Русские традиции - Альманах русской традиционной культуры

Книги на сайте «Русские традиции»

Полёт розовой чайки

вкл. . Опубликовано в Проблески времён Просмотров: 916

Палеонтолог нырнул в палатку и выволок ящик с крышкой. Все сгрудились, крышку открыли. Там действительно лежал большой оковалок темного цвета мороженного мяса.

– Откуда отрубить? – спросил палеонтолог.

– А вы приготовите? – в свою очередь спросила Софья.

– Мы через двадцать минут должны вылететь, – охолонул надежды командир вертолёта.

– Тогда не успеем, – покачал головой палеонтолог и закрыл крышку.

– С собой не довезёте, – поставил точку Алексей.

Софья вздохнула и пошла к столу с гусятиной, так и не поняв, действительно ли это было мясо мамонта или её разыграли. Кеша только улыбался, видимо, с самого начало не верил предложению. Так для них на всю жизнь осталось загадкой гостеприимное предложение палеонтологов.

Спирт разлили в жестяные кружки. Гусятина была хороша, но особенно пошел малосольный чир, пальчики просто оближешь.

– Откуда гуси? – поинтересовался Кеша.

– Полно их. С южных стран прилетают плодиться, – пояснили ему.

– Мы сюда за ними и залетали, – добавил пилот, с аппетитом уплетая добротную гусиную лапку.

– За живыми? – осторожно спросила Софья.

Палеонтологи заговорили одновременно.

– Зачем?

– У нас коптильня.

– Набьём гусей, и в коптильню.

– Как набьём? Из винтовок?

– Зачем, они сейчас жируют, летать не могут. И бегать тоже. Палками забиваем. Вкусно?

Софья с отвращением бросила кусок гусятины и взяла спинку чира.

– Мне больше рыба нравиться.

Все засмеялись. Выпили ещё, доели все, что было и стали собираться. Прощаясь, палеонтологи вручили Софье презент – большой сверток с малосольными чирами, достаточно увесистый.

– К Москве в самый раз будут, – пресекли возникшее, было, сопротивление Софьи палеонтологи.

Кеша перехватил свёрток и быстро распрощавшись отправился к вертолёту. За ним потянулись и остальные гости. Пилоты уже были наверху.

Вертолёт сделал круг над лагерем, при этом на реке показалась лодка, с которой размахивали руками ещё двое палеонтологов, не успевшие добраться к гостевому столу.

III

Увидев вертолёт, приземляющийся неподалеку от стойбища, к нему побежали все обитатели нескольких яранг от мала до велика. Возгласы радости, тисканье знакомых продавщицу, врача и пилотов, почтительное пожимание рук этнографам подчеркивало важность события. В самом деле, в стойбище прилетали не так часто, поэтому гости для юкагиров всегда были желанными, и их старались всяко ублажить.

Продавщица с помощью аборигенов выгрузила товар и сразу начала торговать, дело пошло бойко. Иногда даже анекдотично. Не оказалось батареек к транзисторным приёмникам, но это нисколько не обескуражило покупателей. В результате моментально были раскуплены все имеющиеся в наличии приемники. Потом, когда этнографы заходили в яранги, то видели в них приёмники, где сложенные горкой, где служащие игрушками или использовались в каких- то непонятных хозяйственных целях. Закрадывалось сомнение, что райторг таким образом перевыполнял план товарооборота. Но это никого не смущало, всё равно девать деньги в стойбище было некуда.

Врач в одной из яранг быстро организовала медосмотр, и к ней сначала отправляли детей, а потом и взрослых. Вертолетчики в другой яранге завалились спать, а этнографов повели на угощение.

Стены яранги состояли из вертикальных шестов, покрытых оленьими шкурами и конической крыши с отверстием, чтобы выходил дым от очага, разжигаемого в центре внутреннего пространства, которое ещё имело подстил для сна тоже из оленьих шкур и подставки для посуды и сыпучих продуктов.

Софью и Кешу усадили перед небольшим низеньким столиком, на который они выставили две бутылки водки, а хозяева выложили здоровенного мороженного чира, и уже готовили из него строганину. В то же время одна из женщин на большой сковороде жарила что- то очень аппетитное.

Кеша не выдержал, и пока «товарищ Парамонова» что- то там расспрашивала у хозяина яранги – Михаила Яковлевича и записывала в блокнот, встал и подошел к очагу.

– Как вас зовут? – спросил он пожилую женщину с лицом обветренным, покрытым морщинами и скрывавшим истинный её возраст.

– Матрёна Ивановна, – ответила та и улыбнулась.

