Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

Посол дружбы

вкл. . Опубликовано в Проблески времён Просмотров: 700

I

Коля Домарев и Стасик Бородин сидели на скамейке в сквере центрального проспекта имени Карла Маркса и обсуждали неожиданно возникшую ситуацию. Обеим было по тринадцать лет, оба учились в одной школе и дружили, поверяя друг другу самые сокровенные мысли и тайны. Тайн мелких и средних было не так много, крупных вообще не было, а вот мысли появлялись в последнее время самые неожиданные. Дружба дружбой, но в поле зрение подростков все чаще стали попадать девочки. Ребята не только обращали на них внимание, но шли на сближение, носившее в те годы название – дружба. Ничего предосудительного с точки зрения морали тех лет за этим понятием не стояло. Дружба предусматривала назначение свиданий, прогулки вдвоем, беседы и …даже поцелуи. Но это не всегда. Девочки вели себя выдержано и не часто позволяли поцелуи. Хотя, если честно, им хотелось этого и все зависело исключительно от настойчивости и умения партнера, с которым девушка водила дружбу. Но партнеры были их ровесниками, опытом не обладали, поэтому возникающие обоюдные желания не всегда исполнялись. Дружба девушки и подростка могла продолжаться долго, с полгода, скажем, а могла прекратится после двух, трех свиданий. Причин, как правило, не выясняли.

Коля уже дважды водил дружбу с девочками и считался знатоком дружественных отношений. Стасик был стеснительным подростком, хотя в душе у него уже созрело желание дружить с девочкой, но подходящего объекта он не находил. И вдруг, зайдя в детскую библиотеку, располагавшуюся на первом этаже Дома пионеров, и поменяв книжки, он заглянул в комнату напротив, откуда доносилась музыка.

– Ты представляешь, – рассказывал Стасик возникшую ситуацию Николаю. – Там оказывается балетный зал был, и я увидел девочку, которая делала под музыку какие- то упражнения. Она мне сразу очень понравилась, но руководительница захлопнула двери. Я даже не знаю как ее зовут.

– Ну, это не проблема, – усмехнулся Николай. – Пошли в дом пионеров. Если они еще там, быстро выясним кто такая.

Ребята поднялись и быстрым шагом направились к цели. И только подошли, как из дверей дома пионеров стайкой высыпали смешливые девчонки.

– Вон она, – шепнул Стасик.

– Какая?

– В синем сарафане с синей сумкой в руках.

– Эта! Так я ее знаю, – воодушевился Коля. – Ее Людой зовут. Хочешь познакомлю.

– Хочу. Только не сейчас.

– Тогда давай проследим за ней и узнаем, где живет.

– Давай.

Выйдя на центральный проспект, девушки разошлись. Некоторые пошли налево, Люда с двумя другими пошли вниз в сторону реки. Ребята не стали идти следом за ними по бульвару. А пошли в ту же сторону, но вдоль домов. Так они дошли до улицы Кирова и вынуждены были быстро перебежать на противоположную сторону, так как Люда, распрощавшись с подругами, пошла одна. Ребята едва успели увидеть как она свернула в калитку двухэтажного кирпичного дома, четвертого от угла.

– Вот, старик, мы и узнали, где она живет, – сказал Коля. – Что дальше.

– Не знаю, – растерянно признался Стасик.

– Я знаю, – уверенно увлек друга от Людиного дома Коля. – Вернемся в дом пионеров и узнаем расписание занятий балетного кружка. И на следующий раз прямо у ее дома и познакомимся.

– Ты думаешь так лучше будет?

– Уверен.

– Тогда пошли.

Через два дня друзья подстерегли девушку на углу улицы Кирова и, что называется, пристали к ней. Партию вел Николай. Как более опытные в таких делах.

– Девушка, позвольте мы проводим вас, а то хулиганов развелось…

– Сами то вы кто? – ехидно спросила Люда.

– Мы? Комсомольцы. То есть, комсомольский патруль и в нашу обязанность входит охранять красивых девушек от всякой шпаны. Правда, Стас?

– Еще как охраняем, - пробурчал тот.

– Вы? – рассмеялась девушка. – Посмотрите на себя, да вас же первый встречный хулиган побьет.

– Да никогда! – воскликнул Коля.

– Мы спортом занимаемся, – добавил Стас.

– Раз так, тогда провожайте, - хохотнула девушка и быстро пошла.

Ребята поспешили за ней.

– Меня зовут Николай Домарев, а его Стас Бородин, – на ходу представился Коля.

– Очень приятно. Мое имя Люда, а фамилия Бабочкина.

– Нам тоже очень приятно, – опередил Колю Стасик. – Люда пойдешь с нами в кино сегодня?

– Пойду, – сразу согласилась Люда. – Только на сеанс в семь сорок, на девять тридцать меня родители не пустят.

– Хорошо, – согласился Стас.

Люда помахала ребятам и скрылась в дверях Дома пионеров.

Ты откуда со своим кино свалился, - недовольно пробурчал Николай. – У тебя деньги на билеты есть?

