Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

Патока

вкл. . Опубликовано в Проблески времён Просмотров: 944

Патоку[1] привозили обычно в октябре. Под старинным просторным особняком, который занимала семья первого секретаря Каменского горкома ВКП(б)[2] Саенко, располагался большой вместительный подвал, в центре которого находился огромный бетонный чан. До войны в нем квасили капусту работники горкомхоза, а после войны в этот чан сливали патоку, шедшую в качестве начинки для конфет местной кондитерской фабрики. Так продолжалось несколько лет, доставляя определенную радость мальчикам с окрестных улиц, особенно улицы Ленина, на которой и разворачивались паточные вакханалии.

Подвал имел два входа, один со двора, но им никто не пользовался, другой с улицы. Этот вход закрывался большими двустворчатыми наземными, с небольшим подъемом кверху, воротами. Вот к ним и подъезжали машины с небольшими цистернами с патокой. Рабочие наливали ее в ведра и спускались по ступенькам в подвал, где выливали в чан.

За углом улицы на пересечении переулка Песчаного с улицей Пушкина располагалась принадлежащая Юго- Восточной железной дороге средняя школа № 33, в которой учились все окрестные дети.

Все было по карточкам, сахар тоже, поэтому появление патоки сразу возбуждало учеников. Но препятствием было то, что машины, как правило, приходили в учебное время поэтому дорваться до сладости можно было далеко не всегда. Случалось, что на большой перемене, а она длилась двадцать минут, удавалось кому ни будь выпросить у рабочих кружку, а то и котелок патоки, и тогда на школьном дворе ее ели руками. Точнее пальцами, опуская их в патоку, а потом облизывая. Помыть руки не всегда удавалось, умники вытирали их об штаны и соответственно липли к партам и соседям. Девчонкам обычно ничего не перепадало, да они не на что и не рассчитывали, пока однажды Шворень, такую кличку носил школьный хулиган Колька Шестопалов, не побожился, что накормит сладостью всех девчонок своего третьего класса «А». Сказал, что принесет целое ведро, а как возьмет никого не касается. Дело в том, что пока рабочие носили патоку в подвал, экспедитор бдительно охранял машину и подходы к ней.

Шворень решил пропустить первые уроки и отправился на дело вместе с еще двумя школьными прохиндеями, прихватив с собой ведро.

В засад они сели в палисаднике, что был через улицу напротив интересующего их подвала. Ждать пришлось недолго, первая машина пришла минут через тридцать и это был большой американский «Студебекер». Шоферу пришлось почти наехать на палисадник, чтобы иметь возможность сдать задом к подвалу. Передние колеса машины остановились в каком то метре от залегших в траве добытчиков, даже не шелохнувшихся. Урча мощным мотором «американец» сдал задом и остановился у открытых ворот подвала. В его кузове стояла довольно внушительных размеров цистерна, а это означало, что разгрузка будет долгой. Это играло на руку, можно было не просто выпросить ведро патоки, вряд ли бы столько дали, а попытаться отвлекая экспедитора и рабочих проникнуть в подвал. Там уже сама обстановка подскажет, как нужно действовать.

План отхода из подвала был заранее оговорен с одноклассником Женькой - сыном первого секретаря горкома. Он пообещал, что с утра откроет замок с дворового входа в подвал. А калитка из двора запирается на щеколду, открыть ее и выйти на улицу вообще было проще пареной репы.

Предстояло войти в подвал.

- Так пацаны, - начал распределять роли Шворень. – Ты Сарбаев должен действовать как шило в заднице у экспедитора. Ты Демчук должен клянчить патоку у рабочих. Но действовать вы должны так, чтобы оттянуть экспедитора от центра подвала в любую сторону. Я буду под машиной и как только увижу. Что вам удалось заморочить всех троих, быстро проскользну в подвал. Ясно?

– Конечно, – ответил Сарбаев.

– Чего тут неясного, – хмыкнул Демчук.

– Тогда за дело.

Все трое вышли из палисадника и скрытно подошли к машине. Дождались, когда экспедитор заглянул в подвал, быстро рассредоточились. Шворень нырнул под машину и пролез почти к ее задней части, а ребята с кружкой и котелком зашли справа и стали просить рабочего, наливавшего в ведро патоку:

– Дяденька, дай немного сладкого, так хочется.

Рабочий не успел даже отказать, как из подвала выскочил экспедитор, с раскормленной харей при толстом носе и узких глазах. Одет он был в военного покроя френч, такой носил Сталин, брюки- галифе и хромовые хрустящие при ходьбе, начищенные до блеска, сапоги. На голове красовалась фуражка с красной окантовкой и красной звездой.

– Марш отсюда, – прикрикнул он на ребят. – Много вас тут шляется. Вчера давали. Позавчера давали. Хватит.

– Дяденька, – жалобным голосом зашелестел Демчук, – Дома даже хлеба нет. Дайте патоки, мамка пирожков нажарит.

– Ага, мука значит есть! – воскликнул экспедитор. – Пусть клецки делает. Патоки и так недостача. Пошли отсюда.

– Дяденька…, – начал, было, Сарбаев.

И тут вмешался рабочий, бывший фронтовик в застиранном обмундировании и пилотке на голове.

– Михаил Яковлевич, дай ты пацанам сладкого. Ведь не убудет.

– Ты в свое дело не лезь, – отрезал экспедитор.

И тут оба добытчика почти к его лицу протянули кружку и котелок. Экспедитор матернулся и отбежал в сторону. В этот момент бывший фронтовик попытался дать ребятам патоки. Как раз из подвала вышел с пустым ведром второй рабочий. Экспедитор подбежал к фронтовику и, вырвав у него из рук наполненную кружку, вылил патоку в ведро.