– Что это такое вкусное, вы готовите?

– Брюшки чира, однако.

Кеша смотрел, как в сковороде плавились продолговатые рыбьи брюшки, понимая, что гостям хотят предложить нечто особенное.

Так оно и вышло. К водке закуской оказалось тончайше, в соломку, настроганный свежемороженый чир и жаркое из брюшек этой рыбы. Никакой хмель не взял, да и выпили всего одну бутылку.

– Где ж вы храните выловленную рыбу, что она даже летом так заморожена? – поинтересовалась Софья.

– Пойдём, покажу, – предложил хозяин яранги.

Тут же встал, что- то сказал хозяйке и повел гостей наружу. Торговля всё ещё продолжалась, медосмотр тоже. А вот вертолётчики, словно ждали выхода этнографов.

– Софья Ивановна, – обратился командир к начальнице. Через полчаса мы улетаем. За вами вернёмся через три дня.

– Почему так рано? Обещали же через неделю? – готова была возмутиться «товарищ Парамонова», но сдержалась.

– Нам по связи передали, что вертолёт зафрахтован геологами, и если мы вас не заберем через три дня, то следующий раз будет уже через месяц.

– Соглашайтесь, Софья Ивановна, – прошипел ей в ухо Кеша. – Мы всё успеем сделать. Майся потом здесь, к такой жизни привыкнуть надо.

– Хорошо, – строго согласилась «товарищ Парамонова». – Но, чтоб без обмана.

– О чём вы? – изобразил недоумение командир вертолёта. – У нас на севере слово – кремень.

Махнув рукой, Софья пошла прочь от вертолетчиков, но её перехватил хозяин яранги.

– Спать будете у нас, – сказал Михаил Яковлевич. – Однако, идти надо.

– Куда? – встрепенулась расстроенная, было, Софья.

– Так рыбу, однако, смотреть.

– Пошли.

И они втроём направились к небольшому бугорку, где виднелось странное деревянное сооружение, наподобие навеса, без двух стен.

– Однако, тут храним.

– Под навесом? – удивилась Софья.

– Однако, нет, – покачал головой старый юкагир и откинул большой деревянный люк в полу.

Этнографы заглянули в него и увидели деревянную лестницу, ведущую в земные недра. Из люка потянуло первобытным холодом. Михаил Яковлевич завел дизель, стоящий под навесом, тот закрутил динамо, и на лестнице, и дальше вниз тускло засветили лампочки.

– Пойдём, однако, – предложил хозяин, и первый стал спускаться.

Гости последовали за ним. Лестница круто уходила вниз, и через полметра людей окружила вечная мерзлота, а на уровне двух метров от поверхности все оказались на поворотной площадке, от которой в сторону отходила галерея и вниз вела другая лестница.

– По верхнему туннелю пойдём, однако, – предложил Михаил Яковлевич.

– Нет, – решительно возразила «товарищ Парамонова». – Нас нижний туннель интересует.

– Пойдём, однако, – согласился юкагир и повернул выключатель.

Теперь спустились на три метра и шагнули под своды сказочной белизны галереи. Всё вокруг блистало инеем, сверкавшим даже при неярком свете лампочек. Прошли несколько шагов и остановились. По обе стороны галереи в мерзлой и твердой, как камень, земле были вырублены ниши, в которых и лежала заготовленная рыба. Большие, тоже покрытые инеем, чиры сложены словно поленья, один слой вдоль стен, другой поперёк, и так до самого верха. Повернувшись, этнографы увидели точно такую же картину. При этом галерея тянулась метров на двадцать, и ниши были повсюду. «Товарищ Парамонова», словно инспектор какой, быстро обежала всю галерею и, вернувшись, подтвердила, что все они заполнены рыбой.

– Однако, берите себе какие нравятся, – предложил Михаил Яковлевич.

– А верхняя галерея тоже до верху заполнена? – спросил Кеша.

– Однако, нет. Мы рыбу берём от туда, в колхоз отправляем и сами едим. Когда запасы уменьшаются, поднимаем туда рыбу снизу, а выловленную опускаем сюда.

Этнографы из вежливости взяли по одной рыбине, при этом Софья вспомнила о том, что пакет с малосольным чиром от палеонтологов она забыла в вертолёте, и все поспешили наверх.

– Опоздали, однако, – вздохнул Михаил Яковлевич.

Вертолет как раз закладывал разворот на юго- восток. Видно было, что Софья расстроена.

– Не волнуйся, однако, – успокоил её юкагир. – По рации сообщим на аэродром. Сохранят.

