Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

Игры с «партизанами»

вкл. . Опубликовано в Проблески времён Просмотров: 694

«Партизан», запасников так называли, призывали на очередные сборы. Из районов автобусами от военкоматов подвозили к приемному пункту перед полевым лагерем.

Дело было зимой, мы с ещё одним сержантом их принимали. Мужики с колхозов едут, везут с собой самогон, сало, соления, другие продукты. А у нас запасы личные в части кончились. Как конфисковать? Просто попросить, неудобно. Отобрать, шум будет. Хотя, если всё это они привезут в часть, то на КПП всё равно отберут, и нам нагоняй будет. Даже если не отберут, то «партизаны» в палатках напьются, опять же нам нагоняй будет. «Как это вы проворонили, они уже проверенные в палатках нажрались!?»

Мы с Виталиком вышли, а они построены в ряд.

– Так, товарищи, предупреждаю, – нараспев заговорил Виталик, – никакого спиртного. Иначе все закончится плачевно. Сообщение на работу, отпуск в зимнее время и всё, как полагается. Вы сами это прекрасно понимаете. Если у кого есть спиртное, добровольно сдайте.

Виталик ходит перед строем, а я с торца стою под деревом и секу происходящее. Но «партизаны» мужики опытные, не первый раз призываются, не дураки. Они, ещё когда едут, в одну сумку всё спиртное складывают. Смотрю, сумка большая за спинами пошла.

– Нет у нас спиртного, – нестройно отвечают «партизаны».

– Хорошо, давайте проверять, – соглашается Виталик и подходит к правофланговому. – Так, открывайте сумочку.

– Вот, смотрите.

– Спиртного нет. Нет.

Переходит к следующему.

– У вас, что?

– Ничего.

– Ладненько.

Так Виталик проходит вдоль строя справа налево, а когда подходит к концу строя, сумка начинает обратное движение. Я же всё секу. И тут же быстро иду на перехват между третьим и четвертым.

– Разрешите, – раздвигаю сомкнутый строй.

– Да проверяли уже, – сопротивляются.

– Я понимаю, что проверяли. А это, что стоит? – указываю на сумку.

– Не знаем, – с болью в голосе отвечают «партизаны»

Пытаюсь взять её, а она почти неподъёмная.

– Товарищи, я же предупреждал.

В это время из- за лесного поворота свет фар показался. Фиг его знает, кто едет. Я у этой сумки, и вот начальство на «бобике» подваливает. Что делать? Быстро вытаскиваю одну бутылку и бью её об дерево с криком:

– И чтоб больше такого не повторялось!

Потом вторую… Из «бобика» вылазит начальник штаба и спрашивает Витальку:

– Лисиков, кто это? Что происходит?

– Товарищ майор, изъяли, уничтожаем.

– Правильно! Правильно делаете, – и повернувшись к понурым «партизанам». – Никакого спиртного!

Сел в машину и уехал. Я сумку забрал, Виталька отдал команду:

– Разойдись!

Первый улов составил бутылок двенадцать.

– Эти две жалко, – вздохнул Виталик.

– Радуйся, что другие целы. А то вообще могло ничего не достаться.

Ждём же новую партию, наливаем, курим, балаболим. Стук в дверь, робкий такой.

– Кто? – строго спрашивает Виталик.

– Ребята, извините, – просительно доноситься из- за двери. – Головы болят.

– Никаких разговоров!

– Дадим? – размягчился я.

– Ладно, одну бутылку.

Я приоткрываю дверь и просовываю бутылку, её тут же перехватывают мозолистые руки и слышен возглас разочарования:

– Только одна!

– Вы, что обалдели, – возражаю я. – Вас же сейчас поведут переодеваться, потом в баню, а вы пьяные. Отправят назад, беды не оберётесь. На работу сообщат, премии лишитесь.

«Партизан» молча ушел.

