Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

Житейский поворот

вкл. . Опубликовано в Проблески времён Просмотров: 1034

Как на одном дыхании прожил Дмитрий Васильевич Шувалов свои молодые годы. И даже нагрянувшая сорокалетие не нарушило привычной формулы его бытия: дом – работа – дом. За тостами и поздравлениями сослуживцев не ощутил Дмитрий Васильевич, что перевалил экватор своей жизни. Такие моменты осознаются не сразу.

Всё осталось по- прежнему. Пролетали в работе за кульманом недели, привычно мерцал по вечерам и выходным дням телевизор. Удобно расположившись на диване, Шувалов просматривал старые, не единожды уже виденные фильмы да спортивные передачи. Особенно любил смотреть футбол, но последние годы всё больше огорчался из- за бестолковой игры своей любимой команды. Почитывал в свободное от телепрограмм время детективы. Иногда прогуливался в сквере, но не часто и не долго.

Так бы и продолжалась привычная жизнь, если бы… Впрочем, эти самые «если бы» непременно случаются в жизни каждого.

Шувалов человеком был замкнутым, а что касается женщин, так и вовсе стеснительным. Но именно они нарушили его привычную жизнь. Нет, с Дмитрием Васильевичем ничего предосудительного не произошло, он даже остался холостяком, Хотя теперь, наверное, ненадолго. Просто женщины изменили плавное течение его жизни и, как уверенно стал говорить Дмитрий Васильевич, давно бы надо.

Тот памятный день не заладился у Шувалов с утра. Проснулся он раньше времени от непонятных болей в груди. Однако они быстро прошли, и Дмитрий Васильевич непривычно для себя обстоятельно собрался и, не торопясь, вышел из квартиры.

Обычно каждое утро он встречал соседей – мужа и жену, одетых по- спортивному. Здороваясь, Шувалов иногда думал: «Чего неймётся?». И на этот раз он встретил соседей. Ему бы пройти своей дорогой, ан, нет. Зачем- то Дмитрий Васильевич задержался и спросил у отставшей от мужа соседки:

– Давно так развлекаетесь?

На что услышал нежданный для себя ответ.

– Не развлечение это вовсе, а потребность. Знаете, если не побегаю утро- другое – как потеряла вроде что. – И вдруг предложила: – Давайте вместе с нами. В вашем возрасте в самый раз начать.

Дмитрий Васильевич взмахнул рукой, словно защищаясь:

– Нет уж! Мне работы хватает. Да и поспать утром на часик больше тоже не вредно…

Возникла неловкая пауза. Соседка, как- то по особенному, вздохнула:

– Зря вы так…

На том и разошлись.

В автобусе Дмитрий Васильевич вспомнил разговор. А вспомнив, почувствовал раздражение.

– При чём тут возраст? – произнёс он невольно вслух и, спохватившись, огляделся: не слышал ли кто?

На работе Шувалов не мог отделаться от ощущения, что его, как школьника у доски, пожурили. Он попытался настроиться на деловой лад, но вскоре почувствовал, что мысли разбредаются. Лёгкое раздражение перешло в скрытую тревогу. «Возраст, возраст», – въедливой мелодией вертелось в голове простое житейское слово, но именно оно и рождало тревогу. Чтобы отвлечься, Крылов решил перекурить.

Как- то само собой получилось, что из мужчин отдела только Дмитрий Васильевич остался курящим. Впрочем, мужчин- то всего было пятеро. Трое пенсионного возраста, и это обстоятельство принудило их избавиться от вредной привычки, Ещё был Серёжа, но он занимался плаванием и дым не переносил на дух. Курили в основном молодые женщины.

Дмитрий Васильевич спустился в импровизированную курилку под лестницей. Три «фирменные дивы», по меткому выражению Серёжи, расположились на старом продавленном диване, две стояли с сигаретами в картинно откинутых руках. Обычно Дмитрий Васильевич молча выкуривал сигарету под лёгкий женский говор ни о чём и незаметно уходил. Сейчас, прихватив огонька от тлеющей в руке одной из женщин сигареты, прислонился к стене и сделал подряд глубокие затяжки. Голова слегка закружилась, однако мысли не приняли нового направления.

– «С чего бы я затронул соседку? Бегать? Да это я и в молодые годы не очень любил. Бежать от инфаркта? Так, кажется, говорят…А у меня ведь утром какие- то боли проявились…»

Мысли сделали вираж. Шувалов вспомнил телевизионные передачи, вспомнил симпатичного доктора, который настоятельно рекомендовал заниматься оздоровительным бегом. «А ведь доктор тоже говорил о сорокалетних. Неспроста, наверное, медики считают, что после сорока что- то нами происходит. Стареть, видимо, начинаем» – философски завершил Дмитрий Васильевич свои размышления.

Сделав ещё несколько затяжек, он собрался, было, уходить, но неожиданно решил спросить мнения женщин.

– Девочки, кажется мне, что постарел я в последние месяцы. Как вы находите?