Отдав рыбину хозяину, Софья предложила Кеше сделать то же самое и прогуляться к озеру. Идти было недалеко, и они скоро оказались на его каменистом берегу.

– Смотри, как тебе повезло! – воскликнул Кеша, показав на ближний валун.

– В чем? – не поняла Софья.

– Розовая чайка сидит. Это ж твой талисман.

– Где?

– Да, вон, вон, – рукой показал Кеша. – Это такая редкость, её в красную книгу занесли.

Чайка независимо и гордо сидела на валуне. Отчетливо было видно черное оперенье крыльев, розовая грудка и по шее ровное черное кольцо, как бы подчеркивающее её исключительность и благородство. Птица сидела неподвижно, словно изваяние, как памятник на постаменте … Вдруг она подалась вперёд, взмахнула крыльями, оторвалась от валуна и полетела вдоль берега озера, миновав задравших головы этнографов. Потом повернула к воде и, издавая пронзительные крики, словно предупреждая об атаке, ринулась в воду и тут же взлетела, держа в клюве довольно крупную рыбу. С ней розовая чайка скрылась из виду.

– Слышала интонации? Почти как у тебя, – сказал Кеша.

Софья сразу ничего не ответила, застыла, словно розовая чайка на валуне, но пауза длилась недолго. Тряхнув головой и махнув рукой в сторону стойбища, она вдруг сделалась «товарищ Парамоновой» и скомандовала:

– Хватит бездельничать. Надо работать.

И быстрыми шагами пошла прочь от озера. Кеша едва поспевал за ней.

IV

Экспедиция закончилась успешно, все её члены собрались в Якутске. Софья, износив ситцевый халат, купила новую белую кофточку перед тем, как идти на встречу с местным республиканским руководством. Их принял председатель Совета Министров Якутской АССР, они рассказали ему о находках и побывали на банкете в их честь. Проводив Виктора Соловьева в Магадан, и распрощавшись с Хайрузовым, который намеревался слетать в Анадырь, вечером Софья с Кеша вылетели в Москву, уставшие, соскучившиеся по благам цивилизации и устроенному быту.

Кеша почти сразу заснул. Софья сидела у иллюминатора и смотрела на синюю бесконечность неба, на плывущие внизу леса и горы, игрушечные поселки и вспоминала все перипетии своей первой серьезной экспедиции, особенно полет той розовой чайки на озере. На душе было легко и спокойно.

И тут объявили, чтобы пассажиры приготовили столики потому, что будут разносить еду: курицу с рисом, кофе. Кеша встрепенулся, он любил поесть, а после рыбной диеты, курица вообще казалась ему жар- птицей.

По проходу между кресел бойко продвигалась тележка, которую катили две стюардессы. Они быстро направо и налево раздавали подносы с едой и чашечки с кофе. Когда тележка поравнялась с этнографами и стюардессе протянула Софье поднос, самолет неожиданно проваливается в воздушную яму. Горячий кофе проливает Софье на кофту, а курица с рисом падают на джинсы. Тут кричи не кричи, ничего не поможет, никакие извинения. Мало того, что обожгли весь живот, так оказалось, что по Москве просто не в чем ехать. Пришлось Кеше вытащить из чемодана нестиранную рубашку, Софья её одела и узлом завязала. Так в Москву и прилетела.

* * *

В этнографической лаборатории раздавался гомерический хохот, когда, вся в новой моднейшей одежде, сверкая северным загаром, Софья заканчивала рассказ о своем романтическом полете по просторам якутской тундры и прибытии домой.

– Когда я вошла в квартиру поздно ночью, с бабулей моей, чопорной и чистюлей, чуть обморок от смеха не случился, такой видон у меня был. Потом, она уперла руки в боки, а проснувшегося моего сына за спину затолкнула. От меня тундрой и рыбой несло, можно сказать бомжатиной. Как у классика, «…из дальних странствий возвратись…». «К дитю не подходи! Иди в ванну с вещами». Я все, что было в чемодане, в ванну и высыпала. А бабуля открыла баул, оттуда так тухлятиной понесло, и черви белые по рыбе ползают, что она сразу побежала на помойку.

– Больше в экспедицию не будешь проситься? – поинтересовался завлаб, перестав смеяться.

– У меня это только начало. То ли ещё будет! – приняв гордый вид, ответила «товарищ Парамонова».

Рабочий день в лаборатории подходил к концу.

Вячеслав Родионов

Наш канал на YouTube:

 
Русские традиции - Russian traditions
Группа Facebook · 1 097 участников
Присоединиться к группе