Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

Маневры

вкл. . Опубликовано в Проблески времён Просмотров: 970

Учения были в Закарпатье. Нашу колонну вел начальник штаба, я был в головной машине. Ехали, ехали. Ночь. Степь. Балки. Сопки. Дорога – серпантин, потом пошла под уклон. Мы дремим. Вдруг машина резко тормознула. Выглядываем – впереди задок ЗИЛа. Он стоит, и мы тоже. Потом кто- то бежит вдоль колонны и командует:

– Давайте потихоньку назад. Только потихоньку. Аккуратненько.

Начинаем выезжать, медленно, но верно. Выехали. Посыпались вопросы:

– В чём дело?

– В карьер заехали, – отвечает кто- то.

Начальник штаба по карте нас вел. В тупик. А если бы это настоящая война. Так и гибли наши солдаты в Отечественную от бестолковщины командиров. Стали наверху. Смотрим – куча фонариков движется по серпантину. Это ж наши полководцы по картам играют, узнают, куда дальше ехать. А рации были настроены на одну волну. У нас – только на приём, чтобы команды принимать. Только командиры двустороннюю связь имели. У нашего начштаба был позывной «Тюльпан», у командира – «Астра». Слышу запрос:

– Где ты находишься?

Через динамик хорошо слышно. Начштаба быстро разворачивает карту, подсвечивает её фонариком и водит пальцем:

– Щас. Щас. Так –так… Вот. Квадрат тридцать четыре «б».

Тишина. Потом матом разливным и многоярусным.:

– Епона мать! Ты, что там, ох…? Как ты там оказался? Козел ты! Ты понимаешь, что находишься в пятидесяти километрах от меня? Через полтора часа начало боя. Посредники же все здесь. Ну, сволочь!

И дальше, и больше, и…

А мы сидим, присмиревши. А ну попробуй зимой колонну за полтора часа к месту назначения приведи, да ещё подготовься к бою. Оценочный двояк неминуем. Естественно, когда мы добрались, «война» кончилась. Начальника штаба сразу в командирскую палатку – она долго ходуном ходила.

А до этого прошлой зимой тоже так же было. Ехали, ехали и приехали. Но не поймем, где находимся. А ночевать надо. Дают команду воду сливать и готовиться к отбою. Идет проверка наличия людей, все как положено. А солдаты, хоть и в тулупах ехали, но все же в кузовах машин, проголодались, промерзли. Понеслись крики:

– Каши давай!

– Кашу…

– Горячее давай!

Их успокаивают:

– Сейчас подойдёт кухня и всё будет.

Солдат, он в дороге нет- нет, да и откроет НЗ. Смотришь, банку тушенки или что ещё съест. Никто ж не думает, что кухня и потеряться может. Мы тоже свой тревожный чемоданчик открыли и по дороге весь НЗ сожрали.

Ждем. Кухни нет и нет. Не дождались, заснули. Утром все бегают и первым делом кухню ищут, крики:

– Кухня где?

– Завтрак давай!

– Чаю горячего!

Нет кухни. Смотрю, в крытых машинах в печки набросали ветоши, бензинчику плеснули, аж труба загудела. Снег вокруг десятиметровый, набрали в котелки, давай кипятить. А со снега, что за вода, она ж дистиллированная. Ни чай, а черт знает что. Опять понеслись крики:

– Где эта хренова кухня?

– Повара в снегу утопим.

– В котле сварим…

Самое настоящее зло уже берёт воинство. Нету кухни, и всё тут. Так проходит трое суток. Нету кухни. И вообще тылов нет. Мы вышли в заданный квадрат и должны ждать распоряжения командования на дальнейшие действия. А ничего нет. Да хрен с ним, с командованием, кухня где? Так и окочуриться на морозе недолго. Вдруг слышим, музыка заиграла.

– Гля, деревня, – восклицает кто- то.

По карте определились, что до нее пять километров.

– Пойдём?

– Пойдём.

Вечером отправились. Никто нас не спросил, никому мы не нужны, словно забыли о нас. Кой чего прикупили там. Что- то у наших полководцев не срастается, стоим четвёртые сутки. Это потом мы узнали, что и у авиации что- то не срослось, и вертолётной поддержки не было.

Наконец, появляется кухня. На передней машине едет зам по тылу, за ним хлебовозка, и котлы движутся. Тут же по окрестностям разноситься оглашенное стогласое:

– Ура- а- а- а!

И как волна проноситься по машинам:

– Кашу давай!

Зам по тылу остановил свою колонну и бегом в командирскую палатку доложить, где болтался все четыре дня. Что уж там было, сказать трудно, но слух быстро распространился по нашей колонне:

– Зам по тылу в плену был! Вместе с кухнями.

Обычно они идут сзади основной колонны, за ними только «ремчмо» Какая то из машин у тыловиков забарахлила, они остановились. «Ремчмо» их обогнала, чего стоять и ушла вслед основной колонны. Еще спросили при обгоне:

– Обломались? Помощь нужна?

– Не. Тут ерунда.

– Тогда догоняйте.

И вся колонна скрылась за поворотом. Тыловики, что- то там ковырялись, ковырялись, починили и тронулись в путь. А синих маскировочных огоньков основной колонны уже не было видно. Зам по тылу, как все, карту хорошо знает, по звёздам умеет ориентироваться. Спец одним словом, вот и поперли по степи. Вот тебе перекрёсток, регулировщик стоит и синие огоньки – колонна проходит. Они проскочили регулировщика и следом. Опять перекрёсток. Колонна стала, чего- то там начальство решает и тыловики тормознули.

– О, догнали, – облегченно вздохнули обозники.

Солдат- регулировщик быстрее всех разобрался в чём дело и побежал с докладом к ближнему офицеру:

– Товарищ лейтенант, противник в хвосте.

У тыловой колонны на машинах был ромб, а у них круг, а ещё у них под кокардой картонные квадратики.

Тут же заблудшую колонну окружили

– Кого взяли? – посыпались вопросы.

– Зам по тылу с кухнями.

Вопль восторга прокатился по колонне победителей.

Пришлось зам по тылу четыре дня поить чужих офицеров коньяком, водкой, угощать закусками из командирского запаса. Когда запасы закончились, победители отпустили их. Зам по тылу думал, что отмазался, но при разборе учений всё всплыло. Позору зам по тылу набрался по самое горло.

Вячеслав Родионов

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 097 участников
Присоединиться к группе