И то, что Шувалов заговорил, и то, что вопрос оказался необычным, вызвало у «див» улыбки.

– Будет вам, Дмитрий Васильевич, – отозвалась Марина, затиснутая в комбинезон блондинка. – Да вы, как огурчик…

– Зелёненький, в пупырышках, – вставила «джинсовая» Вера.

Женщины дружно засмеялись. Дмитрий Васильевич смутился, смял новую не зажжённую сигарету и пробурчал что- то невнятное.

– Между прочим, вас разыскивали. Тут кампания начинается борьбы не то за здоровье, не то со здоровьем, – съехидничала Марина.

– Как это? – поднял брови Шувалов.

– Говорят, что курить запретят, – откликнулась с дивана Вера.

– Производственную гимнастику возрождают, – добавила брюнетка Зоя.

– Это ещё зачем?

– Говорят, надо, Дмитрий Васильевич. Для здоровья!

– Вот глупость! – не удержался Шувалов.

– Ещё курилку решено ликвидировать, так что последний дымок пускаем, – сказала Марина тоном, не оставляющим ни малейшего сомнения в неизбежности предстоящего.

Дмитрий Васильевич с грустью посмотрел на смятую сигарету, которую ещё держал в руке, и, вздохнув, отправился на рабочее место.Но видно день, в самом деле, выдался нескладный. Едва он поднялся на этаж, как навстречу двинулись женщины средних лет, одна из них, Мария Петровна, слыла активисткой.

Взяв обмякшего Шувалов под руки и, говоря что- то мягким голосом, она повела его к плакату, на котором была изображена стройная женщина в спортивном костюме и красовалась призывная надпись наискосок: «Через физкультурный клуб – к здоровью и красоте!»

– Дмитрий Васильевич, дорогой, мы организуем клуб – сказала Мария Петровна. – Сейчас такое время, что мы не можем отставать от динамики развития нашей фирмы и времени вообще. И руководство нас поддержало.

– Кто это мы? – полюбопытствовал Шувалов.

– Вот все, – кивнула в сторону собравшихся женщин Мария Петровна. – Инициативная группа.

– Я- то тут при чём?

– Вы как раз и будете председателем нашего клуба. Вы мужчина, наверное, занимались спортом. А мы уж за вами.

– Но я же…

– Мы верим в вас! – дружно поддержали женщины Марию Петровну.

– Может лучше Серёжу? – попытался отвести от себя внимание Крылов.

– Серёжа пусть рекорды ставит. Нам нужен такой человек, как вы – не старый и не мальчик уже.

– Я же сильно курящий, – как за соломинку ухватился за последнюю мысль Шувалов.

– Вот вместе и будем бороться: мы с вашим курением, вы с нашей полнотой, – вдохновенно воскликнула Мария Петровна.

– И с вашей тоже, – ехидно добавила бухгалтер Нина Андреевна.

– Считайте себя избранным. Теперь вы председатель физкультурного клуба, – резюмировала Мария Петровна.

– Да! Да! Да! – поддержали её жаждущие красоты и здоровья женщины.

– Сигареты сдайте сейчас же, – поставила точку всему делу повелительная Мария Петровна.

Все ушли. Дмитрий Васильевич остался без сигарет и настроения. Вот так круто изменился жизненный маршрут Дмитрия Васильевича Шувалова, конструктора и домоседа.

Физкультурный клуб оказался делом не только трудным, но и чрезвычайно интересным. Сначала Крылову вместе с Марией Петровной пришлось в буквальном смысле побегать по инстанциям: выбить время в спортзале, уговорить директора Дома культуры выделить помещение под клуб, приобрести при финансовой поддержке руководства фирмы спортивную форму и, наконец, организовать регулярные занятия. Много пришлось и ехидных замечаний выслушать. Даже «дамского угодника» стерпел, когда один из работающих пенсионеров назвал его так. Но не только организационные вопросы решал Шувалов. Пришлось и самому физкультурой заняться – бегать вместе с членами своего клуба, играть в волейбол, делать гимнастические упражнения сначала в зале, а потом и дома.

Поначалу, приходя домой, Дмитрий Васильевич падал от усталости на диван и с тоской вспоминал свою прошлую уютную жизнь. Потом не заметил, как втянулся, тем более, что клубная жизнь не ограничивалась только физкультурными делами. В отведённой для клуба комнате Дома культуры стали собираться по четвергам к вечернему чаю сослуживцы. Приглашали для встреч интересных людей. Клуб сделался заметным явлением в жизни фирмы, где Шувалов работал. Словом, Дмитрий Васильевич увлёкся новой для себя ролью и, как ему в последнее время стало казаться, не только ролью.

* * *

Однажды утром он задержался перед зеркалом в прихожей и с удивлением увидел моложавого, подтянутого мужчину, совсем не похожего на привычного глазу сутуловатого, с брюшком Шувалова.

Вячеслав Родионов

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 097 участников
Присоединиться к группе