– Нет, но я у мамы попрошу.

– Учти надо три билета, мне мои не дадут. Я только вчера брал у них на два билета. А впрочем, это даже лучше. Проси на два, а Люде скажешь, что я приболел.

– Коля, я ж без тебя…

– Не робей солдат, генералом будешь. Ну, пока, меня Светка ждет.

Пожав руку растерянному Стасу, он быстро скрылся, как будто его и не было

 

II

Придя домой, Стас долго и бесцельно бродил, то по дому, то по двору, все не решаясь попросить денег на два билета в кино. Мать сначала готовила еду в летнике, потом зашла в дом и села за ножную швейную машинку, что там шить. Стас поел и, набравшись смелости, обратился к ней:

– Мам, так хочется в кино сходить. Может, дашь денег?

– Ты же недавно был в кино.

– Но теперь в «Ударнике» новый фильм с журналом показывают.

– Ты же знаешь, – начала, было, мать.

Но Стас обнял ее за шею и жалобно попросил:

– Пожалуйста, дай.

Мать вздохнула, достала из ящика машинки кошелек и вынула двадцать пять рублей.

– Вот видишь до зарплаты все, то осталось. Ладно, думаю, как ни будь дотянем. Купишь билет и сразу сдачу мне принеси. Да подешевле, на первые ряды покупай.

И протянула сыну ассигнацию. Стас, не беря деньги, тихо сказал:

– Мама, но мне надо на два билета.

Мать все поняла и без слов.

– Доживем до зарплаты?

– Доживем.

– Только купи хорошие билеты.

– Спасибо, мамуля!

Стас поцеловал мать , схватил деньги и бегом понесся в кинотеатр. Отстояв небольшую очередь, он купил билеты на трофейный фильм «Сети шпионажа» и сияющий прибежал домой.

– Вот сдача, мама, - протянул он деньги.

Мать взяла его за голову поцеловала трижды и сказала:

– Я и не заметила, что ты уже не мальчик.

Время до начала сеанса оставалось десять минут, а Люды все не было. Стас нервничал, беспрестанно смотрел в стороу Кировской улицы, но девушка появилась с другой стороны.

– Прости за опоздание, – сказала она бархатным голосом. – А где же Коля?

– Он приболел, – смущаясь пояснил Стас. – Мы вдвоем пойдем. Ты не возражаешь.

– Заболел, так заболел. – без всякого сомнения согласилась Люда. – идем в зал.

Кино было очень интересным. С какого- то английского офицера в Африканских колониальных войсках за поступки, порочащие английскую армию перед строем солдат срывают погоны, сдирают ордена… Потом он оказывается в стане врага и раскрывает секрет изготовления и доставки на английские корабли взрывчатки в виде кусков угля. При загрузке угля на корабли взрывчатка оказывается сначала в бункерах, потоп попадает в топки корабля. Катастрофа! Но оказывается офицера специально публично обесчестили, чтобы он мог, не боясь перейти в услужение врагу. Победа!

Кино так увлекало, что не было никакой возможности пошептаться с новой знакомой. Стас пытался, но Люда отмахивалась, да и соседи шикали. Сеанс закончился, и в толкающейся толпе они выбрались из душного зала на воздух.

– Погуляем, – предложил Стас.

– Нет. Мне надо домой, – не согласилась Люда. – Но ты можешь проводить меня.

Дорога была короткой, разговора не получилось, и когда прощались, Стас рискнул спросить:

– Мы еще увидимся?

– Знаешь, приходи в Дом пионеров. Там в драмкружок очень ребята нужны. Вот и увидимся. Пока.

Люда быстро скрылась в калитке, а Стас, слегка разочарованный побрел домой.

– Ну как кино? – спросила мать.

– Интересное.

– А девушка?

Стас недоуменно посмотрел на нее:

– А ты откуда знаешь, что я был с девушкой?

– Ну не с Колей же?

– Она красивая, – зарделся краской Стас. – Людой зовут.

– Нормальное имя, – согласилась мать. – Есть будешь?

– Нет. Пока почитаю.

Он так и заснул за книгой. Поздно вечером мать полусонного уложила его в кровать. Стас повернулся на бок, подложил кулак под щеку и тут же уснул. Мать постояла над ним, вспомнив, что, будучи совсем малышом, сынишка точно также подкладывал кулачок под щеку, вздохнула и пошла в свою комнату.

