня по чистописанию стояла годовая четверка. Были и пятёрки, но редкие, даже упоминать не хочется. А по дисциплине нам поставили тройки вполне справедливо, можно даже сказать, что авансом. Хотели вообще выгнать из школы, да родители упросили. Хотя провинности наши были с точки зрения педсовета непростительными. Совершали мы, по их мнению, мерзостные преступления. Мы кивали головами, но в душе смеялись, и было над чем.

Вовка жил около Пороховых погребов, а за ним небольшой пустырь. Место это у нас называлось «бабки». По слухам, по воспоминаниям кого- то, было известно, что до революции там жила то ли купчиха, то ли дворянка, одинокая, но богатая. Потом этот дом то ли сгорел, то ли его большевики разрушили, но под бывшим домом сохранился подвал. Мы ж начитались книжек про клады, фильмов насмотрелись и решили, что в подвале могут быть драгоценности, а то и клад спрятан. Вовка даже находил дореволюционные монеты на пустыре. Мы ж коллекционировали то фантики, то спичечные этикетки, а Вовка – монеты. В один прекрасный день нас обуяла мысль: давай подвальчик вскроем.

Вовка это предложил. Прибежал как- то ко мне, жара была, вызвал на улицу и в ухо стал шептать.

– Чего шипишь? – оттолкнул я его. – Ничего непонятно.

– Что б никто не слышал. Думаю, в том подвале, что за пороховыми погребами землей засыпан, точно клад спрятан.

– С чего вдруг?

– Подумай сам. Там дворянка жила, а у них всегда золото и бриллианты водились. Куда она могла их деть?

– С собой за границу увезла.

– Дудки. Ее красногвардейцы расстреляли в 1918 году. А дом во время немецкой оккупации сгорел. Один подвал остался и тот землей присыпан. Просто так не стали бы засыпать. Клад там спрятан.

Тут я задумался.

Вовка понял, что «зацепил» меня, и с еще большей убедительностью продолжил:

– Вчера мой дед за обедом об этой дворянке вспоминал. Говорил, что очень богатая была. С чего, как думаешь он об этом вспомнил?

– Хочет сам клад взять? – холодея внутри, предположил я.

– Точно! – хлопнул меня по плечу Вовка. – А мы его опередим. Завтра и достанем клад.

– Как?

– У деда лом есть, им и воспользуемся. После обеда.

Вовкин дед работал на комбинатовском хоздворе начальником конного парка. Обедать всегда приезжал домой на линейке, мягкой, рессорной. Мы часто ждали, когда он пообедает, и просили, чтоб прокатил, особенно летом, когда каникулы и делать нечего.

– Дед, прокати.

– Некогда.

– Прокати дед, прокати, – не отставали мы.

– Ну, садитесь, – соглашался он.

Радостные садились, квартала два он нас вез, а потом ссаживал. Но мы довольны и счастливы.

А ту надо было взять лом, чтобы он не знал. На следующий день мы его уговорили, он прокатил нас и уехал на работу. Значит можно смело идти в сарай и брать лом. Мы этим и воспользовались.

Взяли лом, он же тяжелее нас двоих, и давай долбить перекрытие. Если копать, то земли много, а свод виден. Думаем: продолбаем свод, а там сразу пустота и сундук внизу, а в нём всё, что надо. Дворянские подсвечники, драгоценностей навалом. Во всяком случае мы себе так представляли. Наконец, пробили дырку, а лом не удержали, он туда и ушёл, слышно было, как внизу звякнул. Что делать? Охота ведь пробить дыру, чтобы можно было пролезть в подвал. Вспомнили, что у деда ещё один лом в сарае лежит. Вовка приперся домой за вторым, притащил. Мы давай снова долбить. И второй лом вниз ушёл. Романтика сразу кончилась, отчитываться же придётся. Молчим день, другой, пока деду не понадобился зачем- то лом.

Вовка ко мне не приходит, я к нему не иду. Сижу дома, книжку о читаю, нет охоты на Вовкиного деда нарваться, он скор на расправу. Но не выдерживает моя бабуля:

– Шурик, ты бы пошел воздухом подышал. Смотри какая погода славная. Голове отдохнуть дай.

– Хорошо, бабуля, часик погуляю? – согласился я.

– Вот и ладненько. А я пирожки пока сотворю. Будешь пирожки?

– А как же.

Побежал к Вовке, вызвал его, а он шепчет:

– Дед лом ищет. У меня спрашивает, брал я или не брал.

– Ты чего?

– Сказал, брал.

– И что?

– Выдрал дед меня. Но тебя я не заложил.

–Как теперь клад доставать будем?

– У тебя лопаты есть?

– Есть.

– Все уляжется, лопатами отроем.

Но так нам и не удалось узнать был ли в подвале клад или нет. Через три дня мать отправила меня в пионерский лагерь сразу на два сезона, а Вовку дед на все лето на хутор.

Когда мы вернулись, прямо над подвалом строили дом для работников конного парка.

– Дед, наверное, клад вял, – сказал Вовка. – А иначе на какой шиш они бы дом строили для своих конюхов.

– Это точно, – согласился я.

И мы оба горестно вздохнули.

Вячеслав Родионов

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 097 участников
Присоединиться к группе