– Что здесь происходит? – спросил второй рабочий в гражданской одежде с кепкой на голове.

– Дяденька, дяденька, – кинулись оба добытчика к рабочему.

– Защитите. У нас обидел вон тот патоку отобрал.

– Ты чего, Яковлевич, жлобишся? – поставил ведро на землю рабочий в гражданке. – Мальцы жрать хотят. Не водку же просят.

– Дяденька! Дяденька! Дяденьки!

Мальчишки метались от одного рабочего к другому и к экспедитору, суя им кружку и котелок…

Никто даже ребята не заметили как из- под машины исчез Шворень и никто не видел как он спустился в подвал. Ребята продолжали наверху бузить, а он осматривался в полутьме подвала. Голоса наверху вдруг стихли и бывший фронтовик стал пускаться вниз, ругаясь:

- Тыловая сволочь! Мразь зажравшаяся! Сука продажная! Пожалел дерьма!

И мат- перемат…

Шворень спрятался на противоположной стороне чана, решив выждать удобный момент. И он наступил почти сразу. Фронтовик поднялся на приставные деревянные ступеньки, вылил из ведра в чан патоку и пошел наверх. Рабочий в гражданской одежде, почему- то, вниз не спустился, и на верху опять послышались голоса, словно разборка продолжилась, но теперь уже между взрослыми.

Проныра посчитал, что лучшего момента не будет и быстро вскочил на деревянные ступеньки, сразу опусти в чан ведро. Он почувствовал, что оно не во что не уперлось, и глянул в чан. Патока не доставала до верха чана почти на метр. Это ставило всю затею под удар, но не тот был это пацан, чтобы отступать. Крепко держа ведро, он перегнулся через бетонный борт и почти достал поверхности патоки. Еще чуть- чуть, пока наверху ругаются, еще самую малость... Он почти уже зачерпывал патоку, едва держа равновесие, как вдруг услышал над собой мужской голос:

– Поберегись!

От неожиданности Шворень потерял равновесие и полетел в чан, шлепнувшись в вязкую патоку всем телом, причем лицом вниз. Видно, когда летел, то заорал, так что род сразу наполнился сладкой и вязкой субстанцией. Он резко рванул голову вверх и пока хватало воздуха в легких стал глотать и выплевывать патоку. Потом решил подняться. Провозившись, как в болотной жиже, весь в патоке, он, с большим трудом преодолевая ее сопротивление, все- таки поднялся на ноги. Оказалось, что стоит в продукте по пояс.

К этому моменту у чана собрались экспедитор, оба рабочих, даже шофер, спавший до ЧП в кабине «Студебекера».

– Ты как сюда попал? – завопил экспедитор при общем хохоте остальных.

Смеяться было чему. Весь облепленный патокой, Шворень невозмутимо счищал ее пальцами с волос и щек и облизывал. При этом блаженно улыбался.

– Держи, – крикнул рабочий фронтовик, бросив пацану веревку.

Тот схватил ее, но прежде чем начать подтягиваться, взял наполовину погрузившееся в патоку ведро, наполнил его и только после этого сказал:

– Тащите.

– Брось ведро, – вдруг ласково заговорил экспедитор. – Дадим мы тебе котелок патоки. – С себя счистишь, вся твоя будет.

И все захохотали

– Не- е- е, – наотрез отказался добытчик и отпустил веревку. – Мамка и так заругает за грязную одежду, а тут еще и ведра лишиться. Никуда отсюда не пойду. А заболею чем, вы лично будете отвечать.

Экспедитор уже намеревался вызвать милицию, но перспектива того, что мальчишка может и в самом деле заболеть, в подвале достаточно холодно, остановила его.

– Черт с тобой, – махнул экспедитор рукой и полез из подвала.

Рабочие, непрерывно хохоча, быстро вытащили паточного мальчишку из чана. В ведро долили патоки до верху и сказали. чтобы мотал быстрее, пока жлоб- экспедитор не передумал.

Шворень с ведром в руках, сам похожий на сладкую конфету вылез из подвала, оставляя за собой следы стекавшей с него патоки. Экспедитор сидел в кабине, чтобы не видеть этого позорного для него зрелища. Рабочие внизу продолжали смеяться и что- то рассказывали друг другу. Шворень, насколько позволял его увеличившийся вес, стараясь не упустить ведро, добежал до поворота на Песчаный переулок. Там его ждали оба провокатора- добытчика. Увидев огородное пугало вместо своего «боевого» командира, они чуть не кинулись бежать от него, но твердым голосом были остановлены.

– Вот что, Серега, – сказал он Демчуку, – занеси ведро к себе домой. Только быстро и спрячь в сарае, чтобы предки не увидели. Потом отведете меня на Донец, я там в одежде обмоюсь, а то дома кипишь будет.

Отмыть патоку в холодной октябрьской воде не удалось, и ему пришлось таки получить от матери словесную взбучку.

А на следующий день при входе в школу на табуретке стояло ведро с патокой и каждый желающий мог ее отведать. Охранявший ведро Шворень с добытчиками, предпочтение отдавали девочкам. Из ведра они патоку доставали специально припасенными ложками и тут же съедали. Кто сколько хотел.

Как ни странно, но ни дирекция школы, ни учителя в эту процедуру не вмешались.


[1] Патока – густое сладкое вещество, получаемое из крахмала.

[2] ВКП(б) – Всесоюзная коммунистическая патрия (большевиков)

Вячеслав Родионов

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 097 участников
Присоединиться к группе