Он действительно пошел в драмкружок, чтобы быть рядом с Людой, и ему там сразу дали роль Звездочета в спектакле «Любовь к трем апельсинам» по сказке братьев Гримм Спектакль начинался с его появления на сцене. Точнее, облаченный в длинный до пять халат, увешанный звездами, и с высоким звездным колпаком на голове он уже сидел на сцена перед бутафорским телескопом на треноге, когда раскрывался занавес. Тогда он начинал громко читать воображаемые звезды. Тут же кто- то выскакивал, говорил какие- то слова и звездочет уходил. Это была вся роль. Стас переодевался и спускался со второго этажа на первый в надежде увидеть Люду. Но это случалось редко, потому, что балетный кружок занимался в другой день и только на индивидуальные занятия иногда Люда приходила. Стасу этот день казался счастливее других, он виделся с ней, но проводить домой не всегда мог. Она, почему- то, не хотела этого, хотя Стас чувствовал ее доброжелательное к нему отношение. Но пересилить себя и предложить Люде дружбу он никак не мог, по- видимому это обстоятельство и не нравилось девушке, хотевшей формальных отношений, как многие ее подруги. Стас патологически боялся отказа, что и парализовывало его волю, как только он решал сделать Людмиле такое предложение.

Повидавшись как- то с ней в Доме пионеров и в очередной раз потерпев внутри себя поражение, Стас рассказал все свои муки и сомнения.

– Да, усложнил ты себе жизнь, – чмокнул губами друг. –Надо тебе помочь.

– Это как же?

– Ты не можешь предложить Люде дружбу, так я сделаю это.

– Я же хочу с ней дружить, а ты будешь делать предложение ей. Это не по товарищески, - обиделся Стас.

– Балда, я сделаю предложение от твоего имени. Понимаешь, от твоего имени? То есть дружбу тебя с Людой.

– Так разве можно?

– А почему нельзя, – удивился Николай. – Так многие делают.

– Я что- то об этом ничего не слышал.

– Ты о многом не слышал. Ты же не дружил с девчонками?

– Нет.

– Я дружил. У меня опыт есть как с ними обращаться.

Стас помолчал немного, потом спросил:

– Ты никому не скажешь, что ходил от моего имени?

– Никому!

– А Люда?

– Я смогу ее убедить, что молчание в ее же интересах.

– Вдруг она откажет, тогда я вообще к ней не подойду.

– Не откажет. Ты парень видный, на тебя многие девчонки заглядываются.

– Откуда ты знаешь?

– А то сам не видел.

– Нет.

– Многие знают, кроме тебя, тюхи. Людка тоже знает. Это в данном деле очень важный момент.

– Скажешь тоже.

– Хватит разговорчиков. Ты мне доверяешь?

– Доверяю.

– Тогда соглашайся.

– Давай попробуем.

– Ты молодец. Завтра вечером и пойдем.

– Куда пойдем? – не понял Стас. – К ней домой и пойдем.

Часов в шесть следующего дня оба друга подошли к дому, где жила Люда. Оба были одеты в белые чесучовые[1] брюки и белые рубашки. Ну прямо женихи какие!

– Ты жди на улице, а я пойду во двор, – распорядился Коля.

– Я на углу буду стоять.

– Стой, где хочешь, только не вздумай смыться.

– Ты что!

– Так- то будет лучше, - заявил Николай и скрылся в Людином дворе.

Ожидание оказалось долгим и томительным. Настроение Стаса несколько раз менялось от оптимизма до упадничества. Боязнь отказа давила на сознание, казалось, что тогда все знакомые и даже незнакомые будут показывать на него пальцем и обсмеивать. Такого позора пережить он будет не в состоянии.

Уже стало темнеть, когда, наконец, появился парламентер, но по его лицу нельзя было угадать результат переговоров. Сердце у Стаса сжалось.

– Ну как? – словно сам не свой спросил он.

– Как тебе сказать, – стал ковырять в зубах спичкой его друг.

– Отказала?

– Отказала.

Стас почувствовал, что его не держат ноги, и чуть было не грохнулся об асфальт. Николай подхватил его под руку и рассмеялся:

– Отказала только на сегодня. А так согласна с тобой дружить.

Теперь уже ноги окончательно перестали повиноваться, и Николаю пришлось чуть ли не волоком тащить друга за угол. Там он посадил его на ступеньки книжного магазина и рассказал как проходила беседа. Но Стас ничего из рассказанного не воспринял, в голове у него юлой вертелось только одно слово: согласна. Тогда Николай встряхнул его за плечи и в ухо сказал:

– У вас завтра свидание у памятника Сталину.

Стас дружил с Людой ровно месяц. Они встречались, гуляли, взявшись за руки, он рассказывал ей разные истории и водил в кино, копя для этого деньги. Но однажды Люда на свидание не пришла, не пришла и потом. Попытка выяснить в чем дело оказалась безрезультатной, Люда ничего объяснять не стала. Стас пережил несколько тревожных за свою репутацию дней, но никто ничего ему даже не намекнул о несостоявшейся дружбе. А Николай сказал, что все девчонки вертихвостки и Людка уже дружит с каким- то старшеклассником. А потом и вовсе грянула сногсшибательная весть, будто Люда забеременела, и родители увезли ее куда- то на Волгу.

Стасу это стало совершенно безразлично, тем более, что в драмкружке он сам предложил дружбу одной девочке.

Впрочем, это уже другая история.



[1] Чесуча – белая плотная китайская ткань, из которой шили мужские брюки и костюмы.

Вячеслав Родионов

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 295 участников
Присоединиться к группе