Слышим, подъезжает автобус. И так мы за ночь, хорошо отоварились. У нас ящик «тревожный» был, «ленкомнатовский», мы из него все переложили в обычный, а туда всю ночную добычу и сложили.

Обязаны быть на улице и ждать прибытия новой партии, а холодно, так мы погреться несколько раз бегали, по очереди. Вдвоём нельзя. Забежишь в комнату, банку тушенки бросишь на раскаленную «буржуйку», она быстро нагревается. Ножом её чик- чик, пару ложек закусил и выбегаешь.

– Твоя очередь.

Так и служим. Но вот движется к нам капитан, у нас в полку он пропагандистом был, должность такая существовала. Любитель выпить был и всегда за собой портфель таскал. В любое время дня и ночи залезь к нему в портфель, там под конспектами и учебниками одна целая и одна початая бутылки водки обязательно лежали. Они никогда не переводились. Он в возрасте пребывал, так что от пьянства отучить его уже было невозможно. А в эту ночь, видно, у него запасы кончились.

– У вас ничем разжиться нельзя? – совсем не по командирски обратился он к нам.

– Чего, товарищ капитан, замёрзли? – это Виталик, добрая душа.

– Мы тоже. Ничего нету. Думали у вас спросить, – съехидничал он – Вот рассветёт, в деревушку мотнем, может, чего добудем.

– Не, ну правда, есть? – молящим тоном отозвался капитан.

– Да есть, – заулыбался Виталик.

– Тогда пойдемте, – заторопился капитан к палатке.

Виталик поспешил следом. Там же достал из ящика бутылку, угостил. Капитан выпил, закусил и ушёл. А ящик то, Виталик ему расшифровал.

В это время автобус с «партизанами» прибыл. Часа два мы с ними возились, замерзли и решили пойти погреться.

Заходим, в нос ударяет резкий запах. В чём дело, не поймём. Около «буржуйки» стояла складная армейская лавка, так у неё одна ножка подломилась… Капитан, вероятно, вернулся, когда мы возились на улице, добрал, или скорее перебрал, из нашего ящика и лег на эту узенькую лавку. Уснул, а потом переворачиваться стал, ножка и... Так он головой прямо в поддувало вмазался и спит. Шапка его тлеет там, и вонь по всей палатке стоит. Мы подбежали в страхе, что голова вот- вот взорвётся, горячая, дотронуться нельзя. Мы его быстрее оттащили от «буржуйки». Виталька кричит:

– Неси снег!

Я выбежал на улицу, схватил охапку снега, вернулся и высыпал на его башку. Почти зашипела, пар пошёл. Смотрим, морда стала красной, как кумач. Это ж обалдеть, как от водки давление поднялось, умереть ведь мог.

Но спит. Мёртвый, и всё тут. Только дышит, и портфель в руках крепко держит.

Сдвинули мы ящики, положили его на них, портфель под голову, обгоревшую вонючую шапку надели на голову. Он так и не проснулся. Пульс пощупали, бьётся.

– Ты сколько ему наливал? – спросил я Виталика.

– Как обычно, стакан.

– Это он от стакана перевернулся? – хмыкнул я.

– Ладно, пусть спит. Доставай бутылку.

Я открыл ящик.

– Не понял, – вырвалось у меня, – Ты брал ещё?

– Нет.

– Иди сюда. Смотри – был первый ряд, второй, третий. Ничего больше нет. Неужели он всё на халяву выпил или припрятал где? Решили ящик переставить, а там четыре бутылки стоят за ним. Так мы и не узнали, что сталось с нашей водкой. Капитан ничего не помнил после пробуждения. А только убежал в деревню, голова, видно, раскалывалась натурально.

Потом мы ему сказали:

– Товарищ капитан, мы вас от смерти спасли.

– Спасибо, – сумрачно поблагодарил он.

В это же утро нас сняли с поста, все «партизаны» прибыли на сборы и находились там, где им положено было быть.

Вячеслав Родионов

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 295 участников
Присоединиться к группе